Форум проектов ISON и LFVN

Общий раздел => Общий раздел => Тема начата: Игорь от 04 Апрель 2008, 00:28:25



Название: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Апрель 2008, 00:28:25
Программа "Авиатор" брала интервью у Агапова (возможно даже про нашу сеть будет пара слов) и у Иванова (начальник ЦУП ЦНИИМАШ) - готовят передачу про космический мусор, в предверии 12 апреля


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 06 Апрель 2008, 13:48:03
Э-эх, про нашу сеть ничего не сказали. Да и в передачу включили всего-лишь небольшой фрагмент с Агаповым. Буквально несколько слов. Зато Николаю Иванову уделили несколько больше времени.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Aryback от 06 Апрель 2008, 20:48:42
Мы с Андреем посмотрели эту передачу вчера. Да, действительно, Агапова показали совсем немного...


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Июнь 2008, 15:39:49
Москве железный дождь не страшен. Ученые проанализировали уровень замусоренности околоземного пространства. Вечерняя Москва, среда, 4 июня 2008 г., стр. 5 и 8. Интервью, взятое Анатолием Сидоровым у Владимира Агапова.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Июнь 2008, 15:45:19
http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=58834

Космос превращается в мусорную свалку Ученые ОАО «МАК «Вымпел» проанализировали уровень замусоренности околоземного пространства.

В процесс создания современных космических аппаратов все активнее вторгаются новые микро- и нанотехнологии.
   Они позволяют создавать космические аппараты размером до 10 сантиметров в поперечнике. Вывод их на орбиту значительно удешевляется. Так и хочется воскликнуть: “Мы стоим на пороге новой эры освоения космоса!” Однако не все так просто. Запуску искусственных спутников Земли и их работе на околоземной орбите уже мешают тысячи тонн мусора, которые скопились на всех орбитах, где работают умные машины. Если ничего не предпринять в ближайшее время, то в не столь уж отдаленном будущем космический мусор способен полностью парализовать дальнейшее проникновение человека в глубины Космоса. Наверняка не думал поэт Владимир Войнович, что его слова к песне “Я верю, друзья”, написанной в соавторстве с композитором Оскаром Фельцманом весной 1961 года по случаю выхода в космос Юрия Гагарина, станут настолько пророческими.
   Через какие-то полвека человеческих следов, хотя и не “на пыльных тропинках далеких планет”, но в околоземном Космосе стало настолько много, что и “ходить” по орбитам вокруг Земли уже стало опасно. С вопросами о том, каков уровень и темпы техногенного засорения ближнего космоса сегодня и какие последствия могут ожидать человека при непринятии необходимых мер по предотвращению дальнейшего засорения космоса, мы обратились в ведущую организацию России по контролю космического пространства – Межгосударственную акционерную корпорацию “Вымпел” (Президент корпорации – Фатеев Вячеслав Филиппович, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ; Генеральный конструктор – Суханов Сергей Александрович, доктор технических наук, профессор, заслуженный конструктор Российской Федерации).
   О том, что происходит сейчас над нашими головами корреспонденту “Вечерки” рассказал ведущий научный сотрудник межгосударственной акционерной корпорации “Вымпел” Владимир Агапов.
  
   Что там, над Землей?
   – Владимир Михайлович, что такое космический мусор?
   – Это – неработающие космические аппараты, ступени ракет-носителей, которые выводили эти аппараты на орбиту, различные технологические фрагменты, фрагменты разрушения.
   – С 4 октября 1957 года, когда в СССР был запущен первый в мире искусственный спутник Земли, и по нынешнее время, люди в космосе намусорили очень сильно. Первое масштабное событие засорения Космоса произошло 29 июня 1961 г., когда всего через 77 минут после выхода на орбиту взорвалась ступень американской космической ракеты-носителя весом около 750 кг. Даже на уровне возможностей технических средств наблюдения того времени удалось обнаружить более 200 фрагментов, разлетевшихся по орбитам высотой от 300 до 2200 км. Сегодня объектов космического мусора размером в поперечнике от 10-15 сантиметров и больше на околоземной орбите отслеживается около 15 тысяч. Сантиметровых кусочков, недоступных для постоянного контроля, – уже несколько сот тысяч! Миллиметрового размера частичек – миллионы.
   Причины разрушения аппаратов и ступеней разные: самоуничтожение по окончании срока эксплуатации, аварии бортовых систем, столкновения. Иногда отработавшие ступени ракет-носителей летают на орбите целыми годами. Но под воздействием жестких условий космоса: разницы температур, радиации, под ударами частиц того же мусора, метеоритов, их оболочки истончаются, оставшиеся пары компонентов топлива в баках смешиваются друг с другом и взрываются, вызывая разрушение ступеней и образование облаков осколков разрушения.
   Поэтому космический мусор множится. По опубликованным данным к настоящему времени на околоземной орбите разрушились более 200 крупных объектов. Реальное количество разрушений больше.
  
   На вечном поводке
   – А почему они не улетают в безвоздушное пространство, к Солнцу, например?
   – Чтобы от Земли попасть к Солнцу, любому объекту надо преодолеть силу земного притяжения, что возможно только при скоростях свыше 11 км/сек.
   Для достижения этой скорости, образно говоря, каждая пылинка должна иметь собственный двигатель и баки с топливом. Но у мусора таких разгонных устройств, как мы понимаем, нет. И он вращается на околоземных орбитах и множится, множится….
   – Ну и пусть взрываются. За три-то тысячи километров от Земли...
   – Обычная стальная пуля летит со скоростью всего лишь 1,5 километра в секунду. И она легко “прошивает” железный лист толщиной в 1.2 мм. А частицы космического мусора на низких орбитах (от 200 до 3000 километров) движутся со скоростью 7-8 километров в секунду, – т.е. в 5 с лишним раз быстрее! К тому же относительная скорость при “лобовом” столкновении таких объектов равна сумме скоростей каждого из них, что известно всем автомобилистам. Поэтому встреча с такими “дробинками” любого космического аппарата, в том числе пилотируемого, не предвещает ничего хорошего. Осколок, размером даже в несколько миллиметров, обладает огромной энергией и легко прошивает насквозь на первый взгляд прочные металлические оболочки космических аппаратов.
  
   Подпоясанные... мусором
   – Как зрительно выглядит слой осколков на орбите – летящая кучка, вытянутое облако, подобие колец Сатурна?
   – Самые низкие освоенные человеком орбиты используются аппаратами съемки поверхности Земли, метеонаблюдения и связи, пилотируемыми кораблями и станциями. Они летают на высотах от 300 до 2000 тысяч километров. В зоне от 2 до 6 и от 12 до 19 тысяч километров космических аппаратов практически нет, так как здесь расположены слои высокой радиации (радиационные пояса Земли). Находиться в них длительное время можно. Но для этого надо, образно говоря, обвесить корабль свинцовыми плитами, которые туда тоже надо как-то доставить. Между 6 и 12 тысячами километров есть небольшая область, куда сейчас только начинают запускать спутники связи. Следующая востребованная орбита находится на высоте 19-22 тысячи километров от поверхности Земли. Там находятся уже известные нашим читателям спутники навигационных систем России и США (Глонасс и Навстар), разворачиваются аналогичные системы для Европы (Галилео) и Китая (Компас). В широкой продаже появились бытовые приемники (навигаторы нового поколения), позволяющие по сигналам КА этих систем ориентироваться на местности (такие приборы работают в автомобилях, в московских такси и доступны каждому человеку, желающему знать свое местоположение в каждый текущий момент времени).
   Выше 22 тысяч км расположена довольно большая “незаселенная” область космического пространства вплоть до орбит геостационарных спутников на высоте 32 000.40000 километров. Геостационарная область – своеобразный аналог “колец Сатурна”, но только рукотворных. Угловая скорость движения спутника на высоте 35800 км равна угловой скорости движения находящейся под ними поверхности Земли. Поэтому они как бы “зависают” относительно поверхности планеты. Это очень удобно для размещения космических аппаратов, на которые направлены, например, домашние спутниковые “тарелки”, с помощью которых мы имеем возможность смотреть множество дополнительных телевизионных программ.
   Естественно, что именно на этих, и еще некоторых других освоенных в настоящее время человеком орбитах, и собирается космический мусор – отработавшие свой срок аппараты, как правило, там и бросают. А поскольку эти орбиты наиболее востребованы для работы космических аппаратов, то мусор становится весьма важным фактором, определяющим безопасность полетов КА. На сегодня документально подтверждены 3 столкновения КА с фрагментами космического “мусора”. Один из случаев произошел с небольшим французским аппаратом “Сириз”. Ему обломком отсекло часть конструкции, т. н. гравитационную штангу, в результате чего он потерял ориентацию. Некоторое время его не могли использовать по назначению. С учетом опасности на некоторых модулях МКС с момента их создания уже предусмотрена специальная защита от таких столкновений.
   Самые известные случаи падения неуправляемых аппаратов – падение американской станции “Скайлэб” на территорию Австралии и нашего комплекса “Салют – 7” на территорию Чили и Аргентины. Известны находки “предметов с космической свалки”, упавших на территории ЮАР, Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии, Новой Зеландии, США.
   – На Москву что-то падало?
   – Пока ни одного факта падения космического мусора на нашу столицу документально не подтверждено.
   – А такой факт теоретически возможен?
   – Конечно, потому что отследить случай падения небольшого по размеру орбитального объекта и отреагировать на него практически невозможно. Площадь рассеяния осколков разрушенного объекта при его входе в плотные слои атмосферы измеряется сотнями и тысячами квадратных километров.
  
   Зубы дракона
   – Хорошо, часть космического “мусора” самоуничтожится. А что будет с остальным?
   – Исследования американского ученого Кеслера еще в конце 70-х годов прошлого века доказали, что возможно возникновение ситуации, когда количество космического мусора начнет увеличиваться (за счет столкновения объектов между собой. Он, как зубы Дракона в древнегреческой мифологии, начнет множиться в геометрической прогрессии.
   До некоторого времени подобная ситуация рассматривалась как исключительно гипотетическая, пока в начале 2006 г. американскими исследователями не был представлен ошеломляющий результат моделирования современного состояния ситуации в космосе. Оказалось, что уже сейчас на высотах от 900 до 1500 километров количество мусора достигло такой концентрации, что примерно с 2055 года (если даже сейчас прекратить все пуски) количество вновь образующихся объектов мусора начнет превышать его убыль, происходящую за счет самоочищения. Это, по существу, цепная реакция воспроизводства мусора – чем больше мусора, тем быстрее он множится.
   – Допустим, мусор измельчится до пыли. Тогда что будет?
   – Тогда через это пространство вообще невозможно будет пролететь. На высотах больше 1000 км такая пыль может сохраняться тысячи лет. Убрать мелкую пыль в космосе невозможно – это не квартира, где можно все пропылесосить. Сейчас ученые думают над тем, как избавиться от крупных обломков, чтобы они не перетирались в пыль. Это очень дорогостоящее занятие. Для примера – пуск нашей ракеты-носителя “Протон” или аналогичной по классу европейской или американской стоит около 60 миллионов долларов. Сам аппарат, который будет собирать мусор, вполне возможно обойдется минимум на порядок дороже – около 600 миллионов долларов. Потом его, уже с мусором, надо “снять” с орбиты и где-нибудь в безопасном месте утопить.
   И таких аппаратов потребуется не один десяток. Вот и считайте… При этом очень сложным является решение проблемы сбора мусора космическим аппаратом как с точки зрения безопасного сближения КА с обломками космического мусора, так и самого механизма его сбора.
   В то же время человечеству необходимо принять и “кодекс поведения” в космосе, предписывающий выполнение превентивных мер, исключающих образование мусора.
   Первый шаг к этому уже сделан – в конце прошлого года Генеральная Ассамблея ООН одобрила “Руководящие принципы предупреждения образования космического мусора”. И хотя пока что этот документ носит рекомендательный характер, тем не менее сам факт его появления говорит о взрослении человечества и изменении его отношения к использованию тех благ, которыми нас одарила природа.
   – Нельзя ли создать аппарат-магнит, который без всякого топлива будет собирать в космосе металлический “мусор” и опускаться вместе с ним на землю?
   – Если бы все было так просто... Магнит действует не на произвольном расстоянии и захватывать мы собираемся отнюдь не пылинки массой несколько грамм. Поэтому ему придется сблизиться с захватываемым объектом, то есть маневрировать. Тем более, что объекты придется собирать с разных орбит. Они же не летают строем. Так что ему тоже нужны двигатели и топливо. К тому же в последние годы в конструкции космической техники все чаще используются композитные неметаллические материалы, так что магнит не поможет.
   – ...или нужен пилотируемый аппарат?
   – Ни в коем случае! Автоматика справится с этой задачей лучше и безопасней. Просто все это очень дорого!
  
   Космические кладбища – реальность
   – Какие объекты нужно снять с орбит, чтобы остановить прогрессивное увеличение мусора в космосе? Готова ли уже модель действий? Как на проблему реагирует международное сообщество?
   – В прошлом году Генеральная Ассамблея ООН приняла уже упомянутый первый в истории документ (носящий, правда, рекомендательный характер) по предупреждению образования космического мусора. Страны – участницы космической деятельности – должны уводить с орбит ступени и отработавшие спутники, проводить мероприятия по пассивации КА – сливать остатки топлива, отключать источники энергопитания. Для спутников, отработавших на геостационарных орбитах, в настоящее время выбраны области захоронения.
   Это – кладбище космических аппаратов. Оттуда, с высоты 37-40 тысяч километров, эти аппараты не смогут возвратиться в область работающих аппаратов и будут находиться там миллионы лет. С низких орбит придется снимать объекты специально, но какие и в какой последовательности – вопрос очень не тривиальный и пока мы над ним только начали работать.
   – Каков размах предстоящей работы?
   – Сейчас в околоземном пространстве находятся около 950 работающих аппаратов, в том числе на геостационарной орбите – около 350. Со временем точно все они станут космическим мусором. На геостационарной орбите, например, уже скопилось около 1000 старых объектов. Все они крупнее 0,5 метра в поперечнике. Мелких еще больше, но их трудно обнаружить, хотя и развернута целая международная сеть слежения за этими объектами. Мы стараемся понять, как они образовались, чтобы потом, при конструировании новых аппаратов, не допустить появления подобных обломков.
   – То есть все космонавты находятся под постоянным прицелом, как на передовой?
   – Да, это в каком то смысле настоящая боевая работа в условиях постоянно существующей угрозы, что тебя вдруг “подобьют”. Понятно, что последствия в случае внезапного столкновения могут быть очень печальные.
   – Санитарки там нет, и лазарета – тоже?
   – Быстро забрать космонавтов с орбиты тоже пока невозможно. У землян нет в настоящее время транспортных космических систем оперативной готовности, способных стартовать, сблизиться, состыковаться с терпящим бедствие КА и забрать с его борта экипаж и возможных пассажиров хотя бы в течение суток.
   – Какой же выход из сложившейся ситуации?
   – Постепенно создается мировая система слежения за состоянием космоса.
   Она включает в себя оптические и радиолокационные приборы слежения. В создании системы участвуют США, Россия, Европа и, в перспективе возможно Китай. Уже в настоящее время развернутой сетью измерительных средств обладают США и Россия. В Европе Германия и Франция тоже обладают мощными радиолокаторами и телескопами. На Канарских островах есть специализированный европейский телескоп для контроля ситуации в области геостационарных орбит.
   – Но Москве, насколько я вас правильно понял, этот мусор точно ничем не грозит? Ну, шлепнется ли какая либо болванка...
   – Да, весь вопрос только в том – куда она шлепнется? Объекты метрового размера сгорают в атмосфере. Более крупные, в одну– две тонны весом,
   – ... Долетят до Красной площади, рухнут на Каменный мост, Черкизовский рынок...
   -...Возможно. Но вероятность небольшая. Гораздо хуже, если этот объект упадет на опасное производство или химический объект. На некоторых объектах (космических) используются и ядерные источники энергии. Последствия могут быть неприятными.
  
   СПРАВКА “ВМ”
   В 2007 году российские ученые ОАО “МАК “Вымпел” и ЦУП ЦНИИМАШ проводили работы по тому, как избежать опасного сближения МКС с осколками китайского аппарата “Фень-юнь”, который Китай своей ракетой перехватил и подорвал в космосе. Минимальное сближение образовавшихся фрагментов с МКС доходило до 18 километров! Недели полторы ведущие специалисты России совместно с зарубежными партнерами работали в состоянии боевой готовности и контролировали возможность столкновения МКС с этими китайскими фрагментами. Ведь в случае их столкновения с относительной скорости до (16 километров в секунду, МКС превратилась бы в еще одну груду космического мусора.
  
   КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
   Степан ОРЛОВ, председатель комитета МГД по городскому хозяйству и жилищной политике:

   – Проблема возникновения, размножения и утилизации космического мусора, несомненно, очень важная. Необходимо не только изучать ее, но и принимать меры по утилизации отходов космонавтики. Что же касается Москвы, ее региона, то вряд ли мелкий космический мусор сможет оказать какое-то заметное влияние на ухудшение экологии города.
   Честно говоря, я еще ни разу не слышал, чтобы на территорию города упал какой-то космический осколок значительного и опасного размера. А мелочь и пыль наши коммунальные службы убирают довольно тщательно и с каждым годом все лучше.
   Конечно, опасность падения на город крупных фрагментов разрушившихся (или специально разрушенных) космических аппаратов теоретически существует. Но Москва, ее системы гражданской обороны и организации по предотвращению и устранению чрезвычайных ситуаций, вполне способны противостоять подобной угрозе. Так что москвичам не стоит беспокоиться по поводу того, что на их головы вдруг упадет какой-то неопознанный объект, которыми частенько пугают обывателей уфологии и досужие газетчики. Наш город надежно защищен от любого вторжения из космоса.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:32:35
Из истории проекта ПулКОН:

Деньги из мусора
18 августа 2003 г.

http://www.vremya.ru/2003/151/4/77912.html

Пока Европа, Америка и Азия спорят о ратификации Киотского протокола и пытаются договориться о решении исключительно земных экологических проблем, Россия заявила о намерении в мировом масштабе решить проблему космического мусора. Амбициозный проект, за реализацию которого борются российские ученые, предполагает создание трансъевропейской сети оптических и радиолокационных станций от Испании до Дальнего Востока -- для мониторинга космического пространства. Так как обсерватории Западной Европы не обладают достаточными техническими возможностями для самостоятельного отслеживания космического мусора и предотвращения столкновений с ним своих спутников, новый проект предусматривает совместную работу европейских средств наблюдения и гражданских оптических и радиолокационных станций стран бывшего СССР. Предполагается, что создаваемая сеть будет также включать в себя базы данных астероидов и космического мусора, центры обработки данных и центры управления программами для предсказания опасных сближений космических объектов с работающими на орбите аппаратами.

По словам специалиста Пулковской обсерватории РАН Игоря Молотова, создание подобной сети необходимо, так как, не считая угрозы астероидной атаки, сегодня вокруг Земли вращается более 200 тысяч представляющих опасность для спутников космических объектов.

Несмотря на то что российские ученые продолжают настаивать на актуальности проблемы космического мусора, их западные коллеги скептически оценивают свои выгоды от реализации проекта. Пугая европейцев астероидными атаками, российские специалисты не скрывают, что намерены поправить за счет западных коллег свои финансовые дела. Россия располагает мощнейшими системами космической радиолокации, однако из-за недостаточного финансирования за последнее десятилетие в России и СНГ прекратили работу более 90% обсерваторий. Обещая европейцам за известные деньги обезопасить их спутники от столкновений с космическим мусором, россияне рассчитывают получить средства для восстановления уникального радиотелескопа в Уссурийске, а также возобновить работу обсерватории в Крыму.

Тем не менее идея с космическим мусором, похоже, найдет инвесторов -- обломки старых спутников и другой техники, вращающиеся по орбитам, все чаще напоминают о себе, мешая вновь отправляемым в космос объектам. Напомним, что именно столкновение с мусором рассматривалось в качестве одной из версий гибели в феврале челнока Columbia. В такой ситуации, уверен Игорь Молотов, можно рассчитывать на то, что проект по созданию трансъевропейской сети наблюдения за орбитальным хламом может быть реализован в течение ближайших трех лет.  


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:33:15
"Новая жизнь" обсерватории Майданак
http://www.ca-news.org/news/34135
http://news.uzreport.com/uzb.cgi?lan=r&id=49063


Цитата: http://www.ca-news.org/news/34135

Примером тому может служить участие старейшего в Центральной Азии, основанного еще в 1873 году, Института астрономии Узбекистана в международном проекте «Пулковская кооперация оптических наблюдателей» или ПулКОН, инициированного Россией.

За последние годы это один из самых масштабных проектов, связанных с исследованиями околоземного и ближнего космоса, осуществляемый учеными Узбекистана в содружестве с коллегами из России, Украины, Грузии, Таджикистана, Туркмении, Боливии, Испании, Италии, Германии и Китая. В работе задействовано более десятка обсерваторий.

Перед узбекскими астрономами поставлены задачи по изучению малых тел Солнечной системы, начиная с «космического мусора» и кончая астероидами. Это, быстро развивающееся направление относится к области исследований экологии околоземного космического пространства и астероидной опасности.


Выделено мной


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:38:39
Пулковская обсерватория в канун Международного дня астрономии
Ольга ШЕРВУД
http://www.spbvedomosti.ru/print.htm?id=10242077@SV_Articles

Служба и жизнь

Например, когда пустят тебя взглянуть на небольшой телескоп в Восточной башне Главного здания. И объяснят, что это двойной короткофокусный астрограф, рожден в 50 – 60-х прошлого века, теперь оснащен вместо фотопластинок так называемыми ПЗС-матрицами, да еще добавлен более светосильный «третий глаз». Здесь практикуются будущие астрономы – студенты Университета. Но главное – здесь ведутся наблюдения искусственных спутников Земли и космического мусора – остатков спутников разрушившихся, отработанных ступеней, разгонных блоков. Работа необходимая: с каждым годом на геостационарной орбите подобных объектов все больше, за ними надо следить, чтобы избежать столкновений.

За год выполнено более пяти тысяч наблюдений! В свежайшем февральском каталоге Европейского космического агентства – благодарность Пулковской кооперации оптических наблюдателей (объединяет астрономов СНГ) за уточнение орбит 138 спутников, не включенных в регулярно публикуемые каталоги США.

И все это с законной гордостью тебе расскажут. Меж тем купол Восточной башни раздвигается... вручную, поскольку электромотор пятидесятых годов скончался лет семь назад, – поворотом ручки тяжеленного колеса. Щель же открывается примерно на треть, и какая требуется виртуозная и мучительная работа, чтобы навести телескоп, да еще в черную морозную ночь! На ремонт нужно всего миллиона три. Рублей.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:42:25
Первый в мире снимок первого в мире спутника.
http://www.planetary-spb.ru/anews/n070929/n070929.html

В настоящее время наблюдения ИСЗ не потеряли своей актуальности. Если для низких орбит оптические наблюдения не столь информативны, то, например, для геостационарной орбиты (той самой, на которой обычно располагаются спутники, обеспечивающие телевизионные трансляции) такие наблюдения очень важны. Особенно в свете острой проблемы освоения околоземного космического пространства - проблемы космического мусора. В Пулковской обсерватории эти исследования активно ведутся в наши дни. В России и СНГ создана целая сеть (ПУЛКОН - Пулковская кооперация наблюдателей) для наблюдений ИСЗ.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:45:29
01.02.2008 Оригинально и актуально
http://www.spsu.ru/?mode=univer&smode=news&id=464

выступил ст. преподаватель А.М. Выхристенко с докладом «Наблюдение искусственных спутников Земли и космического мусора в рамках Всероссийской программы ПулКОН».


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:50:55
Россия восстанавливает контроль над ключевой орбитой
Национальная система мониторинга геостационарной орбиты, создаваемая инициативной группой российских астрономов, имеет не только очевидное научно-прикладное значение, но и безусловно важна для обеспечения безопасности России.

http://www.rsci.ru/smi/?id=6144

25.05.2007
Институт космофизических исследований и распространения радиоволн Дальневосточного отделения Российской академии наук (ИКИР ДВО РАН) согласился сотрудничать с Пулковской кооперацией оптических наблюдателей (ПулКОН). В рамках кооперации на Камчатке будет организован пункт оптических наблюдений за объектами на околоземной орбите.

Его ввод в эксплуатацию даст российским специалистом возможность сплошного контроля участка геостационарной орбиты. В настоящее время, сообщает «ПулКОН», существует разрыв порядка 20o над Тихим океаном между зонами контроля пунктов в Уссурийске и Тарихе).

ИКИР ДВО РАН был организован в 1987 году для мониторинга гелиогеофизической ситуации, исследования динамики крупномасштабных образований ионосферно-магнитосферной системы радиофизическими методами в Северо-Восточном и Дальневосточном регионах России. Институт находится в с. Паратунка, 26 км западнее г. Петропавловска-Камчатского, и имеет в своем составе отдел радиокосмофизических исследований и отдел электромагнитных полей с семью обсерваториями и экспедиционными пунктами, которые расположены в Камчатской, Магаданской, Сахалинской областях и Хабаровском крае.

С точки зрения наблюдения спутников, наибольший интерес представляют геомагнитные обсерватории ИКИР "Паратунка" и "Южно-Сахалинск". На первом этапе сотрудничества предполагается организовать регулярные наблюдения в Паратунке.

В УАФО ДВО РАН уже прошли испытания небольшого 10-см рефрактора с фокусным расстоянием 445 мм, планируемого к установке в Паратунке. С камерой ST-6 было достигнуто поле зрения 67х50’, проницающая способность составила 12.4m при 10-секундной экспозиции и 13m – при 30-секундной.

В Пулково начато производство очередного комплекта GPS-приемника на базе платы Trimble Resolution T для временного обеспечения измерений. По окончании тестирования аппаратуры телескоп, матрица ST-6 и GPS-приемник будут доставлены в Паратунку.

В начале 2008 г. ПулКОН передаст ИКИР поисково-обзорный 22-см зеркально-линзовый телескоп и современную ПЗС-камеру, после чего 10-см телескоп может быть установлен уже в Южно-Сахалинске. Ранее там имелась станция наблюдений спутников, но после распада СССР она пришла в запустение, а потом и вовсе сгорела вместе со всеми архивами.

Задача исследования космических объектов техногенного происхождения становится все более актуальной. Количество выработавших ресурс спутников, различных ступеней ракет и фрагментов, сопровождающих каждый запуск, становится серьезной угрозой – настолько, что он приступил к самовоспроизведению. В настоящее время наземными средствами контроля космического пространства США сопровождается порядка 15 тыс. объектов.

Дальнейшее освоение околоземного пространства невозможно без знания текущей обстановки, анализа источников и закономерностей эволюции космического мусора.

В тоже время, результаты исследований космических объектов могут быть использованы для совершенствования теорий орбитального движения, уточнения модели геопотенциала Земли, развития теории влияния светового давления (как прямого солнечного света, так и отраженного от Земли) на движение орбитальных космических объектов, исследования магнитного поля Земли и вариаций плотности верхней атмосферы Земли.

Поэтому существенная часть времени ПулКОН посвящена исследованию объектов космического мусора и спутников. Регулярные наблюдения выполняются в Научном, Пулково, Уссурийске, Майданаке, Китабе, Маяках и Абастумани, периодические - в Тарихе и САО РАН, Также ПулКОН сотрудничает в этом вопросе с обсерваториями в Мондах (ИСЗФ СО РАН) и Циммервальде (AIUB, Швейцария), на Терсколе (ИНАСАН, ГАО НАНУ) и Тенерифе (ESA, Испания), что позволяет обнаруживать и сопровождать космические объекты на дуге геостационарной орбиты между 130,3 градуса з.д. и 210,6 градусов в.д.

Участие в наблюдениях пункта ИКИР в Паратунке позволит замкнуть кольцо, что необычайно важно и будет впервые в отечественной истории. До сих пор такой возможностью обладали только США.
Источник: CNews.ru


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 22:55:33
На Камчатке будет организован пункт оптических наблюдений за объектами на околоземной орбите.http://www.dfo.gov.ru/news/4-29052007-14503.htm

Институт космофизических исследований и распространения радиоволн Дальневосточного отделения Российской академии наук (ИКИР ДВО РАН) согласился сотрудничать с Пулковской кооперацией оптических наблюдателей (ПулКОН). Это даст российским специалистам возможность сплошного контроля участка геостационарной орбиты. Результаты исследований космических объектов могут быть использованы для совершенствования теорий орбитального движения, уточнения модели геопотенциала Земли, развития теории влияния светового давления на движение орбитальных космических объектов, исследования магнитного поля Земли и вариаций плотности верхней атмосферы Земли. («Полуостров Камчатка»)

29 мая 2007 г. 11:11


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 23:23:04
Космического пришельца поймали, облучили и теперь изучают
Автор: Валентина ГАТАШ (Евпатория—Харьков)
http://www.zn.kiev.ua/3000/3320/53929/

Космический булыжник под названием 2004 XP14 можно было наблюдать даже в любительский телескоп. Астероид около полукилометра диаметром в понедельник, 3 июля, пролетел в опасной близости от Земли. Максимально близко он подошел к нашей планетой в 7.25 утра, когда многие из нас еще спали. В этот момент космический гость был чуть дальше от нее, чем Луна, — на расстоянии около 432 тысяч километров. В виде светящейся точки со скоростью нескольких десятков километров в секунду он перемещался из созвездия Тельца в созвездие Андромеды. 2004 XP14 был открыт в 2004 году сотрудниками Лаборатории Линкольна по исследованию околоземных астероидов (США) при помощи камеры непрерывного обзора. Она была разработана специально для обнаружения и контроля за потенциально опасными космическими объектами

2004 XP14 относится к так называемой «группе Аполлона» — космическим телам, которые во время своего движения вокруг Солнца пересекают орбиту Земли. Свое название группа получила по названию открытого в 1862 году астероида Аполлон, первого из обнаруженных из этой группы. Хотя нынешний визит космического пришельца не нес реальной угрозы для землян, однако, учитывая его размеры и орбиты, Центр малых планет в Кембридже (США) причисляет его к списку из 783 «потенциально опасных астероидов». Всего лишь при небольшом изменении траектории этот небесный камень может попасть в Землю и повлечь за собой катастрофу, например, уничтожить большой город или вызвать гигантское цунами.

Естественно, что момент приближения астероида к Земле к нему было приковано внимание астрономов всего мира, которые надеялись как можно больше узнать про опасного гостя из космоса. Так, со 2 по 9 июля украинские специалисты вели наблюдение за 2004 XP14 в Национальном центре управления и испытаний космических средств НКАУ под Евпаторией, где расположен крупнейший в нашей стране и один из крупнейших в мире радиотелескопов РТ-70.

Подготовка и планирование эксперимента проводились специалистами Радиоастрономического института (РИ) НАН Украины (Харьков), а также астрономами Москвы, С.-Петербурга и Нижнего Новгорода. Для исследования сближающихся с Землей астероидов ученые использовали новый в мировой практике метод так называемой РСДБ-локации. Он сочетает радиолокацию небесных тел и прием эхо-сигналов сетью радиотелескопов, расположенных в разных странах. Это дает возможность объединить преимущества обеих техник: радиолокатор обладает разрешением по дальности и радиальной скорости, а РСДБ — по углу и скорости изменения угла.

В таком случае в работу по наблюдению одного и того же небесного тела синхронно включаются сразу несколько радиотелескопов. Из них один — в данном случае это РТ-70 — излучает сигнал, а несколько других — РТ-22 в Симеизе, а также антенны в России, Италии и Китае — принимают его, уже отраженного от астероида. Такая слаженная работа нескольких инструментов позволяет с высокой точностью, на порядок точнее, чем в оптике, определить параметры орбиты и размеры космического гостя. Именно эти данные нужны для уточнения его нынешней орбиты и прогноза изменения траектории при следующем подлете к Земле. Дело в том, что под воздействием различных космических сил — притяжения планет, столкновений со своими собратьями — небесные камни имеют склонность отклоняться от своего пути. В следующий свой визит они могут вернуться по несколько другой, более опасной для нас траектории.

Выглядит этот научный эксперимент как эпизод из фантастического фильма. На берегу моря в получасе езды от Евпатории стоит белый радиотелескоп высотой 86 метров с антенной 70 метров диаметром. Он был построен почти тридцать лет назад силами 135 организаций со всего Советского Союза и до сих пор по многим параметрам считается уникальным. При таких громадных размерах чаша его зеркала является полноповоротной, то есть обеспечивает вращение по азимуту на 360 градусов и по углу места от 0 градусов до 90. РТ-70 обеспечивает просмотр, передачу и прием сигналов метрового, дециметрового и сантиметрового диапазона всей северной полусферы неба.

— Радиотелескопов с зеркалом такого диаметра в мире можно пересчитать по пальцам, — рассказывает ведущий инженер РИ НАНУ Леонид Суслов. — В Бонне, например, радиотелескоп имеет зеркало диаметром 100 метров, в США, Австралии, России — по 64 метра. А такой передатчик, как на нашем РТ, есть только в США, правда, он более мощный. Юрий Боличевский, который участвовал в монтаже РТ-70, вспоминает, что только на фундамент этого циклопического сооружения глубиной 12 метров и диаметром 50 метров пошло 44 тонны бетона. И больше 5 тысяч тонн металла — на подшипники.

Сам передатчик радиосигнала на длине волны 6 см стоит снаружи, а аппаратура системы управления антенным комплексом расположена внутри, в здании. Сотрудники защищены от неблагоприятного действия радиоизлучения особо толстыми стенами и стеклами с вкраплениями свинца, из-за которого они имеют характерный синеватый оттенок. Из здания во время подачи сигнала выходить нельзя, как нельзя и находиться снаружи в поле его действия.

Конечно, попасть радиолучом с Земли в летящий астероид —для системы наведения задача нелегкая. Нужно в соответствии с исходными данными развернуть махину в нужном направлении, имея в виду, что при наклоне гигантской чаши происходит изменение конфигурации зеркала из-за его веса, соответственно, меняется фокусное расстояние. К тому же луч должен посылаться в упреждающую точку — пока астероид туда долетит по своей орбите, с Земли дойдет радиосигнал, и они встретятся. Один сеанс облучения небесного камня длится около получаса. Поскольку астероид находится далеко и, с точки зрения земного наблюдателя, двигается медленно, то и махина зеркала вслед за ним поворачивается медленно. На глаз — совсем незаметно.

— Если Землю представить в виде глобуса, как будет выглядеть сигнал? — спрашиваю заведующего лабораторией радиоастрономических исследований РИ НАНУ, кандидата физико-математических наук Александра Набатова.

— Если направить наш луч к Луне, то он покроет на ее поверхности окружность диаметром примерно 300—400 километров.

— Трудно попасть в астероид?

— Точность наведения антенны — одна шестнадцатая диаграммы направленности, то есть несколько угловых секунд, но в принципе ошибки могут быть и у тех, кто делал расчеты, и у нас. Когда мы посылаем луч, то не знаем, попали в астероид или нет. Проверить точность прицела можно только одним способом — узнать, был ли принят отраженный от астероида сигнал радиотелескопами, которые работают с нами в сети, или нет. Если бы россияне или китайские астрономы не получили эхо-сигнал, мы бы начали искать, в чем дело. Время от времени мы определяем точность наведения по космическим радиоисточникам, которые для земного наблюдателя кажутся неподвижной точкой, например квазарам. Они являются своего рода космическими маяками.

— Когда впервые начал использоваться метод исследования околоземных астероидов в режиме РСДБ-локации?

— Наша антенна впервые использовалась как основной моноизлучающий локатор, а отраженный сигнал принимался сетью антенн, развернутой по всему миру, в 1999 году. Наша задача — правильно лоцировать, а обработку результатов и анализ полученных данных производят другие специалисты. Поскольку это сложная процедура, результаты эксперимента по наблюдению астероида станут известны только через несколько месяцев.

Нужно заметить, что РСДБ-локация астероидов — все еще эксклюзивный эксперимент. За время выполнения этой программы ученые и инженеры создали также аппаратурную и методическую основы этого метода наблюдений, отработали взаимодействие радиотелескопов-участников, модернизировали центр корреляционной обработки, выполнили ряд других работ. Вероятно, в будущем таким образом специалисты смогут вести и постоянные патрульные наблюдения.

В этом уверен заместитель начальника Национального центра управления и испытаний космических средств НКАУ Виктор Абросимов. По его словам, на основе антенны РТ-70 и установленного там мощного передатчика и с привлечением других крупнейших параболических антенн Европы и Азии можно было бы регулярно, с частотой два-три новых околоземных объекта в год, проводить радиолокационные исследования их динамики, физических и геолого-минералогических свойств. Дело не в простой любознательности — мы еще знаем слишком мало для того, чтобы эффективно противостоять угрозе из космоса.

В 1989 году трехсотметровое небесное тело пересекло орбиту Земли в точке, где она находилась всего за шесть часов до этого, причем его появление было неожиданным — астероид засекли уже в момент удаления. В 1996 году небесный камень диаметром 500 метров пролетел от нас чуть дальше, чем расстояние до Луны, а шесть суток спустя еще один полуторакилометровый незваный гость приблизился на расстояние 3 миллиона километров. В 2004 году близко пронесся астероид Тоутатис. В апреле 2029 года наблюдатели имеют шанс увидеть астероид Apophis размером около 300 метров даже без телескопа. Как ожидается, он пройдет на расстоянии всего 32 тысяч километров от Земли и будет виден невооруженным глазом.

Может создаться впечатление, что в последнее время «визиты» малых планет к Земле участились, что еще чуть-чуть — и кто-то попадет из космической пращи прямо «в яблочко», то есть в Землю. Нет, говорят ученые, опасных астероидов не стало больше, просто более точное оборудование и мощные телескопы дают нам возможность их увидеть. Земля неоднократно подвергалась подобным нападениям и в прошлом, но время стерло с лица Земли следы большинства столкновений. К нынешнему моменту на поверхности планеты обнаружено свыше 140 кратеров ударного происхождения размером до 200 км и возрастом до 2 миллиардов лет. Самый крупный из них, в районе полуострова Юкатан, имеет диаметр около 2 тысяч километров — сейчас это Мексиканский залив. Он образовался примерно 65 миллионов лет назад при ударе небесного тела диаметром около 10 километров.

Астероидная опасность стала за последние годы темой многих международных конференций. Американский астроном Бинзелом разработал шкалу оценки опасности столкновения с Землей астероидов и комет, получившую название Туринской. Она состоит из 10 пунктов, в соответствии с которыми небесные тела классифицируются по степени опасности для Земли. К нулевой категории отнесены те, о которых с уверенностью можно сказать, что они нам не угрожают. К первой — те, что заслуживают внимательного наблюдения, ко второй, третьей и четвертой — малые планеты, вызывающие беспокойство. Представители пятой—восьмой категорий несут реальную угрозу. А объекты из девятой и десятой категорий неизбежно столкнутся с Землей, вызвав локальные разрушения или глобальную катастрофу. Однако вероятность падения на нашу планету крупного астероида достаточно мала — на подобные события приходится только 30% общей астероидной опасности.

Уровень технологического развития ведущих стран мира позволяет приступить к созданию глобальной системы защиты Земли от астероидной и кометной опасности, говорят специалисты. В ее задачи должно входить раннее обнаружение и идентификация естественных космических объектов, орбиты которых могут пересекать земную, определение степени угрозы столкновения и его последствий для биосферы и цивилизации, а также организация мер по предотвращению катастрофических последствий.

Мой комментарий.  Я бы только сказал наоборот, что Подготовка и планирование эксперимента проводились астрономами Москвы (ИПМ им. Келдыша РАН), Нижнего Новгорода (НИРФИ), С.-Петербурга (ГАО РАН), а также специалистами Радиоастрономического института (РИ) НАН Украины (Харьков).  :D


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Август 2008, 23:33:56
В пролете!
На пустынном берегу моря в получасе езды от Евпатории стоит громадный белый радиотелескоп РТ-70 высотой 86 метров с антенной 70 метров диаметром. Именно здесь со 2 по 10 июля харьковские специалисты вели наблюдение за астероидом 2004 XP14, пролетевшим 3 июля в опасной близости от Земли

http://www.poisknews.ru/2006/08/04/print:page,1,v_prolete.html

На пустынном берегу моря в получасе езды от Евпатории стоит громадный белый радиотелескоп РТ-70 высотой 86 метров с антенной 70 метров диаметром. Именно здесь со 2 по 10 июля харьковские специалисты вели наблюдение за астероидом 2004 XP14, пролетевшим 3 июля в опасной близости от Земли. Подготовку и планирование эксперимента проводили специалисты Радиоастрономического института НАН Украины (Харьков), а также астрономы Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода.

Астероид 2004 XP14 был открыт в декабре 2004 года, а максимально близко подошел к нам 3 июля 2006 года, оказавшись чуть дальше, чем Луна, - на расстоянии около 432 тысяч километров. Космический булыжник около полукилометра диаметром можно было наблюдать даже в любительский телескоп - в виде светящейся точки он перемещался из созвездия Тельца в созвездие Андромеды со скоростью несколько десятков километров в секунду. Он относится к так называемой группе Аполлона - космическим телам, которые во время своего движения вокруг Солнца пересекают орбиту Земли.


Хотя нынешний визит космического пришельца не нес реальной угрозы для землян, из-за его размера и орбиты Центр малых планет в Кембридже (США) причисляет его к списку из 783 “потенциально опасных астероидов”. Всего лишь при небольшом изменении траектории этот небесный камень может попасть в Землю и повлечь за собой катастрофу, например, уничтожить большой город или вызвать гигантское цунами.

Для исследования сближающихся с Землей астероидов харьковчане использовали новый в мировой практике метод - так называемую РСДБ-локацию. Он сочетает радиолокацию небесных тел и прием эхо-сигналов сетью других радиотелескопов, расположенных в разных странах. В таком случае в работу по наблюдению одного и того же небесного тела синхронно включаются сразу несколько инструментов. Один - в данном случае это РТ-70 - излучает сигнал. А другие - в Крыму, России, Италии и Китае - принимают его уже отраженным от астероида и несущим о нем новую информацию. Такая слаженная работа нескольких инструментов позволяет с высокой точностью, на порядок точнее, чем в оптике, определить размеры космического гостя, параметры его орбиты и другие данные.

Именно эти сведения остро нужны специалистам для уточнения его нынешней орбиты и прогноза изменения траектории при следующем подлете к Земле. Под воздействием различных космических сил небесные камни имеют “привычку” отклоняться от своего пути и в очередной свой визит вернуться по другой, более опасной для нас траектории.

Сам передатчик мощного радиосигнала на длине волны 6 см стоит снаружи, а аппаратура системы управления антенным комплексом расположена в здании. Луч должен посылаться в упреждающую точку - пока астероид туда долетит по своей орбите, с Земли дойдет радиосигнал, и они встретятся. Один сеанс облучения небесного камня длится около получаса.

- Если направить наш луч к Луне, то он покроет на ее поверхности окружность диаметром примерно 300-400 километров, - рассказывает заведующий лабораторией радиоастрономических исследований РИ НАНУ кандидат физико-математических наук Александр Набатов. - Попасть в астероид не так просто. А проверить точность прицела можно только одним способом - узнать, был ли принят отраженный от астероида сигнал радиотелескопами, которые работают с нами в сети.

Хочу обратить внимание, что наша задача - “поймать” астероид в радиолуч, а обработку результатов и анализ полученных данных производят другие специалисты. Поскольку это очень сложная и трудоемкая процедура, результаты эксперимента по наблюдению астероида станут известны только через несколько месяцев.

- Создается впечатление, что в последнее время “визиты” космических тел к Земле участились: они пролетают так близко от нашей планеты, что кажется - еще чуть-чуть... Астрономы прогнозируют, что в апреле 2029 году астероид Apophis пройдет на расстоянии всего 32 тысяч километров от Земли и будет виден невооруженным глазом. Может ли использоваться метод РСДБ-локации для исследования околоземных астероидов в режиме патрулирования?

- Пока РСДБ-локация астероидов - эксклюзивный эксперимент, однако на основе РТ-70 и с привлечением других крупнейших параболических антенн Европы и Азии в будущем можно будет регулярно проводить радиолокационные исследования динамики, физических и геолого-минералогических свойств двух-трех новых околоземных объектов в год.

Опасных астероидов не стало больше, они непрерывно “бомбили” Землю во все время ее существования, просто более точное оборудование и мощные телескопы дают нам возможность их обнаруживать. Специалисты даже разработали шкалу оценки опасности столкновения с Землей астероидов и комет, получившую название “Туринская”.

Вероятность падения на Землю крупного астероида достаточно мала, тем не менее уповать в этом случае на авось не приходится. Перед специалистами разных стран стоит задача создания Глобальной системы защиты Земли от астероидной и кометной опасности. Уровень научного и технологического развития ведущих стран мира позволяет приступить к этому проекту. Он будет включать раннее обнаружение и идентификацию естественных космических объектов, орбиты которых могут пересекать земную, определение степени угрозы столкновения и его последствий для биосферы и цивилизации, а также организацию мер по предотвращению катастрофических последствий. Это как раз та работа, которая может объединить всех землян независимо от их гражданства или национальности.

Мой комментарий. Ну, в дополнение к коментарию предыдущей заметке, я бы добавил, что наблюдение за астероидом вели не харьковские специалисты, а как раз специалисты из Нижнего Новгорода, Москвы, Санкт-Петербурга и местные евпаторийцы из НЦУИ КС.
Мы этот эксперимент тоже освещали:
Впервые в России был выделен эхо-сигнал от астероида 2004ХР14.

http://lfvn.astronomer.ru/news/2006/08/0001/index.htm
Спустя 15 лет большие антенны снова соединились посредством астероида.
http://lfvn.astronomer.ru/news/2006/09/0001/index.htm


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 25 Август 2008, 23:21:11
И говорят:
Andrea с Камчатки. Привет Игорь! До смешного! Вчера вечером через инет на меня вышел работник газеты! Живет через дом от меня. Интересовалась когда и где бтдут строить обсерваторию. Пояснил, что уже есть и работает! Для нее было неожиданно! В администрации района им сказали, что все это байки и никакой обсерватории нет!!! Странно конечно! Про нас половина деревни знает! Я секрета не делал, на работе все знают, не мало не много 250 человек! Ну вобщем газетчики в восторге, говорят, что это сенсация! Очень хотят  встретиться!  Договорились на той неделе! Отвезу к нам покажу, расскажу! До связи!


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Август 2008, 23:53:01
http://www.noto.ira.inaf.it/

http://www.noto.ira.inaf.it/dbbc/radar.html

RadarVLBI Observational Project

Involved IRA scientists, technicians and collaborators: G. Tuccari, S. Buttaccio, I. Molotov, M. Nechaeva, G. Nicotra

Space debris (SD) is a new threat in the near-Earth space environment, and is a direct consequence of human activity in space. The current SD population (about 13,000  traceable objects and many more objects invisible from the Earth surface) represents a serious danger not only for manned orbital stations, rockets and operational satellites, but even for human life  and Earth  ecology. The monitoring project involves a European collaboration that was started under INTAS 2001-0669 with the NIS (New Independent States) radio telescope with systematic observational campaigns performed in one or more yearly sessions. Data products elaborated for SD research is the common denominator of Centers on collection, processing and analysis of space debris information of the Russian Academy of Sciences; Pulkovo cooperation of optical observers; VLBI radar sub-system of LFVN; LAPLACE analytical motion theory with model of explosions with optical and radar facilities to fulfill the multifaceted research about the status of pollution of GEO (Geostationary Earth Orbit), GTO (Geostationary Transition Orbit) and LEO (Low Earth Orbit) with small SD fragments. The project includes several participating teams from six European countries, which have a long experience in the study of space debris, have access to suitable observing facilities, and have already developed mutual collaborations.

The project uses a network of many optical telescopes placed from Siberia to Bolivia with aperture ranging from 0.6-m to 2.6-m, among them there is the unique Ukrainian radar RT-70 in Evpatoria. The project  uses also the VLBI network of radio telescopes in Ukraine, Italy, Russia, China and Latvia (LFVN).

Faint SD objects at GEO and GTO are discovered using optical telescopes with large FOV (Field Of View)  and then tracked with narrow FOV facilities. The follow-up photometry, spectroscopic, polarimetric, infrared and radar observations are arranged to clear up the material composition of fragments and their attitude motion. The area to search for SD fragments is specified with the help of the LAPLACE long-term analytical motion theory using models of GEO-object explosions. Another project activity is related to the statistical search of small-sized SD fraction at LEO using both optical and radar facilities. Such a kind of measurements will be improved with Irkutsk ionosphere radar,  and with the bi-static radar system Evpatoria RT-70 => Bear Lakes RT-64. 

The preliminary analysis of the SD data is performed from the point of view of the solution of applied and fundamental problems. The results of the Project find their applications in scientific, technical, educational, social and economic fields. It will allow us to decrease the risk of SD collisions with operational satellites, to verify the existing spacecraft protection shields, to adjust the SD distribution models, to elaborate new mitigation measures to preserve the GEO region. The  SD catalogue may be used for many studies. For instance, it is used to improve the Earth gravity model and the orbital object motion theories, including the influence of the solar radiation pressure, and to analyze the upper layers Earth atmosphere density and the Earth’s magnetic field.

The Noto research team developed a VLBI acquistion and recording system well suited for RadarVLBI observations. Today many of these terminals are used at the radio telescopes belonging to the international RadarVLBI network.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 27 Август 2008, 08:35:52
Andrea. Привет! Да вчера возил! Понравилось очень! Провел можно сказать целую экскурсию! Были до 4 утра! Очень им хотелось луну увидеть! Вобщем не удалось поработать! Газетчики подготовят статью, сообщат, и дело будет в цензоре, от администрации, который должен дать добро на публикацию!

исходное сообщение
Тема:   Как дела?
От:     Игорь
Дата:           27.08.2008 10.14

Андрей, привет!
Как дела? Свозил корреспондентов в обсерваторию? Им понравилось?
Пока,
Игорь


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Сентябрь 2008, 06:24:22
Andrea. Привет Игорь! Сегодня звонили с газеты. Им понравилась статья с сайта "Телескоп для самой восточной обсерватории России". Ну спрашивают может ее лучше, понравилась она им! Я текст толком не помню. Сказал почитаю и ответ дам. Они уже готовы опубликовать!
http://lfvn.astronomer.ru/news/2008/08/0001/index.htm


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Сентябрь 2008, 01:41:10
http://space.newscientist.com/article/mg19926736.000-space-traffic-control-needed-in-junkfilled-orbits-.html

'Space traffic control' needed in junk-filled orbits
12 September 2008
NewScientist.com news service
David Robson

ON 11 January 2007, the People's Liberation Army destroyed an ailing Chinese weather satellite with a ballistic missile. The spacecraft was blown to smithereens, ejecting thousands of shards of debris into space. Since then the junk has been spreading out in mid and low-Earth orbits, a hazard to the ever-growing numbers of spacecraft plying those orbits.

No one knows why this cosmic vandalism took place because Beijing has remained tight-lipped on the issue: old satellites are normally brought down safely over the broad expanse of the Pacific Ocean, or else parked in a graveyard orbit, deeper in space, expending the last of their fuel to get there. But the incident throws into sharp relief what happens when just one spacecraft breaks up. "It creates a cloud of debris composed of thousands of small fragments," says Richard DalBello of Intelsat, a satellite operator in Bethesda, Maryland.

With the era of mass space tourism approaching, and more satellites being launched into the heavens, for global positioning, telecommunications and Earth monitoring, for example, the worry is that spacecraft will collide with the debris from old satellites, rocket stages and the like, potentially risking lives and serious damage to multimillion-dollar space vehicles.

Right now, spacecraft follow a carefully synchronised dance in orbit, using signals from ground controllers, who track known debris, to dodge any hypersonic junk. For instance, just two weeks ago the International Space Station had to be shifted to avoid debris.

But the sheer volume of stuff in orbit will soon make it difficult to manoeuvre spacecraft without risking an accident. "We do not have clear rules of the road," admits Vladimir Agapov of the Russian Academy of Sciences in Moscow. "Close and sometimes dangerous operations are now common in some orbits."
Action is being taken, however. Space agencies and satellite operators are getting together to try to establish a space traffic control system to ensure spacecraft are safe. And some want to go further still, using robots to retrieve space junk and take it out of orbit.

It's not hard to see why they are concerned. There are around 900 active satellites in Earth orbit, and with 10,000 pieces of space junk longer than 10 centimetres, travelling at around 22,000 kilometres per hour, one false move could prove catastrophic. Even a 1-centimetre piece is capable of doing serious damage, depressurising a spacecraft, say.

Incidents involving space debris have a long history. In September 1991, a space shuttle mission was interrupted to allow the shuttle Discovery to avoid debris from a decaying Soviet-era satellite. The first recorded orbital collision happened in July 1996 between a discarded Ariane rocket stage and Cerise, a French spy satellite. It damaged the satellite's stabilisation system and sent it tumbling, though it recovered. And it's not just spacecraft that are at risk: in March 2007, an Airbus A340 jet airliner with 270 people on board narrowly missed a shower of flaming, supersonic satellite debris west of Auckland, New Zealand. The satellite's impending descent was known - and airlines had been warned - but it came down half a day early.

Currently, space operators like Intelsat get a rough fix on the trajectory of debris and craft from the US air force, which provides radar data on spacecraft trajectories. The operators then contact each other to arrange avoidance manoeuvres.

"It's a complicated ballet between operators," DalBello says. "In the future there will be more space activity, so now is the time to consider what we need to do."

A limiting factor, says Luca Del Monte of the European Space Agency, is that we don't know how accurate the air force radar data is, because the Pentagon does not want its adversaries to know how precisely it can track spacecraft by giving that information away. To be sure you're tracking craft accurately, says DalBello, the world's space operators need vastly improved space traffic control - along the lines of the existing air traffic control. And that's precisely what the operators of 100 different satellites are testing right now in an early version of a putative space traffic control service in Colorado Springs.

This involves setting up a global database containing accurate details on the position and trajectory of every spacecraft. To get those positions, operators measure how long it takes for signals to travel between their satellites and ground stations, to establish their precise position. Since operators are in constant communication with the satellites they own they can update that information every second. However, it's only active satellite positions they know with great accuracy: the operators will have to make do with the air force's data on space junk for the foreseeable future.

Aircraft meet spacecraft

But as that Airbus crew found last year, the dangers of space debris are not limited to Earth orbit. As more craft are launched and re-enter the atmosphere, aircraft will more frequently be in the proximity of spacecraft. In the US, space tourism operators won't be able to launch without the say-so of the Federal Aviation Administration, which will keep air traffic away from the area. "With more commercial satellite launches and space tourism, we need a more efficient way of maintaining safety," says Daniel Murray, an air traffic specialist at the FAA in Washington DC.

He hopes that providing pilots with more detailed data on the location of spacecraft should help prevent accidents without harming airline schedules by totally isolating launch areas.

The FAA has also used debris distribution data from the 2003 Columbia shuttle disaster, in which all seven astronauts died, to simulate how a disintegrating spacecraft might threaten aircraft below it. It combines that with real-time weather forecasts, to predict how far the wind would carry the different debris pieces - allowing them to warn pilots of any dangers in their area.

But monitoring objects in space is only part of the answer. Some simulations suggest that we may already be past a critical limit: even if no more craft are sent into orbit, by 2055, the rate at which debris is released by collisions between dead satellites could well be greater than the rate at which debris is removed from orbit by natural means, including atmospheric drag or solar radiation pressure.

So Nicholas Johnson and colleagues at NASA's Johnson Space Center in Houston, Texas, are investigating other ways of removing the debris. In a paper to be published in the journal Acta Astronautica, they suggest methods such as increasing the drag on objects near the Earth's atmosphere, so they will burn up more quickly, or employing robotic garbage collectors. They showed that the removal of just five space objects per year, from 2020, would halve the build-up of debris over 200 years. But robots would be an expensive option.

What's certain is that space agencies can no longer ignore the debris issue, says Agapov. "The risks of collisions resulting in the destruction of spacecraft could create clouds of new debris objects - which in turn raise the probability of new collisions. That could cause the number of space debris objects to increase in a chain reaction," he warns.
 
From issue 2673 of New Scientist magazine, 12 September 2008, page 24-25


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 28 Октябрь 2008, 01:06:33
А за последние пять лет Пулковская обсерватория и вовсе объединила совместными проектами, казалось, потерянные с развалом страны астрономические базы и обсерватории в Таджикистане, Грузии, Туркмении, Узбекистане (на горе Майданак — уникальный астроклимат). На всех этих объектах установлены и продолжают устанавливаться наборы пулковских телескопов для синхронных наблюдений за Солнцем и другими объектами Вселенной.

http://www.ogoniok.com/4979/16/
Звездочеты, на выход!
Пулковская обсерватория — старейшая в России


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 28 Октябрь 2008, 17:49:46
Вот, нашел из старого:

http://www.redorbit.com/news/space/16632/telescope_and_radar_network_needed_to_protect_satellites__russian/

Posted on: Sunday, 17 August 2003, 06:00 CDT

Telescope and radar network needed to protect satellites - Russian expert

Text of report in English by Russian news agency Interfax

Moscow, 17 August: Russian researchers have proposed establishing a Trans-European monitoring system to prevent satellite collisions with asteroids and space garbage.

"Over 200,000 objects in space that could be described as space garbage are in near-Earth orbits. Asteroids are also dangerous. A network of telescopes and radars needs to be created to monitor and tackle these problems," Igor Molotov, an expert form the Russian Academy of Sciences' Pulkovo Observatory, has told Interfax.

"The equipment available in Europe is not sufficient. Therefore, a new project involving Europe's means of surveillance and optical facilities and radars in former Soviet republics has been launched," he said.

"The new system will be able to warn of small pieces of space garbage and monitor them round-the-clock in any weather conditions. There are telescopes and radars located from Spain to the Far East and covering several time zones," Molotov said.

"The system will be capable of finding new asteroids, measuring their orbits and determining their physical properties, which will help make long-term forecasts on dangerous collisions in space and evaluate the consequences of possible collisions," he said.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Декабрь 2008, 10:50:25
http://www.space.com/news/081202-miitary-satellite-drift.html

Russians Track Troubled U.S. Spy Satellite
By Leonard David
SPACE.com's Space Insider Columnist
posted: 02 December 2008
06:29 pm ET

Even in the vacuum of outer space, it's hard to keep the sound of a secret quiet.

The U.S. Air Force apparently has a malfunctioning Defense Support Program (DSP) satellite on its hands. DSP-23 is one piece of a constellation of such Earth-staring satellites designed to detect missile launchings, nuclear detonations, and gather other technical intelligence.

DSP-23 seems to be drifting out of its high-altitude slot -- and might prove troublesome to other high-value satellites in that populated area.

One person that flagged the problem to a U.S. satellite tracking expert was a Russian space analyst -- a project partner of the International Space Observation Network, or ISON for short.

Vladimir Agapov is a senior scientist for the Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences. He told SPACE.com that ISON is a global network of scientific optical facilities for observation of high altitude geocentric orbits. They keep an eye on what's going on in order to better understand the real population of artificial objects -- mainly space debris -- in that part of near-Earth space.

Passive object

Agapov said ISON is monitoring the whole GEO [Geostationary Earth Orbit] ring, with the network tracking all operational satellites, as well as space debris objects, spent rocket bodies, dead spacecraft, operational fragments, and objects originating from satellite fragmentations that have appeared in GEO region.

"We have continuously tracked an object we have identified as DSP F23 since January 10, 2008," Agapov said. "Identification is made on the base of initial orbital information obtained by amateur astronomers using their own measurements," he said.

Processing of optical measurements obtained by ISON confirmed that DSP-23, after making three station-keeping maneuvers, has not performed any follow-on movements, even tiny, during the course of some two months, he said.

The spacecraft has strayed from its spot in space – moving along GEO as a passive object.

Still, it's not clear from optical data alone just what the operational status of the satellite truly is at present, Agapov added. "You need other kind of observations, radio-monitoring data, photometry, etc., to come to more definitive conclusion."

Asked about the possibility of DSP-23 smacking into others satellites in GEO, "it
exists," Agapov said. Sauntering willy-nilly through space, the classified satellite could have close-encounters with many operational satellites, he said.

Unknown objects

As of the beginning of 2008 the ISON network consists of 18 scientific institutions in various nations, 18 observatories and observation facilities, 25 optical instruments, and more than 50 observers and researchers.

In the big picture, Agapov noted that ISON has discovered 152 "unknown" objects that have no public orbital information as distributed by the U.S. Air Force Space Surveillance Network through its Space-Track database.

In addition, ISON has discovered and established continuous tracking -- using a variety of instruments -- of 192 previously unknown faint GEO space debris objects.

"Thus, our ISON effort resulted in  increasing  the number  of known -- for the public -- and continuously tracked objects in GEO region by more than 35 percent, compared to published Space-Track data," Agapov concluded.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Декабрь 2008, 23:57:16
http://www.guardian.co.uk/business/feedarticle/8111903

U.S. satellite failure revives tracking concerns

By Andrea Shalal-Esa
WASHINGTON, Dec 4 (Reuters) - The failure of a Northrop Grumman Corp missile-tracking satellite has sparked concerns that Washington's longstanding refusal to disclose the location of classified spacecraft -- even if they are dead -- could boost the risk of disastrous collisions in space.
The newest Defense Support Program (DSP) satellite, DSP 23, launched in November 2007 but halted communications in mid-September. Efforts to resume contact have failed, and the satellite has been drifting in its geosynchronous orbit above the Earth's equator, as Reuters first reported on Nov. 24.

Vladimir Agapov, a senior scientist with the Keldysh Institute of Applied Mathematics at the Russian Academy of Sciences, said careful observations showed that DSP 23 was moving along in GEO "as an absolutely passive object." Agapov works with the International Space Observation Network (ISON), which uses a worldwide network of 18 scientific optical facilities to track objects in space. It was the second U.S. government satellite to fail within a year. The U.S. military in February shot apart a smaller satellite built by Lockheed Martin Corp, which died seconds after reaching its much lower orbit in December 2006. Since the DSP satellite's apparent failure, it has drifted past three others, including a European weather satellite, at a distance of about 4 km to 26 km (2.5 miles to 16.2 miles), said a senior U.S. space analyst who asked not to be named. More "approaches" are likely at three orbital locations in the next two months. "How close each approach actually is depends a lot on the quality of the data, most of which is provided by Air Force Space Command," said the analyst. "We've seen large errors in this data, as a result of how it is collected and processed."
The Air Force has declined comment on the DSP satellite.

Theresa Hitchens at the private Center for Defense Information said she was baffled why the United States did not list the coordinates of the dead DSP satellite in its Space Surveillance Network catalog, as it did with other non-spy satellites, especially since even amateur astronomers with 8-inch telescopes and radio operators are already tracking it. "Then other operators in GEO could decide for themselves what might constitute a 'risk of collision' rather than waiting for the Air Force to provide a warning," Hitchens said.

Russia and other nations track objects in geosynchronous orbit, but exact data would be far better, she said. The increasingly congested orbit is home to communications, weather, broadcast and missile-tracking satellites. The Union of Concerned Scientists estimates that there are 898 active satellites, including 371 or 40 percent in geosynchronous orbit. Most are commercial, and their locations are known.
The International Space Observation Network has discovered 152 "unknown" objects, likely including classified U.S. satellites, that have no public orbital information in the U.S. catalog. It also has tracked 192 previously unknown faint space debris objects in geosynchronous orbit, Agapov said. "I appreciate that this is a sensitive matter, but space is becoming increasingly crowded and international, and one has to be a good neighbor to keep things running smoothly up there," said Laura Grego, with the Union of Concerned Scientists. Scientists agree the risk of an actual collision is not great, given the huge area of the orbit, but say the chances increase with each dead satellite and piece of debris floating along the same path as the operational satellites. All geosynchronous satellites are traveling in the same ring, at a prescribed distance of at least two degrees apart. They occasionally come closer together, which requires minor adjustments to avert a collision. A dead satellite increases the risk of a collision since it can no longer be controlled. "If you don't know where that dead satellite is, how are you going to get out of its way?" Hitchens said.
Operators generally use a small reserve of fuel to boost dying satellites into a so-called graveyard orbit and out of the increasingly congested geosynchronous orbit, said one U.S. defense official, who asked not to be named. But that is not an option with DSP 23. The satellite is still loaded with lots of fuel but no longer responds to commands. "There's no practical way at the moment to adjust the orbits of dead objects," said the official.
The U.S. government did not plan to disclose publicly the location of the dead satellite, the official said, but would give satellite operators "the minimal necessary information" to avoid a collision if the dead DSP appeared to be in its path.

Some U.S. officials fear that greater openness could jeopardize national security. Recently, the Air Force declined to give Intelsat its estimate for how close a pending approach with a Russian satellite would be, the space analyst said. The U.S. analyst also cited a case in which separate reports of the position of an Astra satellite by its operator and the Air Force were "many thousands of kilometers off." "We currently have a dangerous situation in geosynchronous (orbit), where many operators work independently, assuming they have good enough data to protect their investments and avoid a serious mishap which could spread debris around the entire ... belt," said T.S. Kelso, with the Center for Space Standards & Innovation, a research arm of Analytical Graphics Inc. Marco Caceres, with the Virginia-based Teal Group, said a collision was unlikely, but the failure of the newest DSP satellite increased pressure on the Air Force to speed up work on the successor Space Based Infrared System, a Lockheed project that continues to suffer from technical problems, which have driven up costs and delayed its scheduled launch. (Editing by Matthew Lewis)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 12 Декабрь 2008, 21:06:22
В развитие двух предыдущих заметок - нас здесь упоминают вместе с американской системой контроля  :D.

http://www.space.com/spacenews/spacenews_summary.html

U.S. DSP-23 SATELLITE DRIFTS NEAR VICINITY OF OTHER CRAFT

By PETER B. de SELDING
Space News Staff Writer

PARIS — Europe's Eumetsat weather satellite organization, whose Meteosat-8 satellite is believed to be in the vicinity of a U.S. missile warning satellite drifting uncontrolled along the geostationary arc over the equator, has received no indication from the U.S. Air Force that there is a risk of a collision, Eumetsat Operations Director Mikael Rattenborg said Dec. 5.

Rattenborg said Darmstadt, Germany-based Eumetsat in the past has received Air Force advisories regarding other Defense Support Program (DSP) missile warning satellites whose path has taken them near Eumetsat spacecraft. He said that while Eumetsat is monitoring events related to the DSP-23 satellite, it is not overly concerned about Meteosat-8 because it trusts the Air Force to advise Eumetsat if DSP-23 is on a trajectory that would require Eumetsat to raise or lower its orbit to avoid a collision.

"The normal arrangement [with the U.S. Air Force] is that we keep them informed as to the whereabouts of our satellites," Rattenborg said in an interview. "They don't tell us where their satellites are. In the past, they have told us when DSP satellites are moving close to us. In this particular case, we have not been informed by them of any issues."

The Northrop Grumman-built DSP-23 missile warning satellite launched in November 2007 is believed to have failed and to be drifting in geostationary orbit, an arc about 36,000 kilometers in altitude above the equator where most telecommunications satellites and many weather satellites also are stationed.

The U.S. Air Force has declined to answer any questions regarding the health or location of DSP-23 or any potential threat it poses to other satellites.

Most satellite operators learn about what is going on in orbit from the U.S. Air Force's Space Surveillance Network of ground-based sensors that track objects in Earth orbit. The network regularly publishes data about the location of satellites and orbital debris, and it sends warnings to satellite owners if, according to the network's orbital trajectory calculations, an object is on a path to hit an operational satellite. Many U.S. military satellites, including the DSP series, are not referenced in the U.S. Space Surveillance Network catalog.

An independent analysis performed using data provided by  the Russian Academy of Science's International Space Observation Network  shows the satellite believed to be DSP-23 has passed by three satellites since its failure: Eurobird 9 at a distance of 4.4 kilometers, Meteosat-8 at a distance of 9.9 kilometers and Eutelsat W1 at a distance of 25.7 kilometers. The analysis shows DSP-23 in the next two months will pass by three Eutelsat satellites, Italian military communications satellite Sicral-1 and Russian reconnaissance satellite Cosmos 2379.

Vanessa O'Connor, a spokeswoman for Paris-based Eutelsat, said Dec. 5 that the company would not comment on the DSP-23 situation.

It is a relatively straightforward exercise for an operator of a geostationary satellite to raise or lower the satellite to avoid a possible collision, even with only a minimum advance warning. The satellite is then returned to its normal operating position. But the maneuver uses fuel and thereby can reduce a satellite's in-orbit service life.

Staff writer Turner Brinton contributed to this story from Washington 


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Январь 2009, 00:43:29

http://www.point.ru/daily/2008/12/03/18549  03.12.2008
http://www.astronomy.tomsk.ru/?menu=news&task=show&tema=3&id=1505  2008-12-04

О поломке спутника-шпиона американцы узнали от российских ученых

Американский спутник-шпион DSP-23 сломался и теперь представляет опасность для других дорогостоящих спутников, находящихся в этом же районе околоземной орбиты. Примечательно, что американские военные узнали о поломке от одного из российских ученых, сотрудничающий с проектом "Международная научная оптическая сеть наблюдений за околоземным космическим пространством", или НСОИ АФН.

Как рассказал порталу SPACE.com Владимир Агапов, ведущий ученый из Института прикладной математики им М.В. Келдыша РАН, НСОИ полностью отслеживает геостационарную орбиту, а ее сеть наблюдает за всеми находящимися там спутниками, космическим мусором, отработанными ступенями ракет, неработающими космическими аппаратами и всевозможными обломками.

"Мы последовательно отслеживаем объект, который был опознан, как спутник DSP F23 начиная с 10 января 2008 года, - рассказал Агапов. - Идентификация была сделана на основе изначальной информации об орбите спутника, полученной от астрономов-любителей, которые использовали свои собственные измерения".

Обработка полученных сведений дала возможность утверждать, что спутник DSP-23 после трех серий маневров,призванных поддержать его на заданной орбите, не осуществлял каких-либо движений уже на протяжении двух месяцев. В итоге космический аппарат сместился со своей орбиты и теперь движется, как пассивный объект.

Американские военные имеют целую сеть спутников, аналогичных вышедшему из строя DSP-23, которые предназначены для обнаружения ракетных запусков, ядерных взрывов и сбора различной информации технического характера.

Тем не менее, по словам Агапова, на одних лишь данных оптических наблюдений нельзя сделать окончательный вывод о выходе спутника из строя. "Для этого требуются результаты других видов наблюдений, как то данные радио-мониторинга, фотометрии и другие", - говорит ученый.

Однако главной опасностью, которую несет спутник DSP-23 заключается в том, что нельзя исключать вероятности его столкновения с другими спутниками, находящимися на геостационарной орбите. Верша свой космический путь, что называется "без руля и без ветрил", американский космический шпион может в любой момент пройти в непосредственной близости от работающих спутников, утверждает ученый.

НСОИ является глобальной научной сетью, которая ведет наблюдения за высокими геоцентричными орбитами. Ученые следят за происходящем в околоземном пространстве с тем, чтобы иметь представление о количестве искусственных объектов находящегося там, большая часть из который - космический мусор.

С начала 2008 года сеть НСОИ объединяетпод своей эгидой 18 научных учреждений в различных странах мира, 18 обсерваторий, 25 телескопов и более 50 наблюдателей и исследователей.

В общем и целом, по данным НСОИ, сейчас в околоземном пространстве вращаются 152 неизвестных объекта, по которым не имеется открытой информации относительно их орбиты. Такая информация публикуется Сетью станций наблюдения за космическим пространством ВВС США в базе данных Space-Track. Кроме того, сотрудниками НСОИ обнаружены и в данный момент отслеживается 192 единицы ранее неизвестных мелких космических обломков, находящихся на геостационарной орбите.

"Таким образом, - отмечает Агапов, - деятельность НСОИ привела к тому, что количество космических объектов, находящихся на околоземной орбите известных общественности, выросло более чем на 35%, по сравнению с данными Space-Track".


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Январь 2009, 01:09:06

http://www.secureworldfoundation.org/index.php?id=20

Below are reports written on space situational awareness.
What is the International scientific optical observation network (ISON) for the near-Earth space surveillance? An interview-style format with Dr. Vladimir Agapov helps answer the question. http://www.secureworldfoundation.org/siteadmin/images/files/file_249.pdf
More information can be found here  http://lfvn.astronomer.ru/report/0000029/index.htm.


What is the ISON?

When was it introduced?

The ISON is scientific project initiated by the Keldysh Institute of Applied Mathematics (KIAM) of the Russian Academy of Sciences (RAS) joined then by Pulkovo Astronomical Observatory of the Russian Academy of Sciences.

Initially it was a project aiming to establishing of regular observations of GEO region in order to obtain enough data to confirm theory of evolution of fragment clouds created in explosions of old GEO resident objects. Another goal was to support radar experiments with additional tracking data using for determination of orbit precise enough to properly point narrow radar beams on selected objects.

First experiments were conducted in 2001. Idea of the project had been presented to the public for the first time in 2003 at the conference of the ISTC (International Science and Technology Center, an intergovernmental organization dedicated to the nonproliferation of weapons and technologies of mass destruction). Since May 2004 close cooperation started with colleagues from the Great Britain (former Observatory Sciences Ltd. operated so called PIMS optical network for the UK defence ministry) and then from ESA (ESOC) and Switzerland (Astronomical Institute of the University of Bern, AIUB) (since August 2004). First results had been presented at the 4th European Conference on Space Debris at ESOC, Darmstadt in April 2005.

Initial efforts had been supported by the INTAS (International Association for the Promotion of Co-operation with Scientists from the New Independent States (NIS) of the Former Soviet Union, unfortunately not functioning anymore) grants and the special grant by the Russian Ministry of education and science.

Since the end of 2004 the project was concentrated on developing and operating of the international network of optical instruments capable to search and track faint space debris objects on higher geocentric orbits. The aim is improving of our knowledge about pollution of unique regions of the near-Earth space (first of all, GEO) due to launches, on-orbit operations, explosions, deterioration of the spacecraft outer surfaces in time etc. It is important to understand which sources of space debris exists in that orbits, how many explosion events already occurred, how the overall debris population is growing and evolutioning.

In 2007 the project was officially presented at the United Nations level at the 44th session of Scientific and Technical Subcommittee of the UN Committee on the Peaceful Use of Outer Space. In 2008 at the 45th COPUOS STSC session the further development of the ISON and obtained results are presented.

As of the beginning of 2008 the ISON joins:

18 scientific institutions in 9 states
18 observatories and observation facilities
25 optical instruments
more than 50 observers and researchers

The project principal coordinator is KIAM.

The ISON structure includes:
network of participating optical facilities consisting of
- search and survey subsystem for studying of bright objects in GEO region
- subsystem for high altitude space debris detection and tracking
- search and survey subsystem for studying bright objects on HEO, MEO and LEO orbits
center for observation planning and data processing including maintenance of the database of space objects
group of technical and programming support group of the network development

What technology does the network use to observe objects in orbit?

All instruments involved into the project are representing different optical telescopes with aperture ranging from 22 cm to 2.6 m. Some of them are installed on automated mounts and automation for others is undergoing now. All telescopes are using CCD cameras (mainly produced by Finger Lakes Instrumentation, FLI, well known company developing CCD imaging systems for scientific applications) for registration of object trails on the star background. Obtained frames are processing with special software (developed within framework of the project) in order to obtain accurate timing and positions of the observed objects. Those data are using for orbit determination of each object and orbital analysis at the Ballistic Center of Keldysh Institute of Applied Mathematics (KIAM). Special software package for CCD camera control, mount control in different observation modes is also developed within framework of the project.

Using optical instruments technology is much cheaper than of radar one especially for high altitude objects which requires very high power of transmission in case of using radars for tracking and even more – for search of unknown objects.

Series of small (22 to 50 cm) aperture size instruments had been developed within the framework of the ISON project specially to meet the requirements defined by solving tasks of high altitude objects observation. Some existing classical astronomical instruments (like widely used Zeiss-600 and Zeiss-1000) had been improved by means of extending of the FOV and automation of mounts. Even some of purchased CCD cameras produced by FLI had been redesigned or specially improved to meet requirements of the ISON observation instruments or observation strategies.

What kind of objects does it observe?

Each subsystem of the ISON is aiming to observe objects on different orbits. But all together they are aiming to obtain regular observations for as much number of high altitude space objects as possible in order to complete more or less complete picture.

Thus the ISON is observing operational and non-functioning spacecrafts, spent rocket bodies, operational debris (different kinds of covers, casings, adaptors etc.) releasing during normal launch and on-orbit operations and fragmentation debris from explosions and other events including spacecraft outer surfaces deterioration processes.

In terms of optical observations the ISON is capable to track objects as faint as 20th magnitude which corresponds to size of 10-15 cm at GEO distance (36000-40000 km) for object with some standard albedo (reflectivity). Due to real albedo as well as shape and attitude of space debris objects are not known real size of observed objects can vary in significant range.

Smaller survey instruments have less sensitivity than larger tracking ones. Though it should be noted that some of tracking telescopes have the size of field of view well enough in order to establish some local surveys in predetermined parts of inertial space.

The ISON is discovering and tracking the unique class of high altitude objects discovered for the first time in 2003 by the AIUB team with help of ESA Space Debris Telescope at Tenerife. These objects have enormously high area-to-mass ratio (AMR) which from 100 to tens of thousand times larger than for ‘normal objects’ – spacecraft and rocket bodies. This results in very strong orbital evolution due to perturbations caused by solar radiation pressure usually negligible for large and massive orbital objects. Due to these strong perturbations eccentricity of orbit of high AMR objects significantly varies. Depending of the AMR value, such objects initially appeared, say, on near-circular near GEO orbit very soon (in a few months) have reaching lower altitudes (in perigee of orbit) and even can at some moment to plunge into the atmosphere and to burn (been ‘born’ at the altitude of around 37000 km)! It was considered previously that such objects should be short lived and there should not be large amount of them on orbits. But results of the research made within framework of the ISON shows that we had been mistaken. More than half of newly discovered previously unknown faint high altitude space debris objects have AMR value large enough (1-10 and more sq.m/kg, compare – office paper sheet depending of quality have AMR value in range of 10-14 sq.m/kg).

What danger could these objects pose to satellites and other spacecraft?

The main danger posed by the space debris and even by operational spacecrafts is unintentional collision with other operational spacecraft resulting in some cases in destruction of both bodies and creation of a large cloud of new space debris objects which in turn are raising probability of new collisions etc. Despite of the first imagination about the near-Earth space as an almost empty region in fact space debris objects are concentrating on or around the most used orbits.

In the 1970th American scientist Donald Kessler theoretically proved that there is possibility that number of space debris objects will start to grow like in a ‘chain reaction’. This can happen when number (or in other words, spatial density) of space debris objects will exceed some limit. This limit which is hard to estimate without complex mathematical model represents the boundary of space debris population stability.

Modern space debris evolution models predicts for LEO orbits constant increasing of space debris population due to collisions and around 2055 the number of collision produced space debris will exceed rate of natural ‘cleaning’ caused by upper atmosphere and will continue to grow. This result is obtained by the American scientists thanks to involvement into the model a large amount of observational data as well as data produced by sophisticated models for some space debris creation processes. But for high altitude orbits (GEO, HEO) our knowledge of the current situation is very poor so we are not able to reliably predict the future situation there especially taking into account growing interest in using GEO orbit (limited natural resource).

How does ISON differ from other space surveillance systems (such as CFE data provided by the US Air Force)?

First, it should be noted that the term ‘space surveillance’ till present had been used only for military/government systems. Of course, it does not means it should not be used in more wide context, for example, with reference to scientific projects like the ISON. But we do not use this term with respect to the ISON at present to avoid some misunderstanding caused by that ‘traditional meaning’.

The ISON is an open international scientific project while existing space surveillance systems (U.S., Russian, French) are closed (and mostly classified) operational military structures working in on-duty mode. This is fundamental difference. We do not have on-duty staff, do not use special wired, optical etc. lines for communication/data transmission other than provided by the global Internet network, do not have standby or static reserves like additional CCD-camera on each facility etc. except maybe just computers etc. So, by operational nature the ISON represents just scientific community of people having joint interest and common understanding of importance of the solving scientific task while other space surveillance systems are large dedicated military units with all appropriate features.

As for the other differences, the primary one is the difference in solving tasks. We do not try to solve the problem of understanding the role each launched spacecraft plays like militaries do. We do not try to find out ‘special properties’ of operational spacecrafts and to discover their ‘soft spots’ for negation purposes. We do not using obtained data for planning of military operations on a space battlefield . We consider every orbiting object (including operational spacecraft which sooner or later are becoming a piece of dead metal) only as a potential source of danger for other objects due to possible unintentional collision or due to releasing of new space debris (including those creating in explosions of spacecrafts and rocket bodies or their parts and in other type of fragmentation events as well as during normal launch and on-orbit operations) regardless of it’s origin or ownership (all nations are equal) or purpose. And we are interested in understanding of long term global evolution of whole space objects population based on initial accurate and as complete as possible deterministic picture while military space surveillance systems are much more interested in having precise up to date deterministic picture each moment of time and in short prediction of situation based on it.

Also, despite of that fact we, similar to ‘traditional’ space surveillance systems, have developed ‘standard’ software for our hardware control and data processing which is using at every our participating facility with only few exceptions, we are not restricted, like militaries, to modify our solutions anytime trying to constantly improve our network. This does not mean our approach makes the ISON unstable system – there is some predetermined order of new ideas testing and implementation like in every large scientific project. But it makes our system more flexible than other space surveillance systems which are much more conservative.

As for the output, the ISON is comparable in this, say, with the US Air Force SSN. We also have producing orbital solutions, orbital predictions, have making analysis of the observed object’s brightness patterns, and analysis of some physical properties of observed objects like area-tomass ratio. But we have using different models for this. As a result, some of our output has quality much better than of the US SSN data provided for the public within framework of CFE initiative has.

Also, because we do not try to immediately identify each object with correspondent source (specific launch, other event or object) then we do not have restrictions on ‘creation of a new entry in official catalogue’. You probably know that the US SSN do not provide data for around of 6000 objects (mainly on LEO) they are continuously or periodically tracking but for which they are not able to determine ‘origin’ by some reason and do not keep records about such objects in ‘official catalogue’ represented for public by weekly Satellite Situation Reports (SSR). So, at every moment we have more ‘complete official records’. As for now, we definitely have much more complete database for GEO population than the U.S. Space Surveillance System (this evaluation is made by American colleagues unofficially) which is the most powerful installation of a such kind at present.

Also, we do not have strong restrictions on classification of objects from the point of view of reliability of tracking. That means we can put into our database all objects – both well tracking and have obtaining confirming measurements frequently as well as ‘rough orbits’ do not actually representing ‘real object’ (saying this I mean that this orbit can not be identified with other ‘good’ ones and can not be used for propagation and deterministic orbital analysis purposes) but rather giving just some knowledge about some orbital elements of the orbit. Of course, we have making analysis of ‘rough orbits’ in order to correlate them between each other and to construct reliable orbit for new objects. But it is very complex mathematical problem and it is not possible to solve it in any case.

Another very important difference is that there is open data exchange between the ISON partners in Russia and Europe. In 2004 for the first time in such wide international cooperation it had been established exchange not by only results but by raw observation data on GEO and high elliptical objects as well. We do regular exchange between KIAM and AIUB. AIUB, on behalf of ESA, provides also data obtained by the ESA Space Debris telescope on Tenerife. Thanks to this close and fruitful cooperation it became possible to significantly improve both quality of data and operational characteristics of the whole network especially in the field of research of the most faint space debris objects on high altitude objects. Unfortunately, there is no such exchange with American colleagues which are very restricted in distribution of their measurements and orbital data (not only with Russian scientists but even with European as well).

I am not able to compare average daily/monthly/yearly amount of measurements of the ISON and other space surveillance systems (you have these figures for the ISON on the one of viewgraphs) but I think that the numbers are comparable now.

How did ISON improve space surveillance? What objects did it track that hadn’t been observed before?

The population of high altitude objects is very large though the real count of it’s members is not known yet for objects with size less approximately than 1 m (for LEO this figure is more or less reliable for objects with size larger than 10-15 cm). Moreover, this population is the most hard to study due to large distances (normally in range 25000-50000 km). If you would like to use radars then you should have very powerful ones (because received energy reflected by an object is inverse-quartic-law of a distance between the radar and the object) which will increase the cost to enormously high level. In contrast, optical instruments do not require another power to detect object in addition to that one given freely by the Sun and reflected by the object surface (so, in case of optical observations received energy reflected by an object is inverse-square-law of a distance between the telescope and the object that makes telescopes much more sensitive instruments for detection and tracking of small objects on large distances). That is why optical instruments are most common ones used to study GEO and HEO objects since 1970th. But the optics has significant constraint which radars do not have – it is the weather. Only a few places on our planet have almost absolutely dry and clear weather all the year. But these places are mostly very hard to reach and are located in very rarely populated or absolutely uninhabited regions so the cost of operating telescopes there would be very high. Moreover, even taken all together those places do not permit to cover all high altitude orbits. Due to this constraint it is very usual situation, for example, for the U.S. SSN when some particular high altitude object is becoming ‘lost’. In fact that means the object had not been obtaining confirmation measurements during long period of time and even if new measurements for it will arrive to the processing center it will be to hard if possible at all to identify them with the ‘lost’ object using only automatic software (in such cases usually only an analyst involvement capable to operate with additional ‘non-standard’ software can help to solve the problem but not always). Other hard cases are representing by maneuvering high altitude non-GEO and non half-day period MEO spacecrafts and elliptical objects with very low perigee (in range of 80-250 km). These kinds of objects require almost constant tracking. Otherwise they can be lost within short period of time (a few days). Finally, small size objects (say, 15-20 cm) at large distances are usually very faint that requires to use large aperture optical instruments or special observation/processing technique for medium-sized aperture instruments. But another problem waits around here. This time it is the Moon. It is becoming too bright in 2nd and 3rd quarters and creates very unfavorable light pollution of the star background. Weak faint object trails are also drowning by very bright moonlight. And finally, if GEO or near-GEO objects have ‘regular’ conditions of observation (though slowly and slightly periodically changing) but HEO objects have rapidly changing conditions of observations from the particular observation facility in terms of brightness, period of visibility, angular velocity (that is very important as well for the accuracy of optical observations especially in combination with brightness variability).

From explanation given above I hope it is clear (or almost clear ) that the only solution of the problem is developing worldwide distributed network of sensors of different class. First of all, this approach provides certain backup for the case of bad weather conditions. Second, it permits to cover all high altitude orbits from multiple locations that is very important from the point of view of providing acceptable observation conditions for HEO objects for as long time as possible. Wide FOV (small and average aperture size) survey class instruments can help to do the routine job on regular tracking of relatively bright objects (brighter than 16th – 16.5th magnitude) while large instruments can be effectively used for search of the most faint objects during periods of time close to the new Moon. These objects than can be tracked by medium-size aperture instruments.

You see, that the ISON implements (or is trying to implement) the strategy described above with certain level of success. Thanks to this approach the ISON is covering now entire GEO belt, capability which only the US SSN had till the recent time. Another advantage of the ISON wide cooperation is effective use of medium and large aperture size existing astronomical instruments for high altitude space debris discovering and tracking. This was never done before except maybe just a few special cases.

As a result of all efforts, the ISON scientific cooperation have discovered already 152 unknown bright GEO objects, 120 unknown bright HEO (mainly GTO) objects, more than 440 faint (fainter than 15th – 16th magnitude) high altitude (GEO and GTO) objects including ones with high AMR (nearly 200 of those 440 objects are continuously tracking).So, 2.5 years of work of the ISON have resulted in increasing of known population in GEO region more than 35 per cent (more than one third of previously known and tracked by the whole US SSN!). This is significant achievement taking into account that till now the ISON do not have (and never had) special funds for it’s development and operation provided by the government or industry. It is pure scientific project funding by scientists working in it from grants, research works etc.

Among those objects discovered by the ISON there are a lot of fragments confirming existence of clouds created in explosions of some GEO objects (old spacecrafts and upper stages). This question has initiated the project and now it is one among many others for which we have clear answer. Though this answer is still far from complete – new discoveries raised new questions.

For example, it is not clear yet how high AMR objects are definitely creating. Now it seems that creation of these strange objects has strong relation to the deterioration of multilayer insulation (MLI) covering the spacecrafts and protecting them from severe temperature conditions in space (varying from too cold to too hot). And it is possible that the process of MLI deterioration can be continuous that means high AMR objects can be creating ‘on a regular basis’. Determining the mechanism of high AMR object creation is very important from the point of view of space debris mitigation. We should not leave more and more waste in space developing more and more problems for the future generations. Instead we have to implement into the design of a new spacecrafts such solutions which would prevent creation of any kind of space debris. In order to better understand mechanisms of such kind of space debris creation it would be good to identify at least one of ‘parent’ sources of these objects. In order to do this we have to obtain solid orbital archive of space debris and to make ‘time reverse’ analysis of the evolution trying to find in the past ‘close encounters’ of those debris and suspected ‘parents’. The ISON is going by this way.

Other improvements of space surveillance thanks to the ISON work are development, testing and implementation of new standard approaches for CCD camera and mount control, new methods of CCD frame processing (including automatic processing of very large size frames covering up to 10°x10°). New approaches for correlation of short tracks spaced by days or even months had been successfully tested and implemented that in turn resulted in jump of number of faint space debris in GEO discovered by small (22 cm) aperture instruments.

Are initiatives like space surveillance important for space security?

Space surveillance is a cornerstone of space security (if shorten ‘space security’ to the frame of issues concerning of artificial space debris) regardless of context in which the ‘space security’ term is using – national or international. In global context space security can be considered as a set of measures devoted to preservation of near-Earth space for the all mankind at present and in the future especially if one take into account growing dependence of humanity of technologies using in space and from space (remote sensing, navigation, communication, weather service, search and rescue, fundamental scientific tasks, space weather etc.) as well as some technologies using to keep watch over known problems of our world.

One of the main problems of space security (in wide meaning) is timely prediction of danger posed to operational satellites by other orbiting object because damage of any operational satellite results in degrading performance in solving of particular task. This problem can not be solved without very good knowledge of what is happening ‘above our heads’.

Talking about space security from the international point of view, establishing of global space surveillance which involves any nation wishing do what one can seems very important task. Of course, such system should have certain level of transparency and should be coordinated at international level.

How does space surveillance need to be improved in the future?

First of all, one should reach some level at which our knowledge on situation in space would be equal for all types of orbit to at least current LEO ‘completeness’ level from the point of view of estimated objects size. This will permit to construct much more accurate picture of the evolution of whole space debris population, to identify yet unknown sources producing space debris on different orbits and thus to correctly estimate possible quantity of still undetected space debris objects. In order to do this special worldwide distributed network of optical instruments (capable
to observe objects on LEO, MEO, HEO and GEO) and maybe radars like the US Air Force Space Surveillance System (AFSSS, radar fence earlier known as NAVSPASUR) should be developed. In fact, existing astronomical facilities can be used for placement of special telescopes devoted to observation of space debris objects.

There is nothing impossible in this idea if one takes into account existing worldwide network of hundreds of telescopes (operated sometimes by amateurs and not professional astronomers) searching and tracking asteroids including those ones having close encounters with the Earth as well as dedicated project like the ISON. There is nothing absolutely new in coordination process of such network – we have at least two excellent examples of civilian coordinators represented by Minor Planet Center (MPC) and Keldysh Institute of Applied Mathematics Ballistic Center (for the ISON). It would be good if such coordination would be established under the UN aegis.

Second important direction of improvement is significant rising of quality of space surveillance data, especially orbital solutions quality. Most of the data provided by the US Air Force within the framework of the CFE initiative have average, poor or very poor quality especially for high altitude objects, objects with high AMR value of small sized objects that does not permits to use that data for precise calculations supporting decision making in case of some dangerous situation is predicted.

The next problem to be solved is creation of the world space surveillance data center supporting by and accessible to all nations. This center should collect information not only from the network discussed above but also from operators of spacecrafts.

Much more complex but very important improvement is further development of observation instruments (radar and optical) for the purpose of establishing of tracking of as many LEO objects as possible down in size to a few cm or even less. This task requires development not only of instruments but absolutely new algorithms and software for maintenance of space object catalogue containing more than 100000 actual records. This is complex and thus interesting mathematical task.

Why does it need to be improved?

As it was said above, the main problem of the current space surveillance is incompleteness of knowledge of situation for different orbits, average or poor quality of produced output, rare orbital data update for many objects (low timeliness), low reliability of data in some cases. All this factors are significantly decreasing capability to make proper decision in situation of danger. In other words, current space surveillance capabilities does not meet even current (not talking about the future) space security requirements.

What are the current initiatives to improve space surveillance?

In short, known (unclassified) of these initiatives can be listed as following:
the U.S.:
- development, deployment and operation of a new optical network for the U.S. SSN within the framework of the HANDS (High Accuracy Network Determination System) program (several telescopes are already deployed)
- development of a new system of ground-based sensors to replace Air Force Space Surveillance System radar fence (AFSSS, former NAVSPASUR) within the framework of the Space Fence program (to be produced and deployed in FY2013-2014)
- development and operations of PanSTARRS (Panoramic Survey Telescope and Rapid Response System) telescope on Haleakala, Maui (initial operation is started already)
- development of space-based space surveillance capabilities within the framework of the Space-Based Space Surveillance (SBSS) project (launch of Block 10 “Pathfinder” system is expected in FY2009)

European Union:
- development of own space surveillance system, final decision on funds and оperation concept should be made by the end of this year

Russia:
- development of new observation facilities operated by the Ministry of Defence (there is no detailed information about this plan)
- development of the federal automated system of dangerous situations in space warning (ASPOS OKP), project initiated and funded by Russian Federal Space Agency

Why is space traffic management becoming an increasing issue?

Despite of really huge volume of space around the Earth and apparent unlimited number of possible orbital elements combination only very limited parts of that space is using by functioning spacecrafts. This fact can be easily understood if one took into account special requirements to operational orbits for different applications namely illumination conditions on the Earth surface for the remote sensing, global or regional coverage with minimal number of spacecrafts for communication, navigation and Earth imaging, stability of the ground track position with respect to the Earth surface for various applications etc. As a result, at present we have just several heavily populated regions like sun-synchronous and other near-polar orbits of different heights, half-day near-circular and ‘Molniya’-class elliptical orbits, geostationary orbits which are unique by nature, various (but typical) geostationary transfer orbits specific for each launch site. All other space is almost not using by operational spacecrafts (though it is populated by space debris fragments, originated mainly from explosions). In other words, we have just a few space roads with constantly increasing traffic on them. And all this happens in situation when we do not have clear rules for ‘driving’ these ‘roads’ in harmony between ‘drivers’. Nobody knows what is ‘excellent driving’ and what is ‘crime on the road’. Moreover, we are leaving our tools, spare parts, empty tanks, old dead metal on the same roads do not worrying at all about possible danger which can be posed by this stuff not only to other ‘road users’ but for ourselves as well. The situation is worsening by unexpected explosions creating thousands and thousands of new space garbage pieces.

Analysis of current situation shows that the problem of unregulated space traffic already appeared at least in GEO region. Close, sometimes dangerous, proximity operations are now common in some GEO slots where spacecrafts of different operators (and even different nations) are located. Solution finding process in such situation is relying solely on goodwill of parties. But the situation can became much more complex soon due to constantly increasing number of spacecrafts and growing their lifespan.

It seems that common rules of activity in space should be widely discussed and finally developed. In general, like in case of usual roads we’ve using every day, these rules should include statements on what is prohibited, how to act properly in different situation, who is guilty (for example, if dangerous close encounter happened due a spacecraft of one operator made a maneuver and entered trajectory crossing orbital path of other spacecraft will be that operator guilty?), which punishments will follow in case of the rules violation, defines levels of responsibility etc.

Of course, development and adoption the rules will not solve the problem if there will be no effective measures to control abidance by rules, exposure of violations and means to collect solid evidentiary base. Obviously all this is possible only in case of existence of very good international space surveillance system which would serve as an arbiter whose authority is recognized and is not in doubt.

In addition to improvements in space surveillance such as ISON, how else do you think space traffic management should be improved?

I think that answers on previous questions do contain at least partial answer on this question. In short, following measures should be implemented:
- world databank on orbital traffic should be created, transparent rules should be adopted on how the databank is filling, how it is accessing etc.
- as a first step (prior to the world databank) bi- or multilateral agreements on space surveillance data exchange should be implemented
- some level of coordination of the spacecraft orbital maintenance between different operators should be considered
- rules on the roads should be developed, discussed and adopted by the international community (at the UN level?)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 19 Январь 2009, 19:48:07
Вышла обзорная заметка  с упоминанием и нас, в том числе.

The ongoing saga of DSP Flight 23
http://www.thespacereview.com/article/1290/1

by Brian Weeden
Monday, January 19, 2009


Over the last two months there have been several news stories and various rumors swirling around the Internet concerning the apparent failure of Defense Support Program (DSP) Flight 23, referred to from here on as DSP-23. Because of its military mission and importance to national security, the United States government has been, as usual, virtually silent on the matter. This informational vacuum has been filled with a considerable amount of unofficial rumors, off the record remarks, hearsay, supposition, and semi-informed commentary. The result is a situation where it can be hard to separate the facts from the fiction and yet has significant implications for space security.

At this moment, DSP-23 is drifting eastward through the geostationary belt at a rate of around 1 degree of longitude per week. It is not under any noticeable control by the United States, nor does it appear recoverable in the near future. The United States has not publicly or privately revealed its position and drift rate. There are reports that the US Government is privately alerting the owner/operators of any commercial satellite in close proximity to DSP-23 where an avoidance maneuver is necessary. What follows is the story of what is known to date about DSP-23, the reporting on the issue, how it got into this situation, what is being done to try and fix the problem, and the possible consequences and implications for space security.

Drifting satellites and racetracks

Launched from Cape Canaveral Air Force Station in Florida on the first operational Delta 4 Heavy rocket on November 11, 2007, the newest—and last—DSP satellite got off to a great start. The launch was flawless, placing the satellite into a geostationary orbit. From this vantage point, the onboard infrared sensor could stare back at the Earth as the satellite slowly rotates about its long axis once every 10 seconds. Against the relatively cold background of the Earth and the very cold background of space, the DSP satellites are designed to detect the intense heat of missile and space launches from the Earth’s surface. The exact number of DSP satellites in orbit is unknown because of their classified nature, but the Union of Concerned Scientists estimates that there are at least six operational in orbit, spread out around the Equator so that multiple satellites have coverage at the same time over any point on the Earth.

The first public indications that something was amiss came from the See-Sat amateur satellite observer community on November 15, 2008. Its members have long tracked supposedly “invisible” satellites, especially those like DSP that are seven meters (22 feet) in diameter, 10 meters (33 feet) in length, have a mass of 2,381 kilograms (5,250 pounds), and typically remain mostly stationary over a single spot on the Equator. On November 6, one particular observer had not only tracked the satellite but had equipment that could measure radio signals and noted that the usually chatty DSP-23 was not transmitting. At this time it was still in its usual location at approximately 9° E longitude, putting it above a point west of Gabon and south of Nigeria on the west coast of Africa. The same observer tracked it again on November 24 and noted that it was transmitting again but was noticeably weaker than normal. More importantly, the satellite was now drifting eastward.

One can imagine the geostationary belt as a giant, circular NASCAR racetrack and the satellites in that orbit as the cars. This is because all the satellites in GEO are at almost the same exact orbit, going around the Earth in the same general direction and altitude. Although these satellites are moving around the Earth at just under 11,300 kilometers per hour (7,000 mph), they appear to be almost stationary in the sky to an observer on the surface of the Earth because they make one complete orbit in the same time it takes the Earth to rotate once. If a spectator was to stand in the middle of the infield of a circular NASCAR track and turn in place at the same rate the cars were moving around the track, you would see the same effect: the cars would appear stationary.

Of course nothing in physics is ever this simple in reality, and indeed the situation on both the racetrack and in geostationary orbit is more complex. The exact forward velocity of a satellite in orbit around the Earth is determined by the strength of the Earth’s gravitational pull and the altitude of the satellite. The Earth is not a perfect sphere so it follows that its gravitational field, which is a function of its mass, is not uniform. In fact, there are two “bulges” along the Equator at approximately 75° and 225° East longitude. These gravity “troughs” pull satellites in geostationary orbit east or west towards whichever is closest, giving the satellite an apparent east or west drift. To a spectator spinning in place in the center of the aforementioned racetrack, the same effect can be seen by the small variations in velocity as cars jockey for position on the racetrack.

Just as a car crash in NASCAR can have disastrous effects on the entire field and not just one or two cars, policymakers decided early on that keeping satellites from colliding in geostationary orbit was extremely important. To manage this limited resource, an international legal framework managed by the International Telecommunication Union (ITU) was put in place to license and distribute satellite frequencies (in 1963) and slots (in 1973) for geostationary orbit. Each state or private entity that wishes to place a satellite in a specific position over the Equator must apply for a license to the ITU and receive permission if they would like their physical position and operating frequency to be protected from interference.

The ITU specifies “slots” in GEO, usually as a fraction of a degree of longitude, that serve as a box within which each satellite owner/operator is supposed to maintain their satellite’s position through stationkeeping. This involves small, periodic maneuvers done to counter the east or west pull of the gravitational troughs as well as the north and south inclination drift due to the gravitational pull of the Moon and Sun. Once a satellite in the geostationary belt reaches the end of its operational life, which is usually determined by the amount of fuel they have onboard for stationkeeping, the owner/operator is supposed to boost it out of its slot into a higher graveyard orbit. This both frees up the slot for reuse and ensures that the now inactive satellite doesn’t collide with any other active satellites. The US military has followed all of these rules since their inception and has licenses from the ITU to operate its geostationary satellites.

The first media report of a possible issue with DSP-23 came from Reuters on November 24, 2008, which reported that the satellite had apparently stopped working in mid-September of that year. The story was prompted by a memorandum from the Pentagon to Congress requesting emergency funding for a “gap-filler” satellite to prevent a possible hole in missile warning coverage due to the failure and on-going delays in the constellation slated to replace DSP, the Space Based Infrared System (SBIRS). Aviation Week revisited the story on December 1, but again there was no official US comment.

On December 2, SPACE.com published an article on DSP-23, this time with input from Vladimir Agapov, who runs the International Scientific Optical Network (ISON). Consisting of 18 scientific and research telescopes located mainly across Europe and Asia, ISON uses spare time on these instruments to track deep space satellites in Earth orbit. Some of this data goes into the “Classification of Geosynchronous Objects”  , a publication put out by the European Space Agency’s space debris office, which serves as a supplement to the public Space Track catalog maintained US military.

Since November of 2008, DSP-23 has been drifting eastward through the GEO belt at approximately one degree of longitude a week, passing by many other active satellites along the way. First and foremost was the Hotbird constellation at 13° E, a tight cluster of three satellites operated by Eutelsat which share the same GEO slot. DSP-23 is currently drifting past the SES Astra cluster at 19° E, which just added its sixth satellite only a day or two before the arrival of DSP-23. Somewhere around the beginning of April it will pass by the Astra cluster of four satellites at 28.2° E and continue towards the 75° gravitational trough over India.

Like a car rolling down the side of a trough between two hills, DSP-23 will continue past the gravitational trough while slowing down, and at some point, probably near 135° E, will reverse its direction and head back through the trough towards its starting position. Over time it will continue to oscillate back and forth between 8° E and 135° E, with a reduction in amplitude each time until at some point many years from now it will settle in the trough at a roughly stable position along with other 148 tracked objects captured in the same manner.

Reuters published an updated story on DSP-23 on January 6 with few new facts. Again, there was no official public statement from the US government, the military, or the satellite’s manufacturer, Lockheed Martin. Unofficial comments related how difficult it was to do such “long distance detective work”.

Long distance detective work

On September 17, 2008, Lieutenant General William Shelton, then commander of 14th Air Force and the Joint Space Operations Center (JSpOC) at Vandenberg AFB in California, gave the opening keynote at the annual Advanced Maui Optical and Space Surveillance (AMOS) conference. One of the main themes of his talk was the extreme difficulty and importance of being able to attribute critical satellite failures to their appropriate cause, be it a manufacturing defect, collision by a piece of debris, a space weather event, or from hostile action.

The inability to answer this question undoubtedly causes many a sleepless night for general officers and their staff alike, given the importance placed on satellite capabilities and dominance. And with the recent concerns over China’s burgeoning military space power and successful low Earth orbit anti-satellite test in January 2007, there is no doubt that at least a few people in Washington and the military considered the possibility that DSP-23’s failure could have been the result of some nefarious Chinese operation.

So perhaps it should not have come as a surprise that on January 14 Spaceflight Now reported that the US government had taken action to try and answer this question. According to the report, the Defense Department had maneuvered the two Micro-satellite Technology Experiment (MiTEx) satellites, previously dormant in the geostationary belt, to do inspection flybys of DSP-23 to look for any external evidence as to what caused the failure. The first made a flyby DSP-23 on December 23 and the second on New Year’s Day.

The US Air Force’s desire to have a satellite inspection capability dates back to the very beginning of military satellite operations. The Satellite Inspection (or Interception) program—SAINT—was conceived in the late 1950s and contracted to RCA in 1961. The goal was to mount a television camera and radar in the nose of an Agena B upper stage and boost it into orbit using an Atlas rocket. SAINT would then maneuver close to an unfriendly target satellite, photograph and analyze it, and report back all the details to the US military. From the beginning the US Air Force wanted to also give SAINT the ability to destroy or disable the target satellite, but such efforts were blocked by the Eisenhower and Kennedy administrations. The program was eventually canceled in 1962 before SAINT could make it into orbit for both budgetary reasons and because the technology challenges were deemed insurmountable at the time.

The US military finally made its satellite inspection capability reality on April 11, 2005 with the launch of XSS-11 (USA 165). This gave the US Air Force the capability to rendezvous and inspect satellites in low Earth orbit using onboard cameras and LIDAR (Light Detection and Ranging). And on June 21, 2006 the launch of the MiTEx pair enabled this same capability in geosynchronous orbit (see “Mysterious microsatellites in GEO: is MiTEx a possible anti-satellite capability demonstration?”, The Space Review, July 31, 2006). Both XSS-11 and MiTEx were officially labeled technology demonstrators and limited to rendezvous and inspection of other pieces from their respective launches or other American satellites. However, the unofficial possibilities are obvious. And while XSS-11’s position was published in the public Space Track catalog, the MiTEx satellites (cataloged under their cover names of USA 187 and USA 188) have never had their position listed publicly by the US military.

Speculation and rogue states

Two of the most glaring errors in reporting on the saga of DSP-23 come from the same Spaceflight Now article published last week that revealed the use of MiTEx to inspect DSP-23:

At nearly 25,000 miles high, objects in geosynchronous orbit are too small to be easily seen optically or by radar.

This sentence was probably originally intended to read “very small objects in geosynchronous orbit” as it is obvious from the work of ISON   and even the backyard amateur community mentioned before that most objects larger than a basketball in GEO can be tracked fairly easily, although those that are non-reflective or have unusual orbits can be difficult to track consistently. Further into the same story is the following:

In fact, DSP 23 itself carried a White House-mandated sensor package designed to detect whether rogue nuclear powers like Iran or North Korea were conducting secret nuclear tests in deep space.

Hopefully, that statement was another misquote by the author and originally was intended to read “secret nuclear tests from deep space”. During the Cold War, critics of arms control, and Test Ban Treaties in particular, used the potential for nuclear tests in deep space as one of the arguments that such a treaty was unverifiable. Even though the United States and Soviet Union clearly had the technology to test nuclear weapons in space, there was little incentive to do so, given the huge costs, very limited ability to take precise measurements of the blast and/or diagnose any abnormalities (which of course is the biggest reason to test in the first place), and the very likely probability of damage to satellites. In fact, the only possible reasons to consider a nuclear test in deep space is to either demonstrate to the world you have the capability or to severely cripple a significant portion of the geosynchronous satellites (which didn’t exist at the time much of these arguments were raised).

Thinking even for a second that either Iran or North Korea, neither of which has demonstrated the ability even to launch an object into low Earth orbit, would attempt to test nuclear devices in space to avoid detection is ludicrous. To avoid detection, a nuclear test in space would have to be done out of the line of sight of the Earth—otherwise the resulting pulse throughout the entire electromagnetic spectrum would be instantly noticeable. This means testing behind the Moon is the only possibility, and if anyone has a logical argument as to how Iran or North Korea would get an object there and record measurements it would make a more entertaining story.

It is also difficult to understand how DSP-23 could be crucial to monitoring nuclear tests from either of these States on Earth. There is already an extensive, world-wide network of nuclear detonation monitoring sensors. Some parts, such as the seismic and infrasound detectors, are maintained by the Comprehensive Test Ban Treaty Organization. Others, such as those onboard the Global Positional System (GPS) satellites and DSP satellites, are maintained by the US military. The failure of DSP-23 does not represent a significant detriment in these existing capabilities. In fact, due to its operational location over Africa, the field of view of DSP-23 provides only above the horizon coverage of Iran, so using it to monitor Iran for surface or underground nuclear detonations from this location is a mostly pointless task. From this same position North Korea is on almost the opposite side of the globe.

Full disclosure and responsible actors

Much criticism, some of it warranted, has been leveled at the US government and military for their official silence and lack of disclosed information about this ongoing event. Every state does have the sovereign right to protect certain types of information that are essential to national security, and the US government considers the position of its satellites to fall into this category. Since the US military maintains the most complete source of public data on all objects in Earth orbit, it logically has the right to withhold information from that archive that it deems classified or harmful to its national security.

However, with every decision comes responsibility. In the case of an operational satellite, a state that withholds positional data on that satellite’s location from other actors in the same orbit implicitly assumes responsibility for ensuring the satellite is operated in a safe and sustainable manner and stays out of the way of any other objects in its path. States even have a strong incentive to carry through on this duty, since allowing your “invisible” satellite to collide with another object both defeats the purpose of trying to keep it hidden and likely will render it militarily useless.

Responsibility for uncontrolled satellites is less clear. While the 1972 Convention on International Liability for Damage Caused by Space Objects does not specifically contain provisions for on-orbit collisions, Articles VI and VII of the 1967 Outer Space Treaty do state the following:

States Parties to the Treaty shall bear international responsibility for national activities in outer space… whether such activities are carried on by governmental agencies or by non-governmental entities, and for assuring that national activities are carried out in conformity with the provisions set forth in the present Treaty.

Each State Party to the Treaty that launches or procures the launching of an object into outer space…and each State Party from whose territory or facility an object is launched, is internationally liable for damage to another State Party to the Treaty or to its natural or juridical persons by such object or its component parts on the Earth, in air or in outer space…

Those principles include the following responsibilities:

States Party to the Treaty…shall be guided by the principle of co-operation and mutual assistance and shall conduct all their activities in outer space, including the moon and other celestial bodies, with due regard to the corresponding interests of all other States Parties to the Treaty.

States Parties to the Treaty shall pursue studies of outer space…so as to avoid their harmful contamination and also adverse changes in the environment of the Earth resulting from the introduction of extraterrestrial matter and, where necessary, shall adopt appropriate measures for this purpose.

If a State Party to the Treaty has reason to believe that an activity or experiment planned by it or its nationals in outer space…would cause potentially harmful interference with activities of other States Parties in the peaceful exploration and use of outer space…it shall undertake appropriate international consultations before proceeding with any such activity or experiment.

A State Party to the Treaty which has reason to believe that an activity or experiment planned by another State Party in outer space…would cause potentially harmful interference with activities in the peaceful exploration and use of outer space…may request consultation concerning the activity or experiment.

As with most international legal documents, the language used in the Outer Space Treaty deliberately leaves a significant amount of maneuvering room. And historically, all states have deemed certain space activities and objects national secrets and hidden them from the world to the maximum extent possible. Some might even make the argument that this has been done for long enough and consistently enough to have developed into customary international law. So while the United States has perhaps not violated the letter of the law in this regard, it is perhaps dragging its feet on complying with the full spirit and intent of the law.

This is very important for the space security debate. Most significantly, the United States was one of the loudest voices among the chorus of states condemning the Chinese as an example of a “bad actor” in space for their 2007 anti-satellite test. The United States also boasted the great lengths (by its own standards) that it went to comply with both the letter and spirit of international law during its destruction of the ailing USA 193. The United States did indeed brief the operation to the United Nations Committee on the Peaceful Uses of Outer Space and conducted the operation in such a manner to minimize to the greatest extent possible any potentially long-lived debris. But many observers wonder to what degree this openness was forced by the ongoing public debate and media inquisition sparked by the amateur tracking of the object. And still to this day, the United States government refuses to fully reveal the calculations and methodology that proved that the reentry of the satellite did indeed pose a threat to humans and thus justified its destruction.

The use of the MiTEx pair to inspect DSP-23 also adds another interesting twist to the space security debate. As has been already pointed out by other commentators, states such as Russia and China will undoubtedly argue that this move as evidence that the United States is planning for or already has anti-satellites weapons in orbit. The history of SAINT, combined with the Air Force’s original desires for anti-satellite capability and America’s official policy of maintaining the right to neutralize adversaries’ space capabilities, provides circumstantial evidence to support this argument.

But as argued in my previous article on the issue of the Chinese BX-1 microsatellite (see “China’s BX-1 microsatellite: a litmus test for space weaponization”, The Space Review, October 20, 2008), these technologies and satellites often serve as a litmus test to reveal positions and intentions on the issue of weaponization of space. Others have also referred to it, perhaps more accurately, as a Rorschach test on space weapons. Using either analogy, it is predictable that each state would refer to its own actions as peaceful and the other’s as potentially dangerous.

If the United States truly wishes to provide evidence in support its position that it is the model for a peaceful, responsible actor in space, then it should publish the position of DSP-23 and provide all future updates, just like any other piece of space debris in the catalog. A non-responsive satellite which is instead drifting uncontrollably in the GEO belt has little military utility, and there is no longer any meaningful reason to continue to classify its position. The United States should also publish the positions of the MiTEx satellites to show that they are indeed only being used for their stated peaceful purposes. Attempting to hide their locations only encourages speculation and allows other States to claim they are indeed weapons to suit their own geopolitical purposes.

If future inspection satellites are orbited by the US military, the United States should consider making their services available to other States and space actors. The United States could even charge for those services as part of its planned Commercial and Foreign Entities (CFE) Phase 3, which plans to offer services such as analysis of space surveillance data products. Certainly there could be no harm to national security if these satellites are indeed conducting a legitimate, peaceful mission. Additionally, allowing other states to utilize such satellites could remove the imperative to develop and launch their own inspection satellites, thus minimizing the proliferation of the capability, which would certainly be to the best interests of the US military.

As with the events leading up to the destruction of USA 193 in February 2008, the best and most reliable sources of information on the saga of DSP-23 have so far been from the amateur and scientific satellite tracking community. That is both inspiring and disappointing.

There is also a measure of criticism to be leveled at the news media over this event. Several stories have been published parroting the statement that DSP-23 somehow was designed to detect Iranian or North Korean nuclear tests in deep space without asking how that could be possible (or indeed even worth spending taxpayer dollars on).

The continuing saga of DSP-23 was, and still is, yet another chance for the United States to prove that it is a responsible actor in space. So far, its performance has been somewhat underwhelming for a state that claims to be the epitome of a good actor in space. And it is a reminder to all states and space actors that with the attempt to hide the positions of satellites and information on their status comes a significant responsibility.

Geosynchronous orbit, through which the disabled DSP-23 satellite is now drifting, is filled with hundreds of communications and other satellites from dozens of companies and countries. (credit: AGI)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Январь 2009, 20:30:56

http://www.strategypage.com/htmw/htspace/articles/20081210.aspx

Look! In The Sky! It's A…

December 10, 2008: Sixty years of humans putting objects into orbit has left a lot of junk up there. Currently, over 300,000 dangerous objects 10 mm (.4 inch) in size are up there. The smallest of these is capable of disabling a satellite, or damaging a spacecraft. That's because these objects hit at very high speed (9-10 times faster than a bullet) if they, and their target, are coming from different directions. There are nearly 18,000 objects 10 centimeters (4 inches) or larger. These can do some catastrophic damage, to satellites or spacecraft. There are billions of objects smaller than 10mm, and these are responsible for many satellites failing early because of cumulative damage from getting hit by several of these micro objects. In 2007, the number of objects that could be tracked from the earth (using radar or telescopes) increased 20 percent.

There are lots of people keeping an eye on this clutter. The U.S. Air Force Space Surveillance Network, which tracks nearly 18,000 objects 10mm and larger, stopped sharing all of its information four years ago, for national security reasons. The Russian Space Surveillance System is known to use radar to track over 5,000 objects in low orbit. But the Russians have never shared this data completely, or regularly.

Filling in the gaps are two international organizations; IADC (Inter-Agency Space Debris Coordination Committee) and ISON (International Space Observation Network). IADC is a government operation, whose members include the U.S. NASA, and the equivalents in Russia, China and several other major nations. Like most government organizations, not all data is shared.

ISON is a non-government organization, and they come up with some of the most interesting stuff. ISON comprises 18 scientific institutions, 18 observatories, 25 telescopes and over a hundred professionals. ISON does not, as far as anyone knows, withhold data because of any national security concerns. This is fairly certain because ISON work is monitored, and complemented, by the efforts of thousands of amateur astronomers and orbital addicts who connect via the Internet, and constantly scour the orbital space for new objects, and dangerous movements by existing ones.

ISON already has spotted 152 larger (over 10mm) objects that have never been reported by any of the government organizations. The Internet based amateurs are often the first to spot a lot of this new activity, mainly because they have more eyeballs, and, in some cases, impressive optical equipment, searching the skies.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Январь 2009, 20:48:29
http://www.c4isrjournal.com/story.php?F=3847528

Pentagon seeks a missile-warning backup

January 01, 2009

With Russian satellite observers reporting that America’s newest missile-warning satellite is adrift in orbit, the U.S. is scrambling to acquire a gap-filler satellite as a hedge against a possible lapse in coverage years from now.

The U.S. launched its final Defense Support Program (DSP) satellite in November 2007 on the assumption that the Space Based Infrared System (SBIRS) satellites would be ready in time to prevent a coverage gap. The U.S. Air Force plans to launch the first SBIRS satellite in 2010, but California-based Lockheed Martin Space Systems continues to wrestle with software issues on that satellite, which, like the DSP spacecraft, would sound the alarm for the country’s anti-missile tracking sensors and rockets.

The Pentagon plans to ask Congress for permission to reprogram $117 million in 2009 to begin procurement of a Geosynchronous Earth Orbit Infrared Gap Filler System, a satellite that would be launched in 2014, according to an acquisition decision memorandum signed by John Young, undersecretary of defense for acquisition, technology and logistics. The money would be a down payment on the gap-filler satellite which is expected to cost from $350 million to $800 million.

The Air Force does not publicly discuss the status of the DSP constellation, but telescope observations by the Russian Academy of Science’s International Space Observation Network (ISON), combined with eavesdropping by amateur radio operators, indicate that DSP-23, the final satellite in the three-decade-old DSP series, stopped transmitting in mid-September and began drifting in October. The Russian group tracked the newest DSP satellite for months as it performed station-keeping maneuvers to keep it within 1 degree of its orbital slot in geosynchronous orbit. Amateur radio operators stopped detecting transmissions from the satellite in September, and the satellite began drifting farther east than its usual range in October, ISON’s Vladimir Agapov said.

A military panel known as the Deputy’s Advisory Working Group made the gap-filler decision after hearing from an infrared joint analysis team led by Air Force Gen. Kevin Chilton, commander of U.S. Strategic Command, Young’s memo said. Chilton’s joint analysis team got to work after an undisclosed event caused degradation in DSP coverage, heightening the risk of a coverage gap as the other DSP satellites age, Pentagon and industry sources said.

So far, Lockheed Martin has delivered two SBIRS payloads that are flying on classified satellites in highly elliptical orbits and will produce two more. The joint analysis team had previously determined that any potential risk of a coverage gap could be mitigated by changing the way the SBIRS elliptical-orbit payloads are utilized.

 — Turner Brinton and Leonard David


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 31 Январь 2009, 12:21:43
Сегодня (31 января 2008 г.) в "Вестях" (ТВ, Россия) дают краткий очерк об Уссурийской Станции, там в нарезке, насколько я могу судить, мелькает и монтировку от Diskus'a-Чекалина, на лету не разглядел, эта или WS-240GT.

Так что - с дебютом в средствах массовой информации (если не ошибся с идентификацией монтировки)!!!

Думаю, сюжет покажут ещё несколько раз за сегодня, в выходные они не часто обновляют новостную нарезку.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 02 Февраль 2009, 00:34:51

http://www.mignews.com/news/technology/world/031208_135645_56741.html

Элемент американской ПРО превратился в космический мусор

Один из американских военных спутников, задачей которого является слежение за запусками баллистических ракет, потерял управление и сошел с орбиты.

Российский ученый из института имени Келдыша заметил, что один из искусственных спутников Земли, по всей видимости, перестал функционировать и уходит все дальше от Земли.

Ученые полагают, что речь идет о спутнике DSP-23. Владимир Агапов, работающий в международном сети космического наблюдения ( ISON), говорит, что за объектом ведется длительное наблюдение и его странное наблюдение было замечено еще 10 января.

ISON наблюдает за всеми искусственными объектами, находящимися на орбите, как действующими, так и "космическим мусором".

Ученый отмечает, что объект, о котором идет речь, сделал три маневра после выхода на орбиту, и после этого движется исключительно как пассивный объект.

ISON состоит из 50 наблюдателей различных стран, которые за последнее время обнаружили 152 "неизвестных" объекта, принадлежность которых к определенной стране или организации установить не удается. Кроме того, обнаружены 192 обломка спутников и ракет, вращающихся вокруг земной орбиты.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Февраль 2009, 15:50:20
А здесь не только пишут, но еще и показывают  :)

http://www.ptr-vlad.ru/news/ptrnews/11297-primorskie-uchenye-budut-sledit-za....html

Приморские ученые будут следить за... космическим мусором.
 
Видеорепортаж Юлии Гаас  27 января 2009

Через тернии к звездам. Впервые за 15 лет Уссурийская Астрофизическая обсерватория получила современные телескопы. Теперь солнечные смотрители будут наблюдать и за спутниками, и за… космическим мусором. Опасны ли для землян неземные свалки? И можно ли найти в космосе новые источники энергии для Земли?
 
Эта служба не опасна, но трудна. Вот уже более полувека сотрудники Уссурийской Астрофизической обсерватории каждый день наблюдают за звездой по имени Солнце.
 
Служба Солнца, как служба в армии, говорит Константин Горохов - инженер лаборатории солнечной активности. Солнечный патруль – ежедневный. Здесь снимают фотосферу Солнца. Но этот аппарат – куде-рефрактор — не обычный телескоп. Одна его часть наблюдает за звездой, вторая - за спутниками.
 
Валентина Дьяконова, старший научный сотрудник Уссурийской Астрофизической обсерватории: "Очень много спутников сейчас запускают. Они разрушаются. Их фрагменты уже образовали настоящее кольцо вокруг Земли. И они – их фрагменты - стали очень опасны".
 
Ученые говорят, для землян неземные свалки пока не опасны. А вот будущее космических путешествий уже под угрозой. Каждый раз, когда космический корабль покидает земную атмосферу, одна из главных опасностей – столкновение с куском космического мусора. Это только в мультфильмах все заканчивается хорошо.
 
Корниенко Геннадий Иванович, директор Уссурийской Астрофизической обсерватории: "В последние годы зарегистрировано несколько столкновений рабочих аппаратов с фрагментами космического мусора. Ну, это просто приводит к выходу аппарата из строя. Потому что скорости там огромные – 7-8 км/с. Даже, если маленькая частица, это, как бронебойный снаряд. И даже сильнее. От аппарата мало, что останется".
 
Чтобы избежать катастрофы, астрофизики наблюдают за космическим мусором по всему миру. В том числе и в России. Но большая часть оборудования Службы Солнца Уссурийской обсерватории не обновлялась еще со времен ее создания.
 
Это – самый крупный инструмент Уссурийской Астрофизической Обсерватории. Внезатменный коронограф. Его вес более десяти тонн. Длина фокуса 8 метров. А диаметр главного объектива 53 сантиметра.
 
Этот коронограф кажется настоящим "динозавром науки" по сравнению с современными телескопами. Впервые за 15 лет обсерватория установила новые инструменты. Вот один из четырех.
 
Валентина Дьяконова, старший научный сотрудник Уссурийской Астрофизической обсерватории: "22 сантиметра – диаметр объектива. Короткофокусный – всего 50 сантиметров. Широкоугольный. Изображение, которое он фотографирует 5x5 градусов. На таком поле можно обнаружить достаточно много объектов, которые мы отслеживаем".
 
Отслеживать и фиксировать координаты околоземного мусора – пока единственная мера космической безопасности. Но не единственная задача Уссурийской Астрофизической Обсерватории. Наблюдения за Солнцем продолжаются. В будущем, делятся ученые, они могут помочь обнаружить альтернативу земным источникам энергии.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Февраль 2009, 16:04:25
http://www.gazeta.ru/news/science/2009/01/27/n_1321804.shtml

Уссурийские астрономы получили три новых телескопа

Ученые Уссурийской астрофизической обсерватории Дальневосточного отделения РАН начали наблюдения с помощью новых телескопов, которые позволяют, в частности, следить за «космическим мусором», искусственными спутниками Земли. Как сообщил заведующий лабораторией Геннадий Корниенко, ученые получили три новых телескопа. Наблюдения пока ведутся только на двух; предполагается, что третий начнет работу весной-летом, после монтажа и наладки.

По словам Корниенко, в первую очередь, новое оборудование поможет ученым решать прикладные задачи: «На околоземной орбите накопилось много космических аппаратов, отработавших ресурс. Эта оболочка из космического мусора достаточно плотная, возможно столкновение космического мусора с действующими космическими аппаратами. Ближний космос не способен самоочищаться, и космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов».

Также сейчас широко обсуждается астероидно-кометная безопасность Земли, сказал Корниенко, поэтому очень важно заблаговременно знать орбиты таких астероидов. Решать все эти задачи ученым поможет новое оборудование: «Новые телескопы помогут ученым решить научно-астрофизические задачи. Мы планируем проводить поиск и наблюдения оптически источников, связанных с гамма-всплесками». Новые телескопы отвечают современным требованиям, их технические характеристики позволяют наблюдать за быстродвижущимися объектами.

Уссурийская астрофизическая обсерватория ДВО РАН создана в Приморском крае в 1953 году для регулярных наблюдений Солнца и солнечной активности. Сейчас в составе обсерватории работают лаборатория солнечной активности и солнечно-земных связей, лаборатория солнечных магнитных полей, а также научно-исследовательские группа астрофотометрических исследований и группа геомагнитного поля.  РИА «Новости»


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Февраль 2009, 16:35:15
http://www.mediactivist.ru/news/59268/
За космическим мусором будут следить ученые Приморья

http://www.rian.ru/science/20090127/160178343.html
Приморские ученые смогут следить за "космическим мусором"

http://primamedia.ru/news/show/?id=90028
Ученые Приморья установили контроль за "космическим мусором"


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Февраль 2009, 00:34:42
Игорь, привет!
На этой недели в Приднестровье начались дни науки. По заказу президента сняли док. фильм о развитии науки в ПГУ (от физ. мат. фак. вошел наш астрономический центр), вчера был репортаж для первого республиканского канала, а завтра снимаем для Телевидения Свободного Выбора-ТСВ.
Во всех случаях основным материалом были итоги года ISON (ПулКОН), наше сотрудничество и кооперация. Говорили о том что есть, насколько важную помощь мы получаем от нашего сотрудничества и о планах развития итд. Резонанс соответственный. Приготовленны статьи для местной прессы, а перед новым годом вышла заметка в КП-комсомольская правда в Кишиневе.
В пятницу состоится итоговая конференция где будет присутствовать наш президент И.Н. Смирнов.
Будет возможность продолжить работу по загородной обсерватории!
Саша.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Февраль 2009, 12:53:27
Комментарий

Название нас как International Scientific Observation Network в некоторых заметках - неправильное. Это домыслы авторов, такие же, как сообщение, что с нами работает 100 профессиональных астрономов и тысячи любителей. А в российском варианте вообще указано, что мы сотрудничаем с американскими военными  - это полный бред. Поэтому не надо верить всему, что написано  :D. То, что мы  перепечатываем эти заметки здесь на форуме, совсем не означает, что мы разделяем хоть в чем-то мнение их авторов, и несем за это какую-то долю ответственности. Просто, считаю, что участникам проекта и интересующимся нашими работами будет интересно узнать, что про нас думают в мире.

А правильное наше самоназвание International Scientific Optical Network. Впервые оно было предложено мной вот в этой статье http://lfvn.astronomer.ru/report/0000012/p000012.htm . И, в дальнейшем стало общеупотребительным:
http://lfvn.astronomer.ru/report/0000024/rep2/index.htm
http://lfvn.astronomer.ru/report/0000029/index.htm
http://lfvn.astronomer.ru/report/0000037/001/index.htm
http://lfvn.astronomer.ru/report/0000039/003/index.htm


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Февраль 2009, 19:11:52
http://www.space.com/businesstechnology/090204-tw-satellite-sleuthing.html

How Amateur Sleuths Spot Satellites

By Leonard David
SPACE.com's Space Insider Columnist
posted: 4 February 2009
6:17 am ET


Leonard David has been reporting on the space industry for more than four decades. He is past editor-in-chief of the National Space Society's Ad Astra and Space World magazines and has written for SPACE.com since 1999.  

The heavens above has been a busy place of late.

For one, a crapped out U.S. Air Force spysat - Defense Support Program spacecraft (DSP-23) - is adrift that could prove troublesome to other high-value satellites.

More recently, Eutelsat's W2M telecommunications satellite also failed in orbit shortly after launch, leaving it dead to space.

Back in January 2007, China tested its sharp-shooting anti-satellite skills by taking aim on its own one-ton meteorological satellite - resulting in a huge cloud of ominous clutter.

A little over a year later, an errant American military classified satellite, USA-193, was aced out by a ship-to-space interceptor. That action, explained U.S. officials, was taken to prevent the spacecraft's load of hydrazine from posing a danger to people on Earth.

While much of this is out of sight, out of public mind - not so for a band of do-it-yourself observers - a network of devoted skywatchers that keep close eye on the far away.

Witnesses of the sky

"In my case, I have been tracking satellites since 1957," said Greg Roberts of Cape Town, South Africa. He is credited with pioneering the use of telescopic video cameras to track distant satellites, with outstanding results.

"I have never attempted to work out how much money has been spent on this hobby... but it is quite appreciable," Roberts told SPACE.com. His passion meant adding on a special building to his home just to house the overflowing amounts of radio and optical equipment.

"I have approached this hobby with quite some dedication," Roberts admitted.

In assessing the amateur network, Roberts said that satellite watchers fall into several groupings.

Some have a casual interest, simply on the lookout for a space shuttle or International Space Station flyover. Others observe and report what they witness in the sky more frequently, but their output is often of limited scientific value. 

Then there are those who observe and report, say the varying brightness of a spacecraft or a rocket body - measurements that can help, for example, determine an object's tumble rate. For the high-roller amateurs, they go after objects not listed by the U.S. Air Force Space Surveillance Network through its Space-Track database. The self-appointed skywatchers make note of an object's position and time as accurately as possible, and then report that data in a useable format.

Several of the best satellite observers use nothing more than binoculars, stop watch and a good star atlas. Then there are those with highly sensitive video cameras mounted to telescopes. Data steaming out of the camera can be recorded on a DVD recorder or direct to a personal computer's hard drive.

Yet another key tool is via the Internet, with Web sites like Heavens-Above providing data on what's coming to your part of the sky, with pass predictions of spacecraft available for any spot on Earth.

Looking for new talent

A set of highly-skilled skywatchers form the backbone of the amateur tracking group, following some 200 odd objects for which orbital data is not available from official sources, Roberts said.

Since the U.S. Air Force Space-Track listings do not contain every object in orbit, this has resulted in the hobby of scouting for so called "classified" satellites for which no official orbital data is available.

"In many cases these objects are not really classified," Roberts explained. "Simply, in some cases Space-Track has lost the object which might be nothing more than a large piece of debris. However the real serious observer will track these objects using data they have gathered and maintain their own orbital elements to enable future tracking," he added.

Today, the amateur group consists of a few radio observers and about half-dozen seasoned optical observers. A SeeSat-L Internet home page is the spot for the satellite patrol to share their observations, a site established in late 1994. SeeSat-L has become an almost indispensable tool for the satellite observer, be it for posting sightings of flares from the solar panels of Iridium satellites, identifying unknown satellites, propellant dumps, rocket engine burns, or re-entry predictions of decaying spacecraft.

"With so few members we are pretty thin as the world is pretty big...but we are slowly expanding and the group is constantly looking for new talent that could expand the network," Roberts said. "Unfortunately the talents required are fairly rare and what has been achieved is quite remarkable. Maybe one day we will have a unified space force that has an active world-wide capability...but that day is not yet in sight," he noted.

Eyes on the prize

A leader of the satellite watching community, Ted Molczan of Toronto, Canada, offers a number of tips for those who want to set their eyes in motion to gaze for objects overhead. Binoculars and a stopwatch are the minimum equipment required, he said.

Beginners can use binoculars of 50 millimeter (mm) aperture, which start at about a hundred bucks. In order to see more closely spaced reference stars, which tend to be faint - as well as more distant satellites - experienced observers prefer 80 mm or larger binoculars, which start at $200 to $300. This equipment must be mounted on a sturdy tripod with a fluid pan head, at an additional cost of $200 to $300, Molczan suggested.

The stopwatch should be able to record the time of more than one observation. Models with as many as 200 memories are available for about $75.

"In recent years, several observers have switched to using digital still or video cameras, combined with telescopes and automated tracking systems, enabling them to regularly observe faint objects at about 25,000 miles (40,000 km) range, in geostationary and highly elliptical orbits," Molczan pointed out.

Secret orbits

As for flat out fun, Molczan spotlighted his contribution to discoveries relating to the U.S. Misty 1 and 2 stealth satellites. "Satellites in secret orbits provide the finest test of my observational and analytical skills, and an opportunity to contribute to public knowledge," he said.

Molczan said that the satellite observer network don't perform space surveillance in the normal sense of the term. "However, in a recent year, our group of about 20 observers collectively made nearly 21,000 observations of more than 1,400 objects. This includes approximately 18,000 observations of about 200 objects in secret orbits, for which we are the only regular public source of orbital data," he said.

But is revealing the whereabouts of hush-hush, super-snooper spacecraft a good idea?

"The U.S. government needs to accept [the fact] that many of the satellites it relies on for national security purposes can be easily seen and tracked by amateurs with very modest equipment," responded T.S. Kelso of The Center for Space Standards & Innovation in Colorado Springs. He operates CelesTrak that posts info on the orbits of satellites and spacecraft debris.

"Assuming that U.S. adversaries can't do the same ignores fundamental realities and actually puts U.S. national security at risk, particularly when information on the location of these satellites is withheld from other satellite operators who are trying to avoid close approaches," Kelso said.

The most valuable members of the satellite observing community are those who use their eyes, a stopwatch and star chart, explained John Locker of Cheshire, north-west England.

"These are the real observers who diligently watch the sky and note when satellites pass by or near to visible stars and planets. These records can provide important information allowing the mathematicians in the group to calculate and check orbital data," Locker said. "Very often unlisted - often classified - satellites can be acquired in this way."

Locker said that others in the satellite watching group use everything from binoculars and backyard telescopes to more expensive large aperture optics. "But each and every observation is important," he advised.

For Locker, the main events last year for him was tracking and observing USA-193 before its in-space destruction. Another eye candy happening was catching a glimpse of secret Russian spysat just a couple of days after launch before it was put into a higher orbit, he said.

As for the future, Locker said that "unlike fixed commercial and military observatories, we are more mobile and flexible."

Even in the case of the apparently lost to space American DSP-23 spysat, Locker noted, its meanderings have also been charted by the International Scientific Optical Network - or ISON for short.

ISON involves 18 scientific institutions in various nations, 18 observatories and observation facilities, 25 optical instruments, and more than 50 observers and researchers. Observation results are piped into the Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences. ISON is billed as an open scientific structure and all nations are welcome to participate.

And perhaps that is where the future lies, Locker remarked: "A network of retained observers supporting the work of ISON....who knows? What is certain is that as long as there is something moving out in space, people like us will always be fascinated by it!".


Niche for all levels

Another notable node on the net of amateur skywatchers is Kevin Fetter of Brockville, Ontario in Canada. He recently got his own column space in the local newspaper by spotting the tool bag of goodies accidently dropped overboard by a spacewalker during a recent stroll outside the International Space Station.

Like others, Fetter said it doesn't take much gear to get involved - plop down cash for a good pair of binoculars and a stopwatch and you're in business. "That's how a few observe...but in my case, it cost a lot - over a $1,000 - but worth every cent. I have lots of fun with it. That's what matters to me."

Given the power of the Internet and its global outreach to other satellite spotters, Fetter agreed it's like being part of a unified space surveillance force.

"That's one way of looking at it...considering we make observations and generate orbital data that others can use," Fetter said.

Thomas Dorman of Horizon City, Texas sees the amateur network a little differently.

"It's more like people who find joy in the observing hobby/science of satellite watching and sharing their thoughts and observations with others of like mind around the world. At times it can be very exciting," Dorman noted. "There is a niche for all levels of interest in satellite observing. From the casual observer to the most advanced. There's a place for everyone."

But there is a single, solid requirement, Dorman quickly added: "One just has to have the will to look up."


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Февраль 2009, 01:39:42
http://www.inasan.rssi.ru/rus/asteroid_hazard/docs/resh_240408.doc

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
С О В Е Т   П О    К О С М О С У

РЕШЕНИЕ

24 апреля  2008 г.         № 10310-09
г. Москва

4. Считать целесообразным включить в план работы Совета на 2008 год доклад ИПМ им. М.В.Келдыша РАН о ходе работ, выполняемых институтами РАН по проблеме изучения техногенной засорённости околоземного космического пространства, о перспективных направлениях исследований по данной проблематике и требуемому развитию инструментальной базы для проведения целевых наблюдений для верификации разрабатываемых динамических моделей эволюции облака техногенных объектов в околоземном пространстве

5. Поддержать инициативные работы ИПМ им. М.В.Келдыша РАН по развитию Научной сети оптических средств для астрометрических и фотометрических наблюдений техногенных объектов.

Поручить ИПМ им. М.В. Келдыша совместно с ИНАСАН, Специальной астрофизической обсерваторией и Главной астрономической обсерваторией РАН подготовить и представить в Совет РАН по космосу предложения по развитию российской и зарубежной наблюдательной базы для решения задач по изучению объектов техногенного и естественного происхождения в околоземном космическом пространстве, в том числе слабых (до 20-21 звездной величины).

Заместитель председателя
Совета РАН по космосу
академик                              А.А. Боярчук

Ученый секретарь
Совета РАН по космосу
к.э.н.                                 А.В. Алферов


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: addmin от 13 Февраль 2009, 06:41:36
Для контролирования космического траффика нужны деньги и технологии

http://www.reuters.com/article/topNews/idUSTRE51B60920090212?sp=true

Цитировать
The crash of a U.S. communications satellite and a defunct Russian military satellite was a wake-up call that government action was needed to "clean" up increasingly congested orbits, said Vladimir Agapov, a senior Russian scientist.

It also "clearly demonstrated the inability of the current surveillance systems" to accurately predict close encounters quickly enough to avert a collision, said Agapov. He works with the International Space Observation Network (ISON), a nongovernmental group that uses a worldwide network of 18 scientific optical facilities to track objects in space.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Февраль 2009, 10:43:05
Спасибо. Заметка очень интересная, я пожалуй выложу ее всю. http://www.reuters.com/article/topNews/idUSTRE51B60920090212?sp=true

Space traffic congestion needs money, technology

Thu Feb 12, 2009 2:19pm EST


WASHINGTON (Reuters) - The dramatic collision of U.S. and Russian satellites is the latest in a series of orbital events that highlight an urgent need for better monitoring of the growing traffic in space.

Tuesday's crash will increase calls for additional Pentagon spending to track space debris and satellites, U.S. space experts said. It also may give new impetus to a drive to set international standards for companies and governments operating in space that may include equipping new satellites with sensors or mandatory propulsion systems so they can be moved to ease traffic congestion.

China's anti-satellite test in January 2007 sparked concerns about the U.S. ability to quickly determine if any problems were caused by natural phenomenon, technical malfunctions, debris strikes, or even enemy attacks.

Iran's launch of its first satellite earlier this month was a reminder of the growing number of space-faring nations which are adding to the traffic.

U.S. and European officials this week called for expanded efforts to monitor objects in space. Better information and technology might have helped to avert the satellite crash, which created at least 500 to 600 new bits of debris that could jeopardize other spacecraft in the future, they said.

"It emphasizes the need for expanded safety and navigational situational awareness, as well as the potential benefit of establishing some kind of international standards," said one senior U.S. official, who asked not to be named.

U.S. defense spending is under increasing pressure, but lawmakers are more apt to back preventative spending now that a major collision -- once considered unlikely -- has occurred, said one congressional aide.

RELIABILITY OF US DATA

The crash of a U.S. communications satellite and a defunct Russian military satellite was a wake-up call that government action was needed to "clean" up increasingly congested orbits, said Vladimir Agapov, a senior Russian scientist.

It also "clearly demonstrated the inability of the current surveillance systems" to accurately predict close encounters quickly enough to avert a collision, said Agapov. He works with the International Space Observation Network (ISON), a nongovernmental group that uses a worldwide network of 18 scientific optical facilities to track objects in space.


U.S. officials and Iridium, owner of the U.S. satellite that crashed, remained tight-lipped about whether they knew that there was a possibility of Tuesday's crash. But one U.S. official, who asked not to be named, said the collision had come as a surprise, noting that the U.S. government simply lacked the resources to track every object in space.

Bo Andersen, director of the Norwegian space agency, said the accident demonstrated why Europe needs to collect its own independent space traffic data rather than relying mainly on U.S. information.

The 19-nation European Space Agency agreed in November to spend some 50 million euros researching an alternative system for tracking space debris.

The United States spends billions to develop and launch new satellites each year, including secret projects for military or intelligence operations. Much of the U.S. economy is increasingly dependent on satellites and any mishap or disruption can affect a range of services.

But funding for monitoring and surveillance has been limited to a mere fraction of overall spending. That worries some military officials who say the stakes are too high to risk more collisions.

Some critics also question the reliability of U.S. data, citing one recent case in which reports about the location of a commercial satellite were off by thousands of kilometers.

SATELLITE FAILURES ALSO TROUBLING

The U.S. government's own concerns were exacerbated by the recent failure of two classified satellites. One was a small research satellite later destroyed by the U.S. government, and the other was a missile warning satellite, Northrop Grumman Corp's DSP 23, which failed in mid-September.

Both cases showed the need for better "intelligence about what we've got up there," said one U.S. official.

The United States has remained reluctant to share orbital data about its satellites, prompting some observers to warn that incomplete orbital data increase the risk of collisions.

The United States recently moved two smaller satellites built by Lockheed Martin Corp to inspect the defunct DSP 23, and the use of such "inspector" satellites could be expanded.

U.S. officials are also examining other technologies, including one loosely modeled on the sensors and cameras installed in cars and trucks that warn of impending crashes. The technology could be developed quickly but would add to the cost of already-expensive weapons systems.

Jonathan McDowell, astronomer at the Harvard-Smithsonian Center for Astrophysics, said the Russian satellite lacked a propulsion system that would have allowed the Russians to move it out of low-earth orbit as it neared the end of its life.

Hundreds of the 900 or so active satellites on orbit today also lacked a system that would allow them to be move out of harm's way, McDowell said. Future satellites should be required to have the ability to be moved, as well as fuel reserves and possibly even a second, emergency system, he said.

Nations might also consider requiring operators to move satellites out of crowded orbits once their work was done, he said. "With thousands of satellites up there and orbits getting crowded, you've got to be able to get out of the way."

The Obama administration has already signaled a greater interest in coordinated global efforts, vowing to restore U.S. leadership on space and seek a worldwide ban on weapons that interfere with military and commercial satellites.

It also promised to look at threats to U.S. satellites, contingency plans to keep information flowing from them, and what steps are needed to protect spacecraft against attack.

(Reporting by Andrea Shalal-Esa; Additional reporting by Tim Hepher and Jim Wolf; Editing by Richard Chang)

(andrea.shalal-esa@thomsonreuters.com; +1 202 354 5807; Reuters Messaging: andrea.shalal-esa.reuters.com@reuters.net)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Февраль 2009, 14:26:54
http://www.kommentarii.ru/science/cosmos/1
http://www.kommentarii.ru/comment/12896/1942

По каким причинам могло произойти столкновение этих спутников?

Никто пока не просчитывает опасные сближения между всеми спутниками. Возможно, настало время подумать об учреждении некоторой единой мировой службы безопасности космических полетов. В том числе тогда могут быть больше востребованы и измерительные данные нашей международной научной сети из 18 оптических обсерваторий НСОИ АФН (ISON).
 
Какова вероятность столкновений неповрежденных аппаратов с «космическим мусором»?

Согласно текущим представлениям – одно столкновение раз в 15 лет, но, во-первых, оно основывается на наших далеко не полных знаниях о популяции космического мусора (к примеру, благодаря наблюдениям НСОИ АФН, количество известных объектов на геостационарной орбите увеличилось на 35% за последние годы), а во-вторых, в реальности даже подтвержденные столкновения случаются в несколько раз чаще – известно уже 3 случая с 1991 года. Также есть сильные подозрения, что спутник «Экспресс-АМ11»,  обеспечивающий связь и телевизионное вещания на Дальнем Востоке, был выведен из строя именно столкновением с фрагментом космического мусора 

Какую угрозу может нести «космический мусор» действующим спутникам и МКС?

Вследствие высоких скоростей соударения они могут получить пробоину даже при столкновении с относительно небольшим фрагментом космического мусора. А крошечные частицы приводят к эрозии поверхностей солнечных батарей и других уязвимых частей космических аппаратов. 

Каково общее количество «космического мусора», вращающегося в околоземном космическом пространстве?

Количество каталогизированных космических объектов уже достигло 18000. Количество же фрагментов околосантиметрового размера оценивается в несколько сот тысяч. 

Насколько серьезна проблема засорения околоземного космического пространства
обломками космических аппаратов?

 
Это чрезвычайно серьезная проблема, расчеты показывают, что популяция космического мусора вскоре сможет продолжать увеличиваться даже при полном прекращении космической деятельности – за счет самовоспроизводства при столкновениях и разрушениях космических объектов.

Существует ли необходимость в рассмотрении мер по уменьшению интенсивности техногенного засорения космоса, с учетом возможных сценариев освоения космоса в будущем?

Не только существует, но подобные меры уже разрабатываются специально созданным органом, объединяющим представителей всех ведущих космических агентств мира, т.н. Межагентстким координационным комитетом по космическому мусору IADC, и рассматриваются на специальных сессиях Научно-технического подкомитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Хотя пока эти меры, например, по уводу космических аппаратов на орбиты захоронения после окончания срока их эксплуатации,  носят скорее рекомендательный характер.   
 
Существуют ли, в теории или на практике, эффективные способы уничтожения космического мусора на орбитах?

Пока еще разработаны только меры, снижающие вероятность образования космического мусора. Хотя над проблемой уничтожения космического мусора уже серьезно задумываются все больше специалистов. Также для улучшения ситуации на особенно населенных низких орбитах предлагается снимать некоторые самые опасные (например, взрывоопасные) объекты с помощью возвращаемых космических челноков.

Игорь Молотов


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 17 Февраль 2009, 21:56:39
http://www.tv-pmr.com/news.php?id=5056

В Приднестровском астрономическом центре появился новый универсальный телескоп  03.02.2009

Важные события для приднестровского астрономического центра не только в научном, но и образовательном плане. Планетарий получил еще одно подтверждение тесного сотрудничества с Пулковской обсерваторией - современный, многофункциональный телескоп. Он позволит заняться изучением самых отдаленных уголков Вселенной.

С каждым годом количество космического мусора вокруг планеты Земля растет заметными темпами. Более 3 миллионов обломков спутников, завершивших свой срок службы, продолжают кружить вокруг Земли, образуя кольцо. Этот мусор, возникший под влиянием человека, сегодня создает серьезные проблемы даже для запуска нового спутника на орбиту. С целью контроля за космическим пространством в 2004 году в России была создана Пулковскоя кооперация оптических наблюдателей – ПулКОН. В эту организацию входят 10 обсерваторий и наблюдательных пунктов по всему миру, в их числе и научно-методический центр астрономии ПГУ.         
 
Александр Выхристенко, директор научно-методического центра астрономии и астрофизики: «Перед новым годом состоялась небольшая командировка – поездка в Москву, где мы встречались в рамках договора, который подписан между ПГУ и рядом субъектов РАН и Пулковской обсерватории».
 
Из Москвы Александр Михайлович, директор астрономического центра приднестровского университета, привез уникальное оборудование – широкоугольную астрономическую фотокамеру. Таких объективов создано всего два: один - в Уссурийске, то есть на востоке, второй - в Тирасполе.
 
После установки объектива астрономический центр сможет получать фотографии высокой четкости и большой глубины проникновения. Это будет уже третий телескоп в центре. Предыдущий телескоп здесь был установлен 3 года назад, так же при поддержке российских коллег. А вот самый первый телескоп смонтировали еще в 1965 году, и сегодня он выполняет роль «тренажера» для студентов, и все меньше используется для научных исследований, уступая место современным аналогам. До конца года планируется установить еще 2 телескопа.     
 
Александр Выхристенко, директор научно-методического центра астрономии и астрофизики: «В этом году мы также планируем получить новое оборудование и в том числе очень сложные системы, которые позволят нам создать 80-сантиметровый телескоп, и в результате такого оснащения мы сможем наблюдать огромный спектр космических объектов».
 
Корреспондент: Станислав Стоянов


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Февраль 2009, 00:21:31
http://www.strategypage.com/htmw/htspace/articles/20090213.aspx

Rogue Russian Satellites Gone Wild

February 13, 2009: Another collision in orbital space has destroyed an operational communications satellite (one of the Iridium birds, which supplies satellite phone service), at an altitude of about 770 kilometers over central Russia. The Iridium satellite was hit, on February 10th, by a dead Russian communications satellite (the one ton Cosmos 2251, equipped with a nuclear power supply, launched in 1993). The Russian bird could not be moved, nor could the Iridium (which, while active, was not equipped with thrusters for movement). The Iridium bird was one of sixty, so satellite phone services was not interrupted, because of the spare capacity in the system. The collision turned the two satellites into 600 bits of debris.
The last time anything like this happened was in 1991, when a dead satellite ran into debris from another, and created more debris. There have been two deliberate collisions since then. Two years ago, China launched a "killsat" that maneuvered into the path of a dead Chinese weather satellite, and destroyed it. Last year, the U.S. Navy used one of its Aegis equipped warships to destroy a malfunctioning U.S. spy satellite with an anti-missile missile.  Russia and China have since called for such U.S. activity to be outlawed.

After sixty years of humans putting objects into orbit, there is a lot of junk up there. Currently, over 300,000 dangerous objects 10 mm (.4 inch) in size have been identified. The smallest of these is capable of disabling a satellite, or damaging a spacecraft. That's because these objects hit at very high speed (9-10 times faster than a bullet) if they, and their target, are coming from different directions.

There are nearly 18,000 objects 10 centimeters (4 inches) or larger. These can do some catastrophic damage, to satellites or spacecraft. There are billions of objects smaller than 10mm, and these are responsible for many satellites failing early because of cumulative damage from getting hit by several of these micro objects. There are also about 220 commercial satellites up there, plus nearly as many military ones.

There are lots of people keeping an eye on this clutter. The U.S. Air Force Space Surveillance Network, which tracks nearly 18,000 objects 10mm and larger, stopped sharing all of its information five years ago, for national security reasons. The Russian Space Surveillance System is known to use radar to track over 5,000 objects in low orbit. But the Russians have never shared this data completely, or regularly. Filling in the gaps are two international organizations; IADC (Inter-Agency Space Debris Coordination Committee) and ISON (International Space Observation Network). IADC is a government operation, whose members include the U.S. NASA, and the equivalents in Russia, China and several other major nations. Like most government organizations, not all data is shared.

ISON is a non-government organization, and they come up with some of the most interesting stuff. ISON comprises 18 scientific institutions, 18 observatories, 25 telescopes and over a hundred professionals. ISON does not, as far as anyone knows, withhold data because of any national security concerns. This is fairly certain because ISON work is monitored, and complemented, by the efforts of thousands of amateur astronomers and orbital addicts who connect via the Internet, and constantly scour the orbital space for new objects, and dangerous movements by existing ones.

ISON already has spotted 152 larger (over 10mm) objects that have never been reported by any of the government organizations. The Internet based amateurs are often the first to spot a lot of this new activity, mainly because they have more eyeballs, and, in some cases, impressive optical equipment, searching the skies.

When someone spots an object headed for a maneuverable satellite, the owner is alerted, and the bird is moved. This has happened several times in the last few years. The number of dangerous objects up there increases 10-20 percent a year. That's even with many of them falling into the atmosphere and burning up each year. Apparently, no one was able to predict the collision between Cosmos 2251 and the Iridium bird, largely because the high speed of these objects, and slight instability of their orbits, can turn an expected  near miss into a direct hit.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Февраль 2009, 16:46:20
http://www.nr2.ru/pmr/219569.html

Астрономический центр Приднестровья установил мощную астрофотокамеру 
09.02.09   13:42 

Тирасполь, Февраль 09 (Новый Регион, Ольга Курылева) – Приднестровский астрономический центр получил от коллег из России астрофотокамеру с размером матрицы 36х36 мм, передает корреспондент «Нового Региона».

Как сообщил директор астрономического центра Приднестровского госуниверситета Александр Выхристенко, аппарат позволяет с высоким разрешением фотографировать большие участки звездного неба и контролировать перемещения небесных тел – метеоритные потоки, кометы, астероиды.

Приднестровский Астрономический центр входит в состав Российской Пулковской обсерватории. Все данные наблюдений, а их только за прошлый год было больше ста, попадают в астрономические организации по всему миру. В ближайших планах центра – установка большого восьмиметрового телескопа весом около 1 тонны. Предполагается, что это станет первым шагом к созданию Приднестровской обсерватории.

http://nr2.ru/pmr/212479.html

В Приднестровском госуниверситете открылся планетарий
17.12.08   20:33

Тирасполь, Декабрь 17 (Новый Регион, Ольга Курылева) – В астрономическом центре Приднестровского государственного университета сегодня состоялось открытие планетария.

Как передает корреспондент «Нового Региона», специальное помещение планетария с идеальным сферическим потолком, строившееся более двух лет, оснащено японским оборудованием. Основная его часть – прибор с почти 1000 отверстий, каждое из которых соответствует звезде со своей степенью яркости.

Также здесь собраны линзы, старые телескопы и приборы измерения пространства почти с вековой историей. Некоторые экспонаты этого своеобразного музея хранились на полках университета более 40 лет.

По словам директора астрономического центра ПГУ Александра Выхристенко, «по значимости, с точки зрения образования, науки и регионального подхода, ни в Одессе, ни в Кишиневе подобного планетария на сегодняшний день не существует».

В 2009 году ученые ПГУ ждут еще одного важного события. В рамках нового совместного проекта с Российской Пулковской обсерваторией космических исследований, в состав которой входит и астрономический центр ПГУ, приднестровские ученые получат восьмиметровый телескоп весом почти в тонну. Он позволит заняться изучением дальних «уголков» вселенной, что ранее местным студентам было недоступно.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 22 Февраль 2009, 20:10:48
Нас упомянули в докладе Роскосмоса в ООН (объем доклада 1,91 МГб):

Activity of the Russian Federation on Space Debris Problem
Dmitry Gorobets, Russian Federation

http://www.oosa.unvienna.org/pdf/pres/stsc2009/tech-46.pdf

Это помимо нашего собственного доклада "stimation of current status of geostationary orbit based on results of research in the framework of ISON international project" (см. тему Публикации).


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Февраль 2009, 12:22:35
http://www.rm-daily.com/?cmd=main.news&id=540

Космический мусор нуждается в уборке
19 Февраля 2009 17:30:43

Анатолий Сидоров

В околоземном пространстве становится тесно – десятки тысяч космических объектов самых разных форм и размеров носятся над нашими головами. Мы уже не можем жить без спутникового цифрового телевидения, навигаторов и прочих систем космической связи, все больше входящих в повседневный быт.

Все это обеспечивается спутниками, вращающимися вокруг Земли на удаленных до 40 тысяч км орбитах. Как показали исследования российских ученых, эти орбиты в настоящее время замусорены гораздо больше, чем считалось ранее.

О необходимости регулирования движения в космосе рассказал «Русской мысли» Игорь Молотов, старший научный сотрудник, начальник сектора «МАК “Вымпел”» – корпорации, одной из основных задач которой является создание и скоординированное развитие систем ракетно-космической обороны.

«Вопрос необходимости выработки единых для всех правил поведения в космосе становится первоочередным в обсуждениях на самом высоком международном уровне, – говорит Молотов. – Геостационарная орбита – не резиновая. Сейчас во многих точках стояния (места расположения спутников) располагаются целые группы спутников. Точки стояния распределяются по квотам Международным союзом электросвязи. У каждой страны есть свой лимит. К настоящему времени практически все квоты исчерпаны. А поскольку распределяются они на условиях равноправного доступа для всех государств, в том числе и таких как Папуа-Новая Гвинея и Тонго, то более развитые государства уже перекупают точки у тех, которым они не нужны».

По словам Молотова, видимо, недалек тот день, когда появится настоящая космическая полиция и к этому надо быть готовым. Для того чтобы решать спорные вопросы с «космической полицией», необходимо владеть собственной объективной информацией о ситуации в космосе.

Что касается установления «правил игры» в космосе, то, как рассказал Молотов, этот вопрос регулируется на уровне ООН, где имеется специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Техническую экспертную работу для этого комитета в части изучения проблемы космического мусора и разработки рекомендаций по уменьшению связанной с ним опасности осуществляет Межагентский координационный комитет по космическому мусору (МККМ), в котором участвуют представители 11 ведущих космических агентств мира.

Генеральная Ассамблея ООН в начале этого года уже утвердила первые рекомендации, которые готовились МККМ в течение нескольких лет. В частности, принята рекомендация, согласно которой страны-владельцы спутников должны после окончания их активного функционирования уводить спутники с рабочих орбит на «космические кладбища», где они не будут мешать другим космическим аппаратам.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 25 Февраль 2009, 01:17:13
http://www.itogi.ru/obsch/2009/9/137773.html

Вылезли из орбит
Аварии в космосе чреваты международными скандалами на Земле

Юрий Караш
док­тор на­ук (Ph.D.) США по спе­ци­аль­нос­ти "Кос­ми­чес­кая по­ли­ти­ка и меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния", кан­ди­дат ис­то­ри­чес­ких на­ук, член-кор­рес­пон­дент Рос­сий­ской ака­де­мии кос­мо­нав­ти­ки им. К. Э. Ци­ол­ков­ско­го


На высоте 790 километров над Сибирью на пересекающихся курсах 10 февраля столкнулись два спутника - неработающий российский "Космос-2251" и действующий американский "Иридиум-33". Инцидент поставил перед специалистами сразу три вопроса: как подобное могло произойти, какую опасность представят образовавшиеся обломки для других космических аппаратов (КА) и как в будущем избежать такого рода столкновений, которые могут осложнить отношения между странами - владельцами космических объектов

История проблемы

Данные о количестве мусора в околоземном пространстве разнятся. До столкновения "Космоса" и "Иридиума" НАСА отслеживало около 13 тысяч объектов искусственного происхождения. Речь идет о предметах размером не менее 5 сантиметров. Однако представители "Сети космического наблюдения" (СКН) США утверждают, что отслеживают порядка 18 тысяч рукотворных объектов. Если же считать обломки меньшего размера, то, по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться до 150 тысяч предметов общей массой до 5 тысяч тонн.

Космический мусор располагается над Землей в основном тремя слоями: на высотах 800, 1500 и 36 000 километров, при этом его самая значительная масса "оккупировала" околоземное пространство до высоты 2000 километров. Обломки, располагающиеся на высотах 400–500 километров, "живут" не более 2–5 лет, сгорая из-за постоянного торможения о верхние слои атмосферы. Все, что выше, может существовать веками. Достаточно сказать, что вокруг Земли до сих пор вращается второй американский искусственный спутник "Авангард‑1", запущенный в 1958 году. По подсчетам специалистов этот аппарат, в перигее подходящий к Земле примерно на 650 километров, может проболтаться на орбите еще не менее 240 лет.

Специалистам прекрасно известны два самых крупных источника образования космического мусора. Первый - это американская ракета-носитель "Пегас". Взрыв ее верхней ступени в 1996 году привел к образованию 300 тысяч обломков величиной более 4 миллиметров, 700 из которых были достаточно велики, чтобы их занесли в специальный каталог. В результате этого события опасность поражения космического телескопа "Хаббл" фрагментами мусора возросла более чем в два раза. Второй источник - испытания в январе 2007 года китайского противоспутникового оружия, в результате чего был разрушен китайский же метео­спутник "Фенгюн1С". Образовавшееся облако из 35 тысяч обломков величиной более одного сантиметра, среди которых 900 были достаточно крупными, чтобы их зарегистрировать, захватило высоты от 200 до почти 4000 километров.

Чем опасен мусор

По некоторым подсчетам фрагмент размером не более одного сантиметра, двигающийся по эллиптической орбите вокруг Земли со скоростью около 10 километров в секунду, несет в себе столько же кинетической энергии, сколько "Газель", двигающаяся со скоростью 100 км/ч. Пятисантиметровый осколок почти гарантированно пробьет противометеоритную защиту МКС, способную выдержать удар фрагмента размером до одного сантиметра, и нарушит герметичность комплекса. Чтобы этого не произошло, станция не менее десяти раз за всю историю своей эксплуатации делала маневры уклонения. Таким же способом сберегаются и беспилотные аппараты.

Не считая столкновения "Космоса" и "Иридиума", история знает пока немного примеров ущерба от орбитального мусора. Первой потерпевшей в списке идет Земля. В 1978 году радиоактивные обломки советского спутника "Космос-954" усыпали почти 600 километров северо-западной части территории Канады. Второй пострадавшей стала… корова, которую убило в Австралии в 1979 году обломком американской станции "Скайлэб". В 1996 году французский разведывательный спутник "Церес" был серьезно поврежден обломками французской же ракеты-носителя. В 1997 году женщину в Оклахоме ударил в плечо обуглившийся обрывок металлической сетки, которая, как потом выяснилось, была элементом топливного бака американской ракеты "Дельта II", запущенной в 1996 году. В марте 2007 года прозвучал тревожный звонок и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 километрах от своего самолета падающие пылающие обломки. И хотя эксперты впоследствии предположили, что это, скорее всего, были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с лайнером пролетели фрагменты космического мусора. Тем более что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое аппараты.

Что касается столкновения "Космоса" и "Иридиума", то Стратегическое командование США в настоящее время отслеживает порядка 500 фрагментов, способных представлять угрозу для различных КА. Наибольшей опасности сейчас подвергаются американские спутники системы наблюдения за Землей, летающие на высоте 705 километров. Для МКС, эксплуатирующейся на высотах 350-370 километров, увеличение опасности оценивается как незначительное.

За космическим мусором наблюдают как в США, так и в России. За океаном это делает уже упомянутая "Сеть космического наблюдения", входящая в состав Стратегического командования, а также НАСА. В России - Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения. Оборудование СКН позволяет разглядеть волейбольный мяч на высоте до 36 тысяч километров. Российский оптико-электронный узел космического слежения "Окно" также позволяет следить за объектами на высотах до 40 тысяч километров, правда, информация о минимальном размере объектов, доступных для наблюдения "Окном", носит закрытый характер.

Однако, как отметил представитель Пентагона Брайан Уитман, даже при наличии подобного оборудования "слежение и учет каждого рукотворного объекта на орбите имеет свои пределы". Уитман признал, что США не смогли предсказать столкновение "Космоса" и "Иридиума".

Как предотвратить столкновения

Поскольку все больше государств оставляют в космосе рукотворные объекты, а орбитальный мусор способен еще и к "саморазмножению" (сталкивающиеся обломки дробятся на более мелкие), проблема засоренности околоземного пространства в ближайшее время будет становиться острее. Пока наиболее эффективный способ бороться с ним - действовать по принципу: "Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят". В 2002 году под эгидой ООН создали "Межведомственный координационный комитет по космическому мусору", который разработал "Правила, направленные на смягчение проблемы космического мусора". Теперь на борту КА должны присутствовать резервные запасы топлива, чтобы по истечении срока работы увести аппараты в специально отведенные районы околоземных орбит или направить к Земле. Желательно также оснащать спутники дополнительными системами управления, способными в случае поражения аппарата частицами мусора уводить его с рабочих орбит. Предполагается, что "кладбища спутников" будут располагаться на 200-300 километров выше зоны геостационарных орбит.

Что касается уже образовавшегося околоземного мусора, то уничтожать его предлагается разными способами - и ракетными ударами с Земли, и выжиганием крупных фрагментов лазером, и даже при помощи запуска на орбиту огромного гелиевого облака, в котором фрагменты мусора тормозились бы, после чего падали на Землю. Правда, пока все это идеи, хотя год назад США уничтожили ракетой собственный разведывательный спутник, чтобы исключить его падение на Землю с остатками высокотоксичного гептилового топлива.

Официальное признание на международном уровне проблема получила в 1993 году после доклада в ООН на тему "Воздействие космической деятельности на окружающую среду". Признавалось, что проблема имеет не национальный, а глобальный характер. После этого еще по меньшей мере две резолюции Генассамблеи ООН под идентичным названием "Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях" от 2002 и 2007 годов подчеркнули "крайнюю необходимость" того, чтобы государства уделяли "больше внимания проблеме столкновений космических объектов". 13 февраля этого года Управление ООН по вопросам исследования и освоения космического пространства вновь подтвердило важность следования "Правилам, направленным на смягчение проблемы космического мусора". Что касается привлечения внимания к этой проблеме на высшем государственном уровне, то пока это сделали лишь США в "Национальной космической политике", озвученной президентом Бушем-младшим в 2006 году. Америка обязалась "предпринимать меры, направленные на уменьшение образования космического мусора в результате деятельности правительственных и неправительственных организаций".

Но как определять меры ответственности за ущерб, нанесенный космическим мусором? Международное законодательство в данной области космического права пока еще мало проработано. По сути, в нем имеются лишь два документа. Первый - "Договор о космосе" от 1967 года. Статья VII этого документа предусматривает некую "международную ответственность" (не уточняя, что именно имеется в виду) за ущерб, причиненный одному государству космическими объектами или их составными частями другого государства, на Земле, в воздушном или в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела. Второй - "Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами", подписанная 29 марта 1972 года в Москве, Лондоне и Вашингтоне. Согласно статье II этой конвенции, "запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом", но лишь "на поверхности Земли или воздушному судну в полете". Что же касается ущерба, причиненного космическому объекту одного государства космическим объектом другого государства, то "последнее несет ответственность только в случае, когда ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает" (статья III). Но кто, например, виноват в столкновении "Иридиума" и "Космоса"? Возможно, следует перенести на космос правило, действующее в авиации и судовождении: когда более маневренное транспортное средство (планер или яхта) встречается с менее маневренным (самолет или теплоход), то первое всегда уступает дорогу второму. В этом случае "Иридиум" должен был бы уступить дорогу "Космосу".

Не способствует решению проблемы и статья VIII "Договора о космосе", согласно которой государство - участник договора сохраняет право собственности, юрисдикцию и контроль над своим объектом в течение всего времени нахождения этого объекта в космическом пространстве и после его возвращения на Землю. Это значит, что космический "мусорщик" столкнется с юридическими сложностями при попытке снять с орбиты недействующий КА, если он ему не принадлежит, даже если государство-собственник отказалось от этого аппарата. А как быть, если разведывательный спутник России, США или какой-либо другой страны сразу после выхода на орбиту перестанет функционировать? Формально это космический мусор, и наверняка найдется страна, которая тут же пошлет своего "мусорщика" забрать сломавшийся КА, чтобы под предлогом очистки космического пространства получить самые свежие военные секреты государства - собственника спутника. Понятно, что подобные действия встретят противодействие владельца КА.

Или представим на минуточку такую ситуацию. Американский метеоспутник врезался в китайский разведывательный КА. Возможно, это случайная авария, но в Пекине могут подумать, что Вашингтон сознательно уничтожил космический "глаз" Поднебесной, и дело неминуемо закончится международным скандалом. Чтобы всего этого не произошло, специалистам в самое ближайшее время предстоит сесть и разработать четкие правила, определяющие маневры непреднамеренно сближающихся космических аппаратов, чтобы не допустить их столкновения. Иначе неминуемо последуют столкновения интересов космических держав.

СТРАХОВАНИЕ
Уникальный случай
Степан Кривошеев

Еще в марте 2008 года страховщики в лице британского объединения "Ллойд" заговорили о страховании ответственности владельцев спутников, разрушившихся в космическом пространстве, перед владельцами действующих КА, которые могут быть повреждены образовавшимися обломками. Поводом для этого послужило уничтожение Соединенными Штатами своего разведывательного спутника. А после столкновения "Космоса" и "Иридиума" представитель страховой компании, пожелавший остаться неизвестным, заявил в интервью интернет-изданию Space.com, что до этой аварии вероятность подобного инцидента не учитывалась при определении стоимости страховки какого-либо КА, но теперь - будет. "Вероятность столкновения двух искусственных объектов в космосе мала, но это произошло, - говорит руководитель Центра урегулирования претензий Страхового Дома ВСК Олег Шумилин. - В этом действительно есть уникальность. Согласно опубликованным данным, российский спутник с 1997 года находился в околоземном пространстве в нерабочем состоянии. Исходя из этого факта, нельзя говорить о причинении вреда. Что же касается страховой практики, то если бы спутники были застрахованы по традиционному имущественному страхованию, было бы произведено возмещение (стоимость спутника и возможность упущенной выгоды от эксплуатации), а по страхованию ответственности - возмещение вреда за гибель спутника за счет виновной стороны".


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Февраль 2009, 12:02:15
http://www.space.com/news/090225-wandering-spysat-danger.html

Wandering U.S. Spy Satellite Prompts Continuing Concerns
By Leonard David
SPACE.com's Space Insider Columnist
posted: 25 February 2009


While the unprecedented smashup between a U.S. and Russian satellite earlier this month sparked a lot of attention, another wayward spacecraft — out-of-whack U.S. secret satellite DSP-23 — remains a serious concern.

Lofted into orbit in November 2007, this Defense Support Program (DSP) spacecraft apparently went belly-up the following year. Making matters worse, DSP-23 died before it could be nudged into a graveyard orbit, where it would no longer be a collision threat for other satellites.

The satellite is one of a constellation of Earth-staring spacecraft designed to spot orbits rocket launches, nuclear blasts, as well as gather other types of technical intelligence from their 22,300-mile (35,888-km) geosynchronous (GEO).

Last month, space reporter Craig Covault at Spaceflight Now broke the story that two Micro-Satellite Technology Experiment (MiTEx) satellites were dispatched to peek in on the errant satellite. Of course, mum's the word from the U.S. military on the DSP-23's off-kilter status.

But, fingers are crossed at SES ASTRA — operator of the ASTRA Satellite System that provides satellite services in Europe — regarding the meanderings of DSP-23.

The misbehaving DSP-23 spacecraft has "visited" ASTRA satellites for the last two months. That SES ASTRA system is used by a wide range of broadcast and multimedia companies to deliver revenue generating broadcast and broadband services to 117 million households.

"It will be of concern for many other positions...for a very long time," said Hugues Laroche of SES Engineering. "As operators of GEO satellites I guess we are still exposed to lower risks of collision probabilities than low Earth orbits, but still this is a concern," he told SPACE.com.

That's especially the case, Laroche added, since the GEO ring is such a tiny resource. When a satellite dies prematurely there, it remains in the vicinity for a long time...with a longitude swing on one hand and an inclination drift on the other, he said.

Laroche said it's time for the actors in the satellite field "to stop acting each one on their side." Rather, there's need to increase coordination, he concluded.

Spacecraft drift

Meanwhile, a loosely knit — but high-tech — group of amateur satellite detectives has been keeping tabs on the orbital wandering of DSP-23.

For example, skywatcher Ted Molczan of Toronto, Canada, has used a computer program developed by fellow hobbyist Mike McCants to predict DSP-23's orbit through 2051, to chart the spacecraft's drift — a plot that tracks the satellite's oscillation between longitude extremes over a long period of time.

"Currently, DSP-23's orbit is inclined about 2.8 degrees, which is slowly decreasing, such that by 2012, it will be inclined just 0.3 deg, whereupon it will begin to increase," Molczan told SPACE.com. "By 2015, it will have returned to its present inclination."

Since many, if not most, operational GEO satellites have similarly small inclinations, this means that DSP-23 will remain in their immediate vicinity for at least the next six years, Molczan said. By about 2036, the spysat's inclination will rise to about 15 degrees, which will reduce the time it spends in close proximity to operational GEO satellites, he added.

"But decades later, its inclination will return to its present small value, increasing the hazard it poses to operational satellites of that time. This long-term oscillation in inclination will continue for a very long time," Molczan said.

Close encounters

Molczan spotlights the efforts of his satellite watching colleagues, Greg Roberts of South Africa and Peter Wakelin of the U.K., since they performed a load of hard work to track DSP-23 during its time in the eastern hemisphere.

Roberts used a collection of sophisticated gear to observe DSP-23, though his sightings suggest that nothing too dramatic is happening to the satellite.

"It has speeded up its eastward drift... but that's because of natural causes as I don't think the satellite is under any form of human control," Roberts told SPACE.com.

The two MiTEx micro-satellites inspectors, Roberts added, are both drifting eastward and are now too low in his eastern sky to track optically.

"I haven't heard anything about the results of their inspections in late December 2008 and early January 2009," Roberts said. "Since then, the two MiTEx satellites have not changed their orbits so either the operators are happy to leave them in their current drifting orbits or the satellites are no longer operable — probably the former.

"Of course DSP-23 continues on its course and passing close to operational craft quite frequently...from what I have heard, the closest approach so far has been just under 12 kilometers (7.5 miles)," Roberts said. 

Other than tracking DSP-23 as a matter of course, Roberts pointed out that the amateur network is not keeping a look-out for "close encounters" with other spacecraft.

Half of these occur in the daylight hours in this part of the world so could not be seen even if there was a possible chance of collision, he said.

"I don't know if the U.S. Department of Defense is alerting commercial operators of the possible need to move craft," Roberts said.

But he would imagine such groups as the International Scientific Optical Network (ISON), a far flung group of scientific optical facilities for observation of high altitude geocentric orbit, is busy keeping an eye on all the celestial action. Network data collecting and crunching is done at the Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Февраль 2009, 17:50:48
http://nvo.ng.ru/wars/2009-02-20/1_starwars.html?mpril

Звездные войны стали реальностью
Над Сибирью столкнулись два спутника: "Космос-2251" и "Иридиум-33"
2009-02-20 / Юрий Караш - Доктор наук (Ph.D.) США по специальности "Космическая политика и международные отношения", кандидат исторических наук

10 февраля на высоте 790 км над Сибирью столкнулись два спутника: неработающий российский – «Космос-2251» и действующий американский – «Иридиум-33». Этот инцидент поставил сразу три вопроса: как подобное могло произойти, какую опасность представляют образовавшиеся обломки для других космических аппаратов и как в будущем избежать такого рода ЧП, которые могут осложнить отношения между государствами.

ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ

До 10 февраля Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) отслеживало в околоземном пространстве до 13 000 объектов искусственного происхождения.

Речь идет о предметах размером не менее 5 см. Однако представители Сети космического наблюдения, входящей в Стратегическое командование Соединенных Штатов, утверждают, что отслеживают около 18 000 рукотворных объектов.

Если же считать обломки меньшего размера, то, по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться примерно 150 тыс. предметов общей массой до 5000 тонн. Большинство из них – «мертвые» КА, а также обломки ракет-носителей. За Россией, по данным НАСА, «числится» более 4400 объектов, за США – более 4200. Остальные своим происхождением обязаны в основном Китаю, Франции, Японии, Индии и Европейскому космическому агентству (ЕКА).

«Космический мусор» располагается над Землей в основном тремя слоями: на высотах 800, 1500 и 36 000 км, при этом его самая значительная масса «оккупировала» околоземное пространство до высоты 2000 км. Обломки, располагающиеся на высотах 400–500 км, живут не более двух–пяти лет из-за торможения о верхние слои атмосферы. Все, что выше, может существовать веками. Достаточно сказать, что вокруг Земли до сих пор вращается второй американский спутник «Авангард-1», запущенный в 1958 году. По подсчетам специалистов, этот аппарат, в перигее подходящий к Земле примерно на 650 км, способен пролетать еще не менее 240 лет.

Самыми крупными источниками образования «космического мусора» по настоящее время являются два: первый – американская ракета-носитель «Пегас». Взрыв ее верхней ступени в 1996 году привел к образованию 300 000 обломков величиной более 4 мм, 700 из которых были достаточно велики, чтобы их занесли в специальный каталог. В результате этого события опасность поражения космического телескопа «Хаббл» фрагментами «космического мусора» возросла более чем в два раза. Второй источник – испытания китайского противоспутникового оружия в январе 2007 года, в результате которого был разрушен принадлежавший КНР метеоспутник «Фенгюн-1С». Образовавшееся облако из 35 000 обломков величиной более 1 см, среди которых 900 были достаточно крупными, чтобы их зарегистрировать, захватило высоты от 200 до почти 4000 км.

ЧЕМ ОПАСЕН «МУСОР»

По подсчетам специалистов, фрагмент размером не более одного сантиметра, двигающийся по эллиптической орбите вокруг Земли со скоростью около 10 км в секунду, несет в себе столько же кинетической энергии, сколько «Газель», двигающаяся со скоростью 100 км в час. Пятисантиметровый осколок почти гарантированно пробьет противометеоритную защиту Международной космической станции, способную выдержать удар фрагмента размером до 1 сантиметра, и нарушит герметичность комплекса. Чтобы этого не произошло, станция не менее десяти раз за всю историю своей эксплуатации делала маневры уклонения. Таким же способом сберегаются и беспилотные аппараты. Один из самых известных случаев – маневр американского спутника «КлаудСат», осуществленный в июле 2007 года с целью избежать столкновения с иранским спутником «СИНАХ-1».

Не считая недавнего инцидента с «Космосом» и «Иридиумом», история освоения космоса знает пока немного примеров ущерба от «космического мусора». Первой потерпевшей в списке идет Земля. В 1978 году радиоактивные обломки советского спутника «Космос-954» посыпались на северо-западную часть территории Канады (Москва выплатила Оттаве 3 млн. канадских долларов за дезактивацию). Второй пострадавшей стала… корова, которую убило в Австралии в 1979 году обломком американской станции «Скайлэб».

В 1996 году «космический мусор» причинил первый значительный ущерб на орбите, когда французский разведывательный спутник «Церес» был серьезно поврежден обломками французской же ракеты-носителя. В 1997 году женщину в штате Оклахома ударил в плечо, правда, без каких-либо последствий, обуглившийся обрывок металлической сетки, которая, как потом выяснилось, была элементом топливного бака американской ракеты «Дельта II», запущенной в 1996 году. В марте 2007 года прозвучал тревожный «звонок» и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 км от своего самолета падающие пылающие обломки. И хотя эксперты впоследствии предположили, что это скорее всего были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с воздушным судном пролетели фрагменты «космического мусора», тем более что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое космические аппараты.

Что касается столкновения «Космоса» и «Иридиума», то Стратегическое командование США в настоящее время отслеживает порядка 500 фрагментов, способных представлять угрозу для различных КА. Наибольшей опасности в настоящее время подвергаются американские спутники Системы наблюдения за Землей, летающие на орбите высотой 705 км. Для МКС, эксплуатирующейся на высотах 350–370 км, увеличение опасности оценивается как незначительное.

За «космическим мусором» следят как в США, так и в России. За океаном – это уже упомянутая Сеть космического наблюдения (СКН), входящая в Стратегическое командование, а также НАСА. В России – Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения. Оборудование СКН позволяет разглядеть бейсбольный мяч на высоте до 1000 км, а волейбольный – до 36 000 км. Российский оптико-электронный узел космического слежения «Окно» также способен обнаруживать и вести объекты на высотах до 40 000 км. Правда, информация о минимальном размере «предметов», доступных «взгляду» из нашего «Окна», носит, судя по всему, закрытый характер.

Однако, как отметил представитель Пентагона Брайан Уитман, даже при наличии подобного оборудования, «слежение и учет каждого рукотворного объекта на орбите имеет свои пределы». Уитман признал, что США не смогли предсказать столкновение «Космоса» и «Иридиума».

КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ИНЦИДЕНТЫ

Поскольку все больше государств оставляют в космосе рукотворные объекты, а «космический мусор» способен еще и к «саморазмножению» (сталкивающиеся обломки дробятся на более мелкие), проблема засоренности околоземного пространства в ближайшее время будет обостряться. Пока наиболее эффективный способ бороться с ней – действовать по принципу: «Чисто не там, где убирают, а там, где не пачкают».

Это означает следующее – надо своевременно сводить отработавшие КА и ступени ракет-носителей с орбиты или уводить их на высокие «парковочные» орбиты, где они могут существовать тысячелетиями. Выработаны уже некоторые международные правила утилизации вышедших из строя КА. Что касается уже образовавшегося околоземного «мусора», то здесь – и уничтожение наиболее крупных и опасных обломков ракетными ударами с Земли, и даже запуск на орбиту огромного гелиевого облака, в котором фрагменты «мусора» должны тормозиться, после чего падать на Землю.

Впрочем, пока это все идеи, хотя в феврале 2008 года США уничтожили ракетой собственный разведывательный спутник, чтобы исключить его падение на Землю с остатками высокотоксичного гептилового топлива.

Проблема борьбы с «космическим мусором» и поиска ответа на вопрос «Кто виноват?» в случае нанесения этим мусором ущерба осложняется недостаточной развитостью международного законодательства в данной области космического права. В настоящее время имеется лишь два документа.

Первый – Договор о космосе от 1967 года. Статья VII этого документа предусматривает некую «международную ответственность» (не уточняя, что именно имеется в виду) за ущерб, причиненный одному государству космическими объектами или их составными частями другого государства, на Земле, в воздушном или в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела.

Второй – Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Она была заключена 29 марта 1972 года в Москве, Лондоне и Вашингтоне. Согласно статье II этой конвенции «запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом», но лишь «на поверхности Земли или воздушному судну в полете». Что же касается ущерба, причиненного космическому объекту одного государства космическим объектом другого государства, то согласно статье III конвенции «последнее несет ответственность только в случае, когда ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает».

Но кто виноват в столкновении «Иридиума» и «Космоса»? Возможно, следует перенести на космос правило, действующее в авиации и судовождении: когда менее маневренное транспортное средство (планер или яхта) встречается с более маневренным (самолет или теплоход), то второе всегда уступает дорогу первому. В этом случае «Иридиум» должен был бы «уступить дорогу» «Космосу». Необходимо внести дополнение и в статью VIII Договора о космосе, согласно которой государство – участник договора сохраняет право собственности, юрисдикцию и контроль над своим объектом в течение всего времени нахождения этого объекта в космическом пространстве и после его возвращения на Землю. Это значит, что космический «мусорщик» столкнется с юридическими сложностями при попытке снять с орбиты недействующий КА, если он ему не принадлежит, даже если государство-собственник отказалось от этого аппарата.

Решать проблему «космического мусора» необходимо и по политическим причинам. Представим, что метеоспутник государства А врезался в разведывательный спутник государства Б, с которым А находится в недружественных отношениях. Возможно, это случайная авария, но в государстве Б могут подумать, что государство А сознательно уничтожило его космический «глаз», и тогда дело может кончиться международным конфликтом. Чтобы этого не произошло, должны быть разработаны четкие правила, определяющие маневры непреднамеренно сближающихся космических аппаратов с целью не допустить их столкновения.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Февраль 2009, 17:56:05
Наш комментарий:

http://nvo.ng.ru/wars/2009-02-20/1_starwars.html?mpril

Звездные войны стали реальностью
Над Сибирью столкнулись два спутника: "Космос-2251" и "Иридиум-33"
2009-02-20 / Юрий Караш - Доктор наук (Ph.D.) США по специальности "Космическая политика и международные отношения", кандидат исторических наук

Здравствуйте!

С интересом прочитал статью "Звездные войны стали реальностью", опубликованную 20.02. Поднятая в статье проблема - действительно
важная и актуальная. Однако статья содержит целый ряд некорректностей, которые могут сформировать у читателей НВО абсолютно неверное
представление о реальном состоянии дел.

Остановлюсь подробно на каждой такой некорректности.

Автор пишет:
"
До 10 февраля Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) отслеживало в околоземном
пространстве до 13 000 объектов искусственного происхождения.

Речь идет о предметах размером не менее 5 см. Однако представители Сети космического наблюдения, входящей в Стратегическое командование Соединенных Штатов, утверждают, что отслеживают около 18 000 рукотворных объектов.
"

По-видимому, автор не совсем компетентен в затрагиваемых в данных абзацах вопросах, поскольку на самом деле НАСА никогда не занималось
ОТСЛЕЖИВАНИЕМ объектов искусственного происхождения в околоземном пространстве, за исключением собственных функционирующих космических аппаратов. Контроль космического пространства в США и ранее, и в настоящее время осуществляется силами подразделений Военно-воздушных сил (ВВС), а именно - Космического командования ВВС (до образования этого командования данной проблемой занимался НОРАД - Объединённое командование противовоздушной обороны Североамериканского континента). Эти подразделения осуществляют эксплуатацию измерительных средств и центра обработки получаемой информации. Центр обработки ведёт каталог космических объектов, в котором на настоящий момент времени действительно имеется орбитальная информация о порядка 18000 объектах, находящихся на орбитах. Часть из них, а именно упомянутые в статье "до 13000" (точно - 13023 по состоянию на 09.02) внесена в официально публикуемые Космическим командованием отчёты, доступные публично. Оставшиеся 5000 - это объекты, которые Космическое командование пока не идентифицировало с конкретным источником происхождения, поэтому и не внесло их в официально публикуемые отчёты.

Далее читаем в статье:
"
Если же считать обломки меньшего размера, то, по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться примерно 150 тыс. предметов общей массой до 5000 тонн.
"
Данное утверждение о количестве "предметов" выглядит весьма сомнительным, поскольку автор не указал нижнюю границу размеров этих
"предметов", для которой получена оценка. Если внимательно почитать материалы того же НАСА, то можно легко увидеть, что по оценкам
количество объектов размером более 1 мм (а для низких орбит этот размер определяет порог опасности при столкновении) составляет
несколько миллионов.

Следующий абзац:

"В марте 2007 года прозвучал тревожный <<звонок>> и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 км от своего самолета падающие пылающие обломки. И хотя эксперты впоследствии предположили, что это скорее всего были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с воздушным судном пролетели фрагменты <<космического мусора>>, тем более что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое космические аппараты."

является не более чем спекуляцией на тему космического мусора. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что специалисты ИСКЛЮЧИЛИ возможность того, что это был орбитальный объект (космический мусор). Поэтому автор излишне нагнетает обстановку и, видимо, будучи просто не знаком с этими выводами, пытается делать свои предположения, не имеющие под собой никакой почвы.

Теперь следующий текст:

"
За <<космическим мусором>> следят как в США, так и в России. За океаном - это уже упомянутая Сеть космического наблюдения (СКН), входящая в Стратегическое командование, а также НАСА. В России - Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения.
"

Это утверждение содержит целый некорректностей.

Во-первых, как я уже написал выше, НАСА не осуществляет регулярного слежения за космическим мусором. Разовые эксперименты, проводимые с целью верификации статистических моделей и т.п., не являются контролем.

Во-вторых, автор проявил завидную некомпетентность, не упомянув, что в составе Космических войск РФ также существует специализированная Система контроля космического пространства (СККП) и Центр контроля космического пространства (ЦККП), аналогичные упомянутой Сети космического наблюдения (СКН) и центру обработки в США. Именно СККП и ЦККП Космических войск РФ являются национальными источниками информации о состоянии околоземного космического пространства. И именно они отслеживают все происходящие в космосе события.

В-третьих, что касается сети НСОИ АФН, научным координатором которой являюсь я, она никак не может быть поставлена в один ряд с российской СККП и американской СКН, поскольку у неё совершенно иные задачи. Да, НСОИ АФН занимается изучением космического мусора с целью совершенствования моделей, изучения долгосрочной эволюции объектов и т.д. Но это исключительно научные задачи, в то время как российская СККП и американская СКН решают гораздо более широкий спектр задач, в ряду которых проблема космического мусора - только "одна из". Кроме того, как правильно отмечено, НСОИ АФН - международный проект и по этой причине он не может упоминаться в таком контексте, как это сделал уважаемый автор статьи.

В-четвёртых, за безопасность космической деятельности в РФ по закону отвечает Роскосмос, который в настоящее время создаёт во
взаимодействии с МО РФ и Российской академией наук (РАН) Автоматизированную систему предупреждения опасных ситуаций в
околоземном космическом пространстве (АСПО ОКП). Информация о работах в этом направлении широко представлена на самом высоком международном уровне (Научно-технический подкомитет Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях - COPUOS) и поэтому представляется, что такие факты обязательно должны находить отражение в проблемных статьях, подобной обсуждаемой в данном письме.

Я был бы очень признателен, если бы вы опубликовали мои замечания в ближайшем номере НВО, т.к. перечисленные некорректности в
опубликованном материале вызвали определённую негативную реакцию со стороны всех российских участников сложной и важной работы по контролю засорённости околоземного пространства и выработке решений по проблемам, связанным с ней.

С уважением,
Владимир Агапов

Старший научный сотрудник Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 01 Март 2009, 12:59:19
http://www.rian.ru/caricature/20090128/160356095.html

Способы наблюдения за "космическим мусором"

Уссурийской астрофизической обсерватории Дальневосточного отделения РАН начали наблюдения с помощью новых телескопов, которые позволяют, в частности, следить за "космическим мусором", искусственными спутниками Земли, сообщил заведующий лабораторией Геннадий Корниенко.

"Ученые получили три новых телескопа, пока наблюдения ведем только на двух. Предполагается, что третий начнет работу весной-летом, после монтажа и наладки", - сказал собеседник агентства. По его словам, в первую очередь, новое оборудование поможет ученым решать прикладные задачи.

"На околоземной орбите накопилось много космических аппаратов, отработавших ресурс. Эта оболочка из космического мусора достаточно плотная, возможно столкновение космического мусора с действующими космическими аппаратами", - пояснил Корниенко. "Ближний космос не способен самоочищаться, и космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов", - добавил он.

Сергей Елкин


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 01 Март 2009, 13:01:52
Однако даже на сайте Академии наук про наши работы написали:

http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=2b7d0ba9-7533-4bce-9719-324d45d76c08&_Language=ru

Ученые Приморья установили контроль за "космическим мусором"

28.01.2009

Космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов


Сотрудники Уссурийской астрофизической обсерватории Дальневосточного отделения Российской академии наук приступили к наблюдениям с помощью новых телескопов, которые дают возможность следить за движением искусственных спутников Земли, "космическим мусором".

На обсерватории установлены три новых телескопа. Однако наблюдения ведутся пока с двух телескопов. Третий телескоп вероятнее всего будет включен в рабочий процесс весной-летом, после монтажа и наладки.

"Новые телескопы позволят выполнять прикладные задачи. На околоземной орбите накопилось много старых космических аппаратов. Эта оболочка из "космического мусора" достаточно плотная, возможно его столкновение с действующими космическими аппаратами. Поскольку ближний космос не способен самоочищаться, и космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов ", - уточнил Корниенко.

По его словам, также сейчас широко обсуждается астероидно-кометная безопасность Земли. Потому очень важно заблаговременно знать орбиты таких астероидов. Решать все эти задачи ученым поможет новое оборудование.

"Новые телескопы отвечают современным требованиям, их технические характеристики позволяют наблюдать за быстродвижущимися объектами", - отметил ученый.

Уссурийская астрофизическая обсерватория ДВО РАН создана в Приморском крае в 1953 году для регулярных наблюдений Солнца и солнечной активности. Сейчас в составе обсерватории работают лаборатория солнечной активности и солнечно-земных связей, лаборатория солнечных магнитных полей, а также научно-исследовательские группа астрофотометрических исследований и группа геомагнитного поля.

PrimaMedia


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Март 2009, 00:20:32

http://www.strategypage.com/htmw/htspace/articles/20090220.aspx

Antidote For KillSats And Space Crud

February 20, 2009: The U.S. Air Force is putting a special Space Based Space Surveillance system (SBSS) satellite into orbit in two months. The $425 million satellite contains a digital camera can be quickly swiveled take pictures of space debris, and make it easier to count and track the growing quantity of space junk up there. Getting a better, and more timely, look at space junk has become a priority.
After sixty years of humans putting objects into orbit, there is a lot of junk circling the planet. Currently, over 300,000 dangerous objects 10 mm (.4 inch) in size have been identified. The smallest of these is capable of disabling a satellite, or damaging a spacecraft. That's because these objects hit at very high speed (9-10 times faster than a bullet) if they, and their target, are coming from different directions. There are nearly 18,000 objects 10 centimeters (4 inches) or larger. These can do some catastrophic damage, to satellites or spacecraft. There are billions of objects smaller than 10mm, and these are responsible for many satellites failing early because of cumulative damage from getting hit by several of these micro objects.

The U.S. Air Force Space Surveillance Network tracks nearly 18,000 objects 10mm and larger, but stopped sharing all of its information five years ago, for national security reasons. The United States will be under a lot of pressure to change this policy once the SBBS goes into operation. With some 900 active satellites in orbit, and nearly half of them are American, there is a need to provide better tracking of dangerous space junk. About 75 percent of all satellites are non-military (most of them commercial, the rest government non-military birds.) With SBBS, the U.S. will be much better able to protect its satellites from the growing debris menace. Other nations, particularly American allies, will want the same degree of safety.

There are other organizations keeping an eye on the debris. The Russian Space Surveillance System is known to use radar to track over 5,000 objects in low orbit. But the Russians have never shared this data completely, or regularly. Filling in the gaps are two international organizations; IADC (Inter-Agency Space Debris Coordination Committee) and ISON (International Space Observation Network). IADC is a government operation, whose members include the U.S. NASA, and the equivalents in Russia, China and several other major nations. Like most government organizations, not all data is shared.

ISON is a non-government organization, and they come up with some of the most interesting stuff. ISON comprises 18 scientific institutions, 18 observatories, 25 telescopes and over a hundred professionals. ISON does not, as far as anyone knows, withhold data because of any national security concerns. This is fairly certain because ISON work is monitored, and complemented, by the efforts of thousands of amateur astronomers and orbital addicts who connect via the Internet, and constantly scour the orbital space for new objects, and dangerous movements by existing ones.

ISON already has spotted 152 larger (over 10mm) objects that have never been reported by any of the government organizations. The Internet based amateurs are often the first to spot a lot of this new activity, mainly because they have more eyeballs, and, in some cases, impressive optical equipment, searching the skies.

When someone spots an object headed for a maneuverable satellite, the owner is alerted, and the bird is moved. This has happened several times in the last few years. The number of dangerous objects up there increases 10-20 percent a year. That's even with many of them falling into the atmosphere and burning up each year. Even when you spot a potential collision between debris and an active satellite, the high speed of these objects, and slight instability of their orbits, can turn an expected collision into a near miss. This is not an exact science, but the more information you have, the more accurate your predictions will be.

SBBS has a military purpose, to spot and track hostile KillSats, sent up to destroy American satellites. If the initial SBBS is successful, more will be launched, to provide real time surveillance of orbital space. But most of the time, SBBS will serve to make space safer from catastrophic accidental collisions.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Март 2009, 01:47:25
http://rescommunis.wordpress.com/2009/03/06/us-air-force-to-widen-access-to-detailed-space-surveillance-data/
http://www.space.com/spacenews/spacenews_summary.html#BM_1

U.S. AIR FORCE TO WIDEN ACCESS TO DETAILED SPACE SURVEILLANCE DATA

March 6, 2009 at 5:30 pm | In Space Law Current Events |

By PETER B. de SELDING
Space News Staff Writer


PARIS — The U.S. Air Force has agreed to provide wider access to its high-accuracy catalog showing the whereabouts of orbital debris and operational satellites as part of an effort to enable commercial and non-U.S. government satellite operators to better avoid in-orbit collisions, according to U.S. Air Force officials.

The new policy, whose exact contours are not yet known, reflects recognition by the Air Force that a failure to stem orbital collisions of the kind that destroyed an operational Iridium mobile communications satellite Feb. 10 ultimately could render certain orbits of high strategic and public service value unusable for decades.

The new policy, which one Air Force official said should be announced before June, also may be seen as a response to growing efforts in Europe, Russia and elsewhere to coordinate existing radar and optical telescope assets into a coordinated space situational awareness network.

As the owner of the world’s most sophisticated network of ground-based radars tracking space traffic, the U.S. Air Force is faced with the choice of leading such an effort, joining it or letting it develop without active American involvement.

Air Force officials have long said they are struggling to reconcile the need to help coordinate a global space traffic management system and the natural disinclination of the military to make public what is still considered strategically sensitive information. Air Force officials have also pointed out that any major new effort at space traffic management could require investment in expertise and perhaps computing power.

In a March 3 response to Space News questions, the U.S. Air Force Space Command said: “In the near future, the public will also receive more advanced services to include End-of-Life support, Anomaly Resolution support, and potential threat notification support. The vision is to provide these advanced services via the same website as the [collision-risk analysis] and Launch support service is provided.”

The Web site in question, www.space-track.org, is where the basic U.S. Air Force Space Surveillance Network data is published, but only in a form that satellite operators have long said is not useful for space traffic management. This data, called Two-Line Elements (TLEs), has too great a margin of error to permit operators to act.

Some satellite operators, particularly those with satellites in geostationary orbit, complement the U.S. Air Force TLE data with information from other sources. The Russian-led International Scientific Optical Network, based at Moscow’s Keldysh Institute of Applied Mathematics, includes some 25 optical telescopes, mainly in the former Soviet Union, that can be deployed on a case-by-case basis as part of commercial transactions. But this network’s focus is on objects in geostationary orbit, the operating orbit for most commercial satellites but far above low Earth orbit regions where debris is of most concern.

In Europe, French radar and German optical systems have been used to verify close satellite encounters in low Earth orbit once TLE data has spotted a potential problem, but the European assets have nowhere near the reach of the U.S. Space Surveillance Network.

Another service is provided by the Center for Space Standards and Innovation, the Colorado Springs, Colo., research arm of Analytical Graphics Inc. In operation since 2004, the Satellite Orbital Conjunction Reports Assessing Threatening Encounters in Space, or SOCRATES, service is likewise based on U.S. Air Force TLEs. As was the case with the Feb. 10 Iridium collision with a retired Russian satellite, it is unable to warn of a pending collision in low Earth orbit. The Iridium collision with Russia’s Cosmos satellite occurred at about 790 kilometers in altitude.

The U.S. Air Force statement suggests that it will furnish more information to the public to enable operators to make a more highly informed decision.

Current policy is for satellite operators seeking threat assessment data from the U.S. Air Force to fill out a form online to request more-detailed information. The procedure is relatively straightforward, but again does not give operators of satellites in low orbit, where the debris population is much higher, enough time to react. Here, too, the Air Force statement raises hope that the policy will be modified: “In the near future we will provide a capability to provide timelier, streamlined processes by posting all potential conjunctions on the Space-Track.org website. Our first step will be to regularly post approximately fifteen [Commercial and Foreign Entities] satellite constellations on the Space-Track website.

One U.S. Air Force official said a full review of how space traffic management is conducted is being readied for completion before this summer. It is unknown whether non-U.S. government operators with satellites in low Earth orbit will be given access to the high-accuracy catalog of orbiting objects, or be permitted to ask the Air Force for daily updates based on the high-accuracy catalog.

Bethesda, Md.-based Iridium Satellite LLC has been given special access to otherwise nonpublic Air Force Space Surveillance Network information, but only for limited periods, according to John Campbell, Iridium’s vice president for government affairs.

In a March 2 interview, Campbell said Iridium was given access to the high-accuracy data starting in January 2007, following a China anti-satellite missile firing that destroyed a retired Chinese weather satellite operating in an orbit near Iridium’s, spewing thousands of pieces of debris that will make Iridium more vulnerable to collision.

Campbell said that access to the high-accuracy data was only for the debris from the Chinese anti-satellite test. The access ended in January 2008, but has been renewed since the Feb. 10 collision to aid Iridium in repositioning an in-orbit spare satellite to replace the one that was destroyed. Iridium operates a constellation of 66 satellites.

Campbell said the data furnished by Air Force Space Command has been based only on the Air Forces catalog, and has not included inputs from Iridium on the exact location of its satellites. Operator input makes even the most precise Air Force information more accurate because operators know the exact position of their own spacecraft.

“We are exploring how we could provide our data on a regular basis,” including a study of how data formats and other compatibility issues could be harmonized, Campbell said.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Март 2009, 03:03:32
http://www.satmagazine.com/cgi-bin/display_article.cgi?number=1415465455

FEATURE: Space Sustainability: To Preserve And Protect...

by Brian Weeden
a technical consultant for the Secure World Foundation and former U.S. Air Force officer with a background in space surveillance and ICBM operations.


The diverse array of benefits space has provided to our activities on Earth has greatly increased over the last few decades. Over this time period, many space applications have been turned into profitable commercial enterprises and important civil programs, bringing with them immense change and incredible socioeconomic benefits. Space-based remote sensing has revolutionized human and environmental security, while space-based navigational systems have created massive efficiencies in the global transportation network and together with satellite communications provided the foundation for globalization.

More recently, we have also learned that the space environment is fragile, and that our actions and activities can have long term consequences. Sustainability of the space environment is the responsibility of all actors in space, and only by working together can its benefits be assured for future generations. The foundation to this sustainability is international civil cooperation in and sharing of space situational awareness data.

Limited Natural Resource
An increasing number of States and private operators are realizing the benefits space has to offer and the number of satellites providing space-based services is accelerating. Sixty-four States or private entities now own or operate satellites in Earth orbit, including such recent notables as Algeria, Nigeria, Venezuela, and Vietnam [1].

Ten States have demonstrated independent capability to place satellites into Earth orbit [2]. Since the launch of Sputnik in 1957, the satellite catalog of objects in Earth orbit has grown to almost 13,000 objects, with another almost 5,000 objects tracked but not cataloged [3]. Over 90 percent of the catalog consists of debris, dead payloads, and spent rocket stages used to put satellites in orbit, with the remaining few percent being operational satellites.

There is an inherent danger in this recent explosion in the use of space. Like any other limited natural resource, mismanagement and overexploitation can degrade or even destroy the long term sustainability of the space environment. (In example, see the sidebar extracted from that daily SatNews regarding a recent satellite collision.)

The first counter argument that is normally heard in response to this is the “big space” theory: space is so vast that it is hubris to think that humanity can have any serious impact. Indeed, the volume of Earth orbit from the upper edges of the atmosphere out to geostationary orbit is roughly 5,000 times the volume of the Earth’s oceans and atmosphere combined. But this argument ignores some fundamental facts that differentiate the space domain from the domains of land, sea and air on Earth.

The driving force behind these facts is orbital mechanics. The physics of gravitational attraction and Keplerian motion dictate how satellites move as well as which orbits are especially beneficial. In particular, geostationary orbit and Sun-synchronous orbits have proven to be the two regimes where the most satellites, and thus satellite services, are concentrated.

Geostationary orbit is a thin racetrack running around the Equator 36,000 kilometers above the surface of the Earth. It is here that any application which requires a generally fixed position relative to the Earth’s surface and large field of view must reside. Satellite television, big-picture weather, and communications relay are the most prominent civil and commercial applications.

Sun-synchronous orbit is a set of inclinations between 96.5 and 102.5 degrees which, when combined with a specific altitude, allow the orbits for satellites in these inclinations to precess around the Equator opposite the Earth’s rotation. This means that these satellites overfly the same point on the Earth at repeatable intervals with the same solar lighting conditions each time which makes Sun-synchronous orbits especially useful for applications such as optical remote sensing, mapping and environmental measurement.

All satellites must remain in motion; otherwise they will succumb to the pull of Earth’s gravity and fall back towards its center. The speed a satellite must maintain is a function of its altitude: closer to the Earth’s atmosphere the pull of gravity is stronger and satellites here must move faster to maintain their orbit than those higher up. This pull of gravity combines with the Earth’s atmosphere to dictate another important parameter – orbital lifespan.

The length of time an object in Earth orbit remains there is a function of its altitude above the Earth, and it is not a linear scale. An object at 300 kilometers of altitude has a lifespan measured in a few months, while the lifespan of a one at 600 kilometers is measured in several years.

Above 1,000 kilometers the lifespan of objects is measured in millennia. This permanence means that actions taken in orbit can have consequences for a very long time. Automobile accidents in space cannot be simply cleared away to make the highway safe again.

The most talked about event in the realm of space security in recent years was the Chinese anti-satellite test in January 2007 which destroyed the Fengyun-1C  weather satellite [5]. A significant fraction of the 2,800 pieces of trackable debris created by this event was thrown to altitudes greater than 1,000 kilometers. Two years later, less than 50 pieces have re-entered the Earth’s atmosphere. Multiple satellites have been forced to conduct collision avoidance maneuver due to close approaches with pieces of Fengyun-1C debris, including NASA’s $400 million Terra satellite in Sun-synchronous orbit [6]

As significant an event as this was, it is nowhere near the worst event imaginable. Outside of a massive nuclear detonation in space, the worst event would be the energetic fragmentation of a satellite in the geostationary belt, either from a massive internal explosion or from a collision with another object. A very thorough analysis of exactly this scenario was the subject of a recent AIAA paper [8]. The authors’ simulation of a “what could have been” collision from the close approach of Cosmos 1961 and Eutelsat W6 in August 2008 shows that the nearly 5,000 pieces of trackable debris would have spread throughout the entire geosynchronous belt within 36 hours. Two days after the event, the wide variation in differential velocity imparted in these pieces would have spread them through many orbital regimes, with the potential to impact all orbits over the coming decades.

While this was just a fictional event, the chances of it happening in reality are increasing every day. Eutelsat W6 mentioned in the simulation above was under full control and thus able to maneuver to avoid the collision, if necessary. Of the 1,150 known objects in the geostationary belt, only 243 of those are under full control (both longitude and inclination), with only an additional 365 satellites under partial stationkeeping control [10]. The number of objects drifting or captured by libration points, and thus unable to maneuver to avoid collisions, comprise more than half of the population.

In Sun-synchronous orbit, the situation is even worse. Of the more than 4,000 tracked objects in this region, less than 150 are operational satellites. More important, due to the nature of Sun-synchronous orbits, the vast majority of the objects in these orbits cross paths at the Poles every 45 minutes, with head-on closing velocities approaching 14 kilometers per second.

Three-Part Solution
Given the above analysis, it is in the interests of all space actors to invest in the long term sustainability of Earth orbit and in particular those orbits that provide essential benefits. The general set of possible solutions to this problem can be broken down into three areas: debris mitigation, space traffic management, and debris removal. Each has its own advantages and disadvantages that works in concert with the others

Debris mitigation is currently the area with the most progress and focus within the international community. Its goal is to limit the amount of debris generated in the launch, on-orbit and re-entry phases of space operations. Several of the major space agencies around the world formed the Interagency Space Debris Coordination Committee  (IADC) in 1993. As the result of more than 15 years of work, the IADC generated a set of debris mitigation guidelines in 2004. These guidelines were eventually endorsed by the United Nations and several States are currently in the process of implementing them with national legislation and economic mechanisms.

While debris mitigation is an important step, it does not address the problem of the existing debris on orbit. Recent studies have indicated that even without additional satellites placed into orbit, the existing population of orbital debris is likely to increase through collisions between each other [12]. The only way to tackle this problem is by developing methods of actively removing debris from orbit. While the technical and economic feasibility of this is currently the subject of an on-going IAA study due to report in 2009, the scope of such a solution need not be extensive. Studies have also showed that removal of even five of the most dangerous objects each year was enough to stabilize the existing on-orbit population [13].

In the meantime, space actors must turn to methods of minimizing the effects of existing debris on their spacecraft and services. This is the primary goal of space traffic management (STM). Like air traffic management, the goal is to prevent collisions between active satellites and pieces of debris or other satellites. Two techniques form the backbone of STM: conjunction assessment, the prediction of close approaches and associated probability, and collision avoidance, maneuvers undertaken to prevent high probability collisions.

Currently, the only international entity performing a substantial level of STM is the United States military. It uses the extensive satellite catalog derived from its global network of optical and radar sensors to screen a limited list of important military and civil satellites for conjunctions. However, sensor and analytical capacity limitations prevent the expansion of this service to include all operational satellites under the control of the United States, let alone the world. And while the U.S. military is pursuing technological upgrades to add capacity, national security limitations will probably prevent it from performing this service for the world in the foreseeable future.

Many space actors are beginning to realize the eventual need for a formal international space traffic management system even though the technical and political mechanisms to enable this are far from complete. The most significant need is the development of an international civil space situational awareness (SSA) system. Space situational awareness evolved from the military concept of space surveillance. While space surveillance concentrates on tracking mainly the position of objects in space, military SSA seeks to add additional elements to develop a persistent, predictive picture of the space environment that includes adversarial intent.

But space situational awareness is not the sole domain of the military. Just as many other militarily useful types of data also have important civil applications, so does SSA. Currently, satellite operators have an excellent idea of where their particular satellite(s) are but little to no picture of what’s going on around them. They are, in essence, driving a car with the windows blacked out while looking at a GPS unit, oblivious to other traffic around them and relying on the “big space” theory to ensure that no collisions happen.

SSA as the Foundation
International civil space situational awareness is a way of correcting this situation. Its goal is to provide a base level of information about the position of all relevant objects in space to all actors to enable intelligent and efficient use of space. An important distinction is the difference in requirements between military and civil SSA. At its most basic level, civil SSA only needs to provide the position of an object in space and the entity to contact in regards to that object. It does not need to provide the capability to fully characterize the capabilities of that object nor determine its intent. In this way international civil SSA can provide a needed service while simultaneously addressing the security and privacy concerns of both governmental and commercial operators.

The international aspect of such a system lies not only within the distribution of data but also in its collection. By its nature, the task of providing SSA requires a global solution. Observing a satellite at only one point in its orbit only gives you an accurate location at that point; in order to be able to accurately predict where it will be in the future you need multiple observations scattered around the entire orbit. Low Earth orbiting satellites are constantly in motion, making multiple orbits of the Earth each day while the Earth rotates underneath them, making it folly to try and produce an accurate orbit from a single location on the Earth.

Geostationary satellites pose a different problem. Sitting over a certain spot on the Equator, a tracking station within its field of view can track it throughout its entire orbit in one day. But the same object can only be tracked from territory located within its field of view; locations on the other side of the planet will never be able to track it.

To date, the few militaries around the world that have tried to tackle this problem have done so with a geographically distributed network of optical telescopes and radar facilities supplemented with mobile tracking ships. However, maintaining and coordinating these far-flung installations is an extremely expensive undertaking. Only the United States military has successfully developed the capability to maintain an accurate catalog of both low Earth and deep space orbits. Even that capability has severe restrictions, stemming from its foundations on the polar-orientated missile warning network, paucity of deep space telescopes, and almost complete lack of Southern-hemisphere coverage.

A true SSA system also needs to be more than just tracking installations on the Earth. Space weather information is another crucial piece of data. The fluctuations in Solar activity not only determines the expansion and contraction of the Earth’s atmosphere, which dictates the decay rate of low Earth satellites, but also can generate massive solar storms and particle emissions. These severe space weather events can degrade or destroy satellites and even affect terrestrial power grids and communications networks.

Current SSA and STM Efforts
There are two solutions currently under development that attempt to address the need for both SSA and STM. The United States Air Force was authorized by the U.S. Congress in 2003 to provide satellite tracking data to entities other than the US government where it did not adversely affect national security [15]. This program, known as Commercial and Foreign Entities (CFE), started with the creation of the Space Track website and transition from the previous website operated by NASA’s Orbital Information Group (OIG) [16]. This website provides unclassified positional data, called Two Line Elements (TLEs), on much of the satellite catalog maintained by the U.S. military to anyone who creates a login. Currently, the U.S. military is working on Phase 3 of the CFE Program, which is intended to provide advanced services to customers. These services could possibly include conjunction assessment, collision avoidance, and anomaly resolution and may or may not include a service fee.

Originally, CFE was planned to be almost entirely a one-way street, with outside entities providing data to the U.S. military who would then do all calculations and analysis internally. Results and recommendations may or may not be transmitted to outside entities. A service implemented in this manner would not meet the international needs for neither SSA nor STM as it would not allow outside entities to make their own calculations and risk analysis. Additionally, national security considerations would most likely limit the service to commercial entities and “friends and allies”. Recently the National Security Space Office (NSSO) took charge of the program and there have been indications that CFE Phase 3 may be implemented in a much more open manner, including some two-way data transfers and open participation.

A second promising service is the Satellite Orbital Conjunction Reports Assessing Threatening Encounters in Space for Geosynchronous (SOCRATES-GEO) service offered by the Center for Space Standards and Innovation (CSSI) [17]. Based in Colorado Springs, CSSI is a research arm of Analytical Graphics, Inc. (AGI), makers of Satellite Tool Kit (STK). SOCRATES-GEO is a partnership between CSSI and several commercial GEO providers where voluntary owner-operator positional data and maneuver schedules are provided to CSSI by the commercial partners. The CSSI analysts and software mix this information with data pulled from the U.S. military’s public satellite catalog on debris and other objects. The resulting web service gives the commercial owner-operators daily predictions of all conjunctions and access to additional resources to help make collision avoidance decisions.

Recently, another important relationship was developed between CSSI and  the International Scientific Optical Network (ISON). ISON is a network of 25 optical telescopes located at 18 scientific institutions across the globe [19]. Managed from the Keldysh Institute of Applied Mathematics in Moscow,  ISON has the capability to track satellites in all orbital regimes and provide very accurate data.  This capability was highlighted in several cases recently with the most recent example involving the now-defunct INSAT-1B. At the beginning of February 2009, INSAT-1B drifted through the SES ASTRA 1 cluster at 19.2° E longitude. SOCRATES-GEO originally warned SES ASTRA that it was predicted to pass within 108 meters of ASTRA 1F, based on public TLE data from the U.S. Air Force. However, CSSI was able to use ISON data to refine the close approach to just inside 3 kilometers. This allowed SES ASTRA to plan the appropriate avoidance maneuver, which increased the miss distance to just over 14 kilometers.

On-going talks between ISON, CSSI and the commercial providers are underway to determine if and how to more fully integrate the ISON data into the SOCRATES-GEO system.  The added benefit would be greatly improved accuracy on the debris and other objects without owner-operator data.  While the US military does not list the accuracy for the TLEs in its public database, independent analysis puts the error for geosynchronous objects somewhere between 50 and 75 kilometers [20]. ISON is able to provide data in some cases down to just a few kilometers of error, making the resulting conjunction analysis vastly more accurate and useful.

A Glimpse of the Future
As they currently stand, both CFE and SOCRATES-GEO are laudable efforts with unique advantages but still fall short of what the international community needs to maintain the sustainability of Earth orbit. As long as it is backed by the U.S. government, CFE will be seen as untrustworthy by some and unable to participate with others or cooperate in a bi-directional manner. SOCRATES-GEO only provides the data and services to those commercial providers who are partners, and is limited to just geosynchronous orbit.

Looking forward, we can outline what the desired solution could be. It would necessarily be an international solution, where any governmental or private entity with a demonstrated need could access the data. This would be contingent on these same entities providing data to the system, either owner-operator data on their satellites or data collected from one or more sensors that they operate. Each entity would be free to provide only the data that met their individual security and privacy concerns. The need for geographically distributed sensors would create incentive for those States in key locations to provide sensor data while simultaneously eliminating the need for any one State to spend incredible amounts of money on their own sensor network.

Each participating entity would be able to access all the pooled data and make their own independent analysis. Those entities without indigenous capability to analyze the data would have access to conjunction assessment, collision avoidance, and anomaly resolution services. The entire system could be managed by an international non-profit, possibly modeled after the Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN), which has a mix of governments, non-governmental organizations, and private businesses on its Board of Directors. This would ensure that the interests of all entities are represented equally and that no one government had exclusive control over the system.

In addition to addressing the immediate need for data in support of conjunction assessment and collision avoidance, such a system would also have many other benefits. It would increase the available data on space debris and the space environment, enabling additional research into the problem and potential solutions as well as educating all space actors on the severity of the problem. Such a system would also enhance the transparency and cooperation among States which could provide stability and reduce the likelihood of conflict resulting from fear, paranoia, or mistakes. And it could also serve as verification for a potential Code of Conduct in space, setting the stage for future space governance models.

Such an international civil space situational awareness system is not a dream. All of the essential technical elements exist and there is a demonstrated need. What is lacking is the political will on behalf of both private industry and States to come together and create what is truly needed for the benefit of all humankind.

Figure 1: Total Satellite Catalog by Object Type [4]
Figure 4: All Active Sun-synchronous satellite orbits crossing at the North Pole [11]
Figure 5: The Three Main Thrusts of Space Sustainability [14]
Figure 7: Sample SOCRATES-GEO Screenshot [18]


Footnotes:
1) http://celestrak.com/satcat/boxscore.asp
2) http://www.spacesecurity.org/SSI2008.pdf
3) http://celestrak.com/satcat/boxscore.asp
4) http://orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv13i1.pdf
5) http://www.centerforspace.com/downloads/files/pubs/AMOS-2007.pdf
6) http://www.space.com/news/070706_sn_china_terra.html
7) http://www.centerforspace.com/downloads/files/pubs/AMOS-2007.pdf
8) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMAST08_1856/PV2008_7375.pdf
9) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMAST08_1856/PV2008_7375.pdf
10) http://lfvn.astronomer.ru/report/0000028/index.htm
11) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMSPOPS08_1436/PV2008_3547.pdf
12) http://orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv12i4.pdf
13) http://orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv12i4.pdf
14) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMSPOPS08_1436/PV2008_3547.pdf
15) http://celestrak.com/NORAD/elements/notice.asp
16) http://celestrak.com/NORAD/elements/notices/CFE_Fact_Sheet_v4.pdf
17) http://www.centerforspace.com/downloads/files/pubs/AAS-05-124.pdf
18) http://www.celestrak.com/SOCRATES/top10maxprob.asp
19) http://lfvn.astronomer.ru/report/0000029/index.htm
20) http://www.soe.ucsc.edu/~elkaim/Documents/spaceGNSS08.pdf


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Март 2009, 09:26:07
The Case For International CivilSpace Situational Awareness

Brian Weeden
Secure World

http://www.isunet.edu/index2.php?option=com_docman&task=doc_view&gid=779&Itemid=26

Основное содержание доклада:

Iridium-Cosmos Collision

• The US military maintains two separate satellite catalogs, one lowquality and one high quality, both derived from its sensor network

• The low quality catalog is publicly available at the Space Trackwebsite, but is too imprecise for reliable conjunction assessment
– Error in low Earth orbit is on the order of a couple kilometers
– Iridium-Cosmos conjunction wasn’t in Top 10 for that day calculated using low quality catalog (TLEs)

• The US military does screen satellites each day for possible collisions
– Limited list due to resource constraints (military/intelligence, NASA)
– Iridium constellation is not part of that

Options

In my personal opinion, the US government has three choices:

1. Publish the high accuracy catalog–Would allow everyone to do their own conjunction assessment /collision avoidance screening

2. Perform conjunction assessment warning for all payloads

–It is possible, main limitation is trained personnel

–Change in mission / policy

3. Allow (support) creation of an international civil SSA


Difference Between Civil and Military SSA

• Civil SSA is interested in the following:

– Location of an object in Earth orbit

– Point of contact for that object

– Space Weather

• Military SSA is interested in these additional data points:

– What the function of an object is

– What the intention of an object is

– Capabilities and limitations of an object

• Tracking and publication of positions of military/intelligence satellitesis not absolutely necessary for civil SSA

– Hiding them implies responsibility for keeping them out of trouble


The Goal of International Civil SSA

• To provide all space actors access to the tools needed for safe andsustainable activity in Earth orbit

– Sensor Data
         • Orbits and locations of objects
         • Solar activity
         • Atmospheric density

– Analytical capacity
         • Conjunction Assessment (predicted close approach between two objects)
         • Collision Avoidance (maneuvering to mitigate high risk conjunctions)
         • Space weather predictions
         • Anomaly resolution


 Why International?

• SSA requires a geographically distributed network for sensors to track satellites

• Building a geographically distributed network is expensive

• Owner-operator positional data is a critical supplement to third-party sensing

      Many States working together can provide sensor coverage over the entire Earth for little cost to each


The US Space Surveillance Network (SSN)

- No Southern Hemisphere coverage

- No coverage over South America, Africa, Asia

- Limited deep space capacity



Potential benefits to the international community

• Provide the basic data necessary for all space actors to makeeducated, safe, and efficient decisions

• Increase the international awareness and understanding of spacesustainability

• Increase cooperation and transparency between States on spaceactivities

• Potential verification mechanism for “code of conduct” / “rules of theroad” and future space governance mechanisms


Commercial and Foreign Entities (CFE)

• US Congress authorized Air Force to disseminate space surveillanceinfo beyond gov’t agencies in 2003

• Phase 1 and 2 created Space Track website and transferred servicefrom old NASA OIG website

• Phase 3 looks to create a “storefront”
– Act as go-between for US military and outside users
– Provide additional data and advanced services (conjunction assessment,collision avoidance, anomaly resolution)
– Is funded in FY09 but not under specific program item (planned to have funding in FY10)


SOCRATES-GEO

• Partnership between CSSI (research arm of AGI) and commercial satellite owner-operators in GEO
–Currently 9 O/O representing over 120 satellites (over 30% of all activeGEO satellites)

• O/O provide their positional data on their satellites and maneuverschedules

• CSSI combines O/O data with USAF public data on Space Track andprovides conjunction assessment for commercial partners

• CSSI also partners with an international network of optical telescopes(ISON) for high precision data and anomaly resolution

International Scientific Optical Network (ISON)

• 25 telescopes at 18 institutions in 9 States

• Coordinated through Russian Academy of Sciences



SOCRATES-GEO Success Story

• Defunct INSAT-1B satellite was predicted to pass within 100 meters ofASTRA 1F on 4 February using publicly available data on INSAT-1B

An international network of scientific telescopes was able to providemore accurate data to CSSI who confirmed a close approach within 3 kilometers but still with significant risk

• SES-ASTRA was able to use the data and analysis to performappropriate collision avoidance maneuver to increase miss distance tojust over 14 kilometers

Just one of several success stories from 2008


Limitation of Current Efforts

• CFE

– Uses data from US military network and sensors, creates concern over national security if data is disseminated

– Some outside users hesitant to work with US government/military

• SOCRATES-GEO

– Only provides data/services to commercial partners

– Limited to no independent data in LEO


Potential data sharing model

• Each participant in the system chooses which data they provide

• All participants have access to all the shared data

• Each participant is able to use the data in their own analysis

• All participants have access to analytical support from data clearinghouse

Balance of data security and dissemination


Summary

• Many satellites are operated in a vacuum of information about the objects around them and thus possible collisions

• Those States that have the information to prevent collisions do not have the immediate resources to screen all objects for possible collisions

• Many States, working together in a voluntary partnership with commercial partners, could provide the necessary data to all actors

• This information could not only mitigate future collisions but enhance cooperation, transparency and for future space governance issues


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Март 2009, 09:54:08
http://flygdynamikern.blogspot.com/

2009-02-21
Iridium 33, Космос (Cosmos) 2251, and Data
 
So, finally: data (previous posts here and here).

I may not have said it outright, but I certainly implied that the primary form of orbital data available to operators for collision prediction purposes is Two Line Elements (TLEs). Specifically the TLEs published by the US Air Force. There are of course other types of data, although they are either not publicly available or not comprehensive.

Here’s a rundown…

Operator data
By “operator data” I mean whatever orbital data a satellite owner/operator uses for orbit control and/or prediction for its own spacecraft. This data is typically based on radiometric or GPS measurements and is much more accurate than TLE. The obvious shortcoming of operator data is that no such data exists for inactive spacecraft and debris orbiting Earth. Furthermore, satellite operators normally only have access to this information for their own spacecraft. Accurate knowledge of your own spacecraft’s orbit doesn’t really help much when you don’t have accurate information about all the other objects it might collide with.

In the geostationary realm, where the ratio of active spacecraft to debris is still relatively favorable, operators have recently started an effort to share data between themselves for purposes of collision avoidance. This is a unique cooperation among the otherwise very competitive telecommunication satellite owners (of which my employer, Intelsat, is one) and an important first step to safer satellite operations in the geostationary belt.

In lower orbits, such as those of Iridium 33 and Cosmos 2251, the ratio of operated spacecraft to debris is so small that sharing operator data would only marginally improve safety.

Two Line Elements
The US Air Force publishes a catalog of orbital data in the form of TLEs for the majority of Earth-orbiting objects through its space-track.org web site.

TLEs are based on measurements made by the US Space Surveillance Network (SSN). The measurements are fitted to a relatively simple analytical model (SGP4) by an undisclosed process. The accuracy of any given TLE is generally unknown, perhaps even to the Air Force. Factors affecting the orbit quality are:

The amount and age of measurements used to generate the TLE,
The applicability of the SGP4 model to the particular orbit and object properties,
The presence of artificial disturbances (i.e. maneuvers) during or after the time when measurements were collected.
In general the accuracy of TLEs is thought to be on the order of kilometers. However, the TLE catalog also has other problems, notably that classified US spacecraft (and related debris) are purposefully omitted from the catalog and that certain classes of non-classified objects are omitted for technical reasons (e.g. inability to track them).

Special Perturbations (SP) data
SP data is the moniker for orbital data from a classified catalog maintained by the US Air Force. It is essentially equivalent to the TLE catalog but with higher accuracy data based on a more accurate orbital model. It also includes the classified US spacecraft. The accuracy of SP data isn’t publicly known but it is thought to be significantly better than that of the TLEs.

The SP data catalog is used routinely for collision prediction for the Air Force’s (and other DoD organizations’) satellites as well as NASA missions (notably human spaceflight). However, by virtue of being classified the SP data isn’t generally available to other satellite operators. There is a process through which satellite operators can request support from the Air Force to confirm isolated close approaches. This process currently requires the operator to first identify the risk of a close approach by another means (e.g. using TLEs) and then go through a few layers of bureaucracy before the Air Force will investigate the close approach. It works somewhat in the not-too-densely-populated geostationary realm but I cannot see that it would scale to the level of support e.g. Iridium would need.

One can only hope that the collision between Iridium 33 and Cosmos 2251 prompts the Air Force to increase the level of support it provides to satellite operators and streamline the processes involved.

DISCOS
The European Space Agency maintains the DISCOS database (Database and Information System Characterising Objects in Space) which is based primarily on data from the US Space Surveillance Network. I don’t know any details about that data, perhaps it is simply the TLEs that the US Air Force publishes?

Late last year ESA initiated a program to develop its own space tracking capabilities.

MIT Lincoln Laboratory
MIT’s Lincoln Laboratory offers a close approach prediction service to geostationary satellite operators. To my knowledge the data used in the predictions is collected by the laboratory’s own sensors and is comparable to SP data. It’s a good service but the cost for operators is pretty steep (though certainly nowhere near the cost of losing a satellite in a collision) which prevents its use from being ubiquitous.

International Scientific Optical Network
A relatively new player in this field is the International Scientific Optical Network (ISON) coordinated by the Keldysh Institute of Applied Mathematics in Moscow. ISON is a collaboration between 18 scientific institutions in 9 states with the objective of establishing and maintaining a comprehensive database of objects in high altitude orbits (including the geostationary belt). ISON has so far identified several hundred objects not included in the US Air Force’s TLE catalog (roughly half of which are classified US objects).

The quality of ISON’s orbital data seems to be significantly better than TLEs, but at present the networks focus is on tracking object not in the TLE catalog rather than providing comprehensive orbital data for collision prediction purposes. However, this is a player worth keeping an eye on if you are operating geostationary spacecraft.

There’s more to it…
As is obvious to anyone working with the problem of satellite close approach prediction and avoidance I done a lot of hand waving and sweeping generalizations in these posts. My intent was never to go into pain-staking detail or to expose every facet of the problems satellite operators face. I am certainly not aware of them all myself despite the problem being part of my everyday work (just today we decided to reschedule a maneuver on one of our satellites in order to maintain safe separation distance during an upcoming close approach with a spent rocket body).

Posted by Björn Buckwalter at 20:11 0 comments 


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Март 2009, 20:24:07
Олега Чекалина показали по телевизору:  ;D

http://sibnovosti.ru/articles/70106

http://www.prima-tv.ru/news/?id=20626

Похвастались в СибГАУ сегодня и еще одной новинкой - в вуз привезли новейший телескоп!

С его помощью ученые и студенты смогут отслеживать звезды, кометы, астероиды и главное - космический мусор. На сегодняшний день это одна из глобальных проблем!

На телескоп ушло два миллиона университетских денег, поэтому сборкой занимаются только профи - из Москвы и Владивостока. Говорят этот телескоп, с тем, что в СФУ и сравнивать нечего. Тот нацелен на дальность наблюдения, этот - на широту и скорость. В Центре управления полетами такой прибор ждали давно. В СНГ их уже 29-ть, а в Сибири - первый. И теперь именно наши студенты смогут следить за космическим мусором, а, значит, и предотвращать мелкие космические ЧП. Кстати, подпускать к дорогому устройству обещают всех студентов, у кого позволяет специализация. Говорят, главное, чтобы у молодежи появилась возможность проявить талант. Если вдруг кто-то откроет действительно новую комету, получит награду от Тихоокеанского астрономического общества.

Ксения Шилова

18.03.2009


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 19 Март 2009, 09:32:38
http://www.konkurent.ru/list.php?rub=10&indiv=7005

Астрономические задачи Корниенко

2009-й объявлен ЮНЕСКО Международным годом астрономии. В Приморье более полувека существует Уссурийская астрофизическая обсерватория, расположенная на вершине сопки у села Горнотаежное. Геннадий Корниенко  работает там без малого 40 лет, а возглавил обсерваторию два года назад.

— Геннадий Иванович, в 1990-е годы многие талантливые ученые уехали работать за границу, где условия для занятий наукой лучше и труд оплачивается достойно. Вы их не осуждаете?

— Я не корю ученых, которые покинули Россию. Стыдно только за страну, что создала такие условия для своих «мозгов». Видимо, власть руководствовалась высказыванием одного из лидеров перестройки: «В Африке нет Эта стратегия актуальна и сейчас.

— Почему, например, администрация края вкладывает сотни миллионов бюджетных рублей в футбольную команду, а не в развитие науки?

— Все определяется приоритетами общества. Раньше наши люди были созидателями, а сейчас их перевели в разряд потребителей. Большинству обывателей достаточно иметь несколько элементарных потребностей, а наличие мозгов не предполагается и даже вредно. Поэтому их надо развлекать, и деньги вкладываются в шоу-бизнес, частью которого, к сожалению, стал и наш профессиональный спорт.

На голом энтузиазме

— Как кандидат физико-математических наук стал директором обсерватории?

— Случайно. Астрономией я увлекался еще в школе, но в студенческие годы планов в отношении этой науки не строил, учился на физфаке. После университета встал вопрос трудоустройства. Приехал на станцию Горнотаежную в гости к приятелю и узнал, что здесь есть обсерватория. Решил остаться. Свободной ставки не было, и меня приняли сторожем. Потом оформили старшим лаборантом, затем стажером-исследователем, младшим научным сотрудником и далее по всем ступенькам.

Теперь административная работа отнимает основное время, да и период тяжелый. С 2006 года мы пережили три этапа реформирования Академии наук, которые сопровождались сокращениями штатов. В декабре прошлого года время перемен закончилось и была надежда, что работать станет легче. Но разразился кризис, поэтому трудно сказать, что будет дальше.

— Удается находить время для научной деятельности?

— Сейчас стараюсь посвящать как можно больше времени новой теме — наблюдению за ближним космосом, в частности, за спутниками и космическим мусором. Изучение этого направления осуществляется не по заказу РАН, заняться этой тематикой нам предложила Пулковская кооперация оптических наблюдателей (проект, связанный с исследованиями околоземного и ближнего космоса. — Прим. «К») в 2004 году.

— Насколько техническое оснащение обсерватории позволяет заниматься этими исследованиями?

— В отличие от остальных проводимых нами работ эта программа финансируется лучше. За полтора года нам поставили четыре новых современных телескопа с высокочувствительными приемниками излучения. Тема очень важна, так как помимо действующих аппаратов, на орбите находится большое количество космического мусора размерами от миллиметров до нескольких метров. Уже документально зарегистрировано три случая столкновения космических аппаратов с такими предметами, которые привели к разрушениям.

Стараюсь, конечно, заниматься и Солнцем, для исследования которого и создавалась наша станция. Инструменты для изучения Солнца, а в обсерватории сейчас четыре солнечных телескопа, нужно еще довести до ума, ведь внимания их развитию уделялось мало. Тем более у нас нет инженеров, а телескопы нуждаются в модернизации и в оснащении их современными приемниками излучения.

— Сколько сотрудников сейчас в обсерватории?

— В штате 30 человек. Из них научных сотрудников — только десять. Численность, конечно, очень мала.

— Ощущается кадровый голод, характерный для науки?

Основная проблема в том, что у нас совершенно нет молодежи. Мне уже за шестьдесят, но я здесь еще не самый пожилой. Самой молодой сотруднице обсерватории уже за сорок. В предыдущие годы эпизодически появлялись один-два аспиранта, но стипендии мизерные, а перспективы сомнительные. Через несколько месяцев они переводятся в заочную аспирантуру и находят работу во Владивостоке. На этом их обучение заканчивается.

— Штатные сотрудники работают на голом энтузиазме?

— По сути, да. Хотя в последнее время зарплаты немного выросли. Младший научный сотрудник, например, сейчас получает оклад 11,5 тысячи рублей. Раньше он составлял 2—3 тысячи. Мы стараемся участвовать в различных программах, получать гранты, что предполагает дополнительное финансирование.

Редкие кадры

— Говорят, что ученых-астрономов во всем мире мало.

— В Советском Союзе их было всего около 500 человек. Сейчас и того меньше, так как наша наука сильно пострадала после распада СССР. Дело в том, что астрономы всегда стремились в высокие горы, где хорошие условия для наблюдений. Поэтому большая часть лучших обсерваторий оказалась за пределами России. Например, Крымская обсерватория была самой большой и современной в Советском Союзе, а потом она оказалась на территории Украины.

— А в Приморье сколько ученых, посвятивших себя этой науке?

— Практически все астрономы края — это десять сотрудников нашей обсерватории. В последние годы начаты работы по астрономической тематике на станциях в Благовещенске и на Камчатке, но профессионалов там пока нет.

— Астрономы-любители есть?

— Существует небольшой любительский кружок, и у нас с ним налажены контакты. Иногда его члены приезжают к нам: поодиночке или группой человек по десять. Особенно часто наведываются в теплое время, привозят свои телескопы, наблюдают, используют и наши инструменты. В прошлом году даже проводили своеобразный фестиваль Астрофест.

— В обсерваторию привозят экскурсии. Это хоть как-то способствует популяризации науки?

— На экскурсии приезжают в основном школьники, их направляют в добровольно-принудительном порядке. Видно, что школьникам неинтересно.Взрослых приезжает очень мало, в основном это иностранцы.

Грандиозные открытия — впереди

— Вы уже ответили для себя на вопрос, одиноки ли мы во вселенной?

— Уверен, что нет. Не думаю, что жизнь могла появиться только на Земле. Просто, чтобы найти и понять другую цивилизацию, надо быть с ней примерно на одном уровне развития. Не факт, что мы будем интересны цивилизации, которая на миллиарды лет старше, а мы просто не видим следов ее деятельности. Кстати, задача по поиску внеземных цивилизаций есть даже в Академии наук.

— Есть мнение, что все самые поразительные открытия в астрономии уже сделаны. Ваша наука еще может чем-то удивить обывателя?

— Вселенная бесконечна, а потому и крайне разнообразна. Биология, например, ограничена изучением Земли. Когда-нибудь она все изучит и исчерпает себя. А у астрономов предмет исследований безграничен. Поэтому открытия, в том числе грандиозные, еще впереди.

— Как вы относитесь к ажиотажу вокруг Большого адронного коллайдера и его запуска?

— Людей пугают, что запуск этого аппарата уничтожит Землю. Но планета постоянно находится под действием космических частиц, энергия которых на много порядков больше тех, что образуются в коллайдере. И с Землей ничего не случается. Просто люди больше обращают внимания на события, имеющие негативную окраску.

БЛИЦ

— Самое важное открытие в астрономии?

— Открытие Коперника, который доказал, что Земля и другие планеты вращаются вокруг Солнца, а не наоборот.

— Верите в гороскопы?

— Нет. На мой взгляд, подобная вера исходит из уверенности, что человек — это пуп Вселенной.

Евгения ДУБОВИК


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: addmin от 19 Март 2009, 14:26:38
Похвастались в СибГАУ сегодня и еще одной новинкой - в вуз привезли новейший телескоп!

Если верить корреспонденту - "...трубу с огромной линзой..." :)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: astrovam от 19 Март 2009, 14:54:59
           Имея некоторый опыт общения со СМИ, нодо отметить, что они все слушают, записывают, снимают, а потом публикуют "ляпы". Так у нас шла речь о создании 80 см. телескопа, а написали 8 метрового! Мы конечно не против, но
у нас нет подходящей горки....
Александр В.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 20 Март 2009, 22:43:23
Завтра в субботу 21 марта в 9:20 утра по круглосуточному телеканалу Вести-24 в программе ВЫПУСК НОВОСТЕЙ "КОСМОНАВТИКА" должно быть небольшое интервью со мной в телестудии Роскосмоса про космический мусор, потом, как мне сказали, в течение дня сюжет будет повторяться несколько раз с интервалом в 6 часов.

http://www.tvroscosmos.ru/

 «Грязь» в космосе  Видео
Событие на орбите, вынудившее экипаж МКС укрыться в корабле «Союз», и недавнее столкновение двух спутников, вновь привлекли внимание землям к проблеме космического мусора
Автор – К. Зима Оператор – Б. Готгельф



Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 21 Март 2009, 00:35:13
А меня смутили слова про 29 таких же телескопов. Вообще-то, этот 40-ник у нас первый  :D


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: addmin от 21 Март 2009, 13:07:18
http://tvroscosmos.ru/frm/vestidata/2009/vesti21_03_9_3.php

Космический мусор на орбите Земли становится серьезной опасностью   

Гость телестудии Игорь Евгеньевич Молотов, старший научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша. Ведущий программы – Герой России, летчик-космонавт Ф. Юрчихин.
 
Российская космонавтика все больше приобретает международное значение. Более половины космических аппаратов в мире выводятся на орбиту российскими ракетами. Космонавтика сегодня - явление социальное. Не случайно и внимание российского руководства - к космической отрасли.

Не так давно на орбите произошло событие, которое заставило экипаж Международной космической станции оставить работы на станции и укрыться в спускаемом аппарате "Союза". Опасность сближения с космическим мусором миновала, и экипажу не пришлось покидать станцию и возвращаться на Землю. Но эта ситуация вновь обострила внимание к проблеме космического мусора.
Проблема с мусором в космосе стоит достаточно остро. Летчик-космонавт, Герой России Федор Юрчихин в студии телеканала "Вести" задал вопросы по этой актуальной теме космической области Игорю Евгеньевичу Молотову, старшему научному сотруднику Института прикладной математики имени Келдыша - головной организации РАН по проблемам космического мусора.
- Ситуация на МКС - несвоевременный прогноз об опасном сближении. Почему?
- Потому что на этот раз опасное сближение было с объектом, который приближался по высокоэллиптической орбите. Это орбита, которую сложно наблюдать с одной стороны, поэтому она не очень хорошо контролируется.
- У нас есть низко летящие космические объекты, космические объекты, летящие на средней высоте, высоко летящие космические объекты. С точки зрения популяции мусора, где его сейчас больше, и что представляет непосредственную угрозу для космических аппаратов?
- Первые по замусоренности - низкие орбиты, вторые - высокоэллиптические, третьи - геостационарные, четвертые - это орбиты GPS-ГЛОНАСС. Последний раз на заседании подкомитета ООН по мирному использованию космоса был поставлен вопрос о создании некоего международного органа, который займется, если не урегулированием движения, то, во всяком случае, проведением всех расчетов по опасности сближения.
- Грубо говоря, скоро в космосе будут светофоры.
- И космическая полиция.
- Предлагаются самые различные пути решения: от дробления фрагментов с помощью лазеров, полива фрагментов водой, с тем, чтобы они быстрее упали на Землю, до магнитных ловушек.
- Самый простой способ - это мусорить как можно меньше. К сожалению, меры, которые рекомендовало ООН - это именно рекомендации. Им можно следовать, можно не следовать - пока никаких последствий не будет.
- Игорь Евгеньевич, к вам личная просьба, все-таки за мусором следить осторожно, чтобы ситуация на МКС больше все-таки… Одно дело - беспилотные летающие аппараты, другое дело - МКС. Тем более, в скором времени на МКС будет 6 человек.
- В принципе, у нас сейчас складывается уникальная ситуация, когда наша страна в области исследований высокоорбитального космического мусора - на самых передовых рубежах. И мы являемся законодателями мод в области исследований суборбитального космического мусора. Больше, чем знаем мы, не знает никто в мире.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 21 Март 2009, 13:13:43
http://tvroscosmos.ru/frm/vestidata/2009/vesti21_03_9_3.php

Мда, чего-то маловато они оставили - выкинули все и про АСПОС ОКП и про нашу сеть.
Видимо, тогда нельзя это выкладывать в разделе "Про нас пишут"  :)

Взгляд поначалу у меня такой нехороший, поскольку только обнаружил, что пока ехал в студию и досыпал в метро, у меня ноутбук свистнули.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 22 Март 2009, 11:53:26
http://www.satmagazine.com/cgi-bin/display_article.cgi?number=1415465455

FEATURE: Space Sustainability: To Preserve And Protect...

by Brian Weeden

Выложили эту статью в журнальном варианте:  http://www.secureworldfoundation.org/siteadmin/images/files/file_283.pdf


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Апрель 2009, 11:23:33
Нас начинают упоминать и в научных публикациях:

http://www.fin.ucar.edu/UCARVSP/spaceweather/abstract_view.php?recid=997

Presenter Name:  Suzanne Metlay 

Authors:  Weeden, B., Metlay, S., and Williamson, R. 

Title:  Space Weather and International Civil Space Situational Awareness 

Abstract:   Space situational awareness (SSA) involves knowledge of where a satellite is at any given moment (site data), what’s around it (situational data), and awareness of its space environment, including space weather. International civil cooperation in and sharing of SSA data is vital to avoid incidents like those on 12 March 2009 where the crew of the International Space Station briefly evacuated into an adjoining Soyuz spacecraft since they could not maneuver away from a fragment of orbital debris (they were not hit) (1), or on 10 February 2009 when two satellites collided in low Earth orbit, completely destroying both satellites (2). The economic consequences of inadequate SSA data collection, poor data sharing, or lack of international coordination can be significant to civil, military and commercial satellite operators.
Space weather events such as solar flares or coronal mass ejections may negatively affect the utility of in-space assets. Thermal expansion of Earth’s atmosphere increases drag on objects in low earth orbit, cleaning up some low-flying orbital debris but also shortening the working lifespan of functional satellites. Energetic charged particles can cause surface charging, electrostatic discharge, and other risks to onboard electronics.
Ground stations may also suffer from adverse effects of space weather events. Navigational data such as GPS signals may be corrupted, leading to signal timing and position errors. And the effects of ionization in Earth’s atmosphere leading to communications data scatter, interruption or loss are well documented.
Space weather factors are therefore crucial to address when developing a program for international civil SSA. Expertise in space weather is key to a successful program. Within two months of receiving authorization in November 2008 to fund a study of existing SSA assets to determine what is necessary to establish a European SSA program, the European Space Agency sought to hire a Space Weather Manager (3). Nearly all SSA data provided to international satellite operators is by the U.S. Department of Defense (National Space Security Office) through its Joint Space Operations Center (JSpOC) and from data shared by the operators themselves for satellites in geosynchronous orbit through participation in SOCRATES-GEO. Scientific institutions around the world may also contribute to SSA data collection through  the International Scientific Optical Network (ISON), a network of 25 optical telescopes located at 18 facilities across the globe.Secure World Foundation encourages the development of an international civil SSA program that includes space weather considerations(4) . Governance, security and user-oriented issues must be addressed as well as a comprehensive scheme for funding and operating the system. In his comprehensive review of current concerns, technical consultant Brian Weeden concludes that “Such an international civil space situational awareness system is not a dream. All of the essential technical elements exist and there is a demonstrated need. What is lacking is the political will on behalf of both private industry and States to come together and create what is truly needed...” (5).

(1) Bergin, Chris. “RED threshold late notice conjunction threat misses ISS - Crew egress Soyuz”. NASASpaceFlight.com 12 March 2009.
(2) Wright, David. “Colliding Satellites: Consequences and Implications”. Union of Concerned Scientists. 26 Feb 2009.
(3) European Space Agency. Posted 20 January 2009, reissued 2 March 2009; accessed 12 March 2009.
(4) Secure World Foundation. “Space Situational Awareness”. Accessed 12 March 2009.
(5) Weeden, Brian. “Space Sustainability: To Preserve and Protect…” March 2009.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Апрель 2009, 16:21:21
http://www.sibsau.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1243&Itemid=1

Космос становится ближе

В нашем университете создан Центр исследования космического пространства.
Основу же Центра будет составлять обсерватория, в которой полным ходом идут работы по монтажу уникального телескопа. Скоро наши студенты смогут отслеживать звезды, кометы, астероиды и даже…космический мусор. Сборку телескопа ведут специалисты Москвы и Владивостока, в частности сотрудник межгосударственной акционерной корпорации «Вымпел» Олег Чекалин и сотрудник проекта "ПулКон" Алексей Маткин.

За Уралом данный прибор единственный. Если телескоп у наших коллег из СФУ нацелен на дальность наблюдений, то наш – на скорость и широту изображений.

-- Его можно сравнить с большим цифровым фотоаппаратом, - говорит старший научный сотрудник Центра исследования космического пространства Сергей Веселков. – По светосиле он, безусловно, опережает телескоп СФУ и предназначен для широкоугольных обзоров. Кроме этого, он в десять раз превышает и скорость получения информации. С помощью телескопа наши студенты будут получать, в первую очередь, информацию о космическом мусоре, который сегодня является одной из глобальных проблем землян.

Открытие телескопа как и Центра изучения космического пространства в университете приурочено к Дню космонавтики и состоится 10 апреля. А пока у профессионалов много работы по монтажу самого прибора, который в скором времени переместится на университетскую крышу.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Апрель 2009, 01:43:50
http://tvroscosmos.ru/frm/vestidata/2009/vesti21_03_9_3.php

Мда, чего-то маловато они оставили - выкинули все и про АСПОС ОКП и про нашу сеть.
Видимо, тогда нельзя это выкладывать в разделе "Про нас пишут"  :)

Взгляд поначалу у меня такой нехороший, поскольку только обнаружил, что пока ехал в студию и досыпал в метро, у меня ноутбук свистнули.

Вот здесь еще этот ролик выложили: http://video.mail.ru/bk/vesti.ru/space/565.html

и здесь: http://news.mail.ru/video/2449210/

Космический мусор — угроза МКС

21.03, 15:50 NewsTube.ru
КОММЕНТАРИЙ. На днях экипажу МКС пришлось оставить работы на станции и укрыться в спускаемом «Союзе». Эта ситуация вновь обострила внимание к проблеме космического мусора, о которой в эфире телеканала «Вести» побеседовали летчик-космонавт Федор Юрчихин и специалист Института прикладной математики Игорь Молотов

А здесь и ролик и интервью перепечатали: http://www.vesti.ru/doc.html?id=265152&cid=10
Космический мусор на орбите Земли становится серьезной опасностью


А здесь просто интервью напечатали: http://www.roscosmos.ru/NewsDoSele.asp?NEWSID=5735


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Апрель 2009, 21:16:14
http://www.yarsk.ru/news/?i=100045174

Уникальный телескоп к Дню космонавтики

В канун Дня космонавтики в Сибирском государственном аэрокосмическом университет будет открыт Центр исследования космического пространства и обсерватория.

Главной достопримечательностью центра является уникальный 40-сантиметровый телескоп. Он позволит вести наблюдения не только за спутниками, небесными светилами, астероидами и кометами, но и отслеживать так называемый космический мусор, которого уже изрядно накопилось в околоземном пространстве. Уточненные данные затем будут направляться в соответствующие организации, что позволит откорректировать орбиты космических аппаратов, чтобы избежать нежелательных столкновений.

Телескоп создан группой ученых, работающих по международной программе ПУЛКОН. По словам одного из разработчиков Геннадия Борисова оборудование, установленное в СибГАУ, позволит в автоматическом и ручном режиме отслеживать до 1000 объектов в сутки в геостационарной области, это около 36 тысяч километров над Землей.  Причем в отличие от телескопов большего диаметра красноярский электронный глаз позволит наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксирую их точное местонахождение. Все элементы телескопа – от оптики, до механики созданы вручную. На это разработчикам и изготовителям понадобился почти год. Но именно ручная работа позволила создать оборудование нового поколения, аналог которого есть только в Свердловской обсерватории. Кстати сказать, с запуском телескопа университет войдет в широкую кооперацию с отечественными и международными центрами слежения.

Что касается Центра исследования космического пространства, он будет решать не только научно-прикладные задачи по изучению солнечной галактики, проблем глобального потепления на нашей планете, гравитационных полей.

- С открытием центра мы расширим границы в подготовке специалистов для космической отрасли, - говорит руководитель центра профессор Лев Границкий. – Наш вуз аэрокосмический, поэтому ребята должны обладать знаниями в области астрономии и применять их на практике. Но учебный процесс будет организован не только для  студентов технических специальностей. Гуманитарии тоже будут изучать астрономию, поэтому уже в следующем году мы планируем ввести новые дисциплины и практические занятия. А вообще наблюдать звездное небо смогут все желающие. Знать законы мироздания и понимать законы галактики – это существенный элемент человеческой культуры. Ведь еще философ Кант говорил: две вещи никогда не перестанут волновать мою душу -  звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас.

В планах Сибирского аэрокосмического университета приобрести еще один телескоп, который будет установлен на автомобиле и вести наблюдение за звездным небом в окрестностях Красноярска.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 10 Апрель 2009, 20:00:31
http://www.ami-tass.ru/article/47681.html

В Красноярске студенты будут отслеживать космический мусор в околоземном пространстве с помощью уникального телескопа

КРАСНОЯРСК, 10 апреля. /Корр. ИТАР-ТАСС Игорь Крицкий/. В канун Дня космонавтики в Сибирском государственном аэрокосмическом университете /СибГАУ/ открыт Центр исследования космического пространства и обсерватория.

"Главной достопримечательностью центра является уникальный 40-сантиметровый телескоп. Он позволит вести наблюдения не только за спутниками, небесными светилами, астероидами и кометами, но и отслеживать так называемый космический мусор, которого уже изрядно накопилось в околоземном пространстве", - рассказали сегодня корр. ИТАР-ТАСС в СибГАУ.

Телескоп создан группой ученых, работающих по международной программе ПУЛКОН. Оборудование, установленное в СибГАУ, позволит в автоматическом и ручном режиме отслеживать до 1 тыс. объектов в сутки в геостационарной области, это около 36 тыс. км над Землей. Причем в отличие от телескопов большего диаметра, красноярский "электронный глаз" позволит наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. Все элементы телескопа - от оптики, до механики - созданы вручную.

С запуском телескопа университет войдет в широкую кооперацию с отечественными и международными центрами слежения. Обсерватория замкнет цепь из 30 подобных объектов, разбросанных по всему миру, фактически превратив Красноярск в один из центров планетарной безопасности. Центр исследования космического пространства также будет решать научно-прикладные задачи по изучению солнечной галактики, проблем глобального потепления на нашей планете, гравитационных полей.

В планах СибГАУ приобрести еще один телескоп, который будет установлен на автомобиле и вести наблюдение за звездным небом в окрестностях Красноярска.

http://www.sng-baltia.ru/?cnt=allcnt&month=04&day=10&year=2009&rub=world&id=41231

В Красноярске появился уникальный телескоп

В Красноярске появился уникальный телескоп, с помощью которого будут вести наблюдения не только за спутниками и небесными светилами, но и отслеживать так называемый космический мусор. Телескоп будет работать в Центре космических исследований, который открылся в Сибирском аэрокосмическом университете В отличие от большинства других телескопов, красноярский "электронный глаз" позволяет наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. С появлением этого телескопа университет войдет в широкую кооперацию с отечественными и международными центрами слежения. Обсерватория замкнет цепь из 30 подобных объектов, разбросанных по всему миру, фактически превратив Красноярск в один из центров планетарной безопасности.

http://www.press-line.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=118083&Itemid=242

В Красноярске завершается подготовка к установке 40-сантиметрового телескопа

В Сибирском государственном аэрокосмическом университете (Красноярск) завершается подготовка к установке одного из самых мощных оптических телескопов в Сибири.

Об этом 8 апреля сообщил старший научный сотрудник Центра исследования космического пространства СибГАУ Сергей Веселков.
К настоящему времени подготовлена площадка для установки телескопа. Он разместится на крыше одного из корпусов вуза. Отметим, что создание обсерватории СибГАУ - результат реализации грунтового проекта. Для вуза построен 40-см телескоп на автоматизированной монтировке с камерой класса  ML09000 (3000х3000 пикселей по12 микрон). В Красноярск его доставили в марте 2009 года. Закончена подготовка к юстировке прибора. После этого, он будет установлен в специально оборудованном помещении.

Как отметил Веселков, телескоп СибГАУ в несколько раз мощнее телескопа, что имеется в СФУ.

«С его помощью можно будет осуществлять наблюдение за звездами, ближайшими планетами Солнечной системы и даже за космическим мусором, остающимся после запуска космических аппаратов», - рассказал научный сотрудник.

Добавим, что открытие телескопа в СибГАУ, по данным вуза, намечено на 10 апреля, то есть накануне Дня космонавтики.

http://www.ruvr.ru/main.php?lng=rus&q=109553&cid=437&p=10.04.2009

В Красноярске появился уникальный телескоп, с помощью которого будут отслеживать космический мусор в околоземном пространстве

В Красноярске появился уникальный телескоп, с помощью которого будут вести наблюдения не только за спутниками и небесными светилами, но и отслеживать так называемый космический мусор. Телескоп будет работать в Центре космических исследований, который открылся в Сибирском аэрокосмическом университете В отличие от большинства других телескопов, красноярский "электронный глаз" позволяет наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. С появлением этого телескопа университет войдет в широкую кооперацию с отечественными и международными центрами слежения. Обсерватория замкнет цепь из 30 подобных объектов, разбросанных по всему миру, фактически превратив Красноярск в один из центров планетарной безопасности.

http://www.krasrab.com/archive/2009/04/10/04/view_article

http://krasnoyarsk.rfn.ru/rnews.html?id=11387&cid=7

http://www.yarsk.ru/news/?i=100045129


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Апрель 2009, 09:52:18
Ха, даже до Новостей Космонавтики докатилось  :D

http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/news.shtml


10.04.2009 / 09:06    В Красноярске появился уникальный телескоп, с помощью которого будут отслеживать космический мусор в околоземном пространстве
 
     В Красноярске появился уникальный телескоп, с помощью которого будут вести наблюдения не только за спутниками и небесными светилами, но и отслеживать так называемый космический мусор. Телескоп будет работать в Центре космических исследований, который открылся в Сибирском аэрокосмическом университете В отличие от большинства других телескопов, красноярский "электронный глаз" позволяет наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. С появлением этого телескопа университет войдет в широкую кооперацию с отечественными и международными центрами слежения. Обсерватория замкнет цепь из 30 подобных объектов, разбросанных по всему миру, фактически превратив Красноярск в один из центров планетарной безопасности, сообщает "Голос России".
     
     - К.И.
 




Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 12 Апрель 2009, 10:39:39
Новый видеоролик. На этот раз в кадре можно увидеть Алексея Маткина.

http://www.prima-tv.ru/news/?id=20841

Сегодня в аэрокосмическом университете торжественно открыли центр исследования космического пространства и обсерваторию!

Главная достопримечательность центра - новый уникальный телескоп! Руководство ВУЗа пообещало: поработать с чудом техники сможет каждый студент.

В аэрокосмическом университете сегодня, действительно, большой день. Открытие центра исследования космического пространства и обсерватории - здесь воспринимают даже не как подарок ко дню космонавтики, а как начало нового этапа в развитии ВУЗа. Но все внимание сегодня новому, специально купленному для центра уникальному телескопу, который позволит наблюдать за спутниками, небесными светилами, астероидами. В этом телескопе все - от оптики до механики - создано вручную. Аналог такого уникального прибора есть только в Свердловской обсерватории. Телескоп может наблюдать даже быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. Пока телескоп еще настраивают. Но когда он заработает на все сто, университет сразу начнет сотрудничать с отечественными и международными центрами слежения - обмениваться информацией. Интересно, что допуск к телескопу получат не только избранные, а все студенты СИБГау. ВУЗ-то аэрокосмический, и руководство четко решило, что даже гуманитарии должны будут знания в области астрономии получить.

Анастасия Солопеко

10.04.2009


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 12 Апрель 2009, 17:03:54
http://www.dllegal.com/page18/page18.html

Space Law

Space law is an area of the law that encompasses national and international law governing activities in outer space and began with the launch of the world's first artificial satellite by the Soviet Union in October 1957, named Sputnik. Since that time, space law has evolved and assumed more importance as humankind has increasingly come to use and rely on space-based resources and realised the possibility of near-planet mineral extraction.

Although there is no caselaw on the definition of the term "outer space", most lawyers agree that outer space generally begins at the lowest altitude above sea level at which objects can orbit the Earth, approximately 100 km (62 mi).

Beginning in 1957, nations began discussing systems to ensure the peaceful use of outer space, commencing with bilateral discussions between the United States and USSR in 1958 which resulted in the presentation of issues to the UN for debate and led to the 1959 UN Committee on the Peaceful Uses of Outer Space (COPUOS).
The COPUOS Legal Subcommittee has been a primary forum for discussion and negotiation of international agreements relating to outer space ever since.

Five international treaties have been negotiated and drafted in the COPUOS:
* The 1963 Treaty Banning Nuclear Weapon Tests in the Atmosphere in Outer Space and Under Water
(“Outer Space Nuclear Ban Treaty”)
* The 1967 Treaty on Principles Governing the Activities of States in the Exploration and Use of Outer Space, Including the Moon and Other Celestial Bodies
(the "Outer Space Treaty").
* The 1968 Agreement on the Rescue of Astronauts, the Return of Astronauts and the Return of Objects Launched into Outer Space
(the "Rescue Agreement").
* The 1972 Convention on International Liability for Damage Caused by Space Objects
(the "Liability Convention").
* The 1975 Convention on Registration of Objects Launched Into Outer Space
(the "Registration Convention").
* The 1979 Agreement Governing the Activities of States on the Moon and Other Celestial Bodies
(the "Moon Treaty").
* The 1998 Agreement Governing co-operation on the Civil International Space Station
(the "Space Station Agreement")

The Outer Space Treaty is the most widely-adopted treaty, with 98 parties. It requires parties to authorize and supervise national space activities, including the activities of non-governmental entities such as commercial and non-profit organizations and as a result many countries have passed national space legislation in recent years. The Outer Space Treaty also incorporates the UN Charter by reference, and requires parties to ensure that activities are conducted in accordance with other forms of international law such as customary international law (the custom and practice of states).

The Rescue Agreement, the Liability Convention and the Registration Convention all elaborate on provisions of the Outer Space Treaty.
It was intended that the Moon Treaty serve as a new comprehensive treaty which would supersede or supplement the Outer Space Treaty, most notably elaborating upon the Outer Space Treaty's provisions regarding resource appropriation and prohibition of territorial sovereignty, but the Moon Treaty has only 12 parties, and many consider it to be a failed treaty due to its limited acceptance. The failure to have the Moon Treaty ratified by a wider audience is almost certainly due to the uncertainties about what mineral rights etc may arise on the Moon. Many nations believe that an agreement about lack of territorial nature may limit future exploitation rights.

Under the Space Station Agreement signed between Canada, Member States of the European Space Agency, Japan, Russian Federation, and USA, it has been established that a single entity (in this case NASA) may be the lead agency in coordinating the member states' contributions to and activities, although each nation has jurisdiction over its own modules. .

Is the system breaking down?
COPUOS operates on the basis of consensus, i.e. all committee and subcommittee delegates must agree on treaty language before it can be included in the final version of a treaty, and the committees cannot place new items on their agendas unless all member nations agree. One reason that the U.N. space treaties lack definitions and are unclear in other respects, is because it is easier to achieve consensus when language and terms are vague, but this is achieved at the expense of certainty.

In recent years, the COPUOS Legal Subcommittee has been unable to achieve consensus on discussion of a new comprehensive space agreement, and it is also unlikely that the Subcommittee will be able to agree to amend the Outer Space Treaty in the foreseeable future; however the Space Station Agreement is considered to be a model for future agreements regarding international cooperation in the first off-world colonies and scientific/industrial bases such as facilities on the Moon and Mars, although the national jurisdiction over own modules and provisions on criminal jurisdiction under the space station agreement are clearly inappropriate and it is believed that member states’ agreement will need to encompass a fully federated jurisdictional code.

In other words, the answer is Yes. Many space faring nations seem to believe that discussing a new space agreement or amendment of the Outer Space Treaty would be futile and time consuming, because entrenched differences regarding resource appropriation, property rights and other issues relating to commercial activity make consensus unlikely. The developing space nations are concerned that the existing space-faring nations will monopolize and dominate space resources. As commercial Space activity moves beyond the scope of the government activity, and as the satellite communications industry enlarges and becomes intertwined with the development of many commercial spaceports, the question for the legal profession is how to regulate private space activities in such a manner that regulation does not hinder or preclude investment, while still ensuring that commercial activities remain compatible with international law.

Geostationary orbit allocation
Satellites in geostationary orbit must all occupy a single ring above the equator, approximately 35,800 km into space. There are increasing arguments about this space as modern satellites being inserted into geostationary orbit are significantly more advanced than the satellites already occupying the space due to the very significant annual advances in technology. The requirement to space these satellites apart that is mandated by old satellites that are functionally active but whose orbital management technology is considered obsolete means that there are a limited number of orbital "slots" available. It is likely that, over the next decade, conflict between different countries wishing access to the same orbital slots (i.e. same longitude but differing latitudes)and the advent of killer-sat technologies will lead to material conflict. At present, these disputes are addressed through the ITU allocation mechanism; however as equator countries located at the Earth's equator take forceable assertion of their legal claim to control the use of space above their territory and as emerging space-technology countries determine that spy satellites infringe on their territorial space and are legitimate targets for killer-satellites, it is likely that uni-laterial enforcement knock-down in breach of the existing space treaties will occur. It is unclear how countries will deal with
commercial satellites infringing on their territorial outer space.

Use of GeoSpatial Data
In the past, legal issues associated with spatial data and technology were primarily a concern for lawyers that worked with or for the government. Now, both public sector and private sector users and providers of geospatial data and technologies face a wide range of legal issues associated with growth in consumer and business applications for spatial technology. Such applications include Earth browsers, satellite navigation devices in cars and PDA’s, location-based services associated with cell phones, business intelligence, social networking and satellite tracking of vehicles and equipment. All of these applications raise issues that involve intellectual property rights, liability, privacy, and national security. In many cases, the existing legal and policy framework is inadequate to provide governments, businesses and consumers clear guidance on these issues.

Near-Earth Debris
The U.S. Air Force, owner of the world’s most sophisticated network of ground-based radars tracking space traffic, has agreed to provide wider access to its high-accuracy catalog showing the whereabouts of orbital debris and operational satellites as part of an effort to enable commercial and non-U.S. government satellite operators to better avoid in-orbit collisions, according to U.S. Air Force officials. The choice was to open up the data or let growing efforts in Europe, Russia and elsewhere to coordinate existing radar and optical telescope assets into a coordinated space awareness network develop without active American involvement.

The US recgnises that a failure to stem orbital collisions of the kind that destroyed an operational Iridium mobile communications satellite Feb. 10 2009 ultimately could render certain orbits of high strategic and public service value unusable for decades and the military has to balance strategically sensitive information with the risk of a long-term deficit of information if an alternative system develops. Although publishing the information on the web at www.space-track.org, it is available only in a form that satellite operators have long said is not useful for space traffic management. This data, called Two-Line Elements (TLEs), has too great a margin of error to be effective.

Some satellite operators, particularly those with satellites in geostationary orbit, complement the U.S. Air Force TLE data with information from other sources. The Russian-led International Scientific Optical Network, based at Moscow’s Keldysh Institute of Applied Mathematics, includes some 25 optical telescopes, mainly in the former Soviet Union, that can be deployed on a case-by-case basis as part of commercial transactions. But this network’s focus is on objects in geostationary orbit, the operating orbit for most commercial satellites but far above low Earth orbit regions where debris exists. In contrast Europe, French radar and German optical systems have been used to verify close satellite encounters in low Earth orbit once TLE data has spotted a potential problem, but the European assets have nowhere near the reach of the US systems. The US fear a Euro-Russian alliance that could rival the U.S. Space Surveillance Network.

The Satellite Orbital Conjunction Reports Assessing Threatening Encounters in Space, or SOCRATES, service is likewise based on U.S. Air Force TLEs but was unable to warn of a pending collision in low Earth orbit on Feb. 10 when the Iridium collided with Russia’s Cosmos satellite at about 790 kilometers. One U.S. Air Force official said a full review of how space traffic management is conducted is being readied for completion before this summer. It is unknown whether non-U.S. government operators with satellites in low Earth orbit will be given access to the high-accuracy catalog of orbiting objects, or be permitted to ask the Air Force for daily updates based on the high-accuracy catalog.

Bethesda, Md.-based Iridium Satellite LLC has been given special access to otherwise nonpublic Air Force Space Surveillance Network information, but only for limited periods, according to John Campbell, Iridium’s vice president for government affairs.

In a March 2 interview, Campbell said Iridium was given access to the high-accuracy data starting in January 2007, following a China anti-satellite missile firing that destroyed a retired Chinese weather satellite operating in an orbit near Iridium’s, spewing thousands of pieces of debris that will make Iridium more vulnerable to collision; however it now transpires that access to the high-accuracy data was only for the debris from the Chinese anti-satellite test. The access ended in January 2008, but has been renewed since the Feb. 10 collision to aid Iridium in repositioning an in-orbit spare satellite to replace the one that was destroyed. Iridium operates a constellation of 66 satellites.

The future of space law
While this field of the law is still in its infancy, it is in an era of rapid change and development, comparible with the development of internet law in the 1990s. If commercial space transportation becomes widely available, with substantially lower launch costs, then all countries will be able to directly reap the benefits of space resources and only then will consensus be achieved.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 12 Апрель 2009, 20:49:47
Новый видеоролик. На этот раз в кадре можно увидеть Алексея Маткина.

http://www.prima-tv.ru/news/?id=20841

Сегодня в аэрокосмическом университете торжественно открыли центр исследования космического пространства и
обсерваторию!

Да, Алексей там в кадре имеется! :)

Ага, выложил этот ролик на ютюб!

http://www.youtube.com/watch?v=CsvK5kEjgiE


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 15 Апрель 2009, 01:04:47
http://www.sibsau.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1257&Itemid=1

В СибГАУ открылся Центр исследований космического пространства

10 апреля, в канун Дня космонавтики, в Сибирском государственном аэрокосмическом университете торжественно открыт Центр исследований космического пространства.

Традиционную красную ленточку у входа в обсерваторию разрезали ректор СибГАУ Геннадий Беляков, генеральный директор ОАО «Красноярский машиностроительный завод» Владимир Колмыков и заместитель генерального директора ОАО «Инфомационные спутниковые системы» Владимир Халиманович.

 Университетская обсерватория оборудована 40-сантиметровым цифровым телескопом, созданным группой ученых по международному проекту ПулКОН.  С его помощью можно наблюдать не только за небесными светилами, но и за спутниками, находящимися на геостационарных и низких орбитах, а также за космическим мусором.

- Это уникальный телескоп, позволяющий решать научные, образовательные и даже оборонные задачи, - рассказывает ректор СибГАУ, профессор Геннадий Беляков. – Мы можем отслеживать остатки космических аппаратов, ракет и прочего «космического мусора», предупреждая об их возможном столкновении с работающей в околоземном пространстве техникой.

- С открытием центра мы расширим границы в подготовке специалистов для космической отрасли, - говорит руководитель Центра исследований космического пространства, профессор Лев Границкий. – Наш вуз аэрокосмический, поэтому ребята должны обладать знаниями в области астрономии и уметь применять их на практике.

Оборудование, установленное в СибГАУ, позволяет в автоматическом и ручном режиме отслеживать до 1000 объектов в сутки. В отличие от других телескопов, красноярский «электронный глаз» может наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. Все элементы телескопа – от оптики до механики - созданы вручную. На это отечественным разработчикам и изготовителям понадобился почти год. Но именно ручная работа позволила создать уникальное оборудование нового поколения. Матрица, установленная на телескопе, имеет линейный размер 36х36 мм (3056х3056 пикселей), он позволяет принимать изображения в цифровом формате и обрабатывать их в специальной программе через компьютер. Мерзнуть по ночам на крыше студентам не придется. Ведь управляется телескоп дистанционно, а изображения выводятся на мониторе компьютера в теплой комнате.

- То время, когда в телескоп смотрели через окуляр, осталось в прошлом веке, - утверждает начальник инновационного управления СибГАУ Кирилл Охоткин.

Телескоп имеет широкий угол зрения (2,3х2,3 градуса) и позволяет разглядеть звезды 17 величины в пределах городской черты и 20-й – за городом. Спутники группировки ГЛОНАСС и «Экспресс-АМ», изготавливаемые в ОАО ИСС и находящиеся на орбитах 19 тыс. км и 36 тыс. км соответственно, прекрасно видны в студенческий телескоп.

Поздравляя СибГАУ с открытием Центра космических исследований и приобретением телескопа, зам. генерального директора ОАО ИСС Владимир Халиманович отметил:

- Это знаменательные вехи в развитии университета, движение в космос. Содружество вуза и промышленных предприятий может внести существенный вклад в космическую индустрию.

- Мы, заводчане, используем «плоды» вашего труда, - ведь многие выпускники СибГАУ идут работать на Красмаш, - продолжил мысль своего коллеги Владимир Колмыков. - Желаю, чтобы вы всегда были теми гагаринцами, которые всегда идут впереди!


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 30 Апрель 2009, 18:18:17
http://www.secureworldfoundation.org/blog/

Tuesday, April 28, 2009

Space Weather Workshop - SWF Operations Director Suzanne Metlay presents on Space Weather and SSA

Dr. Suzanne Metlay, Operations Director for Secure World Foundation ended the first day of the Space Weather Workshop with a talk entitled "Space Weather and International Space Situational Awareness." She began her talk by defining SSA and highlighting the need for it by citing the the Iridium 33-Cosmos 2251 collision earlier in the year.

Metlay then described how SSA serves as the foundation for debris mitigation, debris removal and space traffic management. The idea is to provide all space actors access to the tools needed for safe and sustainable used of outer space. She then went on to differentiate civil SSA from military SSA by describing civil SSA as more focused on positional data whereas military SSA requires much more data such as mission objectives and the nature of sensors or transponders.

Metlay pointed out that SSA data is collected by the DoD (via the Space Surveillance Network), the International Scientific Optical Observation Network (ISON) and other sources, which can then be filtered through a data clearing house for owner-operators. On such system is called SOCRATES-GEO (an example of processing and standardizing raw data on GEO satellites for owner-operators, provided by the Center for Space Standards and Innovation). The idea, ultimately, is to eventually produce a SOCRATES-type system for all Earth orbital regimes (a central data center, for example).

posted by Secure World Foundation Blog @ 3:25 PM


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 30 Апрель 2009, 18:45:32
Заметка в Поиске

http://www.poisknews.ru/2009/04/29/nebo_pod_prismotrom.html

Небо под присмотром

Красноярцы приглядятся к астероидам, кометам и космическому мусору

В канун Дня космонавтики в Сибирском государственном аэрокосмическом университете открыты Центр исследования космического пространства и обсерватория.

Главной достопримечательностью центра является уникальный 40-сантиметровый телескоп. Он позволит не только вести наблюдения за спутниками, небесными светилами, астероидами и кометами, но и отслеживать космический мусор, которого уже изрядно накопилось в околоземном пространстве. Уточненные данные затем будут направляться в соответствующие организации, что даст возможность откорректировать орбиты космических аппаратов во избежание столкновений.

Телескоп создан группой ученых, работающих по международной программе ПУЛКОН. По словам одного из разработчиков Геннадия Борисова, оборудование, установленное в СибГАУ, позволит в автоматическом и ручном режиме отслеживать до 1000 объектов в сутки в геостационарной области (это около 36 тысяч километров над Землей). Причем в отличие от телескопов большего диаметра красноярский электронный глаз дает возможность наблюдать быстродвижущиеся объекты, фиксируя их точное местонахождение. Все элементы телескопа - от оптики до механики - созданы вручную. На это разработчикам и изготовителям понадобился почти год. Но именно ручная работа позволила создать оборудование нового поколения, аналог которого у нас в стране есть только в Свердловской обсерватории. Кстати сказать, с запуском телескопа университет войдет в широкую кооперацию с отечественными и международными центрами слежения.

Что касается Центра исследования космического пространства, то он будет изучать не только космос, но и проблемы глобального потепления на нашей планете, гравитационное поле Земли.

- С открытием центра мы расширим границы подготовки специалистов для космической отрасли, - говорит руководитель центра профессор Лев Границкий. - Наш вуз аэрокосмический, поэтому ребята должны обладать знаниями в области астрономии и применять их на практике. Но учебный процесс будет организован не только для студентов технических специальностей. Гуманитарии тоже будут изучать астрономию, поэтому уже в следующем году мы планируем ввести новые дисциплины и практические занятия. А вообще, наблюдать звездное небо смогут все желающие. Знание законов мироздания и понимание законов галактики - это существенный элемент человеческой культуры. Ведь еще философ Кант говорил: две вещи никогда не перестанут волновать мою душу - звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас.

В планах СГАУ приобрести еще один телескоп, который установят на автомобиле. Он будет вести наблюдение за звездным небом в окрестностях Красноярска.
 
 Пресс-служба СибГАУ


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Май 2009, 20:08:26
Материал на сайте http://democrats.science.house.gov/

Протокол слушаний в конгрессе США

http://democrats.science.house.gov/Media/file/Commdocs/hearings/2009/Space/28apr/Hearing_Charter.pdf

И вот здесь:

http://legislative.nasa.gov/hearings/4-28-09%20Hearing%20Charter.pdf

http://gop.science.house.gov/Media/hearings/space09/april28/charter.pdf


U.S. HOUSE OF REPRESENTATIVES
COMMITTEE ON SCIENCE AND TECHNOLOGY
SUBCOMMITTEE ON SPACE AND AERONAUTICS

HEARING CHARTER

Keeping the Space Environment Safe
For Civil and Commercial Users


Tuesday, April 28, 20092 p.m. – 4:00 p.m.2318 Rayburn House Office Building

I. Purpose

The House Committee on Science and Technology’s Subcommittee on Space and Aeronautics is convening a hearing to examine the challenges faced by civiland commercial space users as space traffic and space debris populationscontinue to grow. The Subcommittee will explore potential measures to improve information available to civil and commercial users to avoid in-space collisions as well as ways to minimize the growth of future space debris. The hearing will focus on the following questions and issues:

• What are the current and projected risks to civil and commercial space users posed by other spacecraft and space debris?
• What information and services are currently available to civil andcommercial space users in terms of real-time data and predictive analyses?
• What can be done to minimize the growth of space debris?
• What is the level of coordination among military, civil, and commercial space users in the sharing of space situational awareness information?
• Have shortcomings been identified by civil and commercial space users with regards to the availability of situational awareness information they need? How are these shortcomings being addressed?
• Have civil and commercial space users identified their long-term situational awareness needs? What options are being considered to address them?

II. Witnesses

Lt. Gen. Larry D. James
Commander, 14th Air Force, Air Force Space Command, And Commander, Joint Functional Component Command for Space,U.S. Strategic Command

Mr. Nicholas Johnson
Chief Scientist for Orbital DebrisNational Aeronautics and Space Administration

Mr. Richard DalBello
Vice President of Government Relations
Intelsat General Corporation

Dr. Scott Pace
Director of the Space Policy Institute
George Washington University

III. Overview

Ensuring the future safety of civil and commercial spacecraft and satellites is becoming a major concern. The February 2009 collision between an Iridium Satellite-owned communications satellite and a defunct Russian Cosmos satellite above Northern Siberia highlighted the growing problem of space debris and the need to minimize the chances of in-space collisions. That collision also increased the number of pieces of space debris circling the Earth, a debris population that had already experienced a significant increase two years earlier following a Chinese anti-satellite weapons test that created thousands of fragments. As recently as last month, astronauts aboard the Space Shuttle and the International Space Station (ISS) maneuvered the connected crafts to avoid a piece of space debris that NASA believed could potentially have led to an impact.

While several nations such as Russia, France, Germany and Japan have some form of space surveillance capability, these systems are not interconnected and are neither as capable nor as robust as the United States’ Space Surveillance Network (SSN). SSN consists of a world-wide network of 29 ground-based sensors that are stated to be capable of tracking objects as small as five centimeters orbiting in Low Earth Orbit (LEO)—that is, the region of space below the altitude of 2,000 km (about 1,250 miles). Many remote sensing satellites use LEO, as do all current crewed orbital space flights. However, to be useful, information on potential collisions obtained through tracking efforts needs to be disseminated to all space users, including nongovernmental entities. Furthermore, the data needs to be of sufficient accuracy that predictions of possible collisions can be computed with a high level of confidence. That level of confidence is essential in light of the implications of making evasive maneuvers. If a space user knows that a particular object in space poses a collision risk to a satellite or spacecraft, the user can potentially maneuver the satellite or spacecraft to avoid the debris. However, flight changes to avoid potential collisions come at a high price since satellites carry limited quantities of fuel and avoidance maneuvers could result in decreased operational life.

Following congressional direction, the Air Force’s Space Command initiated a 3-year Commercial and Foreign Entities (CFE) Pilot Program in 2005 aimed at providing space users with tracking information and analytical services. The program gradually transitioned support responsibilities from the National Aeronautics and Space Administration (NASA) to the Air Force’s Space Command; up until 2005, orbital data had been provided on NASA Goddard Space Flight Center’s Orbital Information Group (OIG) website free of charge.The Air Force also provides, for a fee, advanced analytical support such as on-orbit assessment of conflicts and pre-launch safety screenings. Legislation allows space surveillance data and analysis to be provided to any foreign or domestic governmental or commercial entity, so long as providing the data and analysis is in the national security interests of the United States. Furthermore, before being provided with such data, a non-U.S. Government entity must enter into an agreement with the Secretary of Defense agreeing to (a) reimburse the Department of Defense (DOD) for costs the Department in curs in providing data support and (b) not transfer any data or technical information received under the agreement without the approval of the Secretary. Nevertheless, desirous of having capabilities of its own, the European Union has initiated an effort to research what is required to develop a European Space Surveillance Awareness System.

Many questions remain as to how to improve space situational awareness with an ever growing population of spacecraft and international operators. Improvements in information services, capabilities, resources, and coordination will all have to be addressed. In addition, although organizations and individuals have examined the pros and cons of potential space traffic management approaches or international “rules of the road”, at this point, there does not appear to be a consensus on the appropriate long-term framework for space traffic management.

Testimony at this hearing should provide the Subcommittee with an assessmentof (1) what is being done to keep the space environment safe for civil and commercial space users given the growing number of satellites, spacecraft, and space debris, (2) how future propagation of space debris can be mitigated, (3) what space surveillance awareness capabilities and services are currently available, and (4) what challenges civil and commercial users face trying to getenhanced space surveillance awareness information. Keeping the space environment safe for civil and commercial users involves protection from amultitude of factors besides space debris, such as adverse space weather phenomena and radio frequency interference. However, this hearing will focus primarily on issues associated with space debris.

IV. Potential Hearing Issues

The following are some of the potential issues that may be raised at the hearing:

• What practices do civil and commercial space operators utilize to minimize the risk of collision in space?
• Should we be concerned about the projected worldwide growth in space traffic and debris generation? Could the risks of collisions in space grow to unacceptable levels?
• What is the status of the U.S. government-sanctioned Commercial and Foreign Entities (CFE) Pilot Program? What are the lessons learned so far? What are DOD’s plans for providing a CFE capability in the future?
• What techniques and procedures can space operators use to minimize the future growth of orbital debris? What are the biggest challenges to reducing the growth of orbital debris?
• What space situational awareness system would commercial space users like to have in place in 10 years? How far are we from having such asystem today and what will need to be done to make it possible?
• A comprehensive space situational awareness system that meets the needs of the military, civil, and commercial space sectors would seem to require the involvement of each of those sectors both domestically and internationally. Are there any good governance models that could be used to construct and operate such a comprehensive system?
• How does DOD coordinate with commercial space users? For example,what major issues have been raised at the series of meetings between DOD leadership and the CEOs of the top 10 commercial satellite companies focusing on enhancing cooperation to improve surveillance and what are the plans for addressing those issues?
• How can coordination among military, civil, and commercial space usersbe enhanced relative to both orbital debris mitigation and collision avoidance?
• What can be done to address the shortcomings in current space situational awareness information, predictive capabilities, and supporting infrastructure to enable safe civil and commercial space operations in the future?
• What are the key policy questions that need to be addressed in determining the best path forward for keeping the space environment safe for civil and commercial users?
• Are international “rules of the road” needed to prevent future in-space collisions and debris growth?

V. Background

The Space Debris Threat

Space Environment

Since 1957, there have been several thousand payloads launched into space. These launches have contributed to an ever growing population of man-made objects in space, which have themselves generated an even larger amount oforbital debris. NASA defines orbital debris “as any object placed in space by humans that remains in orbit and no longer serves any useful function or purpose. Objects range from spacecraft to spent launch vehicle stages to components and also include materials, trash, refuse, fragments, or other objects which are overtly or in advertently cast off or generated.” These objects, rangingin size from that of a microscopic paint chip to a large defunct satellite, can travel at speeds up to 11 km/second.

Most of today’s spacecraft operate in two major orbital altitudes. The most populated is Low Earth Orbit (LEO), where many scientific and human spacecraft operate between altitudes of 320 km and 2,000 km. The other is GeostationaryOrbit (GEO), which is populated primarily by communications satellites that orbitas the same speed as the Earth so as to continuously face one region of the planet. These satellites operate at an altitude of approximately 36,000 km.There are approximately 900 operational spacecraft currently in orbit. Of those, approximately 800 are maneuverable.

Extent of Orbital Debris in Space

The first fragmentation of a man-made satellite occurred in 1961. Since then,there have been over 190 spacecraft fragmentations, and 4 accidental collisions resulting in the generation of debris (there has been only 1 collision between two intact spacecraft). Even though some of the debris from these fragmentations has fallen out of orbit, numerous other incidents over the years have increased the overall population of space debris dramatically. According to an Aerospace Corporation study, “the creation rate of debris has out paced the removal rate, leading to a net growth in the debris population in low Earth orbit at an average rate of approximately 5 percent per year.”

The majority of Earth’s orbital debris currently resides in LEO between the altitudes of 600 km and 1,500 km, where there is an estimated 300,000 pieces of debris 1 cm in size or greater. Of that number, there are more that 18,000 objects that are 5 cm or greater in size. Objects that are between 1 cm and 10 cm in size are of primary concern to spacecraft in LEO as these are the most difficult pieces to track and have enough mass to completely disable a spacecraft.

The orbital lifetime of debris varies, as some pieces can re-enter the Earth's atmosphere within several days of their fragmentation, while some pieces canstay in orbit for over several hundred years. Currently, more debris is being accumulated in orbit than is falling out of orbit. According to a NASA study completed in 2006 which assumes no new launches of any kind past 2005, in-orbit collisions will sustain the current population of debris, even as other objects decay into the atmosphere. As indicated in a NASA Orbital Debris Quarterly publication, by 2055, collisions will become the primary source of debris generation. Even though a majority of the debris lies in LEO orbit, concerns are still growing over the future of GEO as it a highly valuable and fairly costly area to place a satellite. Debris that continuously fly at GEO altitude are too high to be affected by atmospheric drag and rarely fall back to Earth. It is also extremely difficult to track and characterize objects less that 1 m in GEO with current technologies.

Causes of Fragmentation

Space debris comes in many different forms, but the velocity at which these objects move in relation to the object they impact is what makes them potentially lethal. A piece of debris as small as 1 cm can potentially destroy a satellite, while an object less that 0.1 cm can penetrate an astronaut's suit during an Extra Vehicular Activity (EVA).

Debris can be created in a number of ways, from actual collisions to incidents occurring during spacecraft separation. The most common causes of fragmentations are propulsion-related incidents that involve remaining fuel or pressurized components exploding in discarded rocket stages. This type ofevent was prevalent in the 1970s and 1980s but has since slowed due to increased mitigation techniques practiced worldwide. Until recently, the objects from these events constituted about 40% of current orbital debris.

Other sources of fragmentation debris include accidental collisions, battery explosions, fuel leaks, failures of attitude control systems, failures during orbital injection maneuvers and other unidentified causes. Not all of these fragmentation events create equivalent amounts of debris. The damage and subsequent results of a collision in orbit are dependent on multiple variables such as velocity and design of the structure as well as the angle of collision. For example one collision in the mid-1990s of a European satellite involved a small piece of debris striking an extended antenna, which resulted in only one piece of debris being generated.

The more troubling type of fragmentation event is the intentional breakups thatare deliberately taken, such as in the form of an anti-satellite weapons test. Such actions have historically led to very accurate strikes and thus produced larger amounts of debris than other collisions and self generated explosions.

Risks Generated by Orbital Debris

Since January 2007, there have been three major debris generating incidents that have increased Earth’s orbital debris environment significantly. As a result, the risks to active and non-active spacecraft have greatly increased. Expertshave predicted that it is only matter of time until there is another large debris generating collision.

The ISS flies at an average altitude of 349 km to 358 km and the Hubble Space Telescope flies at an altitude of 570 km. For the remainder of its manifest, the Space Shuttles will fly only to these two orbits and as such are subject to their orbital hazards. The upcoming STS-125 flight will allow crew aboard the Shuttle Atlantis to repair the Hubble Space Telescope. Recent reviews of the threat of an orbital debris strike have remained nearly constant since its initial review last September. Since that time, the recent Iridium-Cosmos collision has added to the debris field in LEO and represents a 71% increase in the amount of threatening debris to STS-125. Due to its low altitude in LEO, the ISS’ risk ofcollision will be lower than that of spacecraft that operate at higher altitudes in LEO. Nevertheless, the ISS still remains at risk from micrometeoroid and orbital debris strikes. The possibility of having to maneuver the ISS away from harmful debris will remain constant throughout its life-time. Typically, an ISS maneuver takes approximately 30 hours to plan and execute.

In addition to on-orbit risks, there are economic consequences that flow from the increase in orbital debris and a potential lack of adequate situational awareness.The need to maneuver leads to the use of limited spacecraft fuel supplies, which can shorten the on-orbit operational lifetime of the spacecraft. Another economic consequence could be the disruption of data and services of commercial satellites. Even if they aren’t actually struck, maneuvering satellites out of harm’sis costly, as data and service continuity become disrupted as a result of the maneuver.

Over the past several years, there have been several incidents which contributed to the rise in the number of orbital debris:

• Iridium 33 – Cosmos 2251 Satellite Collision: On February 10, 2009, a U.S.Iridium communications satellite collided at a near right angle to a decommissioned Russian Cosmos communications satellite at an altitude of 790 km. This was the first hypervelocity collision of two ‘intact’ spacecraftever. According to Space News, the collision created at least 823 pieces of trackable debris (with many smaller pieces not yet cataloged) and increased the risk of a debris strike on the Space Shuttle by approximately 6%. The majority of this debris will remain a threat to other satellites in LEO for decades.
• Chinese A-SAT test on Fengyun-1C: In January of 2007, the Chinese government launched an SC-19 missile at one of their country’s decommissioned weather satellites and destroyed it. It is the worst fragmentation event in the history of spaceflight and at the time, accounted formore than 25% of cataloged objects in LEO. The estimated debris population larger than 1 cm in size generated by the collision will eventually exceed 150,000. Resultant debris has already enveloped the Earth and nowposes a threat to all spacecraft in LEO.
• Russian spent stage explosion – Russian Arabsat 4: A Russian upper stage from a Proton rocket exploded in February 2007, almost a year after its launch to GEO failed, creating an initial amount of over 1,100 pieces of trackable debris. The cause of the explosion was determined to be left over fuel in the failed stage that was ignited by several possible sources.

Mr. Nicholas Johnson, a witness at the hearing, will be able to provide additional details on the risks associated with these recent events.

Space Surveillance Capabilities

Although the U.S. has the most capable space surveillance system in the world, other countries also utilize radars and telescopes to perform similar tracking activities. Limited in their space surveillance capabilities, other nations must use information generated by the U.S. system to supplement their own data.

U.S. Space Surveillance Capabilities

Space surveillance refers to the ability to detect, track, and identify objects in space. Surveillance services used by space transportation users include calculation of debris-clear launch trajectories and in-orbit debris tracking and collision warnings. The primary supplier of space surveillance capability is the Space Surveillance Network (SSN), consisting of a world-wide network of 29 ground-based sensors including electro-optical, conventional and phased-array radars. The SSN permits the cataloging of objects in space. According to an April 2009 presentation by a representative of NASA’s Orbital Debris Program Office to the NASA Advisory Council, the number of cataloged objects has increased by more than 30% since January 2007. The catalog currently accounts for more than 14,000 objects in orbit.

The SSN can collect data about objects’ altitude, orbit, size, and composition.The capabilities of the network are limited by the debris’ size and altitude, however. Initially, the SSN could not detect or track objects smaller than 10 cm in LEO, and only objects 30 cm and larger could be continuously tracked. Remote sensing satellites typically use LEO, as do most manned space flights. In March 2003, the sensitivity of the SSN was enhanced so that objects as small as 5 cm orbiting in LEO can be tracked. As altitude increases, the ability of the SSN’s sensors to detect small objects decreases. Consequently, objects in Geosynchronous Orbit (GEO) need to be located through optical instruments (asopposed to radar) and also must be at least one meter across to be tracked. Satellites in GEO orbit the Earth once a day at an altitude of approximately 35,786 kilometers (about 22,236 miles). Satellites in geostationary orbit are primarily used for communications and meteorology.

Protection of NASA assets is a major concern. The Joint Space Operations Center (JSpOC) within the U.S. Strategic Command provides collision avoidance analysis for the Space Shuttle and International Space Station (ISS). During NASA missions, the JSpOC computes possible close approaches of other orbiting objects to the Space Shuttle or ISS. The JSpOC also conducts re-entry assessments for objects including prediction of time, location of atmospheric reentry, and potential ground impact.

Space surveillance capabilities are likely to improve in the next few years. The Air Force’s Space Based Space Surveillance (SBSS) Program, initiated in 2003, will consist of a single satellite and associated command, control, communications, and ground processing equipment when operational. The SBSS satellite, scheduled for launch in 2009, is scheduled to operate 24 hours a day, 7 days a week, to collect positional and characterization data on earth-orbiting objects of potential interest to national security. The SSN’s only spaceborne sensor to date, the space-based visible (SBV) sensor carried aboard the Midcourse Space Experiment (MSX) satellite, was retired in June 2008 after nearly 12 years of operation. DOD considers SBSS to be an essential element in developing a space situational-awareness capability. In an article published in Space News, it was reported that “SBSS will allow airmen to monitor satellites in the geosynchronous orbit 24 hours a day, which Space Command can't presently do with its Ground-based Electro-Optical Deep Space Surveillance (GEODSS)system. Airmen on the ground can only collect data on satellites using the GEODSS at night when the sun is reflecting on the targeted satellite.” This is because unlike ground sensors, the space-based SBSS is not limited by lighting conditions, weather, or atmospheric distortion.

One of the SSN’s oldest systems is the Space Fence which grew out of an effort by the Naval Research Laboratory to detect and track satellites that did not emit signals as part of their normal operations. Ushered into existence as the Naval Space Surveillance System (NSSS) in 1961, the Space Fence is composed of three transmitters and six receivers interspersed across the southern United States. As reported by C4ISR Journal, DOD is considering upgrading the Space Fence with more powerful radars and sites overseas for more expansive coverage. According to an article in Inside the Air Force, the service hopes to award a concept development phase contract in July 2009. The upgraded Space Fence will be capable of detecting tenfold the amount of objects in Low- and Medium-Earth Orbit. It also will be able to monitor objects 5 cm in diameter, compared to the 30 cm limit of the legacy asset. According to Inside the Air Force, the Air Force anticipates “that the winning contractor will deliver the initial, southern hemisphere coverage Space Fence sensor “no later than fiscal year2015” and deliver all expected blocks of coverage by FY-20.””

International Space Surveillance Capabilities

Other countries also have space tracking capabilities, but they are not on par with the SSN. For example, according to an article in Space News, the Russian-led International Scientific Optical Network, based at Moscow’s Keldysh Institute of Applied Mathematics, includes some 25 optical telescopes, mainly in the republics of the former Soviet Union, that can be deployed on a case-by-case basis as part of commercial transactions. But this network’s focus is on objects in geostationary orbit, the operating orbit for most commercial satellites but far above LEO regions where debris is of most concern.
French, German, and Japanese systems are also in use. For example:

• France has developed a radar system called Graves (Grand Réseau Adapté à la Veille Spatiale), a demonstrator which has been operational since 2005 and can watch the sky up to 1,000 km above the French territory. According to its developer, ONERA, the Graves system consists of “specific radar combined with an automatic processing system that creates and updates a database of the orbital parameters for the satellites it detects”. Graves is operated by the French Air Force.
• The European Space Agency (ESA) collaborates with the operators of the German TIRA system (Tracking and Imaging Radar), located at FGAN (Research Establishment for Applied Science), near Bonn, Germany. According to ESA’s Space Debris website, TIRA has a 34-meter dish antenna. The radar also conducts beam park experiments, where the radar beam is pointed in a fixed direction for 24 hours so that the beam scans 360º in a narrow strip on the celestial sphere during a full Earth rotation. During such experiments, the website says, TIRA can detect debris and determine “coarse orbit information for objects of diameters down to 2 cm at 1,000 kmrange.”
• According to a report on “Space Debris Related Activities in Japan” presented by Japanese representatives to the UN’s Committee on the Peaceful Uses of Outer Space (COPUOUS) in February, 2009, observation of objects in geosynchronous orbit (GEO) and determination of their orbit characteristics are routinely carried out using Japanese optical telescopes. Research to develop software that can automatically detect smaller objects in GEO is progressing. Japanese representatives also said that LEO observations are being conducted using radar telescopes and that research to observe objects in LEO is also being conducted using high-speed tracking optical telescopes.

U.S. Space Surveillance Services

To be useful, information related to potential in-space collisions that is obtained through tracking efforts needs to be disseminated to all affected space users, including nongovernmental entities. If a space user knows that a particular object in space poses a collision risk to a satellite or spacecraft, the user can maneuver the satellite or spacecraft to avoid the debris. However, avoidance maneuvers consume valuable fuel supplies, which translates into a reduced operational life. Since collisions in space increase the amount of debris, it is in the interest of all parties concerned to ensure space users have access to relevant space surveillance data. Initially, the data from the SSN had been made available through NASA’s Orbital Information Group (OIG) web site.

However, in November 2003, the Congress directed the Secretary of Defensethrough the 2004 National Defense Authorization Act [P.L. 108-136, Section 913] to provide space surveillance data to any foreign or domestic governmental or commercial entity, so long as it was consistent with national security. The Secretary delegated implementation responsibility to the Secretary of the Air Force in October 2004. The national policy of providing space surveillance information was further articulated in the President’s National Space Policy dated August 31, 2006. In achieving the goals of the national policy, the Secretary of Defense was assigned responsibility for supporting the space situational awareness requirements of the Director of National Intelligence and conducting space situational awareness for “the United States government; U.S. commercial space capabilities and services used for national and homeland security purposes; civil space capabilities and operations, particularly human space flight activities; and, as appropriate, commercial and foreign space activities.”

With regards to orbital debris, the National Space Policy acknowledges that orbital debris poses a risk to continued reliable use of space-based services and operations and to the safety of persons and property in space. Consequently, the policy states that “the United States shall seek to minimize the creation of orbital debris by government and non-government operations in space in order to preserve the space environment for future generations”. The policy also states that the “United States shall take a leadership role in international fora to encourage foreign nations and international organizations to adopt policies and practices aimed at debris minimization and shall cooperate in the exchange of information on debris research and the identification of improved debris mitigation practices.”

Commercial and Foreign Entities (CFE) Pilot Program

Pursuant to the legislative direction, the Air Force Space Command implemented the Commercial and Foreign Entities (CFE) Pilot Program. The CFE pilot program was designed to be implemented in three phases over a 3-year period, gradually transitioning CFE support responsibilities from NASA to the Air Force’s Space Command. In addition to the free orbital data previously provided on NASA's OIG website, the Air Force offered to provide, for a fee, advanced analytical support such as on-orbit conjunction assessment and pre-launch safety screenings. The Air Force’s goal was to provide increased situational awareness for commercial and foreign operators, thereby improving orbital safety for all space vehicles. The previously cited legislation allows space surveillance data and analysis to be provided to any foreign or domestic governmental or commercial entity, so long as providing the data and analysis is in the national security interests of the United States. Furthermore, before being provided with such data, a non-U.S. Government entity must enter into an agreement with the Secretary of Defense agreeing to (a) pay for any fee charged by the Secretary to reimburse the Department for the costs of providing space surveillance data support under the agreement and (b) not transfer any data or technical information received under the agreement without the approval of the Secretary.

The Air Force selected the Aerospace Corporation to operate the CFE Support Office (CSO) and tasked it to interface with commercial and foreign entities on behalf of the Air Force Space Command and develop the Space-Track.org website to replace the NASA OIG website. Initially, the CFE pilot program was scheduled to last three years and end in May 2007. However, in October 2006, the Congress extended the pilot’s end date to September 30, 2009 [P.L. 109-364, Section 912]. Aviation Week and Space Technology recently reported that the CFE program is scheduled to transition from the Air Force Space Command to the U.S. Strategic Command later this year. According to the Air Force, the CFE Pilot Program was to be implemented in three phases, Phase 1 being a transitionary one where the CSO activated the Space-Track website offering a limited subset of the NASA OIG website functionality. During Phase 2, the NASA OIG website ceased operating and functions such as specific queries, a 60-day decay forecast report, and a satellite situation report were made available.

The CFE Pilot Program is currently in Phase 3. The CSO provides advanced services and products on a fee-for-service basis because of the additional analysis and manipulation required by additional Air Force personnel. Services provided include all services offered under Phase 1 and Phase 2 and more advanced capabilities such as launch support (Pre-Launch safety screeningsand/or early orbit determination); conjunction assessment (CA) (determining the likelihood of a conjunction between orbiting objects); end-of–life/reentry support (including reentry support and planned de-orbit operations); anomaly resolution support (including attitude determination and spacecraft configuration); and providing emergency support. Emergency support is required when significant mission degradation or failure occurs for either the affected party’s asset or U.S.government assets, endangerment of human life or degradation of U.S. national security. Emergency support is a free service.

More advanced information and services may soon be available. According to a March 2009 article in Space News, the Air Force is moving towards providing [color=blue]“wider access to its high-accuracy catalog showing the where abouts of orbital debris and operational satellites as part of an effort to enable commercial and non-U.S. government satellite operators to better avoid in-orbit collisions, according to U.S. Air Force officials”. [/color] The new policy, Space News reported, should be announced in June 2009. In a March 2009 response to Space News questions, the Air Force’s Space Command said that: “In the near future, the public will also receive more advanced services to include End-of-Lifesupport, Anomaly Resolution support, and potential threat notification support.The vision is to provide these advanced services via the same website as the [collision-risk analysis] and Launch support service is provided.” Space News cited an Air Force official as having said that a full review of how space traffic management is conducted is being readied for completion before this summer.

Space News also reported that Iridium Satellite has been given special access to otherwise nonpublic Space Surveillance Network information, but only for limited periods. According to Iridium’s vice president for government affairs, Iridium was given access to the high-accuracy data starting in January 2007, following China’s anti-satellite missile firing that destroyed a retired Chinese weather satellite operating in an orbit near Iridium’s. Space News reported that Iridium’saccess to the high-accuracy data was only for the debris from the Chinese anti-satellite test. The publication reported that although the access ended in January2008, it was renewed in February 2009 to aid Iridium in repositioning an on-orbitspare satellite to replace the one that was destroyed.

The Space News article also said that the data furnished by the Air Force was based only on the Air Force’s catalog and had not included inputs from Iridium on the exact location of its satellites. The “fusion” of such data is seen asaugmenting space situational awareness. According to Space News, “operator input makes even the most precise Air Force information more accurate because operators know the exact position of their own spacecraft.”

Many questions remain as to how to improve space situational awareness with an ever growing population of spacecraft and international operators. Improvements in information services, capabilities and resources, and coordination will all have to be addressed. One approach, the previously referenced fusion of data, would allow combining multiple sources of information to produce a more detailed and refined estimation of the orbital environment. Efforts are underway to improve the system of integrated data by incorporating foreign information, ground and space based observations, space weather data,and other data sources. This information should help provide more accuracy to automated processes and computations that will reduce the reliance on human analysis.

Not with standing DOD’s plans to upgrade the SSN, concerns have been raised regarding the Department’s level of investment in space surveillance and whether funding may be sufficient to provide the data commercial space users need to protect their satellites. In a March 2009 testimony before the Strategic Forces Subcommittee, House Armed Services Committee, retired Major General James Armor said that the SSN is not sufficiently resourced to support civil and commercial operations. The former Director of DOD’s National Security Space Office said that the Air Force does not have the resources to conduct CFE support, adding that “recent complaints by commercial operators about unwarned movement of DOD satellites and lack of support formoving commercial satellites at GEO, as well as the Iridium Satellite collision with a defunct Russian Cosmos satellite are indications of inadequate resources and lower priority for CFE.” In addition, space users have also indicated concern about insufficient funding. An article in Aviation Week and Space Technology recently quoted a satellite communications official as saying that the question is “whether there will be enough money to get more than the two-line elements currently available.” The article added that “Industry analysts say the two-line element sets do not satisfy operators’ accuracy needs: they want specific data sets that include such information as maneuvering details necessary to predict the ephemeris (daily computed position) of active satellites and to accurately forecast the close approach of drifting debris.”

The Air Force has indicated that 37,000 users and 110 countries have availed themselves of the CFE Pilot Program’s services. Lt. Gen. Larry D. James, a witness at the hearing, will provide the latest status on the CFE Pilot Program, including steps envisioned following the Pilot Program’s completion. Mr. Richard DalBello, also a witness at the hearing, will provide perspectives from the commercial user’s viewpoint.

Other Space Surveillance Analysis Tools and Services

There are other means for space operators to gain access to additional assistance. For example: NASA has developed a software tool to be used by the agency’s programs but also made available to other space users.

• The Debris Assessment Software (DAS) is designed to assist NASA programs in performing orbital debris assessments and provides the user with tools to assess compliance with the requirements. In addition, NASA has developed a computer-based orbital debris engineering model called ORDEM2000. The model describes the orbital debris environment in the low Earth orbit region between 200 km and 2,000 km altitude. NASA says that the model is appropriate for those engineering tasks requiring knowledge and estimates of the orbital debris environment and can also be used as a benchmark for ground-based debris measurements and observations. This engineering model will soon be enhanced with the upcoming release of ORDEM2008.
• The Satellite Orbital Conjunction Reports Assessing Threatening Encounters in Space for Geosynchronous (SOCRATES-GEO) service offered by the Center for Space Standards and Innovation (CSSI) provides commercial space users with an alternative to DOD analyses. Based in Colorado Springs, CO, CSSI is a research arm of Analytical Graphics, Inc. (AGI). SOCRATES-GEO is a partnership between CSSI and several commercial GEO providers where voluntary owner-operator positional data and maneuver schedules are provided to CSSI by the commercial partners. The CSSI analysts and software combine this information with data pulled from the U.S.military’s public satellite catalog on debris and other objects.
• As indicated in the European Space Agency’s (ESA) Space Debris website,the consolidation of knowledge on all known objects in space is a fundamental condition for the operational support activities of ESA’s Space Debris Office. This knowledge, the website says, is maintained and kept up-to-date through the DISCOS database (Database and Information System Characterising Objects in Space). DISCOS serves as a single-source reference for information on launch details, orbit histories, physical properties and mission descriptions for about 33,500 objects tracked since Sputnik-1, including records of 7.4 million orbits in total. According to ESA, DISCOS isregularly used by almost 50 customers worldwide.
• ESA’s most prominent debris and meteoroid risk assessment tool is called MASTER (Meteoroid and Space Debris Terrestrial Environment Reference). In order to study the effectiveness of debris mitigation measures on the debris population stability, long-term forecasts are required to determine future trends as a function of individual mitigation actions. This type of analysis can be performed with ESA's DELTA tool (Debris Environment Long-Term Analysis).

Collaborative Efforts to Mitigate the Growth of Orbital Debris and Enhance Space Situational Awareness

Because of the global nature of the risks of orbital debris to space users of all nations, several collaborative efforts have emerged in the form of guidelines to minimize the propagation of space debris and research to improve space situational awareness capabilities. While space surveillance focuses on securing positional data, situational awareness of ten times requires the “fusing” (combining) of multiple data types and sources, thus creating information conducive to decision-making.

International Space Debris Mitigation Guidelines

The Inter-Agency Space Debris Coordination Committee (IADC) is an international governmental forum for the worldwide coordination of activities related to the issues of man-made and natural debris in space. The primary purposes of IADC are to exchange information on space debris research activities between member space agencies, to facilitate opportunities for cooperation in space debris research, to review the progress of ongoing cooperative activities, and to identify debris mitigation options. IADC member agencies include ASI (Agenzia Spaziale Italiana); BNSC (British National Space Centre); CNES (Centre National d'Etudes Spatiales); CNSA (China National Space Administration); DLR (German Aerospace Center); ESA; ISRO (Indian Space Research Organisation); JAXA (Japan Aerospace Exploration Agency); NASA ; NSAU (National Space Agency of Ukraine); and ROSCOSMOS (Russian Federal Space Agency).

An initial set of space debris mitigation guidelines was developed by IADC in 2002, reflecting the fundamental debris mitigation elements of a series of existing practices, standards, codes and handbooks developed by a number of national and international organizations. The UN’s COPUOUS acknowledged the benefit of a set of high-level qualitative guidelines having wider acceptance among the global space community. The Working Group on Space Debris was established by the Scientific and Technical Subcommittee of the Committee to develop a set of recommended guidelines based on the technical content and the basic definitions of the IADC space debris mitigation guidelines, taking into consideration the United Nations treaties and principles on outer space.

This activity resulted in the Space Debris Mitigation Guidelines being endorsed by the United Nations’ General Assembly in December 2007, a document that outlines space debris mitigation measures for the mission planning, design, manufacture and operational (launch, mission and disposal) phases of spacecraf tand launch vehicle orbital stages. Compliance is voluntary; in addition, Guidelines are not legally binding under international law. However, many Member States have incorporated them through national mechanisms. The Guidelines, characterized numerically in the United Nations document, focus on seven areas:

• Guideline 1: Limit debris released during normal operations
• Guideline 2: Minimize the potential for break-ups during operational phases
• Guideline 3: Limit the probability of accidental collision in orbit
• Guideline 4: Avoid intentional destruction and other harmful activities
• Guideline 5: Minimize potential for post-mission break-ups resulting from stored energy
• Guideline 6: Limit the long-term presence of spacecraft and launch vehicle orbital stages in the low-Earth orbit (LEO) region after the end of their mission
• Guideline 7: Limit the long-term interference of spacecraft and launch vehicle orbital stages with the geosynchronous Earth orbit (GEO) region after the end of their mission

Shortly after the February 10, 2009 collision between the inactive Russian Federation communications satellite Cosmos 2251 and the operational U.S. satellite Iridium 33, the Director of the United Nations’ Office for Outer Space Affairs (UNOOSA) issued a call to all Member States and international organizations to voluntarily take measures to ensure that the Space Debris Mitigation Guidelines are fully implemented. The Director stressed that "the prompt implementation of appropriate space debris mitigation measures is in humanity's common interest, particularly if we are to preserve the outer space environment for future generations.”

5th European Conference on Space Debris

During the 5th European Conference on Space Debris held earlier this month in Darmstadt, Germany, experts from around the world met to discuss a variety of issues associated with space debris such as measurements and debris environment characterization; environment modeling and forecasting, risk analysis for the in-orbit and re-entry mission phases, protection and shielding, debris mitigation and remediation, and debris policies and guidelines.

As noted on the Conference’s website, the Conference’s main finding was that mitigation alone cannot maintain a safe and stable debris environment in the long-term future and that active space debris remediation measures will need to be devised and implemented. Conferees recognized that such measures are technologically demanding and potentially costly, but saw no alternative to protect space as a valuable resource for the operation of indispensable satellite infrastructures. The website conference summary stated that as far as satellite infrastructures are concerned “their direct costs and the costs of losing them will by far exceed the cost of remedial activities.”

Research on a European Union Space Surveillance Awareness System

ESA is undertaking research on European countries’ needs for Space Situational Awareness (SSA). ESA defines SSA as the comprehensive understanding and knowledge of (a) the population of space objects, (b) the space environment, and (c) possible threats/risks. As such, the European SSA differs in philosophy to the U.S. SSN in that “astronomical threats”, such as asteroids, will be tracked. In a September 2008 presentation entitled “ESA’s initiative towards a European Space Situational Awareness System” at the Space for Defence and Security Conference sponsored by the Royal United Services Institute, an ESA representative outlined his agency’s progress to date. He provided the background for the research, noting the European Union’s (EU) dependency on space assets; the major consequences of a shutdown of even a part of the space infrastructure on the European economy and security; and the fact that the EU does not have the capability to monitor its space assets and identify threats. The ESA representative said that relative to the SSA research program, ESA had (1) established an informal user group representing the full spectrum of potential SSA user communities (civil, military, commercial operators, national space agencies, insurance companies, scientific community, defense intelligence, etc.), (2) initiated several preliminary studies such as a compilation of a SSA Users’ Needs list; and (3) prepared an SSA research Program Proposal.

According to the ESA representative, the overall research program will be conducted from 2009 to 2018. With regards to the benefits of a Europe-U.S. cooperative SSA effort, the ESA representative listed those benefits as making the two systems more capable, more robust, and more “credible” (i.e., “through reciprocal independent situational assessment and validation”).

Others in the global community also believe an inter-agency coalition should be formed to develop an international space traffic management organization. A February 23, 2009 Space News article quotes Air Force Gen. Michael Carey, deputy director of U.S. Strategic Command as saying that the Air Force would be willing to help coordinate an international effort to create a space traffic management system, but the service stopped short of suggesting what entity would take the lead in operating such a system.

Future Challenges Associated with Space Debris Mitigation, Removal, and Designation of Responsibility

There are a number of challenges facing the global community with regards to how space debris could be mitigated or removed, how responsibility for space traffic management will be assigned, and whether rules of conduct to minimize space debris need to be explicitly stated. Space Debris Mitigation and Removal There are two major methods for stemming the growth of orbital debris. Growth mitigation is currently the primary and only means for combating space debris.This more cost effective method includes all preventative measures taken to reduce the possibility for multiple types of debris generating events. One method of mitigation involves disposing of spacecraft at the end of their operational lifetime by maneuvering them into the Earth’s atmosphere or by placing them into ahigher “graveyard orbit.” The passivation of aging spacecraft is used to prevent accidental debris generating events that can occur many years after mission completion by reducing stored energy sources by venting or burning remaining propellants and pressurized systems, and the discharging of batteries. There are also preventative design measures that can be added to a spacecraft or rocket during its design and manufacturing stages that can reduce the possibility of future explosions and that limit the amount of debris generated during in-space activities.

The second method is active debris removal. NASA studies have shown that even if there were no new launches of any kind, orbital debris would continue togrow as existing spacecraft and debris continued to collide and propagate. Therefore, various experts have recently come to the conclusion that active debris removal must be viewed as a possible solution as there is no other apparent alternative for proactively reducing debris. Yet, active debris removal is extremely expensive to design, test, and produce and has therefore been a historically low engineering research and development priority. Very few theoretical methods of active debris removal exist, and several studies have been initiated by different space agencies and groups to verify the technical feasibility of several proposed methods.

Responsibility for Space Traffic Management and Rules of the Road

Retired General James Armor testified at the previously noted House Armed Services Committee subcommittee hearing that there is currently no assigned organizational responsibility for space traffic management in the U.S. While acknowledging that the National Security Space Office (NSSO) maintains DOD’sjoint agency architecture, he noted that responsibilities for space traffic management are located in several other agencies. For example, the FAA’s Office of Commercial Space Transportation grants launch and re-entry licenses, the Federal Communications Commission grants orbital locations and spectrum, and the Air Force operates the Space Surveillance system. He drewan analogy with the Global Positioning System (GPS) that started as a strictly military system but rapidly grew to have civil and commercial applications. General Armor recalled how organizational responsibility became vested in a National Executive Committee co-chaired by DOD and the Department of Transportation having oversight over diverse agency functions and resources. He advocated that “Synchronizing these agencies to jointly start studying aspace traffic management investment framework might be productive. Working towards a commercially secure space operating environment is an opportunity for global U.S. space leadership that addresses a huge portion ofspace security. This is also where discussions about rules of the road might be beneficial”.

In addition, there have been other organizations and individuals that have examined the pros and cons of potential space traffic management approachesor international “rules of the road.” There is currently no international treaty, document or set of agreed upon guidelines that mandates a legal set of approaches towards space traffic management. The most concrete set of “rules of the road” originate from the space agencies internally. Legal solutions to such concerns as liability issues remain unclear. No standard exists for what constitutes negligence, nor is there a clear approach towards resolving possible incidents between foreign civil, commercial and military spacecraft. At this point, there does not appear to be a consensus on the appropriate long-term framework for space traffic management. Dr. Pace, a witness at today’s hearing, will discuss some of the policy issue implications of keeping the space environment safe for civil and commercial users, such as the ramifications of enhanced sharing of space situational awareness information.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Олег Чекалин от 06 Май 2009, 00:00:08


- С открытием центра мы расширим границы подготовки специалистов для космической отрасли, - говорит руководитель центра профессор Лев Границкий.

Этот "руководитель центра " даже ни разу не появился посмотреть на создание обсерватории, а теперь умное лицо делает.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Май 2009, 23:39:58
http://www.secureworldfoundation.org/blog/2009/05/mcgill-space-debris-conference-wrap-up.html

McGill International Interdisciplinary Space Debris Congress Wrap-up

Thanks to Brian Weeden, Secure World Foundation Technical Consultan, for the bulk of this write-up.

The International Interdisciplinary Space Debris Congress held at McGill University in Montreal, Canada has concluded. This was an event primarily put together by Dr. Ram Jaku of the McGill School of Air and Space Law with funding support from the Erin Arsenault Trust. Brian Weeden and Ben Baseley-Walker of Secure World Foundation had significant input into the agenda and objectives for the event. The event, attended by between 50 and 75 legal and technical professionals, was devised as the first part of a two-phase project, with part two being hosted at the University of Cologne in May 2010. The Cologne workshop will include a smaller list of participants and focus on drafting a set of legal, policy, and technical recommendations for moving forward on the space debris mitigation issue.

First Session
The first session was chaired by Lubos Perek of the Czech Republic and represented a summary of current knowledge on space debris from both a legal and technical aspect. Fernand Alby, representing France’s Centre National d'Etudes Spatiales (CNES) gave a summary of the amount of debris currently on orbit, the danger to satellites, and the re-entry issue. Rudi Jehn of the European Space Agency (ESA) followed with a talk on how we detect and observe space debris using the US Space Surveillance Network (SSN), some European sensors, and the International Scientific Optical observation Network (ISON), highlighting areas where there are tracking shortfalls. This was followed by Darius Nikanpour of the Canadian Space Agency (CSA) who talked about space debris mitigation technologies, from spacecraft design to satellite on-orbit and end of life practices. Finally, Stephan Hobe of the University of Cologne Space Law program in Germany presented a legal analysis of how current space and international law applies to space debris. He focused on the issue of the legal definition of space debris, the potential illegality of debris creation and obligation to prevent and minimize debris, and the legality of removal and recycling of space debris.

Second Session
The second session was chaired by Richard Tremayne-Smith and focused on an analysis of the voluntary debris mitigation guidelines developed by the Inter-Agency Space Debris Coordination Committee (IADC) and endorsed by the United Nations Committee on the Peaceful Uses of Outer Space (COPUOS) from both a technical and legal perspective. Niklas Hedman of the UN Office of Outer Space Affairs (OOSA) gave a talk on the IADC and UN COPOUS process and how that shaped the design of the guidelines. Stephan Hobe discussed potential legal issues in establishing national regulations for implementation. David Wright of the Union of Concerned Scientists (UCS) finished up the session with an interesting analysis of the history of intentional and unintentional collisions and what the wartime destruction of a US spy satellite by a Chinese anti-satellite (ASAT) weapon might look like (a scenario that generated about three to five times as much debris as the ASAT/FY-1C event of January 2007).

Third Session
The third session was chaired by Jeff Foust of Futron Corporation and focused on current implantation of the IADC/UN COPOUS debris mitigation guidelines by various States. US Air Force (USAF) Major Mike Taylor of Air Force Space Command (AFSPC) talked about how the USAF was implementing them through regulations and policy, which is considered national “soft law” (as opposed to codes and statutes which are “hard law”), and a bit about the role of the Commercial and Foreign Entities (CFE) program in this regard. The Federal Aviation Administration (FAA) was represented by Laura Montgomery, who gave a talk about the FAA role in inserting debris mitigation guidelines into licensing requirements. The primary issue here is that the FAA’s Office of Commercial Space Transportation (AST) only has jurisdiction over the launch and re-entry phases and not explicitly over the on-orbit phase. Carsten Weidemann (Germany’s IADC group) outlined the long-term impacts of both tracked and untracked debris on satellites and showed some initial cost estimates and returns for various levels of IADC debris mitigation guidelines implementation – the level 2 guidelines started to payoff in 2041.

K R S Murthi from the Indian Space Research Organization (ISRO) provided an overview of ISRO activities and how it is implementing the debris guidelines. He mentioned that India has made a policy decision not to have any intentional breakups and that India does support discussion of a future international treaty on space debris. Jiehan Feng of China’s Wuhan University gave a legal overview of China’s regulatory situation and how they are looking to implement the guidelines. In particular, she pointed out that China is looking to harmonize its national space launch and regulations and increase the internal coordination between government departments. Michael Yakolev (ROSCOSMOS) talked about Russian implementation, the most recent example of which was a national law mandating debris mitigation which came into force in January 2009. He also talked a bit about the Russian center that does conjunction analysis and highlighted the need for transparency. Finally, Hugues Gilbert (CSA) talked about Canadian implementation, particularly the new Canadian Remote Sensing Space Systems Act.

Fourth Session
This session, chaired by Secure World Foundation (SWF) Executive Director Dr. Ray Williamson, focused on the various implementation strategies beyond those that were currently being used. The first talk was by Adigun Ade of Nigeria who provided the developing country perspective. He highlighted the need to get the developing countries involved in the process, since it is important to them from a safety (re-entering space debris) and security (their space assets) standpoint. Most significantly, he talked about the need to invest in knowledge and science in developing countries so they could contribute meaningfully to the discussion. Wade Huntley of the Canadian-based Simons Center for Disarmament and Non-Proliferation Research followed with a talk on the differences in perspective between great powers and developing countries and how including the latter could help shift the debate on space away from nationalistic tendencies towards cooperation.

Ram Jakhu from the McGill Law School then discussed the various levels of international law, starting with voluntary guidelines at the least strict end and a multilateral treaty with verification mechanisms on the high end. Within this spectrum, he talked about how the space debris mitigation guidelines might fit well in a system like the Missile Technology Control Regime (MCTR) or even the Limited Test Ban Treaty. Intelsat’s Richard Dalbello gave the commercial perspective on the issue, talking about the need for agreement on radiofrequency issues as well as debris. He said that the decisions we make in the next 5-10 years will have huge implications for the future and strongly advocated making every satellite a sensor and some level of space traffic management.

Tommasso Sgobba (International Association for the Advancement of Space Safety) gave the non-governmental organization (NGO) perspective on the situation. He talked about other issues of space safety such as the threat to air traffic and toxic pollution. In particular, he mentioned that the Columbia disaster created a curtain of falling debris across a large part of the US that created a 1 in 1,000 collision hazard for air traffic. He felt strongly that space debris needed to be part of a larger space safety regime and that a lightweight international organization was needed to manage and oversee adoption.

Dave Finkelman from the Center for Space Standards and Innovation (CSSI) discussed ISO (International Organization for Standardization) processes and industrial standards. He emphasized that unless the guidelines were validated, verifiable, enforced and had demonstrated sufficiency they were mostly worthless. In particular, he talked about the need for international industrial consensus on this and especially a focus on safety focus in the orbit and constellation design phase. Xavier Pasco (Fondation pour la Recherche Stratégique) talked about how European policy on space security is developing. Space is seen as an element of the security of the European citizen, and that space is seen as a way of doing soft power projection at a time when it is difficult to get agreement on an overall European security and defense policy. Finally, Rudi Jehn (ESA) spoke again on the re-orbit situation. In 2008, only seven of the 12 satellites in geosynchronous orbit (GEO) that failed were re-orbited safely in accordance with the guidelines and that less than 400 of the 1,200 trackable objects near the GEO belt were active satellites.

Fifth Session
This session, chaired by Claudio Portelli (ESA) focused on complementary regimes and initiatives that could work well with the UN COPOUS debris mitigation guidelines. Technical Consultant Brian Weeden (SWF) gave a presentation on international civil space situational awareness (ICSSA). This was followed by Luca del Monte (ESA) who gave a talk on the European SSA initiative, in particular how they were making progress on a governance model and data sharing policy. Maria Buzdugan of Milbank Insurance talked about the issue from a space insurer’s perspective and how the insurance industry is starting to think differently about space debris. However, for the time being it is still a small fraction of the overall risk to satellites. She also mentioned that every satellite insurance policy has exclusion for destruction or damage due to an ASAT attack as well as damage or destruction from a collision with a piece of debris from an ASAT attack. Also, since the debris mitigation guidelines are becoming standardized, non-compliance may be seen as fault for any damage resulting from not complying. Finally, Bill Ailor (The Aerospace Corporation) talked about space traffic management and re-iterated his proposal for an international non-profit being setup to handle this.

Sixth Session
Chaired by Paul Dempsey of McGill University featured all the session chairs giving wrap-ups of their sessions along with a speech by Ciro Arevalo, Chairman of COPUOS. There was then an extended discussion with comments and input from much of the audience on where to go from here. Several big issues were highlighted:

1) The need to find a way to involve the developing world in the process in a meaningful and constructive way, and to expand implementation in a realistic way beyond the space faring States.
2) The role and development of regional mechanisms to overcome the lack of national mechanisms in non-space faring nations and the need to avoid fragmentation of multiple efforts.
3) Analysis and discussion of the right level of international law as the next step in space debris mitigation, and whether or not it should be part of a larger space safety regime. Should there be one big regime or agreement, or multiple overlapping ones at different levels?
4) The role and mechanism for involving commercial operators as partners with governments in this process.
5) Making sure the debris mitigation guidelines are validated, verifiable, enforced and have demonstrated sufficiency for solving the problem.
6) How do we future proof any space debris regime by adding in links to SSA and future STM regimes?
7) What is the research plan for active debris removal, something that everyone agrees is going to become necessary?
8 ) What is the role that space safety plays in the overall context of global human and environmental security? Can we continue to treat space as separate from overall security issues?


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 16 Май 2009, 20:12:57
Пресс Центр Межведомственного Координационного Совета при Президенте Приднестровской Молдавской Республики
http://mkspmr.idknet.com/content/view/3176/230/

Новости Приднестровья
http://pmrnews.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3176&Itemid=230

В Приднестровском астрономическом центре появился новый универсальный телескоп

Важные события для приднестровского астрономического центра не только в научном, но и образовательном плане. Планетарий получил еще одно подтверждение тесного сотрудничества с Пулковской обсерваторией - современный, многофункциональный телескоп. Он позволит заняться изучением самых отдаленных уголков Вселенной.

С каждым годом количество космического мусора вокруг планеты Земля растет заметными темпами. Более 3 миллионов обломков спутников, завершивших свой срок службы, продолжают кружить вокруг Земли, образуя кольцо. Этот мусор, возникший под влиянием человека, сегодня создает серьезные проблемы даже для запуска нового спутника на орбиту. С целью контроля за космическим пространством в 2004 году в России была создана Пулковскоя кооперация оптических наблюдателей – ПулКОН. В эту организацию входят 10 обсерваторий и наблюдательных пунктов по всему миру, в их числе и научно-методический центр астрономии ПГУ.     

Александр Выхристенко, директор научно-методического центра астрономии и астрофизики: «Перед новым годом состоялась небольшая командировка – поездка в Москву, где мы встречались в рамках договора, который подписан между ПГУ и рядом субъектов РАН и Пулковской обсерватории».  Из Москвы Александр Михайлович, директор астрономического центра приднестровского университета, привез уникальное оборудование – широкоугольную астрономическую фотокамеру. Таких объективов создано всего два: один - в Уссурийске, то есть на востоке, второй - в Тирасполе.

После установки объектива астрономический центр сможет получать фотографии высокой четкости и большой глубины проникновения. Это будет уже третий телескоп в центре. Предыдущий телескоп здесь был установлен 3 года назад, так же при поддержке российских коллег. А вот самый первый телескоп смонтировали еще в 1965 году, и сегодня он выполняет роль «тренажера» для студентов, и все меньше используется для научных исследований, уступая место современным аналогам. До конца года планируется установить еще 2 телескопа.   

Александр Выхристенко, директор научно-методического центра астрономии и астрофизики: «В этом году мы также планируем получить новое оборудование и в том числе очень сложные системы, которые позволят нам создать 80-сантиметровый телескоп, и в результате такого оснащения мы сможем наблюдать огромный спектр космических объектов».

ТВ ПМР


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 20 Май 2009, 23:23:04
Заметка в газете "Приднестровье":

ПАРТНЕР ПУЛКОВО

Обсерватория на базе ПГУ им. Т.Г. Шевченко уже три года является полноценным партнёром Пулковской кооперации оптических наблюдателей (ПулКон, международное название — ison), в состав которой входит около 20 обсерваторий в странах СНГ и дальнего зарубежья.

Основная задача — контроль космического пространства на предмет мониторинга полёта космических спутников Земли, космического мусора, а также астероидов и комет, опасно приближающихся к Земле. Благодаря участию в этой программе обсерватория получила новейшее оборудование — сверхширокоугольную астро-фотографическую камеру, специально разработанную для обзоров неба и поиска космического мусора, комет, астероидов и искусственных спутников. Таких камер всего две в мире, и возможности, которыми она обладает, позволяют разглядеть на околоземной орбите объекты величиной от 10 см. Все данные, полученные обсерваторией, отправляются в главный центр ПулКона в Москву, где они проходят дальнейшее изучение и обработку. Помимо этой задачи обсерватория является крупным образовательным центром, в котором проходят подготовку лучшие студенты физико-математического факультета. Не так давно  был завершён ремонт и переоснащение планетария, где вне зависимости от времени суток можно изучать положение небесных тел на карте и анализировать снимки, полученные во время ночных съемок.  Одним словом, обсерватория выполняет не только образовательную функцию, но участвует в обеспечении безопасности Земли и совершаемых с неё космических полётов от столкновения с различными космическими объектами.

А. Кононов.
Фото автора.



Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 01 Июнь 2009, 22:35:43
http://www.bored4u.com/2009/01/geosync-spies.html

http://www.dailywireless.org/2009/01/15/geosynch-spies/

Geosync Spies

Тут есть такая фраза:

The International Scientific Optical Network, primarily a Russian venture, has discovered 152 ‘unknown’ objects, likely including classified US satellites, that have no public orbital information in the US catalog. It also has also tracked 192 previously unknown faint space debris objects in geosynchronous orbit.

И несколько картинок из статьи

- In a top secret operation, the U.S. Defense Dept. is conducting the first deep space inspection of a crippled U.S. military spacecraft. To do this, it is using sensors on two covert inspection satellites that have been prowling geosynchronous orbit for nearly three years. The failed satellite being examined is the $400 million U.S. Air Force/Northrop Grumman Defense Support Program DSP 23 missile warning satellite. It died in 2008 after being launched successfully from Cape Canaveral in November 2007 on the first operational Delta 4-Heavy booster.

- The Orbital Sciences and Lockheed Martin “Mitex” inspection spacecraft involved are part of a classified Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA) technology development program. When initially launched on a Delta 2 from Cape Canaveral in 2006, the project involved maneuvering around and inspecting each other at geosynchronous altitude.

- The US currently accounts for roughly 95 percent of total global military space expenditures with approximately 130 operational military-related satellites – over half of all military satellites in orbit, says spacesecurity.org.

- Politics aside, the unfurling of a 100 meter antenna on board a geosynchronous spacecraft would have to be viewed as a major milestone for telecommunications world-wide. The $2B secret reconnaissance satellite is a high-risk, high-stakes gamble.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Июнь 2009, 09:46:41
http://www.secureworldfoundation.org/blog/2009/05/mcgill-space-debris-conference-wrap-up.html
McGill International Interdisciplinary Space Debris Congress Wrap-up

На этом конгрессе нас упоминали в нескольких докладах.

1. International Civil SSA as a Complementary Initiative, Brian Weeden, Technical Strategist, Secure World Foundation
http://www.mcgill.ca/files/iasl/Session_5_Brian_Weeden.pdf

International Scientific Optical Network (ISON)
• 25 telescopes at 18 institutions in 9 States
• Coordinated Academy of Sciences

2. RUSSIASPACE DEBRIS AND CHALLENGES TO SAFETY OF SPACE ACTIVITY, Yuriy Makarov, Dmitriy Gorobets, Federal Space Agency, Michael Yakovlev, Central Research Institute of Machine Building
http://www.mcgill.ca/files/iasl/Session_3_Michael_Yakovlev.pdf

International Scientific Optical Network(ISON)
ISON is an open international non-governmentproject mainly aimed at being a free source of information on space objects for scientific analysis.

The Scientific Optical Instruments Network for astrometric and photometric tracking of space debris fragments was organized. The Network integrates 18 observatories, 25 telescopes. The Network includes three specialized subsystems –
• GEO and GTO objects surveillance;
• high orbit small-size space debris fragments detection and tracking;
• LEO and high elliptical orbit objects observation.
In 2008 effectiveness of the Network have been enhanced by 2.5 times as compared with 2007. Due to Network capabilities the number of known GEO objects have increased more than 35%.

3. Debris Detection and Observation Systems, Rüdiger Jehn, ESA/ESOC, Robert-Bosch-Str. 5, 64293 Darmstadt, Germany
http://www.mcgill.ca/files/iasl/Session_1_Rudiger_Jehn.pdf

International scientific optical network
Legend:
Green circles –ISON observatory working in the project during few years already.
Blue circles –ISON observatories working first year only.
Yellow circles –ISON observatories where preparatory work are carried out.
Red circles –observatories –foreign partners of the ISON.
Orange circles –observatories –Russian partners of the ISON.

Search and survey subsystem for studying of the bright GEO-objects consists of 11 telescopes of 22-cm aperture with FOV of 4°and 5.5°
Subsystem for high altitude faint space debris detection and tracking consist of telescopes of 0.4-2.6 m apertures
Search and survey subsystem for studying of the bright HEO and LEO objects will consists of 4 telescopes of 12.5-cm aperture with FOV of 15°and 10 telescopes of 25-cm -with FOV of 3°


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 21 Июнь 2009, 20:49:11

На сайте Российской академии наук, нашел любопытный документ:

Прогноз развития научных и технологических направлений, имеющих значительный прикладной потенциал в долгосрочной перспективе, представленный институтами РАН

http://www.ras.ru/FStorage/Download.aspx?id=beb03115-ea06-47b2-a117-547cc32c6741

В пункте 1.7.4. Космические исследования (страница 15)

Есть такие фразы про нашу работу:

Необходимо также решать комплекс задач по анализу техногенной засоренности околоземного космического пространства (ОКП) оптическими и радиолокационными средствами, разработке и созданию динамических моделей состояния ОКП. В ИПМ создан центр по сбору измерительной информации об объектах техногенного происхождения в ОКП, ее хранению, обработки и анализу. Осуществляется развитие и координация работ "Научной сети оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений техногенных объектов" (НСОИ АФН).   На начало 2008 г. НСОИ АФН объединяет: 18 научных учреждений, 25 телескопов, более 50 наблюдателей и исследователей. В результате выполненных работ произведен качественный скачок:  контролируется вся область и налажены регулярные обзоры в широкой полосе, достигнута полнота информации по объектам ярче 15 звездной величины. Налажен процесс обнаружения и устойчивого сопровождения значительного количества малоразмерных фрагментов на высоких орбитах (всего получено более 100000 измерений по ~450 фрагментам). Объем и качественные показатели результатов находятся на самом высоком уровне и превосходят во многом результаты зарубежных ученых.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Июнь 2009, 13:35:02
http://www.strategypage.com/htmw/htspace/articles/20090615.aspx

Dead Man Floating

June 15, 2009: In the last 13 years, eight space satellites have been destroyed by collisions with one of the 300,000 lethal (the size of a marble or larger) bits of space junk that are in orbit. As more satellites are launched, more bits of space junk are left in orbit. Based on that, and past experience, it's predicted that ten more satellites will be destroyed by space junk in the next five years. Manned space missions are at risk as well. The recent U.S. Space Shuttle mission to fix the Hubble space telescope, faced a one in 229 chance of getting hit with space junk (that would have likely damaged the shuttle, and required a back up shuttle be sent up to rescue the crew.) Smaller, more numerous, bits of space junk are more of a danger to astronauts (in space suits) working outside. The shuttle crew working outside to repair the Hubble satellite had a much lower chance  of being killed by space junk, because a man in a space suit is much smaller, and the space suits are designed to help the person inside survive a strike by a microscopic piece of space junk.
The U.S. is spending nearly a billion dollars a year in an attempt to better identify, and track, the larger, more lethal bits of space junk. Later this year, the U.S. Air Force is putting a special Space Based Space Surveillance system (SBSS) satellite into orbit. This $425 million satellite contains a digital camera to take pictures of space debris, and make it easier to count and track the growing quantity of space junk up there. Getting a better, and more timely, look at space junk has become a priority.

The U.S. has proposed using a space based laser to destroy much of the space junk. The laser either vaporizes debris, or damages the larger bits so that its orbit "decays" and the junk moves down into the atmosphere and burns up. Many nations object to this proposal, as such a laser system could also be used as an anti-satellite weapon. However, if the growing swarm of space junk destroys lots more satellites, that attitude may change.

After over half a century of humans putting objects into orbit, there is a lot of junk circling the planet. Currently, over 300,000 dangerous objects 10 mm (.4 inch) in size have been identified. The smallest of these is capable of disabling a satellite, or damaging a spacecraft. That's because these objects can hit at very high speed (9-10 times faster than a bullet) if they, and their target, are coming from different directions. There are nearly 18,000 objects 10 centimeters (4 inches) or larger. These can do some catastrophic damage to satellites or spacecraft. There are billions of objects smaller than 10mm, and these are responsible for many satellites failing early because of cumulative damage from getting hit by several of these micro objects.

The U.S. Air Force Space Surveillance Network tracks nearly 18,000 objects 10mm and larger, but stopped sharing all of its information five years ago, for national security reasons. The United States will be under a lot of pressure to change this policy once the SBBS goes into operation. With some 900 active satellites in orbit, and nearly half of them are American, there is a need to provide better tracking of dangerous space junk. About 75 percent of all satellites are non-military (most of them commercial, the rest government non-military birds.) With SBBS, the U.S. will be much better able to protect its satellites from the growing debris menace. Other nations, particularly American allies, will want the same degree of safety.

There are other organizations keeping an eye on the debris. The Russian Space Surveillance System is known to use radar to track over 5,000 objects in low orbit. But the Russians have never shared this data completely, or regularly. Filling in the gaps are two international organizations; IADC (Inter-Agency Space Debris Coordination Committee) and ISON (International Space Observation Network). IADC is a government operation, whose members include the U.S. NASA, and the equivalents in Russia, China and several other major nations. Like most government organizations, not all data is shared.

ISON is a non-government organization, and they come up with some of the most interesting stuff. ISON comprises 18 scientific institutions, 18 observatories, 25 telescopes and over a hundred professionals. ISON does not, as far as anyone knows, withhold data because of any national security concerns. This is fairly certain because ISON work is monitored, and complemented, by the efforts of thousands of amateur astronomers and orbital addicts who connect via the Internet, and constantly scour the orbital space for new objects, and dangerous movements by existing ones.

ISON already has spotted nearly 200 larger (over 10mm) objects that have never been reported by any of the government organizations. The Internet based amateurs are often the first to spot a lot of this new activity, mainly because they have more eyeballs, and, in some cases, impressive optical equipment, searching the skies.
 

When someone spots an object headed for a maneuverable satellite, the owner is alerted, and the bird is moved. This has happened several times in the last few years. The number of dangerous objects up there increases 10-20 percent a year. That's even with many of them falling into the atmosphere and burning up each year. Even when you spot a potential collision between debris and an active satellite, the high speed of these objects, and slight instability of their orbits, can turn an expected collision into a near miss. This is not an exact science, but the more information you have, the more accurate your predictions will be.

SBBS has a military purpose, to spot and track hostile KillSats, sent up to destroy American satellites. If the initial SBBS is successful, more will be launched, to provide real time surveillance of orbital space. But most of the time, SBBS will serve to make space safer from catastrophic accidental collisions.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Июнь 2009, 13:42:04
Из Википедии:

http://cs.wikipedia.org/wiki/Kosmick%C3%A9_smet%C3%AD

Kosmické smetí

....

která se zaměřuje na koordinaci a spolupráci mezi agenturami a ISON (International Space Observation Network), což je mezinárodní síť sledovacích observatoří.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 02 Июль 2009, 10:47:03
 Привет, Игорь!
Я доделал фильм о приключениях "Пулконовцев" в Красноярске. Любой желающий может скачать:http://sky.sibsau.ru/index.php?option=com_docman&task=cat_view&gid=23&Itemid=51
Конечно в оригинале (на DVD диске качество выше), а здесь я его поджал для инета, но все равно нормально. Там есть еще один фильм, про СФУ и их обсерваторию, можно сравнить.
Сергей


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 02 Июль 2009, 21:25:05
Нашел, что нашу заметку Первые шаги проекта автоматизации телескопов ПулКОН перепечатали в журнале для любителей астрономии "Телескопостроение и оптика":
http://www.astrogalaxy.ru/forum/phpBB2/download.php?id=2503&sid=63f423c34c773f915a970559f503356b


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Июль 2009, 17:56:39
Нашел путевые заметки с упоминанием Агапова:

"Soup at TsUP"

A pilgrimage to the roots of spaceflight

http://www.rymdbolaget.com/?id=8194&threadid=11361

The last week of May 2008 I had the opportunity to fulfill a dream of every spaceflight enthusiast – that of visiting the “roots of spaceflight” in Russia, i.e. the factory where the first Sputnik, the first moon probe and the first manned spacecraft were built under the leadership of the famous chief designer Sergei Korolev, the cosmonaut training center and the mission control center for manned Russian spacecraft (TsUP = Tsentr Upravleniya Poloyotami, pronounced “tsoop”, i.e. Flight Control Center). I and another space enthusiast, Bob Christy of Lincoln, U.K., traveled to Moscow at the invitation of Vladimir Agapov, a space debris specialist at the Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences. His friends at Russian space journal Novosti Kosmonavtiki also took care of us!

The organization that Sergei Korolev led is nowadays called Rocket-Spacecraft Corporation Energia but still located in the vast industrial complex in a northern suburb of Moscow bearing the chief designer’s name. The only part of Energia open to the “space technology tourist” is its museum where there are exact replicas of the classical unmanned spacecraft such as the first three Sputniks and the first probes to reach the Moon as well as the actual capsules that carried Yuri Gagarin and Valentina Tereshkova into space. It is hard not to feel solemn when standing in front of the Vostok-1 capsule which carried the first human into space 47 years ago. It is a museum piece that one can approach up close. This museum is remarkable in its accessibility. One can touch and feel most exhibits and examine technical details at almost microscope distance.

Before entering the old factory hall converted into a museum the visitor passes through what could almost be called a shrine dedicated to Sergei Korolev who died in 1966 at the age of 59 after having led his great design bureau for only 20 years and created the first intercontinental missile and then the famous spacecraft that started the space age. Since we were only a group of two persons it was possible for us to sit behind Korolev’s desk in his office chair. The reconstructed office even contains a photo of Lenin reading Pravda on the wall.

The following day we returned to the suburb Korolev to visit the mission control center TsUP located in a part of TsNIIMash, the Central Scientific Research Institute for Machine Building (The Institute plays a central role in spacecraft and rocket technology and reports to Russian Space Agency. The Institute is responsible for system analyses, research and development of spacecraft and rocket programs, as well as for the Russian space program as a whole). 

There are two major control rooms at TsUP – one built for the Soviet-US docking in space in 1975 (Apollo-Soyuz Test Project, ASTP) and the other built for the Soviet space shuttle Buran.  The ASTP control room is used as mission control for civilian space missions and launches of the US/Russian/Norwegian Sea Launch rocket.

When we entered the ASTP control room the displays showed that the center supported the Resurs-DK1 earth observation satellite that also carries a cosmic particle instrument – PAMELA – with Swedish participation. There were no staff in the main control room, but we were assured that there were people in the “back rooms”. By contrast the ISS control room in the control center built for Buran was staffed. A handful of persons sat at the consoles. The space station was not passing anywhere near Russia at the time. A rehearsal of some sort in preparation for the launch of the Space Shuttle STS-124) four days later was going on.  At the visitors’ balcony there were a couple of telephones with the pictures of the current crew attached to them. These telephones are used by VIP visitors to talk to the crew.

Before we left TsUp we were served lunch at one of the small buffets in the center. We all chose borscht – Russian soup – of course. "Soup at TsUP" - I can't resist the pun!

After the visit to TsUP we continued in an easterly direction to the Yuri Gagarin Cosmonaut Training Center (TsPK) where we met a very engaging tour guide Boris Yesin, who has retired from a technical position at the center. He took us to the Mir simulator which is a high-fidelity simulator and not just an exhibition piece. When powered up, every button pushed produced a reaction. The simulator is complete with a “treadmill” for keeping fit and a fully assembled toilet. Interestingly, the seats in front of the main control console seem like they are assembled backwards (see image on the right) but in reality this feature keeps the cosmonaut attached to the seat instead of floating away in microgravity.

Another high point at TsPK is the gigantic centrifuge used to train crew members to withstand the rigors of accelerations during launch and landing. This centrifuge was built by the Swedish company ASEA (nowadays ABB) and delivered to TsPK from Västerås near Stockholm and taken over by the customer in 1980 – nine years after the contract was signed (negotiations had started already in 1968!). The centrifuge uses what is probably the world’s largest DC electric motor that has a rotor with 4.5 meter diameter and consumes 27000 amperes when accelerating at the maximum rate.

The rotation radius is an impressive 18 m and the maximum g-level in the crew cabin is 30 g. The centrifuge is capable of increasing the g-level at a rate of 5 g/s. There are two interchangeable crew cabins for one and two pilots, respectively.  The pressure in the cabins can be varied in the range 40-800 mm Hg while the temperature can be controlled between +5 °C and +50 °C. When the centrifuge spins at maximum speed the velocity of the crew cabin is 250 km/h!

It felt good to see this massive piece of machinery – a product of Swedish engineering prowess!

The visit to the Moscow region contained two more visits to space history shrines. We visited the museum dedicated to the president of the Academy of Sciences during the halcyon days of space exploration, Mstislav Keldysh. His office has been preserved as it was in the mid 70’s when he passed away. It was Keldysh and Korolev that drove early space exploration projects. We were shown the original, declassified, documents from the late 40’s examining the feasibility of artificial satellites and long range missiles. We also traveled 200 km southwest to the town Kaluga where Konstantin Eduardovich Tsiolkovsky (1857-1935), teacher, scientist and pioneer of astronautics theory lived and worked. There is a space museum and park to his honor and his home and small laboratory in a typical Russian paneled log house is preserved. With that visit our pilgrimage to the “roots of spaceflight” ended.

"The Earth is the cradle of humanity, but mankind cannot stay in the cradle forever” – Konstantin Tsiolkovsky


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Июль 2009, 00:16:57
Привет, Игорь!
Я доделал фильм о приключениях "Пулконовцев" в Красноярске. Любой желающий может скачать:
http://sky.sibsau.ru/index.php?option=com_docman&task=cat_view&gid=23&Itemid=51
Конечно в оригинале (на DVD диске качество выше), а здесь я его поджал для инета, но все равно нормально. Там есть еще один фильм, про СФУ и их обсерваторию, можно сравнить.
                     Сергей


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Июль 2009, 00:17:25
Привет!
Вчера ТВ в прямом эфире на ТСВ, а под итог рассказал о нашем
сотрудничестве (научно-популярно).
Сегодня записал еще один репортаж,- пусть знают наших....
 Успеха нам всем! Саша.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Июль 2009, 00:55:28
http://www.nr2.ru/science/239742.html
http://pda.nr2.ru/239742.html

Приднестровье стало самым западным форпостом космических границ России

08.07.09 12:05 

Тирасполь, Июль 08 (Новый Регион, Ольга Курылева) – Тирасполь стал самой западной точкой СНГ по наблюдению за космическим пространством в сотрудничестве с «Роскосмосом».

Как передает «Новый Регион», об этом накануне в телепрограмме «Утро на ТСВ» заявил директор научно-методического центра астрономии и астрофизики Приднестровского госуниверситета Александр Выхристенко.

По его словам, «войти в кооперацию стран, которые занимаются исследованиями космического пространства, позволило Приднестровью базовое соглашение о сотрудничестве между главной Пулковской астрономической обсерваторией России и нашим центром».

Выхристенко отметил, что «Тирасполь на фоне 20 весьма крупных обсерваторий, которые участвуют в этом проекте, по результативности сделанных наблюдений вошёл в первую пятёрку».

Он также подчеркнул, что такая совместная с «Роскосмосом» работа продолжается уже более 3 лет и в нынешних условиях позволяет развиваться тираспольскому центру и поддерживает преподавание на необходимом уровне приднестровским студентам астрономии и астрофизики.

«Мы получаем техническую поддержку, в научном плане имеем возможность участвовать в международных конференциях, симпозиумах, имеем возможность публиковать свои исследования за рубежом», – сказал директор центра астрономии, отметив, что наблюдениями за космическим пространством наряду с астрономами, активно занимаются и студенты.

При этом Выхристенко уточнил, что заказчиком таких наблюдений является «Роскосмос», кроме того, результаты наблюдений оказываются востребованными и вызывают интерес также у целого ряда других партнёров, которые отвечают за безопасность космических полётов.

Он также сообщил, что примерно с сентября этого года у центра появится возможность предоставлять ежедневную информацию о солнечной активности, что будет очень важно для людей, у которых есть проблемы со здоровьем – они смогут заранее знать как себя вести.

«В настоящий момент завершается оснащение центра необходимым оборудованием для этих целей», – подытожил Александр Выхристенко


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 17 Июль 2009, 01:19:03
http://thespacereview.com/article/1417/2

The numbers game
What’s in Earth orbit and how do we know?

Brian Weeden (bweeden@swfound.org) is a technical advisor for the Secure World Foundation and former US Air Force officer with a background in space surveillance and ICBM operations.

Whenever the topic of space debris and satellites in orbit comes up a lot of numbers tend to get thrown around by a lot of different people, and it can be hard to keep all the figures straight. Compounding this is the superficial knowledge (at best) of the subject by many media commentators and the tradition of secrecy by the US military, the organization that has historically been the main keepers of the data on space debris.

This article attempts to shed some light on this subject and will define in detail exactly what stuff is in orbit, how we know what’s up there, and what a satellite catalog is, as well as highlight a few areas of concern with this entire process. In addition, it will make some suggestions for improving the situation in the near future. This is especially important because, as I learned from G.I. Joe growing up, “knowing is half the battle” and right now the world knows a lot less than half of what it should about the space environment.

Sorting through the junk

There are a lot of objects flying around in space and it helps to divide them up into categories. Generally, there are two basic types of objects: natural and man-made (hereafter referred to as artificial). Natural objects consist of meteoroids and micrometeoroids—pieces of asteroids and comets. Given their very small size (usually smaller than a few millimeters in diameter) most of them are not considered to be trackable, especially using ground-based methods. However, they do pose a threat to spacecraft because of their extremely high velocities, sometimes in excess of 70 kilometers per second, although the average is around 20 km/s. These speeds are the result of these natural objects being in orbit around the Sun and not the Earth. Although they are not tracked or cataloged, their population is estimated using statistical models derived partly from examinations of satellites that were brought back to Earth full of tiny holes and impact craters.

The other major category, artificial orbital debris, consists of the leftovers from humanity’s activities in Earth orbit. Every time we put a satellite into space, we end up leaving something behind in Earth orbit. At the very least this is the satellite itself and often times also includes one or more rocket stages and bits of miscellaneous stuff, like explosive bolts, lens caps, and solid rocket exhaust particles. Sometimes these leftover bits themselves shed more pieces through what are called fragmentation events. These events can be minor (a few dozen pieces) to extreme (explosions creating more than a thousand pieces). Within this category of artificial objects we define three basic populations: the trackable, the potentially trackable, and the untrackable.

Table 1 summarizes these definitions and estimated populations. The trackable population is generally defined as those objects ten centimeters in diameter or larger, as these are the current limits of the majority of the currently available tracking sensors. The potentially trackable population is generally defined as those objects between one and ten centimeters in diameter which can be tracked by some current sensors but not often enough to enable cataloging and future prediction at this time. Notably, the Haystack and Goldstone radars operated by the Massachusetts Institute of Technology (MIT) and NASA’s Jet Propulsion Laboratory (JPL), respectively, can track objects down to a few millimeters in size given the right conditions, but they only collect a few hundred hours of data each year. Additional sensors are planned for the near future that could provide the capability to track objects in this category more reliably, such as the S-Band Fence. The untrackable population generally consists of those objects smaller than one centimeter. As with the natural object population, the size of the untrackable artificial population can be estimated using models derived in part from examining satellites brought back from space.

NASA uses the term Micrometeoroid and Orbital Debris (MMOD) to talk about the entire population of natural and artificial objects that could potentially threaten satellites and human activities in space. In general, the main concerns from a safety standpoint are the trackable and potentially trackable populations because of their size. Due to the extremely high orbital velocities, and thus momentum, it is considered impractical to shield against impacts from objects bigger than one centimeter. So objects larger than one centimeter pose a significant risk for total satellite destruction or mission failure. The risk due to potential impacts from objects smaller than one centimeter can be mitigated in some fashion through shielding and satellite design, and generally present risks for only damage to a satellite or subsystem and not total destruction.

Observations, tracks, and catalogs

A satellite catalog is a database which contains a list of objects in orbit, information about those objects such as date and country of launch, and orbital data that describes the position of the object. There are multiple satellite catalogs in use across the world, but the most well-known and publicly available catalog is the one maintained by the US military, traditionally referred to as the SATCAT (military shorthand for satellite catalog). This catalog and others like it are a critical part of space situational awareness (SSA), which is knowledge about what’s happening in space.

A version of the SATCAT is available publicly through the Commercial and Foreign Entities (CFE) program on the Space Track website and provides positional data on the locations of objects in the form of Two-Line Elements (TLEs). Anyone in the world can sign-up for a free account to view, sort, and download this data, with the main restriction being redistribution of the data without prior approval from the Department of Defense (DoD). There are also other websites that have permission to redistribute this data, notably Celestrak and Heavens Above. These two sites receive the same TLEs from the US military that are on Space Track and are authorized to redistribute them, with the main distinction being that Celestrak and Heavens Above sometimes add additional information that isn’t found on Space Track.

Usually in a satellite catalog there is a set of descriptive data for each object. The launch date and launching State are two very important pieces of this data for legal reasons. According to the Liability Convention of 1972, the launching State is considered legally responsible for that object during the launch, on-orbit, and reentry phases and may have absolute liability or fault-based liability for damages caused by the object. The Convention defines the term launching State two ways:

(c) The term "launching State" means:
(i) A State which launches or procures the launching of a space object;
(ii) A State from whose territory or facility a space object is launched;

In the case of the recent Iridium-Cosmos collision, both objects were launched using Russian boosters. However, legally Russia was the launching State for the Cosmos satellite and the United States for the Iridium satellite because a US company, Iridium Satellite LLC, procured the launch and operated the Iridium satellite.

Determining the launching State for each of more than 19,000 objects in orbit currently being tracked is an extremely daunting task. The US military tackles this through a process of “cradle to grave” surveillance, meaning that they attempt to maintain an orbital history of an object from the moment it is launched to the moment it re-enters the Earth’s atmosphere. It should be noted that this does not mean every object is continuously tracked all the time: the technique employed is one of periodic spot checks to determine an object’s position at various points.

The entire process starts with good data coming from a network of sensors. The US military operates a worldwide network of optical and radar sensors called the Space Surveillance Network (SSN). The network is managed by the Joint Space Operations Center (JSpOC) located at Vandenberg Air Force Base in California. Raw data from SSN sensors flows into the JSpOC where they are collated and through a series of calculations turned into equations called element sets that describe the locations and movement of objects in orbit. Keeping the positions of orbital objects in equation form is very useful because it allows the user to propagate the position forwards and backwards in time to see where the satellite was in the past or will be. These element sets are constantly updated through a process known as catalog maintenance1 to make sure that they are as current as possible.

This entire tracking and cataloging process starts with the “birth” of a satellite when it is launched into space. A space launch is simply a more powerful version of a ballistic missile launch, and the Defense Surveillance Program (DSP) satellites in geostationary orbit (GEO) and the Space-Based Infrared Systems (SBIRS) in highly elliptical orbit (HEO) are designed to detect and track both using infrared sensors. By knowing the latitude of the launch site and the heading of the booster, the inclination (or plane of the orbit relative to the Equator) the satellite will end up in can be calculated using some relatively simple trigonometry.

Once the inclination of the object is known, those SSN sensors that will be overflown in the course of an object’s orbit can be determined. These sites are given a heads-up notice and asked to look for a new object or objects coming into their tracking range in that inclination. Once initially detected, the sensor collects a series of observations, called a track, on the object as it passes through the coverage of that particular sensor. These observations are used to determine an initial element set describing the object’s orbit. However, at this point the element set is usually very inaccurate since it only has one track of data covering only a small section of the orbit. So it is passed to subsequent sensors which are tasked to collect addition observations. As more tracks are collected from different points around the object’s orbit the position becomes more and more refined. Once this positional accuracy reaches a certain quality, the object is then ready to be entered into the catalog.

Satellites heading into deep space orbits such as GEO (36,000 kilometers above the Earth) present a different problem as they usually require multiple orbit changes and maneuvers. Some can take several weeks to arrive on station depending on the method used. Each time a maneuver is performed the process of initial discovery by a sensor, creation of an initial element set, and refinement of that element set needs to be repeated. Sometimes the satellite owner-operator will provide a burn plan which has all the scheduled maneuver times and post-maneuver orbital elements. This helps, but still must be verified by sensor observations as these burns don’t always go exactly as planned.

While fairly straightforward for newly launched objects, determining the launching State for a small piece of recently discovered debris is extremely challenging. It could have come from a recent satellite breakup, or be a piece of a breakup of a breakup of a breakup dating back to the beginning of the Space Age. It takes a very knowledgeable and dedicated analyst (along with lots of historical element sets) to be able to propagate an object’s orbit and position back in time through years or decades to match it to where it came from. And only if this process can be done and a launching State determined can the object be entered into the official catalog.

This is the reason why there is a disparity between the number of objects listed in the satellite catalog on the Space Track website and the total number reported being tracked. If you log into Space Track and click on the “Box Score” link you will see a chart listing the number of objects launched over all time and still on orbit broken down by launching State. As of July 1, 2009, the total number a cataloged objects still on orbit was just under 14,800.

This number is quite different from the 19,000+ being quoted by military and NASA officials in recent news stories and Congressional testimony (see “The gun pointed at the head of the universe”, The Space Review, June 15, 2009). The difference is that 19,000+ is the total number of objects being tracked, but several thousand of these are pieces of debris for which the launching State has not been identified and thus cannot be entered into the catalog. Crucially, the orbital locations for these 6,000 or so uncataloged (but still tracked) objects are not published by the US military on the Space Track website and thus currently cannot be used in conjunction assessment (predicting close approaches) and collision avoidance analyses by entities other than the US military unless special arrangements are made with the DoD to get this data.

Each object being entered into the US military’s catalog is assigned two unique numbers. The first is known as the satellite number (SATNO) or catalog number and is simply an increment of the total number of objects that have been launched into space. Most people would assume that Sputnik 1 was SATNO 1, but actually the rocket body that placed Sputnik into orbit was cataloged first so Sputnik is actually SATNO 2. The International Space Station (ISS) has been assigned SATNO 25544, based on the Russian Zarya module which was the first piece of the ISS placed into orbit. Each number stays with that object for its entire life and is never reused. Currently, newly cataloged pieces are being assigned numbers over 35,000.

The second unique identifier is the international designator. This number consists of the year the object was launched, the launch number of that year it as on, and which piece it is from that launch. So for example, the Hubble Space Telescope (HST) has the international designator of 1990-037B, meaning it was launched in 1990 on the 37th launch of that calendar year and is the second piece from that launch. 1990-037A is the designator for Space Shuttle Discovery (STS-31) which placed the HST into orbit (and thus was the first piece). 1990-037C belongs to one of the original solar panels which was removed from HST and set adrift by STS-61 during the first servicing mission in 1993.

The object’s designator letter is simply incremented from A through Z. If there are more than 26 pieces from a launch, then it becomes AA through AZ and so on. When dealing with very large number of objects from catastrophic fragmentations, this can get a bit unwieldy. For example, there are over 2,500 pieces currently being tracked from the 2007 destruction of the Chinese Fengyun-1C weather satellite using an anti-satellite (ASAT) weapon. The most recent piece from this event has the international designator 1998-025DJM.

When the SATCAT was first setup, all of the information was being kept in one large database and certain number ranges were set aside for different uses. The number range of 1 through 69,000 was designated as the actual satellite catalog. The range of 70,000 through 79,999 was set aside for the initial element sets used as temporary intermediaries before cataloging as explained earlier. The range 80,000 through 89,999 was set aside for analyst satellites—those objects which are being tracked but cannot be put into the satellite catalog because the launching State hasn’t been determined—and other temporary purposes, such as for burn plans.

Numbers 90,000 through 99,999 were set aside for uncorrelated tracks (UCTs)2 which are observations gathered by sensors that do not correlate to anything in the catalog. The SSN collects on average one hundreds thousands or so UCTs each year for multiple reasons. The sensor site could have been using an outdated catalog that did not have the latest positions for objects. There could have been an error in the tracking software or an optical or radar anomaly. But the most common reason is the population of 300,000 or so objects smaller than ten centimeters that are not consistently tracked. Occasionally, a sensor will track one of these objects as a UCT but not provide enough data to allow another sensor to follow-up.

Without multiple tracks, it is almost impossible to get a stable element set to allow for cataloging and predicting the orbit into the future. Adding more complexity to this are objects which have extreme orbital dynamics due to their unique properties. One example might be a small piece of reflective foil whose orbit fluctuates wildly due to dramatic changes in solar radiation pressure as it rotates. Or the UCT could be one of the many clumps of two-centimeter copper wires and wax left on orbit from Project West Ford, which have very strong radar reflections for their size and unusual orbital dynamics.

The most critical issue with the number ranges is that they are filling up fast. All of the original computer databases used in the US military SSN and at the military command and control centers were hard-coded with a limit of 99,999 entries divided into the ranges outlined earlier. Out of the 69,999 spots allocated for cataloged objects, about half have already been used and growth is accelerating every year. Compounding this situation are the plans to add new sensors to the SSN in the near future that will greatly expand the number of objects tracked. Primary among this is the S-Band Radar Fence, currently scheduled to come on line in 2015, which is predicted to add 100,000 or more new objects in the one to ten centimeter range. While this is indeed a welcome and much-needed expansion of SSA capability, modifying the computer databases and catalog structure across the entire US military system to enable these benefits is a complex and very expensive process.

Mirror, mirror on the wall, who has the fairest catalog of them all?

While there is no doubt that the US military has the most data on objects in orbit, it is not the only entity keeping track and collecting data. Perhaps the second best network of sensors and independent catalog of orbital positions is kept by the Russian military. In similar fashion to the US, Russia maintains a network of both dedicated space surveillance and additional duty missile warning radars, as well as optical telescopes. Unlike the US, all of the Russian assets are located on the Asian continent. This means that while Russia has excellent coverage over its own territory, particularly for low Earth orbit, it does not have adequate deep space coverage on the other side of the world and very limited coverage of most of the GEO belt.

Recently, the European Council of Ministers approved a plan to study how best to develop a European SSA capability. Initially starting by combining the data from existing European radars and telescopes, the plan might eventually entail building new sensors. China is looking into this problem as well, with their existing optical telescopes and research at the Purple Mountain Observatory located near Nanjing in Jiangsu Province. They have stated that they currently have a catalog of about 100 objects, but have plans to develop a Chinese Space Surveillance System, including building a network of optical sensors. Although unknown exactly to what extent, it is also believed that certain phased array radars managed by the Chinese military are also used for space surveillance. Many other countries have singular telescopes and radar dishes which could be used to track satellites.

But space surveillance and SSA is not limited to governments and militaries. The largest optical space surveillance telescope network in the world is the International Scientific Optical Network (ISON) and consists of 25 scientific and academic instruments at 18 different sites managed by the Russian Academy of Sciences. Additionally, there are hundreds of amateur observers around the world that do an excellent job of tracking the larger, and often classified, objects that governments don’t like to talk about. Armed with binoculars, stopwatches, and backyard telescopes, they can be surprisingly accurate and well informed.

When it comes to judging the “best” catalog, there are two main criteria to consider:

1. The quality of the orbital data, both how accurate the orbital elements are and how often they are updated.
2. The accuracy of the descriptive information, such as what the object is and the launching State.

With regard to the first criterion, the US military undoubtedly has the best catalog in the world, mainly because of the size of the sensor network they can pull data from, the accuracy and quality standards for that data, and the care that is put into maintaining the catalog. There are three caveats to this assessment. First, the satellite catalog released publicly by the US military is not the best it has. The TLEs on Space Track are of a relatively poor accuracy compared to what the US military uses for its own internal analyses and there are at least 6,000 objects being tracked by the US military that do not appear on Space Track because a launching State cannot be identified, as explained earlier in this article.

Second, the US military does not have a monopoly on highly accurate positional data. The mathematical theories and algorithms behind this process are not classified and have been actively discussed in international forums by experts from the US and other countries for decades. The optical telescopes in the ISON network can generate highly accurate element sets that are on par with the very accurate SP vectors the US military does not release publicly (see “Billiards in space”, The Space Review, February 23, 2009). In a few cases, the US military is actually behind the curve and still using decades-old astrodynamic techniques to create these element sets, mainly because it costs too much to redesign the hardware and software and recertify the system.

There is also the issue of the satellite owner-operator positional data. Anyone who operates a satellite can get very accurate information on its location, either as reported from the satellite itself by the onboard guidance system or through the process of communicating with the satellite. Almost always this positional data collected by the satellite operator is more accurate than anything collected by any third-party sensor and for the most part not being utilized as part of the US satellite catalog.

While there are some technical issues relating to data formats and models that would need to be worked out for this to happen, the main sticking points have traditionally been policy-related. Some commercial operators are uncomfortable dealing with the US military; many would like the data exchange to flow both ways. However, in the past the US military has generally decided not to share data with commercial operators and only provide information about potential issues on the “trust us” model. Ironically, many of these same commercial providers are now cooperating with the SOCRATES-GEO program run by the Center for Space Standards and Innovation because CSSI has found ways to deal with these issues. There are indications the US military may be changing these policies in the near future.

Third, just because the US military has the best current catalog does not mean that it doesn’t have significant room for improvement. In particular, the lack of any sensors on the Eurasian and African continents, in the Southern Hemisphere, and deep space tracking capacity in general are significant handicaps for the US military catalog. For example, the annual European Space Agency report The Classification of Geosynchronous Objects lists many objects in or near GEO that are not included in the public US military catalog. [3] This list includes 103 dead payloads or rocket bodies listed in the US military catalog without orbital elements and another 67 pieces of debris not listed at all but which can be clearly identified with a particular launch. And as mentioned earlier in this article, the US military catalog currently has hardly any of the estimated hundreds of thousands of objects smaller than ten centimeters in size. The US military is attempting to address both of these issues, mainly through unilateral measures, but is running into financial and bureaucratic difficulties.

When it comes to the second criterion, the quality of the descriptive information, the US catalog is also notably lacking. The main issue stems from trying to assess the correct name or mission for an object based on public information, which may be inaccurate, hard to track down, or in a foreign language. Having worked this job in the past and trained these analysts myself, I can tell you that it is extremely challenging. In addition to the high turnover and training issues identified in a previous article, there is the additional issue of naming conventions. The US military has a whole set of naming conventions for various Russian, Chinese, and other foreign boosters and satellites that stem from military intelligence practices. Unfortunately, these names are often quite different from the official public names used by the launching State and sometimes classified.

There are also special cases that are particularly challenging, with perhaps the most serious being new launches. Just because a radar or optical telescope is tracking an object doesn’t mean they know which object they are tracking, especially if it is newly launched and in a very similar orbit to other pieces from that same launch. Additional information such as size and shape is needed to distinguish between two similar objects and sometimes that information isn’t always available when it comes time to catalog objects. The absolute worst-case scenario is when a booster releases multiple microsatellites. Telling one ten-centimeter cube apart from a dozen others nearby and getting the naming right is very difficult indeed. This can lead to issues where an object gets cataloged as the satellite from a launch when it is actually the rocket body and vice versa. Sometimes these mistakes are not discovered until the piece of debris suddenly maneuvers. The Russian Dnepr-1 booster in particular has had past launch attempts with as many as 18 payloads.

For deep space, often a satellite being launched into the geostationary belt needs to make multiple maneuvers over days or weeks to get to its final orbit. Keeping tabs on all these maneuvers can be difficult, especially if the owner-operator has not made public the sequence of events. Other times satellites in GEO will move to new locations in the belt. Most often this is because they are new commercial satellites that are put into one orbital slot for technical checkout and then weeks or months later moved into an operational slot while the old satellite is maneuvered into the graveyard region.

These are not theoretical problems—they happen every day and the end result is an inaccurate catalog. The operators of Celestrak, who have maintained a list of operational satellites for decades, send a weekly list of discrepancies found in the official Space Track catalog to the JSpOC, a list that is very long indeed.

Perhaps the most controversial issue is the number of currently active satellites. This has come up a few times recently in news articles, briefings, and Congressional testimony. Lieutenant General Larry James, Commander of 14th Air Force and the JSpOC, said in testimony before the House Subcommittee on Science and Aeronautics:

Today we are tracking approximately 19,000 objects; 1,300 active payloads and 7,500 pieces of debris… [and] we conservatively project the number of active satellites to grow from 1,300 to 1,500 over the next 10 years.

Currently, the best open source analysis of the number of active satellites comes from a database maintained by the Union of Concerned Scientists. This database is pulled from the public US military satellite catalog, Celestrak, satellite catalog information from other nations including Europe, and amateur observers. As of April 1, 2009, it lists just under 900 active satellites in orbit, including many not officially acknowledged by the US military, giving a disparity of 400 compared to the numbers cited by the US military.

It is unclear where the US military’s number of active satellites comes from. Perhaps there is a difference in naming convention and definition of what an active satellite is. General James cited 19,000 total objects being tracked, of which 1,300 are active payloads but only 7,500 pieces of debris and doesn’t elaborate on what category the other 10,200 objects fall under if they are not active satellites or debris. It could also be that the 1,300 number cited by the US military was derived from unclassified sources so as to not compromise the true number gleaned by military intelligence. One basis for this derivation could be that oft-cited historical “fact” that payloads have made up between five percent and ten percent of the catalog; 1,300 is about seven percent of 19,000.

It takes a village to build a (good) catalog

Clearly, the issue of maintaining a comprehensive and accurate catalog of objects in Earth orbit is extremely important. Safe and secure operations of satellites and human activities in Earth orbit depend on such information. A good satellite catalog (as measured by the two main criteria outlined earlier) is also essential for monitoring the long-term health of the space environment and devising strategies to protect the long-term sustainability of the space environment.

Despite the issues raised earlier, the JSpOC should be commended for tackling such an extraordinarily difficult mission and doing as well as they have given their existing personnel and resource limitations. The important lesson is that maintaining an orbital catalog is difficult, and asking any organization to do so without also giving them the proper tools and resources is setting that organization up for failure.

One immediate area of concern is that the US military, and government in general, needs to improve how they take constructive criticism on this issue. The flaws and shortcomings of the SATCAT are well known to the analysts that work with it on a daily basis, yet in the past the immediate reaction anytime an outsider pointed out these some issues was one of defensive aggression that immediately shuts down any further cooperation. In the broader context, many of those in the US government who are not working day to day with the catalog unfortunately believe the mission boilerplate—that the JSpOC really does track everything in Earth orbit from cradle to grave. Thus they tend to see any criticism of the catalog or the SSA efforts of the military as unfair, untrue, biased, or based on ulterior motives.

These reactions are unfortunate, and they are compounded by the usual swarm of contractors and private companies that have been drawn to the problem like vultures scenting a fresh kill. Some of these entities actually do have the best interests of the United States and the US military in mind and are honestly looking to help. But others just see SSA as another potentially lucrative funding stream to add to their defense portfolio. Sorting between these two groups is extraordinarily difficult but necessary.

With the recent high profile events of the 2007 Chinese ASAT test, the 2008 destruction of USA 193, and the 2009 Iridium-Cosmos collision, the US is joining other governments around the world in finally realizing the importance of SSA and maintaining an accurate catalog. However, they have yet to find a way of providing the resources to do so without breaking the bank, mainly because they have been primarily focusing on unilateral solutions – each building and operating their own sensor networks.

The United States needs to realize that it is not alone in this effort and there are resources available to help succeed in this mission. In many cases, these resources already exist and bringing them into the process does not necessarily mean huge economic costs. However, it does mean a rethinking of the philosophy behind the approach of SSA as well as policy towards cooperation. Part of this re-thinking is to realize that SSA is not solely a military mission: while it does indeed have a strong military component, it also plays a big role in commercial and civil space affairs. Just as the military does not have a monopoly on space remote sensing imagery, weather data, navigation, or communications, commercial, civil and international players need to be brought into the discussion on SSA and mixed with unilateral military solutions.

One of the great lessons of the Internet Age is that more eyeballs on a problem almost always leads to more accurate information and more timely updates.4 Gone are the days when the prevailing assumption is that a small group of “experts” maintaining a set of data is the best way to go. By opening it up to more people, you greatly increase the chances of finding mistakes and reduce the mind share needed to keep a handle on the data.

Additionally, having large numbers of people looking a data set almost always results in some surprising new ways of analyzing, sorting and creating value from that data. Of course, there are some elements of a satellite catalog that should not be publicly crowd-sourced - in particular intelligence on capabilities and limitations of foreign military satellites. But aside from that small section, the other pieces of data that are already made public and shared (element sets, object names, object type) would benefit.

This means that methods of bringing commercial, civil, and international sources of data into the SSA process to improve the existing satellite catalog need to be explored while simultaneously increasing access to that catalog for international civil and commercial use. At the same time, efforts must be made to separate out and protect information that is truly of a critical, national security nature for the United States and its allies.

Part of this international cooperation and dialog should be on better defining the terms used in SSA, including what information should be in the satellite catalog and what an “active payload” is. Commercial operations and governments should be encouraged to share more data on initial orbits for newly launched objects and especially in-orbit maneuvers of existing objects. Doing so would reduce the workload on SSA systems, improve the accuracy of the satellite catalog, and contribute to trust and transparency.

As is the case with many regimes and problems, knowledge is the key to safe and secure operations in space. A comprehensive and accurate satellite catalog is the essential foundation of this knowledge and enables many other services and functions. While the US military does a yeoman’s job with this mission currently, there are many initiatives that the US government can undertake to improve the situation. The incentive is assured access to and continued use of space for the US, part of which depends on the actions of all the other actors in space. Only when everyone is on the same page of music and understands the space environment can we truly make progress towards space sustainability.

References

1. Schumacher, Paul, “Prospects for Improving the Space Catalog”, AIAA Meeting Papers on Disc, September 1996, A9641248, AIAA Paper 96-4290
2. Ibid.
3. R. Choc and R. Jehn, “Classification of Geosynchronous Objects”, Issue 11 (February 2009), European Space Agency, European Space Operations Centre, Space Debris Office.
4. D. Brabham,. “Crowdsourcing as a Model for Problem Solving: An Introduction and Cases”, Convergence: The International Journal of Research into New Media Technologies (2008)

Tracking all the active satellites and orbital debris around the Earth is a challenging task, even for the US Defense Department. (credit: NASA)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Июль 2009, 11:01:23
В докладе Brian Weeden на Air Force Space Safety Council, Kirtland AFB, 17‐19 June 2009
http://www.secureworldfoundation.org/siteadmin/images/files/file_365.pdf

International Scientific Optical Network (ISON)

• 25 telescopes at 18 institutions in 9 States

• Coordinated through Russian Academy of Sciences

• SP‐quality data, looking to move expand past GEO/MEO to LEO


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Август 2009, 21:43:58
Интервью в газете "Вечерняя Москва"

http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=81340

http://www.rambler.ru/news/science/0/573593383.html

Рукотворные НЛО летают над Москвой
В наше время наблюдение неопознанных летающих объектов переходит в разряд обыденных явлений

В околоземном пространстве становится тесно. Десятки тысяч космических объектов самых разных форм и размеров носятся над нашими головами. Россияне, в том числе и москвичи, уже не могут жить без таких космических систем, как любимое многими спутниковое цифровое телевидение, навигаторы, все больше входящие в повседневный быт системы космической связи. Все это обеспечивается спутниками, вращающимися вокруг Земли на удаленных до 40 тысяч км орбитах.
   Как показали исследования российских ученых, эти орбиты в настоящее время «замусорены» гораздо больше, чем считалось ранее. Среди великого множества космических обломков встречаются очень экзотические экземпляры, ведущие себя как гигантские паруса или простыни на ветру. Только ветер в космосе солнечный. Обнаружить такие НЛО-подобные объекты можно только оптическими телескопами, поскольку для радиолокаторов систем контроля космоса они зачастую недостижимы по дальности.
   Для того чтобы больше узнать об этих экзотических обитателях космоса, мы обратились в ведущую организацию России по контролю космического пространства – Межгосударственную акционерную корпорацию «Вымпел» (президент корпорации – заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор В. Ф. Фатеев, генеральный конструктор – заслуженный конструктор РФ, доктор технических наук, профессор Суханов С. А.).
   О том, что происходит в космосе над головами москвичей, корреспонденту «Вечерки» рассказал Игорь Молотов, старший научный сотрудник, начальник сектора ОАО «МАК «Вымпел».
  
Космические паруса
– Игорь Евгеньевич, неужели НЛО действительно существуют в природе, а не являются вымыслом уфологов и досужих собратьев по перу?
  – Давайте адресуем этот вопрос специалистам по НЛО. Мы занимаемся изучением природы наблюдаемых явлений и объектов. Поэтому если бы все открытые нами космические объекты мы бы называли НЛО, то их количество уже бы исчислялось тысячами. На самом деле большинство этих объектов является результатом человеческой деятельности в космосе, хотя и ведут они себя очень необычно. Мы называем их «летающими простынями», поскольку поток солнечного света буквально сдувает их, и они переходят с одних орбит на другие. Одна из гипотез о природе их происхождения – это термоизолирующая пленка, в которую заворачивают искусственные спутники. Когда спутник разрушается (например, взрывается), пленка разлетается в пространстве по разным орбитам. Для более детальных исследований нам не хватает мощных оптических телескопов.
 – А мне-то казалось, что у нас в стране, и в особенности вокруг Москвы, вся земля утыкана обсерваториями и всевозможными радарами и телескопами. Разве это не так?
 – В Подмосковье в настоящее время имеется несколько небольших обсерваторий с маленькими телескопами, в том числе есть 35-сантиметровый телескоп, построенный специалистами ГАИШ (Государственного астрономического института имени Штернберга) МГУ. Слежением за космическими объектами на постоянной основе они, к сожалению, не занимаются. Вместе с тем созданная в советское время сеть оптических и радиолокационных станций в условиях ограниченного финансирования до определенной степени деградировала. В первую очередь из-за того, что созданное ранее в СССР оказалось в ближнем зарубежье. Оставшиеся в России средства имеют ограниченные возможности. Вместе с тем задача контроля космического пространства в настоящее время сверхактуальна. Именно поэтому ОАО «МАК «Вымпел» организует и проводит необходимые работы по поддержанию и развитию сети оптических средств и в том числе помогает российским ученым фактически заново создавать сеть оптических телескопов. Совместный проект называется «Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН)».

Землянка не спасет
– Недавно на Землю упал небольшой астероид. Есть ли в нашей стране средства слежения за космосом, которые позволяют вовремя обнаруживать визиты непрошеных гостей из космоса? Сколько времени они дают нам для того, чтобы вырыть землянку под сосной и спрятаться?
 – Сегодня в России этой проблемой мало кто занимается.
– Инженерам и астрономам эта проблема неинтересна?
 – Эти исследования очень слабо финансируются.
– Такое дорогостоящее занятие?
 – Это очень недешевое удовольствие. Для обнаружения опасных астероидов нужны мощные телескопы с большими полями зрения. То есть с техническими возможностями, позволяющими быстро осматривать всю видимую часть небесной сферы. В США уже развернули первый такой телескоп на вершине потухшего вулкана на Гавайских островах. Он стоит 40 млн долларов, имеет диаметр зеркала 1,8 м и поле зрения 3°. Прибор способен разглядеть небесный камень размером 50 м в поперечнике на расстоянии в десятки миллионов километров. В России подобные инструменты отсутствуют.
– То есть очередной Тунгусский метеорит застанет нас врасплох? «Приятное» открытие. У нас в стране, что – вообще нет крупных телескопов?
   – Есть, но они не предназначены для автоматического поиска астероидов. Правда, в Сибири, на границе с Монголией, в Саянской солнечной обсерватории начато строительство телескопа с диаметром зеркала 1,5 м и большим полем зрения. Но работа продвигается очень медленно из-за недостаточной государственной поддержки. Пока, к сожалению, огромная территория России – одно большое белое пятно на карте сети распределения обсерваторий, занимающихся обнаружением опасных околоземных объектов.

Техническая слепота
– Как же так получилось, что мы видим космос, образно говоря, не дальше своего носа?
– Здесь, по существу, те же причины. Ранее на территории СССР работало около 100 различных телескопов с диаметром зеркал от 40 до 260 сантиметров и один уникальный телескоп с 6-метровым зеркалом. Все они были расположены в районах с благоприятными астроклиматическими условиями для наблюдения космических объектов, но не на территории России. В силу этого подавляющее большинство крупных инструментов, включая оба телескопа диаметром 2,6 м, в настоящее время оказались за границей.
   К сожалению, в России мало мест с хорошим астроклиматом. Фактически это только Северный Кавказ, Алтай и Саяны.
 – Ладно, вернемся от вопросов мониторинга Солнечной системы и дальнего космоса к околоземным орбитам, к космическому мусору, о котором «Вечерка» уже рассказывала («ВМ» от 4 июня 2008 года «Москве железный дождь не страшен» (http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=58834)). Мы ведь следим за рукотворными объектами, которые летают над нашими головами на разных высотах?
 – Конечно, следим. За всеми сразу. В том числе и за небольшими по размерам фрагментами на высоких орбитах. Мы уже говорили, что существует государственная система контроля космического пространства, разработчиком которой является ОАО «МАК «Вымпел». Эта система подведомственна Министерству обороны. К решению ее задач привлекается сеть научных обсерваторий НСОИ АФН.
 – Какого размера кусок космического мусора могут сейчас обнаружить оптические телескопы в составе этой системы?
– До 15 сантиметров в диаметре. Потому что мы можем говорить только об оценочных размерах. Поскольку при наблюдениях мы измеряем величину блеска объектов, которую при некоторых допущениях мы можем пересчитать в линейный размер. Для наблюдения столь малоразмерных фрагментов (напомню, что речь одет об объектах, удаленных от Земли более чем на 36 тысяч км) используют телескопы диаметром 1,5 и 2,6 м. Такие телескопы есть. Например, один из них расположен в Крыму, второй на Терсколе.
   Но ввиду уникальности инструментов и большого перечня решаемых задач собственно на наблюдения космического мусора они могут тратить не более нескольких ночей в месяц. Поэтому мы сейчас ведем переговоры с болгарской и азербайджанской обсерваториями, также обладающими 2метровыми телескопами, о присоединении этих средств к нашему проекту.
– Сколько же ночей в году вы наблюдаете за космическим пространством?
 – В частности, в 2008 г. совокупно на всех телескопах НСОИ АФН было 1500 телескопоночей. Но к такому серьезному уровню проведения измерений мы шли в течение нескольких лет. Шаг за шагом была организована международная научная сеть НСОИ АФН (ISON) с участием 20 обсерваторий, перекрывающая все долготы; в том числе возобновлена регулярная работа обсерваторий в Китабе, Благовещенске, Гиссаре, Абастумани, Тарихе (Боливия), созданы новые пункты наблюдений в Тирасполе и на Камчатке (Мильково). Было изготовлено и введено в состав сети 16 новых телескопов диаметром от 15 до 80 сантиметров.   В настоящее время привлекаемая к решению задач контроля космического пространства НСОИ АФН имеет в своем составе три подсистемы из телескопов с разными возможностями – для поиска ярких объектов на высоких орбитах, для сопровождения малоразмерных фрагментов и для получения точных измерений по низкоорбитальным спутникам, группу планирования наблюдений и обработки измерительных данных, центр сбора и анализа информации по космическому мусору, организованный на базе Института прикладной математики им. Келдыша Российской академии наук.
   Другое дело, что для этой работы в настоящее время не имеется должной финансовой поддержки, хотя на эксплуатацию 25 существующих телескопов, которые принимают участие в наблюдениях космического мусора, требуется всего лишь 20 миллионов рублей в год.
– Не самая большая сумма…
 – Но у нас и ее нет! Нельзя сказать, что в России отсутствует система слежения за космическим мусором. Но… основана она почти исключительно на организационном потенциале ОАО «МАК «Вымпел», научных интересах ИПМ им. Келдыша РАН и на энтузиазме отдельных ученых. В последнее время эта проблема оказалась в зоне пристального внимания Роскосмоса. Мы надеемся, что положение дел в этой сфере улучшится.
– А небо над Москвой кто-нибудь контролирует?
– Небо в привычном понимании можно разделять на небо над Москвой и, допустим, над Иркутском. Но надо понимать, что при этом мы имеем в виду только тонкий атмосферный слой вокруг Земли. Космос не поделить так легко и просто – за сутки Земля проворачивается вокруг своей оси. При этом над Москвой в разное время суток оказываются совершенно разные области звездного неба, которые, например, незадолго до этого были над Канадой.
   Кроме того, с точки зрения условий функционирования оптики, подмосковная погода явно неблагоприятствует оптическим наблюдениям. Поэтому, как отмечалось, телескопы надо размещать там, где погода лучше. Этим требованиям удовлетворяют южные районы бывшего СССР и РФ, в первую очередь высокогорные. В частности, одним из таких мест является Крым. Кстати, там, неподалеку от Бахчисарая, в поселке Научный, имеется одна московская обсерватория – Крымская лаборатория ГАИШ МГУ. В ней работает великолепный коллектив астрономов – ученых и преподавателей, есть хорошие телескопы, включая один диаметром 1,25 м и два диаметром в 60 см. Такую обсерваторию с нуля сейчас уже не построить. В то же время она, как российское предприятие, действующее на территории Украины, находится на грани закрытия. Если это произойдет, то будет большой потерей для московских ученых, российской науки и национальной системы контроля космического пространства.

Космическая полиция
– Вы говорите, что в космосе одновременно летают тысячи объектов. А движение в космосе как-нибудь регулируется?
 – Вы попали в точку. Именно вопрос необходимости выработки единых для всех правил поведения в космосе – своеобразных правил дорожного движения, становится первоочередным в обсуждениях на самом высоком международном уровне. К примеру, геостационарная орбита – не резиновая. Сейчас в многих точках стояния (места расположения спутников) располагаются целые группы спутников. Точки стояния распределяются по квотам Международным союзом электросвязи. У каждой страны есть свой лимит. К настоящему времени практически все квоты исчерпаны. А поскольку распределяются они на условиях равноправного доступа для всех государств, в том числе и «хорошо известных» москвичам Папуа-Новая Гвинея и Тонго, то более развитые государства уже перекупают точки у тех, которым они не нужны. В целом у США зарезервированы за большие деньги порядка 1 тысячи точек стояния, у России – не больше 300. Раньше их можно было покупать впрок практически без ограничений. Но с ростом спроса на размещение спутников на ГСО Международный союз электросвязи ужесточил условия использования точек стояния спутников.
   Видимо, недалек тот день, когда появится настоящая космическая полиция, и к этому надо быть готовым. Для того чтобы решать спорные вопросы с «космической полицией», необходимо владеть собственной объективной информацией о ситуации в космосе.
– К каким последствиям может привести отсутствие наблюдения за объектами в околоземном пространстве?
 – Отсутствие собственных наблюдений, во-первых, ставит нас в зависимое положение в части информации, а во-вторых, не позволит в случае возникновения претензий доказать собственную невиновность. В настоящее время единственным публичным источником информации о космических объектах в околоземном космическом пространстве и состоянии космических трасс являются американские данные. Эти данные США на постоянной основе размещают в Интернете.
   Но они далеко не полные и не очень точные. Если мы не наладим свою всеобъемлющую систему наблюдений (а она в геостационарной области может быть только оптической), то нас вполне могут начать штрафовать за нарушения, которых мы не совершали. Причем доказать свою правоту мы не сможем. Нам чужой мусор могут приписать, и мы не сумеем отказаться, поскольку проверить недостоверную информацию нам будет нечем. Будем отрицать – могут попытаться ограничить наш доступ в космос.
– Кто разрабатывает «правила игры» в космосе?
 – Вообще этот вопрос регулируется на уровне Организации Объединенных Наций – ООН. Там имеется специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях.
   Техническую экспертную работу для этого комитета в части изучения проблемы космического мусора и разработки рекомендаций по уменьшению связанной с ним опасности осуществляет Межагентский координационный комитет по космическому мусору (МККМ), в котором участвуют представители 11 ведущих космических агентств мира.
   Генеральная ассамблея ООН в начале этого года уже утвердила первые рекомендации, которые готовились МККМ в течение нескольких лет. В частности, принята рекомендация, согласно которой страны-владельцы спутников должны после окончания их активного функционирования уводить спутники с рабочих орбит на «космические кладбища», где они не будут мешать другим космическим аппаратам.
– Что же, по вашему мнению, должно делать наше государство?
 Совершенствовать и ускоренными темпами развивать национальную систему контроля космического пространства. В ее рамках поддерживать и развивать государственную систему оптического слежения за космическим пространством.
  – Совместными усилиями ОАО «МАК «Вымпел», Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН, ГАО РАН и других научных учреждений создана хорошая основа для решения этой задачи

Прямая речь
   Сергей СУХАНОВ, Генеральный конструктор ОАО «МАК «Вымпел», доктор технических наук, профессор, заслуженный конструктор Российской Федерации:

– Проблема интеграции и целенаправленного использования оптических средств различных организаций и ведомств для эффективного решения задач контроля космического пространства в России, как и везде, является сложной и неоднозначной. Однако если мы хотим иметь эффективную национальную систему контроля космического пространства, с одинаковым успехом решающую задачи специального применения и мирного освоения космоса, эту проблему надо решить незамедлительно.

Прямая речь
   Инна СВЯТЕНКО, председатель Комиссии Мосгордумы по безопасности, член фракции «Единая Россия»:

– Вопросы контроля за воздушным и космическим пространством над Москвой, поднимаемые газетой «Вечерняя Москва», безусловно, важны и представляют интерес для депутатов Мосгордумы в целом и Комиссии по безопасности в частности. Конечно, обороноспособность города зависит не столько от руководства столицы, сколько от усилий военных структур страны. Но и отрицать наличие проблемы со слежением за ближним и дальним космосом над нашим городом тоже нельзя. Если есть обсерватории, способные отследить наличие космического мусора или других космических тел над Москвой, то они, конечно, должны работать.
   Вопрос в другом: Крымская обсерватория, о которой идет речь в публикации «Вечерки», находится на территории другого государства. Как бы ни важна для нас была ее работа, проблемы, связанные с эксплуатацией телескопов, оплатой труда сотрудников и ученых, надо решать совместно с украинскими руководителями и специалистами. Учитывая нынешние непростые взаимоотношения Москвы и Киева, наладить конструктивный диалог будет непросто. Однако и отказываться от решения данной проблемы, думается, неразумно. Поэтому я, как председатель Комиссии по безопасности, постараюсь довести эти факты до сведения своих коллег по Мосгордуме. Если в советское время эта организация работала на благо двух народов, то почему бы ей и сейчас не продолжать обеспечивать всех нас оперативной информацией о происходящем в космическом пространстве над обеими столицами.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 20 Август 2009, 00:59:56
И такое бывает ... Интервью газете "Свободная Пресса"
(Этого интервью бульварному изданию на самом деле не было. Автор статьи присвоил В.Агапову собственные идеи и мысли, далеко не всегда корректные.)

http://svpressa.ru/issue/news.php?id=10298

И мусорщик бывает интеллектуалом, если «подметает» орбиту
Охотники за космическим хламом раскрыли свои тайны корреспонденту «СП»

18 июня 2009 года 12:59 | Герман Петелин

Их профессия молодая и берет начало в 1978 году, когда первые радиоактивные обломки советского спутника «Космос-954» рухнули на северо-западную часть Канады. Так проблема космического мусора перекочевала из теоретической - в реальную угрозу.

После первого стального «дождя» над Северной Америкой прошло 30 лет. Мусор, слава богу, на головы землян если и сыплется, то достаточно редко, чего не скажешь про космос - там его становится все больше и больше. Согласно последнему докладу NASA, лишь за 1-й квартал 2009 года число объектов искусственного происхождения на околоземной орбите увеличилось с 12 743 до 13 897. Это самый большой прирост за всю историю освоения космоса

- Нет, пока еще не так страшно, – успокаивает корреспондента «Свободной прессы» ведущий научный сотрудник Института прикладной математики (ИПМ) РАН им. Келдыша Владимир Агапов. - О космических полетах придется забыть, когда мусор начнет… саморазмножаться.

О низком и высоком

Вот уже несколько лет ученый Владимир Агапов пребывает на переднем крае борьбы с космическим мусором. Ввиду важности проблемы в 2001 году специальным распоряжением Президиума РАН в ИПМ Келдыша был создан Центр сбора, хранения, обработки и анализа научной информации по космическому мусору. Сегодня, благодаря Агапову и его коллегам, столкновений космических аппаратов с космическим мусором удается избегать не только российским, но и зарубежным спутникам.

«СП»: - У американцев есть подобная служба? – начинаю я разговор с Владимиром

- Есть, конечно. Но без ложной скромности скажу, что данные, которые широко представляют американцы в Интернете, не очень точны. Использовать их для оценки опасности объектов нельзя. Европейцы, например, пользуются нашими данными. Вот на памяти совсем свежий инцидент. Зимой один из аппаратов серии «Астра» лишь благодаря нам уклонился от опасного сближения с отработавшим объектом. Вообще, впервые в мире совместно с европейскими коллегами мы сформировали банк данных по более чем 350 малоразмерным фрагментам космического мусора на высоких орбитах, отсутствующих в публичных источниках.

«СП»: - Кто же виноват в недавнем столкновении американского «Иридиума» с нашим «Космосом»?

- Они, конечно. По их данным выходило, что «Иридиум» пройдет от «Космоса» примерно в километре. Не угадали…

«СП»: - А куда смотрели вы?

- Наша сеть не ведет наблюдений за низкоорбитальными объектами. Мы отслеживаем только объекты, вращающиеся на геостационарных орбитах.

«СП»: - А в чем разница?

- В войне с космическим мусором, как и на всякой прочей, существует несколько линий обороны, а соответственно, и несколько подразделений, которые выполняют свои специфические функции. За низкие орбиты отвечают ОАО МАК «Вымпел» и Министерство обороны, за высокие – наша так называемая Научная сесть оптических и других инструментов.

Инопланетяне намусорили

СП»: - Кто-то координирует всю эту работу?

- Вся информация поступает в центральное ядро - ЦНИМАШ. Оно же взаимодействует с операторами каждого конкретно аппарата. Но единый центр управления отсутствует. Космические аппараты управляются из разных ведомств: Минобороны следит за своими, ЦУП - за своими. Кроме того, информация передается еще и руководству Роскосмоса. Потому что одно дело, когда речь идет о сближении с мусором, и совсем другое, если вдруг происходит сближение с активным аппаратом другого государства, да еще и военным. В этом случае, для разрешения ситуации должны быть оперативно задействованы линии МИДа и Роскосмоса

Несколько лет назад НАСА в космические войска России прислал депешу, дескать, ваш аппарат «Радуга-1» сближается с нашим, что вы намерены предпринять? После обработки информации мы выяснили, что последним маневрировал американец, и фактически из-за этого и перешел на траекторию сближения с «Радугой». А значит, меры предпринимать должны были не мы, а они. Так им ответили.

«СП»: - Вы занимаетесь только тем, что отслеживаете траектории конкретных объектов, представляющих потенциальную угрозу?

- Нет, помимо этого мы работаем и над фундаментальными научными проблемами. Оцениваем, например, риски разных классов орбит в долгосрочной перспективе. А для решения этих задач нужно точно знать: что представляет собой космический мусор в своем многообразии, на каких орбитах имеются его скопления, какими свойствами он обладает, откуда берется и т.д.

«СП»: - Ну, откуда берется, наверное, ясно…

- Не совсем. Есть очень интересные объекты с большим соотношением площади к массе, модель их образования до сих пор нами не понята.

«СП»: - Не иначе инопланетяне намусорили?

- Есть большая вероятность, что это куски экранно-вакуумной изоляции - материала используемого в системе теплозащиты отделяемых ступеней космических кораблей. Теоретически их вообще быть не должно, поскольку эти ступени падают на землю и сгорают в атмосфере. Сейчас мы выясняем, откуда они взялись, а потом попробуем выработать рекомендации для конструкторов, чтобы эти объекты не залетали в космос.

«СП»: - Надежно ли защищены современные космические аппараты от останков своих предшественников?

- В нашей стране существует ГОСТ, который предписывает разработчикам космических аппаратов учитывать весь мусор, который летает на околоземной орбите. Конструкторы точно знают - в каком месте модуля должны быть установлены элементы защиты, какую защиту они должны обеспечивать… Разработчики ГОСТов опирались на результаты многолетних исследований популяций космического мусора. Самым совершенным и защищенным аппаратом в этом смысле является МКС.

Как подмести космос?

«СП»: - Насколько велика угроза космического мусора для землян?

- Угроза существует, хотя и небольшая. Опасными являются объекты, которые содержат радиоактивные материалы. Их, увы, очень много. В основном – это атомные реакторы наших спутников. Сейчас многие из них выведены на так называемую «орбиту захоронения». Но, несмотря на то, что срок их орбитальной жизни довольно продолжительный, они рано или поздно все равно войдут в плотные слои атмосферы, и не все сгорят дотла. Даже если их фрагменты упадут в океан – это не очень здорово. Словом, проблема существует. Достаточно вспомнить «Космос-954». Это был типовой объект с радиоактивным реактором, который потерял управление, неконтролируемо вошел в плотные слои атмосферы и разрушился над территорией Канады. Тогда СССР пришлось выплатить канадцам большой штраф. Кроме этого, на Землю иногда падают не очень большие ступени, которые не разрушаются в атмосфере в силу особенностей аэродинамики. Где-то что-то прогорает, но поскольку в основном используются тугоплавкие материалы, ступени практически долетают целиком.

«СП»: - Известно, что эти ступени – частые гости на Алтае. И все же, что именно сегодня летает на околоземной орбите?

- Сегодня ученые выделяют несколько источников засорения. Кроме крупных объектов - отработанных ступеней, старых аппаратов, операционных фрагментов – это болты, гайки, шайбы, элементы крепления солнечных батарей, крышки телескопов и т.п.

А недавно, например, ко всему этому добавилась полная сумка с инструментами, потерянная во время выхода в открытый космос астронавта Хайдемари Пайпер. Все нынче об этой сумке вдруг заговорили, а в 80-е ее даже не заметили бы. Тогда никто не считал нужным контролировать такие «мелочи». Сколько всего опасных фрагментов летает на околоземной орбите - никто не знает

«СП»: - Сколько же объектов вы контролируете?

- Постоянно мы сопровождаем 1300 объектов. Американцы - 1000. Вообще существует так называемая начальная наблюдаемая фракция, включающая в себя действующие аппараты, отработавшие аппараты, разгонные блоки - они составляют основу для моделирования и несут наибольшую угрозу. Но на низких орбитах даже объекту размером в 1 миллиметр хватит кинетической энергии, чтобы пробить внешнюю обшивку практически любого космического аппарата. Рассмотреть эту мелочь можно, но постоянно отслеживать – не реально. Наименьшие объекты, которыми сейчас реально отслеживать на низких орбитах должны быть в диаметре не меньше 8-10 сантиметров. На высоких нам удавалось наблюдать объекты и в пять сантиметров, но следить за ними повседневно - тоже не реально.

«СП»: - Вероятно, для постоянных оптических наблюдений требуется и широкий географический охват?

- У нас есть пункт на Камчатке, где работают любители астрономы. Есть пункты во Владивостоке, Уссурийске, Благовещенске. Сотрудничаем с обсерваторией Института солнечной физики под Иркутском, в Пулково под Питером. Задействована обсерватории в Средней Азии: Узбекистана, Таджикистана, Грузии, Украины. Сейчас мы ставим телескоп в Италии. Ведем переговоры с Монголией, Вьетнамом, Чили. Помогает Швейцария, есть обсерватория в Боливии.  

«СП»: - Как на ваш взгляд можно «подмести» космос?

- Чтобы решать задачу чистки, мало решить только инженерный вопрос – как подлететь, как снять объект с орбиты. Нужно еще и четко понимать - в какой последовательности убирать мусор. Вот для этого и нужна адекватная модель, построенная на реальных измерениях и не только наземных.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 27 Август 2009, 20:41:30
Два ролика по телевизору 21 августа, программа "Доброе утро, Россия":

Космический мусор становится проблемой (интервью с Владимиром Агаповым)
http://www.vesti.ru/videos?vid=240961&p=4&sort=1&sub_sort=0&cid=280
http://www.utro-russia.ru/news.html?id=45586

Сейчас вокруг нашей планеты вращается около 20 тысяч техногенных объектов. Из них лишь 900 - это работающие аппараты. Остальное - так называемый космический мусор. Поэтому в России разработали международную систему наблюдения за околоземной орбитой на наличие вероятных опасных ситуаций.

И до кучи -

Свалка в космосе (интервью с Наилем Бахтигараевым)
http://www.vesti.ru/videos?vid=240951&p=2&sort=1&cid=7
http://www.utro-russia.ru/news.html?id=45585


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Октябрь 2009, 00:26:11
Доклад Правительству Российской Федерации об итогах реализации в 2008 году Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008-2012 гг.

http://www.ras.ru/FStorage/Download.aspx?id=172d35c9-6ef6-49f1-bb99-7a8d57b6257a

Раздел 14. Современные проблемы астрономии, астрофизики и исследования космического пространства ...., на стр. 57 есть такие слова:

Организована международная научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН - ISON) с участием 20 обсерваторий, перекрывающая все долготы; в том числе возобновлена регулярная работа обсерваторий в Китабе, Благовещенске, Гиссаре, Абастумани, Тарихе, созданы новые пункты наблюдений в Тирасполе и Мильково (Камчатка). Впервые в истории страны осуществляется регулярный просмотр всей геостационарной области.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 10 Октябрь 2009, 09:12:02
Нашел отчет Space Security 2009

http://www.ploughshares.ca/libraries/Abolish/SSI2009.pdf

Мы там упорминаемся несколько раз.

ISON International Scientific Optical Network  - в словаре на стр. 2

На картинке 1,7 (таблица) на стр. 16 - см. в приложении к этому сообщению, отмечено, что оптические сенсоры в Боливии, Грузии, Узбекистана и Таджикистана (и почему-то Испании  ???) являются часть нашей сети (* Part of the International Scientific Optical Network (ISON)).

В главе Увеличение усилий по лучшей координации международной системы контроля, на странице 37 написано:


In October 2008, details of the International Space Observation Network (ISON) space tracking network were presented at the third annual International Association for the Advancement of Space Safety Conference. ISON comprises 18 scientific institutions that operate 25 optical telescopes in nine different countries, mostly in Europe and Asia. Working in partnership with the ESA’s European Space Operations Centre, the data collected by ISON was used to publish the tenth edition of the Classification of Geosynchronous Objects in February 2008. This document provides a complete listing of all objects near geosynchronous orbits that are currently tracked by both ISON and the US SSN, including those that are under active control and those that are drifting through the GEO belt. The classification includes orbits for 146 objects not included in the satellite catalog published by the US military. At the end of 2008 there was discussion of a potential partnership between ISON and CSSI’s SOCRATES-GEO service, particularly of the ability for ISON to provide very accurate positional data on space debris, which would further improve the accuracy of the conjunction assessments provided by SOCRATES.


И на стр. 183 есть ссылка на наш доклад и сайт:

V. Agapov and I. Molotov, “International scientific observation network (ISON) for the near-Earth space surveillance – results of the first years of work and plans for the future,” presentation for the 45th session of the COPUOS STSC (19 February 2008), online: http://lfvn.astronomer.ru/report/0000029/index.htm.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Октябрь 2009, 22:04:36
Наши доклады про НСОИ АФН и результаты упомянули в последнем выпускеNASA Orbital Debris Quarterly News (Volume 13, Issue 4, October 2009)

http://www.orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv13i4.pdf

The  2009  Advanced  Maui  Optical  and Space Surveillance Technologies Conference was conducted from 1-4 September 2009 in Wailea, Maui. More  than 600 participants  interested  in all  aspects  of   space  surveillance  attended  the conference.  Thomas  Schildknecht  chaired  the orbital debris session, which consisted of  several papers and posters. The highlights follow.

Vladimir Agapov, from the Keldysh Institute of  Applied Mathematics in Russia, provided an analysis of  the situation in the GEO protected region. His  talk  involved  the  current  state  and population  of   the  protected GEO  region  and the close encounters that have occurred between spacecraft. Also  from  the Keldysh  Institute of  Applied Mathematics  in Russia,  Igor Molotov presented  a  study  of   faint,  deep  space  debris observations  with the  international  scientifc optical  observation  network  (ISON). His presentation  showed  the  many  characteristics of   ISON’s  different  ground-based  telescopes and  the  magnitude  distribution,  area-to  mass distribution,  and  number  of   new  fragments identifed by this network.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Октябрь 2009, 06:39:59
LeonidOS пишет с мальтийского симпозиума по опасным астероидам:
 
вчера ребята из ESA 4 раза упоминали ISON в качестве третьих наблюдателей (типа для примера) и даже есть один слайд с нашим упоминанием.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Октябрь 2009, 14:37:23
Нас (ПулКОН) упомянул в своем докладе про астероидную опасность Б.М. Шустов, директор ИНАСАН, на конференции АКО-2009 в Питере


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 16 Октябрь 2009, 16:27:15
Здесь, на МАФе, Brian Weeden из Secure World Foundation упомянул нас в своем докладе про создание мировой системы предупреждения об опасных ситуациях. И не просто упомянул, а наравне с системами контроля космического пространства США и России.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 23 Октябрь 2009, 22:51:40
Мы оказывается сообщество учёных-астрофизиков  :D
Интересно, кто такой Лякин ???. Позвонить ему что ли, распросить про ПулКОН  8)

http://4nttm.ru/astro/post-307/

ПулКОН - сообщество ученых астрофизиков

При Пулковской обсерватории организуется межшкольный дистанционый факультатив по наблюдению с помощью оптических приборов за космическим мусором и фрагментами отработавших космических аппаратов.

В программу входит изучение основ астрономии и астрофизики, информационные технологии, связанные с обработкой изображений, основы програмирования.

Подробности можно узнать по адресу:

lyakin1@yandex.ru
или по телефону 8-962-990-84-32


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: addmin от 23 Октябрь 2009, 23:14:02
Значит "межшкольный дистанционый факультатив", надо запомнить. Пойду морду сайта править.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: addmin от 23 Октябрь 2009, 23:35:54
НТТМ раньше расшифровывалось как "научно-техническое творчество молодежи".


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Октябрь 2009, 00:15:25
О, прикол. На публикацию на нашем сайте сослался Абстракт Дата Сервис.  

http://adsabs.harvard.edu/abs/2008haso.rept.....R

First optical observations of artificial Earth's satellites
Rykhlova, L. V.
http://lfvn.astronomer.ru/report/0000036/index.htm (Russian title: Pervyie opticheskie nabliudenia iskusstvennyh sputnikov zemli: kak eto bylo)
A review of the first optical observations of the artificial satellites in the USSR as well as in former communist countries (DDR, Romania,Poland) is given. The role by Alla G. Masevich, I.D. Zhongolovich and Yu.V. Batrakov is underlined in the organization of observations.
Keywords: ARTIFICIAL SATELLITES, OPTICAL OBSERVATIONS: HISTORY

http://adsabs.harvard.edu/abs/2008haso.rept.....R

Title:  First optical observations of artificial Earth's satellites
Authors:  Rykhlova, L. V.
Affiliation: Institute of Astronomy of the Russian Academy of Sciences
Publication:  http://lfvn.astronomer.ru/report/0000036/index.htm (Russian title: Pervyie opticheskie nabliudenia iskusstvennyh sputnikov zemli: kak eto bylo)
Publication Date:  08/2008
Origin:  MOLDAVIA
Keywords:  ARTIFICIAL SATELLITES, OPTICAL OBSERVATIONS: HISTORY
Bibliographic Code:  2008haso.rept.....R

Abstract
A review of the first optical observations of the artificial satellites in the USSR as well as in former communist countries (DDR, Romania,Poland) is given. The role by Alla G. Masevich, I.D. Zhongolovich and Yu.V. Batrakov is underlined in the organization of observations.


Надо узнать, как это делается, тогда число моих публикаций возрастет на треть  ;D

Единственное, что меня смущает - почему Молдавия  ??? Origin:  MOLDAVIA


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 27 Октябрь 2009, 12:58:03
Статья из журнала Российский космос № 8 за 2009 год.  

Интервью с Володей Агаповым "Свалка мусора вокруг Земли"

Цитаты из прилагаемого ниже текста:

Отвечает за постановку задач, обработку, анализ и обощение результатов, которые выдает Научная сеть оптических инструментов для астрометрических ифотометрических наблюдений.

В войне с космическим мусором, как и во всякой другой, есть несколько линий обороны, а также несколько подразделений, которые выполняют специальные функции. За низкие орбиты отвечают ОАО "Межгосударственная акционерная копорация "Вымпел" и Министерство обороны. За высокие - Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений.

У нас есть пункт на Камчатке, где работают астрономы-любители. Есть пункты во Владивостоке, Уссурийске, Благовещенске. Сотрудничаем с обсерваторией Института солнечной физики под Иркутском, с Пулково. Задействованы обсерватории в Узбекистане, Таджикистане, Грузии, Украине. Сейчас мы ставим телескопы в Италии. Идут переговоры с Монголией, Вьетнамом, Чили.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 14 Ноябрь 2009, 16:12:30
В космосе могут появиться светофоры
http://www.metronews.ru/news/v_kosmose_mogut_poyavitsya_svetofory/

Мусор стал серьезной проблемой не только на Земле, но и в космосе. Остатки спутников и ракет серьезно затрудняют движение на орбите. В декабре 2009 года пройдет международная конференция, призванная продвинуться в решении этой проблемы. Пока Россия выдвигает идеи переоборудования грузового корабля "Прогресс" в космический мусорщик.

Игнорировать хлам на орбите уже невозможно, утверждают специалисты. Недавно отечественный мусор сбил американский спутник. Погиб и российский аппарат, обеспечивавший связь на Дальнем Востоке.

- Ученые из США посчитали, что даже если сейчас закончить запускать объекты в космос, то к 2050 году места на орбите уже не останется, - поясняет корреспонденту Metro Игорь Молотов, старший научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша. - Недавно ООН утвердила правила захоронения объектов в космосе. Пока они носят рекомендательный характер, но, возможно, со временем станут обязательными.

Пока все предложения по расчистке околоземного пространства существуют в форме идей. В скором времени страны смогут обменяться мнениями и выработать общую тактику. Представители Ракетно-космической корпорации "Энергия" говорят о разработке аппарата по утилизации. Космический мусорщик может быть создан на основании грузового корабля "Прогресс".

- О массовых уборщиках речи не идет, - полагает Игорь Молотов. - Главная проблема сейчас - отработавшие ступени от ракет. Они взрывоопасны. Подобных объектов сотни и тысячи. И их каким-то образом нужно снимать с орбиты. 

Важнейшей сферой станет разработка единой для всего мира системы слежения за космическими объектами. Этот механизм станет своеобразным сводом ПДД, а в околоземном пространстве, как шутят специалисты, могут появиться "светофоры". Процесс не должен затянуться на многие годы, поскольку время уже не ждет. Это и в частных интересах России, поскольку тогда станет легче доказывать, кто прав, а кто виноват в многочисленных космических ДТП.

Все в музей!

Историки науки указывают, что некоторые объекты на орбите, рассматриваемые как мусор, будут представлять интерес для космических археологов.

Святослав Тарасенко


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 21 Ноябрь 2009, 22:20:53
Из истории проекта ПулКОН:

http://www.vesti.uz/science//article/842


В ПОГОНЕ ЗА АСТЕРОИДАМИ

29.03.2005 г. Станислав Фиолетов


ТАШКЕНТ, ВЕСТИ. «Пулковская кооперация оптических наблюдателей», - так называется Международный проект, в реализации которого начал принимать участие Институт астрономии Академии наук Узбекистана. За последние годы это одно из самых масштабных начинаний, осуществляемых учеными республики в содружестве с российскими коллегами.
История возникновения проекта такова: - рассказывает руководитель темы Института астрономии, кандидат физико-математических наук Мансур Ибрагимов. - В институте прикладной математики Российской Академии наук работал молодой и талантливый ученый Игорь Молотов. Его научные интересы лежат в области радионаблюдений. Но в ходе работы возникла необходимость оптической поддержки этих исследований. По названию ясно, что головной организацией является Пулковская обсерватория.
Перед группой узбекских астрофизиков стоят масштабные задачи - изучение малых тел Солнечной системы - от астероидов до фрагментов космических кораблей, отработавших свой срок и космического мусора. Своего рода космическая экология и безопасность. Результаты исследований помогут в будущем в решении вполне конкретных проблем.
Как считает Мансур Ибрагимов, опасность столкновения Земли с астероидом хоть и невелика, все же реально существует. В прошлом такие катастрофы случались и вызывали глобальные последствия. К примеру, массовая гибель динозавров. По одной из наиболее распространенных гипотез, она произошла именно после столкновения нашей планеты с малым небесным телом и изменением в результате этого климата. Даже маленький небесный «камешек» может причинить человечеству невосполнимый ущерб.
До недавнего времени ученым был известен пояс астероидов, расположенный между орбитами Марса и Юпитера. Он насчитывает, по разным оценкам, несколько десятков тысяч малых планет. Из них несколько тысяч сегодня занесены в каталоги, просчитана эволюция их орбит. Но в 90-х годах прошлого века американский астрофизик Койпер обнаружил за орбитой Нептуна еще один пояс астероидов. Сегодня исследователи считают, что эта космическая мусорная свалка насчитывает около миллиарда малых тел. И они совершенно не изучены. Между тем, их орбиты подвержены наибольшим возмущениям, поскольку астероиды испытывают мощное воздействие планет - гигантов.
Малые размеры и расстояние делают наблюдение за этими объектами сложной научно-технической задачей. Если астероиды главного пояса можно наблюдать с помощью телескопов средних размеров, или как их еще называют ученые, университетского класса, то койперовские большинству из них «не по зубам», поскольку имеют, как правило, 20-ю звездную величину. Для наблюдения за ними требуются либо более мощное оборудование, либо почти идеальные астроклиматические условия. Как, например, на Майданакской обсерватории Института астрономии АН Узбекистана. А число таких мест на Земле можно пересчитать по пальцам одной руки.
Вот почему идея объединения радиоастрофизиков и оптиков оказалась своевременной. Возможности первых ограничены. Есть такое понятие: диаграмма направленности. Так вот, в радиоастрофизике она очень узка. Между тем среди малых тел Солнечной системы немало таких, что движутся с очень большими скоростями. Отслеживать их методами радиоастрономии сложно. С помощью оптических же телескопов это делать проще. Оптические телескопы позволяют наблюдать значительный больший «кусок» небесной сферы, сопровождать выбранный объект. Кроме того, обработка оптических изображений проводится значительно быстрее радионаблюдений. В итоге, оба метода прекрасно дополняют друг друга.
Сейчас в Москву, а затем в Петербург отправилась из Ташкента Мансура Ибрагимова и молодой ученый Анастасия Маршалкина. Им предстоит согласовать программу предстоящих наблюдений, изучить богатейший опыт российских коллег, методику исследований. Кроме того, российские специалисты поставят на Майданак новое современное оборудование, с помощью которого узбекские ученые будут проводить фото- и астрометрию астероидов.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 24 Ноябрь 2009, 02:34:39
http://www.mnmaksumov.narod.ru/

Санглок снова работает. Sanglok works again. 2009:

Цейсс-600 смонтирован и введен в эксплуатацию: И.Е.Молотовым,Н.Дороховым,В.Языковым,А.Дороховым,О.Чекалиным и М.Гулямовым, С.Абдуллаевым,Н.Миникуловым.

Zeiss-600 was placed and put into operation by Igor' Molotov,Nikolayi Dorokhov, Vladimir Yazykov, Anton Dorokhov, Oleg Chekalin and Makhmud Gulyamov, Safarali Abdullayev, Nasridin Minikulov.

Первый ПЗС - снимок полярной области неба. First CCD-Light of the Polar Region of the Sky.



Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 02 Декабрь 2009, 00:16:36
Нашел доклад про конференцию Space Security 2009: Moving towards a Safer Space Environment
http://www.unidir.org/pdf/ouvrages/pdf-1-92-9045-009-E-en.pdf

Vladimir Agapov, Senior Scientist Researcher, Keldysh Institute of Applied
Mathematics of the Russian Academy of Sciences
Space Situational Awareness: Building an Essential Tool for Treaty Implementation

Space Security 2009: Moving towards a Safer Space Environment, 15-16 June 2009, Council Chamber, Palais des Nations, Geneva, UNITED NATIONS INSTITUTE FOR DISARMAMENT RESEARCH

Вот этот доклад выложили на сайте конфренции:

http://www.unidir.ch/pdf/activites/pdf4-act456.pdf

На стр. 10 там написано:

SESSION 3
ELEMENTS OF TREATY-BASED SECURITY

The third panel began with Vladimir Agapov, Senior Scientist-Researcher
at the Keldysh Institute of Applied Mathematics. Mr. Agapov focused on
the issue of space situational awareness (SSA) and the need for building
an international monitoring tool to support a space security treaty. To
properly support any treaty, data on the orbital debris population must
be effectively collected, processed and shared. The tool must incorporate
several elements:

• the data must be internationally verifi ed;
• the data must be constantly updated with object trajectories;
• there must be common criteria identifying and tracking objects;
• monitored objects must be associated with a country and organization
of ownership for responsibility assessment;
• the system must be able to recognize treaty non-compliance and
potential close encounters based on trajectories; and
• the system must be able to collect and analyze closely information from
all collisions or other incidents.

Once this information is collected and analyzed the question becomes how
to share it. The rules for distribution must defi ne which data are required
to be shared, what is the required timeline for sharing data, what is the
standard data representation format, and who has access to the data. The
primary and most complicated challenge with the dissemination will be
countries’ national security concerns.

Mr. Agapov proposed the development of a network of internationally
shared tracking sensors. This would spread out the costs of the system and
achieve the necessary geographical distribution of sensors. As an example
of a base system of debris tracking, he described the International Scientific
Optics Network (ISON), coordinated by the Keldysh Institute of Applied

Mathematics. ISON is made up of 18 institutions in nine countries with
18 observatories operating 25 optical instruments. ISON focuses on GEO
and highly elliptical orbits (HEO) and, since 2003, ISON has made more
than 950,000 measurements. Between 2005 and 2008, the population of
known and tracked objects in GEO has been increased more than 35%.

Mr. Agapov asserted that ISON data are more complete and precise than
the data made available by the United States—which is the only nation that
publicly shares its orbital positioning data. The success of the ISON project

has proven the feasibility of creating an international observation network
and data centre.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Декабрь 2009, 00:21:20
Towards Greater Security in Outer Spacehttp://www.secureworldfoundation.org/siteadmin/images/files/file_380.pdf

на стр. 25:

The International Scientific Optical Observation Network (ISON) collects high fidelity (special perturbation quality) data in Geosynchronous Earth Orbit (GEO) and Medium Earth Orbit (MEO). It is coordinated through the Russian Academy of Sciences.
Eighteen institutions in 9 countries contribute data to the network from 25 optical telescopes.


Интересно, почему они решили, что мы уже полусуточные орбиты наблюдаем ???

И далее, на стр. 27 написано:

With the exception of the French radar system GRAVES, Europe cannot currently track objects in space without a cue from US SSN systems or
the ISON network.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 30 Декабрь 2009, 22:46:58
В докладе Брайана Уидена на американской конференции по вопросам удаления космического мусора:
http://www.secureworldfoundation.org/siteadmin/images/files/file_416.pdf
прозвучвло:

“Classification of Geostationary Objects” compiled annually by ESA/ECOC has additional ~300 debris objects not in public US catalogUses optical tracking data from European and International Scientific Optical Network (ISON) sensors


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Январь 2010, 18:23:21
http://eco.rian.ru/info/20100113/204270012.html

"Странный" астероид благополучно миновал Землю

МОСКВА, 13 янв - РИА Новости. Астероид 2010 AL30, обнаружение которого два дня назад вызвало ажиотаж среди астрономов из-за его необычной орбиты, благополучно миновал Землю, разминувшись с ней на расстоянии 130 тысяч километров.

Впрочем, даже если бы он и столкнулся с нашей планетой, катастрофы бы не произошло, астероиды такого размера, около 10-15 метров, почти полностью сгорают в атмосфере, говорят ученые.

"Этот астероид, в любом случае не является опасным, опасные астероиды - свыше 100 метров в диаметре. Если это металлический астероид, то он долетит до Земли, но больших разрушений не наделает. А если железо-каменный, то он полностью развалится в атмосфере и будет большой красивый болид", - сказал РИА Новости научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша, астроном Леонид Еленин.

Ранее ученые отмечали, что падение астероида на Землю может вызвать взрыв на другой ее стороне

Астероид 2010 AL30 был обнаружен 10 января с помощью телескопов на экспериментальной площадке Лаборатории Линкольна (США, штат Нью-Мексико). Внимание ученых привлекло то, что он двигается по орбите, практически совпадающей с орбитой Земли. В результате ученые выдвинули гипотезу, что это может быть не естественное небесное тело, а "забытый" космический аппарат.

Согласно расчетам, опубликованным на сайте Центра малых планет Международного астрономического союза в понедельник вечером, астероид в среду, около 12.48 по Гринвичу (15.48 мск), должен был сблизиться с Землей на минимальное расстояние - 128 тысяч километров, примерно в три раза ближе Луны.

По словам Еленина, расчеты оказались не вполне точны: астероид приблизился в Земле на наименьшее расстояние в среду утром - в 9.45 мск.

По его словам, в момент сближения за астероидом следил один из радаров НАСА, предназначенный для слежения за космическими объектами - радар Голдстоун.

"Были получены подробные данные: период вращения - порядка девяти минут, известен примерно диаметр - 10-15 метров, минимальное расстояние до Земли - около 125 тысяч километров", - сказал собеседник агентства.

Он отметил, что гипотеза об искусственном происхождении 2010 AL30, судя по всему, не подтверждается.

"Период обращения равен периоду обращения Земли вокруг Солнца. Странная орбита, сначала думали, что это искусственный объект, какая-нибудь разгонная ступень, но это не подтвердилось, потому что 15-метровый объект - это вряд ли", - сказал Еленин.

Астроном добавил, что сейчас идет обработка эхо-сигнала, полученного Голдстоуном. По ее итогам можно будет точнее судить о форме объекта, а значит и понять его природу.

Астероид 2010 AL30


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: LeonidOS от 20 Январь 2010, 13:38:25
http://www.rian.ru/science/20100120/205445178.html

"Безголовая" комета может быть следом столкновения двух астероидов

(http://img.beta.rian.ru/images/20544/18/205441824.jpg)

МОСКВА, 20 янв - РИА Новости. Необычная комета P/2010 A2, у которой не было обнаружено ядра, возможно, является не кометой, а пылевым шлейфом, возникшим в результате космического "ДТП" - первого в истории зафиксированного учеными столкновения двух астероидов, считают астрономы.

"Впервые комета, получившая обозначение P/2010 A2, была обнаружена 6 января американскими астрономами из Линкольновского центра изучения астероидов, сближающихся с Землей (LIncoln Near-Earth Asteroid Research - LINEAR)", сказал РИА Новости научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша Леонид Еленин.

По словам собеседника агентства, она сразу вызвала споры, потому что у нее оказался хорошо развитый хвост, но не было конденсации там, где находится ядро. Обычно положение кометы определяют по ядру, а здесь его не было.

Орбита кометы оказалась необычной, свойственной не кометам, а астероидам. "Это ближняя часть главного пояса астероидов (расположенного между Марсом и Юпитером), огромное количество астероидов имеют похожие параметры орбиты", - пояснил Еленин.

По его словам, необычные параметры орбиты вызвали споры среди астрономов. Некоторые из них высказали предположение, что P/2010 A2 - чрезвычайно редкая "комета главного пояса", которых до этого было известно всего четыре, причем все они обращались на дальней границе главного пояса. Другие ученые уже тогда высказали мнение, что это результат столкновения двух астероидов.

Затем к наблюдениям подключились крупные астрофизические обсерватории.

"На полученных кадрах видно, что в двух угловых секундах от кометы - это очень близко - летит в том же направлении и с той же скоростью небольшой астероид, очень слабенький, размером примерно 100-250 метров", - сказал собеседник агентства.

"Поэтому это пылевой след либо самого астероида, возникший после столкновения, либо это пылевой след от более мелкого астероида, который в результате столкновения полностью разрушился", - пояснил астроном.

Он подчеркнул, что для того, чтобы сделать окончательные выводы, необходимы дальнейшие наблюдения. "Астрономы пока не готовы со стопроцентной уверенностью сказать, что это первое наблюдаемое человечеством столкновение астероидов, но пока все сводится к тому, что так оно и было", - заключил Еленин.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 25 Январь 2010, 02:11:08
Нашёл заметку про Ка-Дар с перепечаткой 2-х фото и кусочка текста с нашего сайта. Агапов и Титенко засветились  :)

http://www.spacephys.ru/astronomicheskaya-observatoriya-nts-ka-dar

Перепечатали вот отсюда:  http://lfvn.astronomer.ru/optic/ka_dar/index.htm

После этой встречи "Ка-Дар" и ПулКОН было реализовано несколько совместных проектов:

1.Стас Короткий провел две серии наблюдений на АЗТ-8 в Евпатории
2."Ка-Дар" приобрела ПЗС-матрицу FLI IMG1001E в обсерваторию Тариха, Боливия, а Стас Короткий был включен в состав боливийской экспедиции ПулКОН
3.Пулковские специалисты провели серию пробных наблюдений спутников и объектов космического мусора в обсерватории "Ка-Дар"
4.В "Ка-Дар" организована стажировка наблюдателя из обсерватории Китаб (Узбекистан)

А так, они (Лаборатория космических исследований, Ульяновская секция  Поволжского отделения  Российской Академии Космонавтики им. К.Э. Циолковского, Ульяновский государственный университет, Кафедра Теоретической физики), как и мы, создали несколько страничек обсерваторий, под общим названием раздела "Обсерватории России". Правда страничка КрАО тогда здесь явно не на месте  :D

http://www.spacephys.ru/proekty/observatorii-rossii

Еще есть странички Звенигородской, Казанской и Пулковской обсерваторий.  При этом страницы про КрАО и Пулково тоже имеют фото и текст, заимствованные с нашего сайта.  

Но всё равно у нас - круче, у нас 31 страничка оптических обсерваторий и 2 - радио  ;D.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 29 Январь 2010, 18:22:40
http://news.mail.ru/society/3309258

Солнце, Земля и Марс выстроятся в ряд

Противостояние произойдет примерно в 22.00 мск. Искать Марс на небе на этой неделе нужно в созвездии Рака — между созвездиями Близнецов и Льва.

МОСКВА, 29 янв — РИА Новости. Земля и Марс в пятницу вечером окажутся на одной линии с Солнцем — произойдет так называемое противостояние двух планет, сообщает сайт «Астронет».

В минувшую среду Марс приблизился к Земле на минимальное расстояние за два с лишним года, подойдя к ней на 99 миллионов километров. Если бы орбиты двух планет были точно круговыми и находились в одной плоскости, это событие совпало бы с противостоянием.

«Так как орбиты не круговые, а эллиптические, и не лежат в одной плоскости, поэтому есть небольшие расхождения. Вчера — минимальное сближение, а завтра мы окажемся на одной линии с Марсом», — пояснил РИА Новости астроном Леонид Еленин, научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша.

Противостояние произойдет примерно в 22.00 мск. Искать Марс на небе на этой неделе нужно в созвездии Рака — между созвездиями Близнецов и Льва.

Марс и Земля, двигаясь по своим орбитам, периодически сближаются друг с другом. Время между противостояниями — чуть больше двух лет, и за этот период Земля делает два с лишним оборота, а Марс — чуть больше одного. Каждый раз планеты встречаются в разных точках своих орбит, приближаясь друг к другу на разное расстояние.

Примерно каждые 15-17 лет Земля и Марс проходят мимо друг друга на расстоянии менее 60 миллионов километров, и эти встречи называются «великими противостояниями». Такие противостояния происходят летом, и чем ближе их дата к 28 августа — дню, когда Земля проходит ближе всего к перигелию орбиты Марса, тем ценнее это астрономическое событие для ученых.

Во время самого знаменитого великого противостояния в сентябре 1877 года американский астроном Асаф Холл открыл спутники Марса — Фобос и Деймос, а итальянец Джованни Скиапарелли — знаменитые марсианские каналы, линии, соединяющие темные пятна на поверхности планеты.

Открытие каналов усилило дискуссии на тему наличия на Марсе разумной жизни, а писателя Герберта Уэллса вдохновило на роман «Война миров».

«Величайшее» противостояние Марса случилось 27 августа 2003 года, когда расстояние между планетами достигло 55,7 миллиона километров — минимума за всю историю астрономических наблюдений. Следующее великое противостояние ожидается в 2018 году.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 31 Январь 2010, 02:16:21
http://gazetakoroleva.ru/?number=2008031&chnum=1&st=297&str_next=0

Космос должен быть безопасным  

Почти на две недели столица Австрии стала космическим центром планеты: 11 — 22 февраля 2008 года  Вена принимала участников 45-й сессии Научно-технического подкомитета Комитета ООН (НТПК) по использованию космического пространства в мирных целях. В состав делегации Российской Федерации входили представители МИДа, Минобороны, Роскосмоса, Росатома и РАН. Роскосмос представляли сотрудники ЦНИИмаша начальник отделения д.т.н. М.В. Яковлев и начальник лаборатории к.т.н. С.С.Логинов (на фото). К нему и обратился наш корреспондент с просьбой рассказать о работе сессии.  

— Сергей Степанович, по каким вопросам выступали наши соотечественники?

— В повестку дня входили такие вопросы, как дистанционное зондирование Земли, космический мусор, использование ядерных источников энергии в космическом пространстве, объекты, сближающиеся с Землёй, и другие. Я принимал участие по пункту повестки дня «Космический мусор». По данному пункту представитель Роскосмоса Ю.Н. Макаров выступил с заявлением, отметив, что в 2007 году на своей 62-й сессии Генеральная Ассамблея ООН одобрила Руководящие принципы предупреждения образования космического мусора (КМ). Этот документ, не имеющий юридически обязательного характера, призван способствовать решению проблемы снижения космического мусора с помощью национальных механизмов.
   Представитель РАН В.М. Агапов в докладе «О наблюдении космических объектов в области геостационарной орбиты» сообщил, что Российской Федерацией развёрнута работа по исследованию КМ в первую очередь на геостационарной орбите как вызывающей наиболее пристальное внимание.  
    Директор Института астрономии РАН Б.М.Шустов информировал НТПК ООН о проводимых в Российской Федерации мероприятиях в связи с объектами, сближающимися с Землёй, а также о планах деятельности в будущем. Эта тема имеет глобальный характер и требует решения широкого круга вопросов, касающихся угрозы столкновения с Землёй астероидов и комет.

— Сергей Степанович, вы ведь тоже выступали с докладом?

— Мой доклад назывался «Деятельность Российской Федерации по проблеме космического мусора в 2007 году». В докладе обобщена информация по всем четырём основным направлениям проблемы космического мусора: наблюдение, моделирование, защита космических аппаратов, снижение засорённости. Особое внимание уделено гармонизации мероприятий по предупреждению образования КМ, реализуемых при проектировании и эксплуатации российских изделий ракетно-космической техники, и соответствующих рекомендаций «Руководящих принципов…», одобренных Организацией Объединённых Наций. Говорил я и о том, что в России ведутся работы по обеспечению предотвращения столкновений Международной космической станции с крупными фрагментами космического мусора — ведь МКС в этом плане наиболее уязвимый объект. В Российский ЦУП ежемесячно поступает несколько сообщений по опасным сближениям крупных фрагментов космического мусора с МКС, причём как минимум одно-два предупреждения связаны с особо опасными сближениями. Сообщая о проводимых в России работах по защите КА от воздействия высокоскоростных частиц КМ, я продемонстрировал аудитории слайд с фотографиями результатов экспериментов по воздействию алюминиевых моделей частиц КМ на стенку из алюминиевого сплава толщиной около 4 мм, защищаемую двухэкранной конструкцией двух типов. Первый тип — это аналог американской защиты, применяемой на МКС, другой — конструкция, разработанная специалистами ЦНИИмаша и РКК «Энергия», в которой лицевой защитный экран заменён стальной сеткой специального плетения. Видно, что конструкция первого типа не спасла стенку от пробоины, а при использовании защитной конструкции второго типа на стенке осталась только вмятина.
Я рассказал также о работах нашего ЦУПа по контролю движения объектов, входящих в плотные слои атмосферы. Сход с орбиты и падение на Землю массивных либо содержащих опасные вещества на борту объектов представляет особую опасность, поэтому весьма актуальна проблема точного определения времени и места падения этих объектов. Наш ЦУП принимал в 2007 году участие в двух специальных международных наблюдательных кампаниях по падающим спутникам, и результаты его прогноза были наиболее точными.

— Сессия проходила в период, когда все СМИ писали и говорили о намерении США сбить свой спутник-шпион… Это как-то отразилось на работе форума?

 — Многие члены НТПК ООН во время работы сессии не скрывали раздражения намерениями американцев уничтожить свой разведывательный спутник. Американцы «юридически, технически и материально» подготовились к обсуждению данного вопроса. В ходе работы сессии накануне операции по уничтожению своего спутника они даже устроили приём (в кулуарах говорили: хотят «задобрить»). В ежедневных сообщениях о подготовке к операции по уничтожению спутника они настойчиво оправдывали свои действия «заботой о жизни людей» и обещали возмещение возможного причинённого ущерба.

 — Как реагировали на эту «заботу» участники сессии?

— Мне запомнилось выступление представителя Кубы, заявившего, что «ведущие космические державы и так используют космос в постыдных целях (шпионаж, размещение оружия и тому подобное), а теперь ещё США под предлогом борьбы с опасным объектом собираются испытать своё противоспутниковое оружие. Мы выражаем решительный протест!» Аналогичное выступление прозвучало из уст представителя Венесуэлы.

— А кто-нибудь отметил, что сбитый спутник имел ядерный источник энергии?

  — Об этом не говорили, но Венесуэла заявила, что использование ядерных источников энергии в околоземном пространстве должно быть вообще запрещено.

  — Если отвлечься от «мусорно-космических» проблем, какие остались у вас интересные впечатления от знаменитой столицы Австрии?

— Сессия проходила в так называемом Центре ООН в Вене, построенном в те времена, когда Генеральным секретарём ООН был австриец Курт Вальдхайм. Там размещаются штаб-квартиры Организации ООН по промышленному развитию, МАГАТЭ, Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев и др. Центр имеет статус экстерриториальности. Создаётся такое впечатление, что почти весь обслуживающий персонал Центра — американцы, в основном почему-то негры.
    На станции метро «Венский международный Центр ООН» стену украшает мраморная мемориальная доска, на которой выбит русский текст: «Здесь закончила свои боевые действия против немецких захватчиков гвардейская механизированная орденов Суворова и Кутузова бригада». В верхней части доски расположена Красная звезда. И ничего! Никто не разбивает, не мажет краской, не возмущается. Хотя Австрия в годы войны была в составе гитлеровского рейха. Там же, в Вене, есть район Карл-Маркс-Хоф — памятник эпохи «красной Вены» (1919 — 1934), когда власть в австрийской столице принадлежала социал-демократам, поставившим перед собой задачу победить бедность в городе. В этот период на деньги, полученные от налогов на предметы роскоши, в Вене построили 64 тыс. квартир для бедных. Карл-Маркс-Хоф — наиболее крупный жилой комплекс, возведённый по этой программе. И никто не требует переименовать район, присвоив ему имя какого-нибудь австрийского фашиста. Это красноречиво свидетельствует о высоких культурных традициях австрийцев.

Материалы страницы подготовил
Николай ДОРОЖКИН


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Февраль 2010, 23:29:56
"Хаббл" разглядел "безголовую" комету - след столкновения астероидов

МОСКВА, 2 фев - РИА Новости. Космический телескоп "Хаббл" сделал снимки загадочной "безголовой" кометы P/2010 A2, которая, как считают ученые, является не кометой, а следом столкновения двух астероидов - на фотографиях видно странные X-образные ленточные структуры вместо привычной головы кометы, говорится в сообщении NASA.

Впервые комета, получившая обозначение P/2010 A2, была обнаружена 6 января американскими астрономами из Линкольновского центра изучения астероидов, сближающихся с Землей (LIncoln Near-Earth Asteroid Research - LINEAR). Внимание ученых привлекла ее необычная орбита, свойственная не кометам, а астероидам.

Снимки с телескопов показали, что у этого небесного тела оказался хорошо развитый хвост, но не было конденсации там, где находится ядро.

Фотографии с "Хаббла", сделанные 25 и 29 января, показали, что ядро кометы P/2010 A2 находится снаружи кометного гало, в котором оно должно находиться. Подобное никогда раньше не наблюдалось для кометных объектов. По оценкам ученых, размер ядра составляет около 140 метров. Астрономы полагают, что этот хвост осколков и пыли образовался в результате столкновения двух небесных тел.

"Если наша интерпретация верна, два небольших и ранее неизвестных астероида недавно столкнулись, породив поток осколков, которые солнечный ветер смел в хвост", - говорит астроном Дэвид Джуитт (David Jewitt) из университета Калифорнии в Лос-Анджелесе.

Обнаруженное "Хабблом" ядро может быть остатком этого столкновения.

Астроном Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша   пояснил РИА Новости, что по структуре пылевого следа можно будет сделать расчет столкновения.

"Я думаю, "Хаббл" еще снимет этот объект, чтобы можно было понять динамику пылевого следа. Разрешение наземных телескопов для этого недостаточно", - добавил он.

"Безголовая" комета P/2010 A2 - след столкновения астероидов


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Февраль 2010, 23:55:43
http://news.rin.ru/news/229909/

"Хаббл" сделал снимки загадочной "безголовой" кометы (фото)

Орбитальный телескоп "Хаббл" сфотографировал загадочный объект P/2010. Снимки подтвердили выдвинутую ранее учеными гипотезу о том, что странная крестообразная "комета" является результатом столкновения двух астероидов.

Впервые P/2010 был обнаружен 6 января 2010 года в рамках научной программы LINEAR (Lincoln Near-Earth Asteroid Research), которую ведет обсерватория Линкольнской лаборатории Массачусетского технологического института. P/2010 был принят за комету, так как за объектом тянулся и по-прежнему тянется длинный светлый хвост, отражающий солнечное излучение.

Поначалу орбита объекта казалась типичной для короткопериодических комет из семейства Юпитера, который то и дело захватывает на околосолнечные орбиты тела из пояса Койпера и облака Оорта, главных кометных резервуаров на окраинах Солнечной системы. Однако астрономы заметили нетипичную для комет форму орбиты нового объекта. В основном все орбиты комет представляют собой эллипс, а траектория P/2010 больше напоминала круг. Дальнейшие наблюдения показали, что P/2010 движется как самый обычный астероид, слоняясь по главному поясу астероидов от его центра до внутренних окраин.

Но для астероида кометный хвост - это уже очень необычно, потому что  за время существования пояса астероидов все его население давно потеряло любые летучие вещества на своей поверхности. Здесь слишком тепло и ярко, чтобы лед - хоть водный, хоть углекислотный - не испарился за миллиарды лет. Поэтому астрономы всерьез заподозрили, что наблюдают последствия столкновения между двумя небесными телами, поднявшего летучие вещества из вздыбленных ударом недр одного из астероидов.

25 и 29 января новая широкоугольная камера WFC 3 получила фотографии уникального объекта. В этот момент он находился на расстоянии примерно 160 млн км от Земли и 300 млн км от Солнца и виделся звездочкой примерно 19−й величины на фоне созвездия Близнецов.

На снимках видна непонятная крестообразная структура в голове кометного хвоста, напоминающая морскую звезду, которой оторвали один из лучей. Такой кометы учёным прежде видеть не доводилось, хотя о кометах в виде креста или меча периодически сообщали средневековые хронисты.

На конце одного из лучей P/2010 видно и яркое ядро "кометы", оторванное и от хвоста и от головы объекта, - нечто прежде ни разу не виданное для комет. По блеску ядра ученые оценивают его размер примерно в 150 м. Видимый на снимке "кружок", впрочем, истинных размеров ядра не отражает - это пятно рассеяния, истинная длина хвоста измеряется десятками тысяч километров.

Спектры хвоста и головы "кометы", полученные прежде с земной поверхности, показывают, что эти выбросы состоят из крупных частиц - песчинок и даже, может быть, булыжников, которые светят отраженным солнечным светом. А вот газа, который бы отпечатал в этом спектре какие-то узнаваемые линии, ученые не увидели. Это также нехарактерно для комет.

Таким образом, исследователи получили подтверждение своей основной гипотезы - P/2010 появился в результате столкновения двух астероидов относительно недавно. Более того, новые данные показывают, что столкновение было, скорее всего, лобовым. Скорость сближения двух тел составляла примерно 17 тысяч километров в час.

Ученые подчеркивают, что столкновения объектов в поясе астероидов являются достаточно частым событием, однако исследователям впервые удалось зарегистрировать его следы явно.

"Если наша интерпретация верна, два небольших и ранее неизвестных астероида недавно столкнулись, породив поток осколков, которые солнечный ветер смел в хвост", - говорит астроном Дэвид Джуитт (David Jewitt) из университета Калифорнии в Лос-Анджелесе.
Обнаруженное "Хабблом" ядро может быть остатком этого столкновения.

До этого считалось, что астероиды вышли на постоянные и непересекающиеся орбиты миллионы лет назад. Предварительная орбита P/2010 относит его к астероидам группы Флоры, которое образовалось более 100 млн лет назад при столкновении более массивных тел. Предположительно, один из этих осколков 65 млн лет назад врезался в Землю и вызвал массовое вымирание фауны, в том числе и динозавров.

Впрочем, точно указать орбиту не так просто: типичные скорости столкновений в поясе астероидов составляют 5−10 км/c и на такую же величину меняются скорости объектов после столкновения. Это вполне сравнимо с орбитальной скоростью астероидов, которые составляют около 20 км/c, а значит, его нынешняя орбита может существенно отличаться от исходных траекторий двух столкнувшихся тел. Найти их будет не так просто.

Астроном Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша пояснил РИА Новости, что можно будет сделать расчет столкновения по структуре пылевого следа.

"Я думаю, "Хаббл" еще снимет этот объект, чтобы можно было понять динамику пылевого следа. Разрешение наземных телескопов для этого недостаточно", - добавил он.

Телескоп "Хаббл" был запущен на орбиту в апреле 1990 года. За это время аппаратом было сделано большое количество открытий как в Солнечной системе, так и далеко за ее пределами.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 05 Февраль 2010, 01:44:13
http://www.sai.msu.ru/research/report_2009.doc

О  Т  Ч  Е  Т О НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АСТРОНОМИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА им. П.К.ШТЕРНБЕРГА
МГУ за 2009 год


Там есть и такая фраза:

Г.В.Борисов участвовал в установке светосильных телескопов для поиска и наблюдений «космического мусора»и сутников в геостационарных областях в России, Италии и Боливии (международный проект ПУЛКОН).


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: LeonidOS от 05 Февраль 2010, 11:13:59
Мда, Рин.ру даже перепечатать не может нормально.  ;D


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 06 Февраль 2010, 00:42:26
В космосе могут появиться светофоры
http://www.metronews.ru/news/v_kosmose_mogut_poyavitsya_svetofory/

Мусор стал серьезной проблемой не только на Земле, но и в космосе. Остатки спутников и ракет серьезно затрудняют движение на орбите. В декабре 2009 года пройдет международная конференция, призванная продвинуться в решении этой проблемы. Пока Россия выдвигает идеи переоборудования грузового корабля "Прогресс" в космический мусорщик.

Игнорировать хлам на орбите уже невозможно, утверждают специалисты. Недавно отечественный мусор сбил американский спутник. Погиб и российский аппарат, обеспечивавший связь на Дальнем Востоке.

- Ученые из США посчитали, что даже если сейчас закончить запускать объекты в космос, то к 2050 году места на орбите уже не останется, - поясняет корреспонденту Metro Игорь Молотов, старший научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша. - Недавно ООН утвердила правила захоронения объектов в космосе. Пока они носят рекомендательный характер, но, возможно, со временем станут обязательными.

Пока все предложения по расчистке околоземного пространства существуют в форме идей. В скором времени страны смогут обменяться мнениями и выработать общую тактику. Представители Ракетно-космической корпорации "Энергия" говорят о разработке аппарата по утилизации. Космический мусорщик может быть создан на основании грузового корабля "Прогресс".

- О массовых уборщиках речи не идет, - полагает Игорь Молотов. - Главная проблема сейчас - отработавшие ступени от ракет. Они взрывоопасны. Подобных объектов сотни и тысячи. И их каким-то образом нужно снимать с орбиты. 

Важнейшей сферой станет разработка единой для всего мира системы слежения за космическими объектами. Этот механизм станет своеобразным сводом ПДД, а в околоземном пространстве, как шутят специалисты, могут появиться "светофоры". Процесс не должен затянуться на многие годы, поскольку время уже не ждет. Это и в частных интересах России, поскольку тогда станет легче доказывать, кто прав, а кто виноват в многочисленных космических ДТП.

Все в музей!

Историки науки указывают, что некоторые объекты на орбите, рассматриваемые как мусор, будут представлять интерес для космических археологов.

Святослав Тарасенко

Нашел эту газету в PDF: http://www.readmetro.com/download/en/35946/


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Февраль 2010, 01:48:45
Презентация Томаса Шильдкнехта на Научно-техническом подкомитете Комитета по использованию космического пространства в мирных целях ООН.

Swiss Contributions to a Better Understanding of the Space Debris Environment
T. Schildknecht, Switzerland
http://www.oosa.unvienna.org/pdf/pres/stsc2010/tech-18.pdf

На стр. 12:

Maintain orbits: obs. from OGS, Zimmerwald, international partners, International Scientific Optical observation Network (ISON) , ...
Daily orbit maintenance at AIUB and Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences (KIAM)
--> Orbit catalogue of high-altitude space debris

На стр. 15:

Fostering international collaboration trough bi- and multilateral scientific cooperation
-  partner of Int. Scientific Optical Network ISON
- scientific collaboration with Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences (KIAM)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 21 Февраль 2010, 03:21:28
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%BA%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%A3%D0%B6%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82%D0%B0

Лаборатория космических исследований Ужгородского национального университета

Лаборатория космических исследований Физического факультета Ужгородского национального университета (ЛКИ УжНУ) — научно-исследовательская организация владеющая двумя наблюдательными пунктами (астрономические обсерватории) на территории Украины: в городе Ужгород и в его пригороде. Была основана в связи с началом космической эры (4 октября 1957 года). Является коллективным членом Украинской Астрономической Ассоциации.

Руководители лаборатории
1957—2001 гг — Братийчук Матрена Васильевна (1927—2001) — основатель лаборатории, профессор, член Международного астрономического союза (МАС);
с 2001 года — по сей день — Епишев Виталий Петрович — член МАС, доцент.

История лаборатории
История лаборатории начинается с наблюдений первого искусственного спутника Земли, что были проведены 6 октября 1957 года. Наблюдения проводились с нанесением пути ИСЗ на карту звёздного неба. Основателем лаборатории стала Братийчук Мотря Васильевна (укр. Братійчук Мотря Василівна). Она была руководителем лаборатории в течение 44 лет. Успехи молодого коллектива заметили в Москве. В 60-е годы Ужгородскую станцию наблюдений несколько раз посетили академики М. Келдыш и Л. Арцимович. После чего Постановлением ГКНТ при Совете Министров СССР она была расширена до ведущей лаборатории и вошла организационно в состав Проблемной научно-исследовательской лаборатории физической электроники (ПНИЛ ФЕ) УжГУ. Основной тематикой лаборатории является наблюдение ИСЗ. С 1969 года в УжГУ, на базе лаборатории, открывают специализацию и аспирантуру по астрофизике, по обучению кадров для ЛКИ и других научных и образовательных учреждений Украины. В 1972 году сотрудниками ЛКИ было изготовлено с помощью одесских астрофизиков специализированный спутниковый электрофотометр для наземной фотометрии искусственных объектов. Впоследствии на нем начали проводить колориметрические и поляризационные наблюдения ИСЗ, положивших начало ещё одному научному направлению исследований в ЛКД — применение решения обратных задач для идентификации космических объектов, изучение влияния на ИСЗ возмущений со стороны окружающей космической среды. В конце 70-х годов ХХ века коллектив ЛКД УжНУ занял ведущие позиции в области распознавания неизвестных космических объектов. Установка мощной фотокамеры СБГ и своевременное разработки специальных методик, позволили коллективу ЛКИ более 15 лет, практически до 2002 года, оставаться на ведущих позициях в сети наблюдений геостационарных спутников (ГСС), которая существовала на территории бывшего СССР. Создание аппаратурного комплекса позволило коллективу лаборатории проводить исследования ещё в одном направлении — это фотографические и фотометрические наблюдения малых тел Солнечной системы и явлений покрытий звёзд Луной, планетами и астероидами. В лучшие годы в ЛКИ работало до 38 сотрудников.

Проблемы, которые возникли перед украинской наукой после распада СССР, не обошли и коллектив ЛКИ. Резкое уменьшение финансирования на научные исследования и изменение их приоритетов, в том числе и в области научных исследований околоземного космического пространства, привели к сокращению личного штата ЛКИ более чем наполовину. Практически прекратился приток молодых кадров. Нет никакого прогресса в закупке нового оборудования. Почти полностью исчерпаны накопленные ранее астрофотоматериалы, необходимые для наблюдений искусственных и естественных небесных объектов на имеющемся в ЛКИ оборудовании.

С конца 2006 года ISON (ПулКОН) налаживают активное взаимодействие с лабораторией космических исследований УжНУ. В 2010 году ожидается ввод в строй нового оборудования, закупленного в рамках сотрудничества двух организаций.

Инструменты наблюдательных пунктов лаборатории
Первый наблюдательный пункт (код MPC «061»):
- Астрономо-геодезическая камера СБГ (SBG) системы Шмидта (D = 425/530 мм, f = 760 мм, установлена в 1987 году, Карл Цейсс Йена, ГДР)
- Автоматизированная спутниковая фотокамера АФУ-75 (D= 210 мм, f = 736 мм, установлена в 1965-х годах) — для наблюдений низких ИСЗ
- 10 см объектив Максутова с фотометром для наблюдений низких спутников, на монтировке от камеры АФУ-75 (установлен в 1972 году)
- стандартный хромосферно-фотосферный телескоп-рефрактор АФР-2 (D=20/13см) (установлен в 1960-х годах)
- лазерный дальномер ЛД-2 (установлен в начале 1980-х годов)
Второй наблюдательный пункт (п. Дереновка):
- 1-м телескоп лазерного дальномера ТПЛ-1М (D = 1 м, f = 11.6 м)[1]
- В первой половине 2010 года ожидается установка телескопа Такахаши BRC-250: системы Бэйкер-Ричи-Кретьен, D=250 мм, F=1268мм (по программе «ПулКОН») с ПЗС-камерой Alta-U9 с чипом KAF-6303E, 3072х2048 пикселей по 9 микрон на монтировке WS-180[2]

Направления исследований
- Позиционные наблюдения низкоорбитальных и геостационарных ИСЗ
- Космические навигационные системы, космическая геодезия, геодинамика
- Лазерная локация ИСЗ
- Изучение астроклимата
- Исследования влияния атмосферы Земли на результаты оптических, фотографических, лазерных и радиодалекомерных наблюдений ИСЗ и АМС.
- Кометы (с 1968 по 1991 года активно наблюдались)
- Астероиды (с 1975 по 1978 года)
- Покрытия звёзд Луной, планетами и астероидами
- GPS-наблюдения (начаты с 90-х годов ХХ века)
- Решение обратной задачи: определение параметров околоземного пространства на основе наблюдений возмущений ИСЗ (в том числе и в результате деятельности Солнечной активности)
- Распознавание и отождествление искусственных космических объектов на базе фотометрических, колориметрических и поляризационных наблюдений

Малые тела Солнечной системы

Первые наблюдения естественных малых тел Солнечной системы, зафиксированные в Центре малых планет, датируются 28 марта 1968 года — именно эту дату можно считать началом астрометрических наблюдений комет. За три года наблюдений астероидов (1975—1978 гг) было отправлено всего 35 астрометрических измерений малых планет. Более подобные наблюдения астероидов не проводились.[3] В следующие года основное своё внимание обсерватория переключила на кометы. Начиная с осени 1985 года обсерватория присоединилась к советской программе по изучению кометы Галлея (СОПРОГ). По данной программе за 9 месяцев активных астрометрических наблюдений было опубликовано порядка 100 измерений.[4] В 1990 году первый наблюдательный пункт лаборатории космических исследований опубликовал 63 астрометрических измерений комет, оказавшись десятой по активности обсерваторией в мире![5] Но это был последний год наблюдений естественных тел Солнечной системы. В связи с распадом СССР в лабораторию перестали поступать фотопластинки, а без них были остановлены все наблюдения. Основную часть наблюдений комет проводили на астрономо-геодезической камере СБГ (D=425 мм). Всего за 20 лет наблюдений было опубликовано более 200 астрометрических измерений комет.

ИСЗ

Подключив к астрометрическим наблюдениям фотометрические и колориметрические наблюдения, коллектив ЛКИ УжНУ занял ведущие позиции в области идентификации неизвестных объектов. В 90-е годы в лаборатории заложены два пункта GPS-наблюдений ИСЗ — с. Дереновка (UZHD) и крыша корпуса ЛКИ (UZHL). Станция UZHL регулярно наблюдает ИСЗ системы «НАВСТАР» в рамках Украинской Государственной службы единого времени и с целью решения геодинамических и прикладных задач. Она является кандидатом в Украинскую Государственную сеть мониторинга глобальных навигационных спутниковых систем GPS / ГЛОНАСС /EGNOS / Galileo для информационного обеспечения управления движущимися объектами.

- Участие во Всемирной программе спутниковой триангуляции
- В наблюдениях ГСО в западной зоне сотрудничала с НСОС (наземная сеть оптических средств) до середины 90-х годов ХХ века

Основные достижения[6]
- Первыми в СССР проложили на карте звёздного неба трассу 1-го ИСЗ
- Фотографические наблюдения специальных ИСЗ в международных проектах «Стандартная Земля 1, 2, 3» позволили определить положение 1-го наблюдательного пункта с наивысшей в то время точностью ± 6 м (в 1960-х годах).
- На основе комплексных оптических наблюдений искусственных спутников Земли и анализа результатов этих наблюдений, особенно анализа кривых блеска ИСЗ, удалось решить задачи распознавания объектов. Сейчас основное внимание уделяется позиционным наблюдениям геостационарных объектов.
- Первое в СССР подключение лазерных наблюдений для решения геодезических, геодинамических и прикладных задач было начато в 1972 году в рамках советско-французского эксперимента. В итоге точность определения координат 1-го наблюдательного пункта возросла до ±30 см.
- Наземные поляризационные наблюдения ИСЗ, проведённые в Ужгороде в 1978 году, были первыми в СССР.
- В 1990 году 1-й наблюдательный пункт опубликовал 63 астрометрических измерений комет, оказавшись десятой по активности обсерваторией в мире![7]
- За 15 лет (1987—2002 гг) работы было определено около 15000 положений геостационарных объектов
- За 25 лет в каталог ЛКИ включено 2416 кривых блеска 163 ИСЗ
- Для более 50-ти объектов установлены динамические и поверхностные характеристики
- Около 30-ти ранее неизвестных ИСЗ, полностью идентифицированы
- В начале создания Глобальной системы определения местонахождения (GPS) в ЛКИ, с участием московских специалистов, в 1984 году проведены одни из первых доплеровских наблюдений навигационных ИСЗ.
- За не полные 40 лет работы лаборатории специализацию по астрофизике окончили около 400 выпускников физического факультета УжНУ


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Февраль 2010, 01:59:10
Здесь, на МАФе, Brian Weeden из Secure World Foundation упомянул нас в своем докладе про создание мировой системы предупреждения об опасных ситуациях. И не просто упомянул, а наравне с системами контроля космического пространства США и России.

Вот этот доклад выложили в интернете:

Analysis of the technical feasibility of building an International Civil Space Situational Awareness System. Brian Weeden, TS Kelso.
http://www.swfound.org/siteadmin/images/files/IAC2009B/IAC2009B.swf


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: addmin от 05 Март 2010, 19:06:59
Красноярскт Сибирийн улсын агаар сансрын их сургуульд сансрын уудмыг судлах төвийг нээжээ (http://ruvr.ru/main.php?lng=mon&q=2206&cid=56&p=20.04.2009)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: ДЧ от 06 Март 2010, 10:06:57
Красноярскт Сибирийн улсын агаар сансрын их сургуульд сансрын уудмыг судлах төвийг нээжээ (http://ruvr.ru/main.php?lng=mon&q=2206&cid=56&p=20.04.2009)

остался сущий пустяк - перевести с монгольского на русский ;D


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 15 Март 2010, 20:32:20
Вышел журнал "Мужская работа" за март-май 2010, с моим интервью, в которое вставили много наших фотографий (как я понял взяли с нашего форума).


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 15 Март 2010, 20:33:03
Продолжение


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Март 2010, 01:33:57
http://www.mexicocyt.org.mx/noticias_eventos/3797

Poco probable, que el objeto que cayó en febrero en Puebla sea un desecho espacial

Por ahora, “el mejor catálogo de desechos espaciales lo tiene la Fuerza Aérea de Estados Unidos, pero no comparte información detallada por razones de seguridad. Sin embargo, un consorcio internacional de instituciones astronómicas, encabezadas por la Academia de Ciencias de Rusia está desarrollando una red, “International Scientific Optical Network (ISON)”, con el fin de monitorear los desechos espaciales, inicialmente en la órbita geoestacionaria, y hacer pública la información.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: LeonidOS от 18 Март 2010, 16:56:07
Круто, а об чем речь то?  ;D


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Юрий Иващенко от 18 Март 2010, 17:17:37
   Леня, у тебя что, нету переводчика Gooooogle? ;D :'( ;D :'( ;D :'( ;D ;D ;D

Little probable, that the object that fell in February in Puebla is a space remainder.
So far, “the best catalogue of space remainders has the Air Force of the United States, but it does not share detailed information for reasons of security. Nevertheless, an international partnership of astronomical institutions, headed by the Academy of Sciences of Russia is developing a network, “International Scientific Optical Network (ISON)”, with the purpose of to monitor the space remainders, initially in the geostationary orbit, and to make the information public. ;D ;D ;D ;D ;D


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: LeonidOS от 18 Март 2010, 19:06:32
Нету  :'( Я ими стараюсь не пользоваться, а то приходится потом искать переводчик с переведенного на сам язык. Ну хотя смысл конечно понятен.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 27 Март 2010, 22:35:24
http://www.sciencedirect.com/science?_ob=ArticleURL&_udi=B6V1N-4XC3X36-1&_user=10&_coverDate=04%2F30%2F2010&_rdoc=1&_fmt=high&_orig=search&_sort=d&_docanchor=&view=c&_searchStrId=1270651691&_rerunOrigin=google&_acct=C000050221&_version=1&_urlVersion=0&_userid=10&md5=81d53af9bf2d3f9de09831458c0078d3

Acta Astronautica, Volume 66, Issues 5-6, March-April 2010, Pages 693-703

Analyzing long observation arcs for objects with high area-to-mass ratios in geostationary orbits
R. Musci, T. Schildknecht and M. Ploner

Abstract

A new population of objects with high area-to-mass ratios (AMR) in the geostationary orbit (GEO) has been identified recently. The first observations of this new type of objects were acquired in the framework of the European Space Agency's (ESA) search for space debris in the GEO and the geostationary transfer orbit using ESA's 1-m telescope on Tenerife (ESASDT). Since 2005 some of the newly detected objects with high AMR have been maintained in a catalogue. In addition to the ESASDT, the 1-m telescope of the Astronomical Institute of the University of Bern (AIUB) in Zimmerwald and several instruments located in the region of the former Soviet Union have been used to acquire the observations needed to maintain the orbital elements of these objects. The data from the latter telescopes is provided to AIUB by the Keldysh Institute of Applied Mathematics (KIAM) in the framework of a collaboration.

Observation arcs of up to more than three years are currently available for some objects with high AMR. These long observation arcs are used to study the quality of the orbit determination and in particular of the AMR estimation. The results are presented in this paper. Furthermore, the challenges to maintain these orbits, e.g., to recover the objects after several days or weeks, are discussed.

Additional observations were provided by the International Scientific Optical Network (ISON) led by the Keldysh Institute of Applied Mathematics KIAM [3].  


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 29 Март 2010, 09:51:55
http://www.rian.ru/science/20100328/216839403.html

28.03 17:04 Американский астроном-любитель открыл новую комету

Американский астроном-любитель Дон Мачхольц (Don Machholz) с помощью телескопа, установленного во двое его дома в Калифорнии, открыл новую комету, открытие уже подтвердили три японских астронома, говорится в сообщении, поступившем в специализированную электронную рассылку Международного астрономического союза.

"Это первое визуальное открытие с 2006 года", - прокомментировал РИА Новости открытие астроном Леонид Еленин, научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша.

Он пояснил, что в настоящее время открытие новой кометы в ходе наблюдений "глазами в телескоп" - событие достаточно редкое. Большинство комет "ловят" с использованием специализированных инструментов и особого программного обеспечения, способного вычленять "подозрительные" объекты на небосводе, а также с помощью спутниковых наблюдений.

"Сначала подумали, что это шутка или комета обнаружена камерой SWAN со спутника SOHO", - сказал собеседник агентства.

Еленин отметил, что Мачхольц с помощью своего 47-сантиметрового телескопа рефлектора "патрулировал" предрассветный сектор неба, где "не работают" автоматические методы. "Он потратил 607 часов наблюдательного времени на эти поиски", - добавил ученый.

Новая комета, получившая индекс C/2010 F4, имеет довольно большую яркость - от 11 до 12 звездной величины, размер комы (газового облака вокруг ядра) - около двух угловых минут.

Параметры орбиты новой кометы еще точно не установлены.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 29 Март 2010, 10:00:44
http://www.gazeta.ru/news/science/2010/02/10/n_1455358.shtml

— 10.02.2010 08:44 —

Телескоп WISE открыл свою первую комету

Космический инфракрасный телескоп WISE (Wide field Infrared Survey Explorer), запущенный в космос 14 декабря 2009 года, обнаружил свою первую комету – открытие было подтверждено в понедельник, говорится в сообщении на сайте Центра малых планет Международного астрономического союза.

Комета, получившая обозначение P/2010 B2 (WISE), была зафиксирована телескопом 22 января. Накануне обнаружение кометы подтвердили астрономы проекта Spacewatch в университете Аризоны и обсерватории Мауна-Кеа на Гавайях.

«Открытие признали вчера. Долго не могли подтвердить кометную природу», – пояснил РИА «Новости» во вторник астроном Леонид Еленин, научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша.

По его словам, период обращения новой кометы составляет чуть более пяти лет, она удаляется от Солнца не более чем на 4 астрономических единицы (1 астрономическая единица равна расстоянию от Земли до Солнца, около 150 миллионов километров). «Это короткопериодическая комета семейства Энке», – сказал Еленин, добавив, что элементы орбиты новооткрытого небесного тела будут уточняться.

Он добавил, что WISE обнаружил также два астероида, и сейчас эти данные ожидают подтверждения.[/i]

Зонд WISE, созданный специалистами NASA, предназначен для непрерывного сканирования небесной сферы в поисках миллионов объектов, невидимых в оптическом диапазоне, но хорошо различимых в инфракрасных лучах. В частности, это темные астероиды, далекие галактики, «несостоявшиеся» звезды, так называемые «коричневые карлики». Первый астероид, получивший обозначение 2010 AB78, был обнаружен зондом 12 января. Позже это открытие было подтверждено наблюдениями с Земли с помощью двухметрового телескопа Гавайского университета. Телескоп WISE, который начал наблюдения в начале января, как ожидается, обнаружит множество ранее неизвестных малых тел Солнечной системы в главном поясе астероидов, находящихся между орбитами Марса и Юпитера, и сотни астероидов, сближающихся с Землей.  РИА «Новости»


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Апрель 2010, 00:54:23
О, нашёл ценный труд, учебное пособие для студентов, понимаешь. Если он целиком излагает материал так же, как в том разделе, где про нас пишут, ничему хорошему по нему не научишься  :(

http://www.rsu.edu.ru/files/e-learning/murtazov_eco_space.pdf

РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА
А. К. Муртазов
ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИИ ОКОЛОЗЕМНОГО ПРОСТРАНСТВА
Допущено УМО по классическому университетскому образованию
в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по специальности 010702.65 - Астрономия
РЯЗАНЬ-2008

На стр. 135
Еще одно направление работ развивается ГАО РАН, где координируются радиолокационные исследования высокоорбитального космического мусора на базе больших антенн бывшей сети слежения за межпланетными космическими аппаратами. Украинская сторона облучает объекты с помощью передающей 70-м антенны в Евпатории, а российская сторона обеспечивает прием эхо-сигналов на РТ
64 в Медвежьих Озерах (Molotov, et al, 2004).
Российско-украинская радиолокационная система, состоящая из 70-метровой антенны и передатчика 6-сантиметрового диапазона со средней мощностью 150 кВт в Евпатории (рис. 4.6) и двух антенн ОКБ МЭИ до сих пор остается одним из основных средств контроля ОКП, которая и обеспечивает основную массу исследований в этой области.

Для мониторинга параметров солнечного ветра, орбит межпланетных КА, астероидов, космического мусора и ИСЗ применяют метод радиоинтерферометрии со сверхдлинными базами РСДБ. Основные принципы РСДБ заключаются в следующем. Космические объекты или явления наблюдаются по единой программе одновременно на нескольких радиотелескопах (антеннах), расположенных на расстояниях от нескольких десятков до многих тысяч километров друг от друга. Радиосигналы от объектов когерентно принимаются в заданном диапазоне частот высокочувствительными радиоприемниками, преобразуются на промежуточную частоту, затем требуемая полоса частот вырезается видеоконверторами в зависимости от спектра принимаемого радиосигнала, оцифровывается и записывается на какой-либо носитель. Последующая обработка позволяет получить как физические параметры межпланетной среды так и параметры движения
объектов в Солнечной системе и ОКП (Молотов, 2006). С использованием Российских, Украинской общеевропейской сети радиолокаторов на базе крупных радиотелескопов мониторинг ОКП постепенно налаживается и на территории Евразии.Сюда же входит радиотелескоп Р-70 в Уссурийске, который был построен в 1979 г., и использовался для радиоинтерферометрических наблюдений космических аппаратов, запущенных к комете Галлея в 1986 г.


На стр. 140
С 2005 г. начала работать Пулковская кооперация оптических наблюдений (ПулКОН), в рамках которой организована протяженная сеть (рис. 4.9)оптических телескопов для выполнения координированных наблюдательных программ для решения научных и прикладных задач (космический мусор, астероиды, гамма-всплески).

Рис.4.9. Расположение пунктов оптических наблюдений космического мусора по программе ПулКОН (Молотов, 2007)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Апрель 2010, 14:32:43
http://www.frtk.ru/faculty/bases/vimpel.html?xsl:print=1
Кафедра информационных систем

Кафедра «Информационные системы» явилась инициатором создания на Физтехе «Международного центра космической информатики», лаборатории которого развертываются в МФТИ и на «Вымпеле», а оптические средства наблюдения – по всему земному шару. Первый интернет-телескоп МФТИ установлен кафедрой в Уссурийской астрофизической обсерватории. Кафедра является инициатором создания межуниверситетской сети интернет-телескопов. На телескопах сети физтехи в режиме удаленного доступа будут выполнять учебно-методические работы и вести научные исследования по проблемам космического мусора, предотвращению опасных сближений в космосе и проблемам кометно-астероидной безопасности Земли.

Отладку и проверку новых алгоритмов автоматического управления оптическими средствами наблюдения и обработки получаемых изображений студенты и аспиранты могут проводить на телескопах, устанавливаемых непосредственно в Долгопрудном и на крыше здания МАК «Вымпел» [и, видимо, на даче у Сергея Вербицкого  ;D - cудя по приведенному фото]

Галактики М81 и М82, снятые первым телескопом МФТИ

Новости о наращивании возможностей телескопа МФТИ в Уссурийске можно узнавать на сайте www.lfvn.astronomer.ru


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Апрель 2010, 16:57:49
Нашёл заметку про Ка-Дар с перепечаткой 2-х фото и кусочка текста с нашего сайта. Агапов и Титенко засветились  :)

http://www.spacephys.ru/astronomicheskaya-observatoriya-nts-ka-dar

Перепечатали вот отсюда:  http://lfvn.astronomer.ru/optic/ka_dar/index.htm

После этой встречи "Ка-Дар" и ПулКОН было реализовано несколько совместных проектов:

1.Стас Короткий провел две серии наблюдений на АЗТ-8 в Евпатории
2."Ка-Дар" приобрела ПЗС-матрицу FLI IMG1001E в обсерваторию Тариха, Боливия, а Стас Короткий был включен в состав боливийской экспедиции ПулКОН
3.Пулковские специалисты провели серию пробных наблюдений спутников и объектов космического мусора в обсерватории "Ка-Дар"
4.В "Ка-Дар" организована стажировка наблюдателя из обсерватории Китаб (Узбекистан)

А так, они (Лаборатория космических исследований, Ульяновская секция  Поволжского отделения  Российской Академии Космонавтики им. К.Э. Циолковского, Ульяновский государственный университет, Кафедра Теоретической физики), как и мы, создали несколько страничек обсерваторий, под общим названием раздела "Обсерватории России". Правда страничка КрАО тогда здесь явно не на месте  :D

http://www.spacephys.ru/proekty/observatorii-rossii

Еще есть странички Звенигородской, Казанской и Пулковской обсерваторий.  При этом страницы про КрАО и Пулково тоже имеют фото и текст, заимствованные с нашего сайта.  

Но всё равно у нас - круче, у нас 31 страничка оптических обсерваторий и 2 - радио  ;D.

На сайте продолжают появляться странички обсерваторий. 26 января было добавлено про Уссурийскую Астрофизическкю обсерваторию (УАО)  [кстати, она УАФО, а не УАО, потому что астроФизическая, а не астрономическая]

http://www.spacephys.ru/ussuriiskaya-astrofizicheskaya-observatoriya-uao

Не мудрствуя лукаво, народ просто взял и перепечатал фото и инфо с сайта УАФО ДВО РАН http://www.uafo.ru/

И с теми же ошибками  :D

Поисково-обзорный телескоп betaORI смонтирован в сентябре 2007г. Диаметр объетива 22см, фокусное расстояние 52см. Телескоп снабжен ПЗС-камерой (36х36мм., 9 мегапикселей), поле зрения составляет 4x4 гр. BetaORI установлен на монтировку кудэ-рефрактора и используется в рамках программы ПулКОН.

На самом же деле, на Кудэ-рефракторе с осени 2008 года висит 25-см телескоп GAS-250:  http://lfvn.astronomer.ru/news/2008/10/0002/index.htm

А 22-см ОРИ-22 переставлен в другой павильон на отдельную монтировку EQ6Pro: http://lfvn.astronomer.ru/forum/index.php?topic=16.105

Также Широкоугольный телескоп 12,5 см давно тут не стоит - его сняли при переделке павильона для 50-см телескопа и пока спрятали до лучших времен. Со временем он встанет в тот же павитльон, где сейчас находится ORI-22. Увы, фото ORI-22 на новом месте на сайте УАФО не открываются, поэтому про это не упомянули и на сайте Лаборатории космических исследований, а GAS-250 как бы и не существует в природе    :)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 08 Апрель 2010, 23:35:29
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/327/02.shtml

Перед Вами АНОНС нового номера «Новостей космонавтики» [за апрель].

Перепись геостационара завершена

И.Лисов.«Новости космонавтики»
Снимки предоставлены проектом ISON


В начале февраля 2010 г. был опубликован 12-й выпуск европейского Классификатора геостационарных объектов, содержащего единственный практически полный список спутников и ракетных ступеней, находящихся на геостационаре и вблизи него.

Европейский документ является результатом талантливой и кропотливой операции по «стыковке» открытых орбитальных данных на околостационарные объекты из каталога Стратегического командования США и результатов многолетней работы по поиску, определению орбит и идентификации тех объектов, на которые американцы не выдают орбитальных данных. Эта работа была начата в середине 1990-х годов международной любительской сетью наблюдателей космических объектов и доведена до нынешнего уровня полноты совместными усилиями Астрономического института Бернского университета (Швейцария) и Института прикладной математики имени М.В.Келдыша (ИПМ, Россия) и работающей под его руководством международной Научной сети оптических инструментов НСОИ/ISON.

Необходимость каталогизации объектов в геостационарной области очевидна, исходя из ее исключительной роли для организации мировой телекоммуникационной сети. Наличие большого числа объектов, параметры орбит которых неизвестны, является существенным риском для эксплуатации дорогостоящих и жизненно необходимых спутниковых систем. Результаты проведенной работы позволят значительно уменьшить вероятность столкновений спутников в геостационарной области.

В ходе «переписи» выявлено также значительное количество фрагментов и сделаны первые шаги в изучении их орбитального поведения.

Не менее важным является тот факт, что впервые в истории космонавтики достоверно описано состояние американской группировки геостационарных КА военного назначения, места работы и статус которых до недавнего времени составляли государственную тайну Соединенных Штатов.

В число околостационарных объектов были включены спутники, ракетные ступени и некоторые фрагменты, у которых наклонение менее 30°, среднее движение находится в пределах от 0.9 до 1.1 витков в сутки (соответственно период обращения – от 1309 до 1600 мин), а эксцентриситет не превышает 0.2. Таких объектов по состоянию на 31 декабря 2009 г. выявлено 1238, причем лишь для 1003 из них Стратегическое командование США публикует несекретные орбитальные элементы. Разбивка списка по типам объектов и по источникам орбитальных данных для них приведена в таблице 1.

В число околостационарных объектов были включены спутники, ракетные ступени и некоторые фрагменты, у которых наклонение менее 30°, среднее движение находится в пределах от 0.9 до 1.1 витков в сутки (соответственно период обращения – от 1309 до 1600 мин), а эксцентриситет не превышает 0.2. Таких объектов по состоянию на 31 декабря 2009 г. выявлено 1238, причем лишь для 1003 из них Стратегическое командование США публикует несекретные орбитальные элементы. Разбивка списка по типам объектов и по источникам орбитальных данных для них приведена в таблице 1.

– 391 объект, или почти треть списка, – это геостационарные спутники, находящиеся под управлением соответствующих наземных служб. Из этого числа 263 аппарата корректируют свое положение как по долготе, так и по широте, поддерживая наклонение орбиты в пределах от 0 до 0.3°, а 128 спутников удерживаются вблизи точки стояния, но не корректируют наклонение.

– 840 объектов отнесены к неуправляемым – это старые, выведенные из эксплуатации спутники, разгонные блоки и фрагменты. 594 объекта этой категории дрейфуют вдоль геостационарной орбиты, находясь выше или ниже ее, а 169 находятся в режиме либрации. На стационаре есть две «гравитационные ямы», которые «притягивают» к себе брошенные спутники: над восточным полушарием вблизи точки 75°в.д. и над западным около 105°з.д. Если аппарат не уводится со стационара в конце срока службы, а работает до полного отказа, то после прекращения коррекций он будет «качаться» относительно одной из этих точек с размахом, примерно равным начальному отклонению от нее по долготе, или «ходить» от западной точки к восточной и обратно.

Продолжение статьи читайте на страницах нашего журнала


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 10 Апрель 2010, 23:06:42
Нашёл заметку, в которой упоминаются Шота, Абастумани и наблюдения спутников, и есть фото нашего ОРИ-22:

http://ourmanintbilisi.wordpress.com/2009/10/26/the-evgeny-kharadze-georgian-national-astrophysical-observatory/

This was the best part of the visit. Shota, the astronomer working here that night, was a stout, friendly fellow who enthusiastically interrupted his research to show us the telescope, explain his research to us, show us pictures on his computer, and train the instrument on objects for us to see.  He looked at us with large eyes behind thick glasses, eager for us to understand, as he rapidly sketched diagrams on his notebooks: this is how the huge CCD cameras attached to the telescopes work; this is how we use the telescope to do our research; this is why we can’t see Venus now.

His work at the moment, as far as I could understand it, was to take time-lapse pictures to reveal “fragments” in orbit around the Earth, pieces of space junk that might constitute a threat to the multiplicity of satellites.  He brought up a picture on the computer of the night sky, stars blurred into dashes, with occasional points of fixed light.  These were the fragments in orbit, those not stretched into dashes by the earth’s rotation.  It’s apparently part of a constant international effort monitoring debris in order to protect operational satellites.

Here are a couple samples of the pictures the telescope has taken.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 28 Апрель 2010, 22:17:17
http://www.afspc.af.mil/library/highfrontierjournal.asp

High Frontier Journal

The Journal for Space and Cyberspace Professionals "International Space"

Air Force Space Command

How International Collaboration is Improving Space Situational Awareness

Dr. T. S. Kelso
Senior Research Astrodynamicist
Center for Space Standards and Innovation
Colorado Springs, Colorado


Need for Additional Collaboration

The establishment of the international data center in such a short period of time is a great step forward in developing a
global network of satellite operators working together to reuce the risk of on-orbit collisions. But much work remains to be
done to bring in other satellite operators into the system. After all, the more operators that participate in such a system, the
more benefit will be seen by all.

Bringing in high-accuracy data from the SSN would also be a big step forward, particularly for LEO operations, in providing better SSA for the large amounts of orbital debris there. But the space surveillance networks of other major space players—most notably Europe, Russia, and China—would further enhance SSA. And there is potential to bring in research networks— such as the International Scientific Observing Network—which are using very capable systems to study the orbital debris population. In order to perform their research to detect hard-to-track objects, they must also maintain catalogs of other objects—all data which could be used by satellite operators to avoid conjunctions.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 30 Апрель 2010, 14:56:47
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/327/02.shtml

Перед Вами АНОНС нового номера «Новостей космонавтики» [за апрель].

Перепись геостационара завершена

И.Лисов.«Новости космонавтики»
Снимки предоставлены проектом ISON



Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Июнь 2010, 23:15:42
Заметку с нашего сайта перепечатали в июньском номере Небосвода (хотя нас и не спросили, но дали ссылку на сайт). Млин, более страшных фотографий я никогда не видел. Ну чего стоило мне написать и спросить оригиналы фото. И Гену обидели, назвав его автором этого ужаса.  

http://www.astronet.ru/db/msg/1245321

Журнал "Небосвод" за июнь 2010 года
1.06.2010 19:28 | Александр Козловский

Архивный файл журнала "Небосвод" за июнь 2010 года + архивный КН на июль 2010 года
http://images.astronet.ru/pubd/2010/06/01/0001245325/neb_0610.zip

СОДЕРЖАНИЕ

20 Третья экспедиция ПулКОН в Боливию            Игорь Молотов


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: LeonidOS от 05 Июнь 2010, 09:21:55
Ну это же Козловский...


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Июнь 2010, 00:02:42
https://www.afresearch.org/skins/rims/display.aspx?rs=publishedsearch&ModuleID=be0e99f3-fc56-4ccb-8dfe-670c0822a153&Action=downloadpaper&ObjectID=31ba02a9-1133-4a43-bba4-f31c157b7a67

THE NEED FOR A GLOBAL SPACE-TRAFFIC-CONTROL SERVICE:
AN OPPORTUNITY FOR US LEADERSHIP


Matthew C. Smitham, Lt Col, USAF

На 9-й странице написано:

Currently, only two nations have the necessary network of ground-based sensors and computational capabilities to attain a minimum degree of SSA, which could be used to bootstrap a global space-traffic-control service. These are the American SSN and Russian Space Surveillance System (SSS).
Other government agencies with limited or nascent capabilities include the Chinese, French, and German militaries and the European Space Agency (ESA). In addition, non-governmental agencies such as the International Scientific Optical Network operated by the Russian Academy of Sciences and amateur astronomers also produce orbital data. However, to achieve a truly global system, none of these are adequate; they all require upgrades and/or cooperation.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Июнь 2010, 00:48:42
http://www.rian.ru/science/20100608/243884523.html

Яркую комету смогут увидеть жители России в середине июня


МОСКВА, 8 июн - РИА Новости. Комета C/2009 R1, открытая в 2009 году австралийцем Робертом Макнотом (Robert McNaught), приближается к Земле, и в середине июня жители северного полушария смогут увидеть ее невооруженным глазом, сообщает сайт НАСА.

В настоящее время комету уже можно увидеть с помощью бинокля перед рассветом в северо-восточной части небосвода, в созвездии Персея. К 15 июня комета приблизится к Земле на минимальное расстояние.

В настоящее время голова кометы или кома - облако газа вокруг ядра кометы, имеющее красивый зеленый оттенок - по размеру превысила диаметр Юпитера, а длина хвоста достигла миллиона километров.

Астроном Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша сказал РИА Новости, что эту комету можно будет увидеть и с территории России.

"Она будет видна утром, это будет хороший объект для наблюдений, хотя вряд ли визуально можно будет увидеть ее красивый хвост", - сказал собеседник агентства.

По его словам, пока сложно предсказать, какой яркости может достичь комета по мере приближения к Солнцу.

"От нее можно ждать чего угодно, кометы могут неожиданно увеличивать свою яркость. Разные модели предсказывают, что ее яркость может достичь третьей или даже первой звездной величины", - сказал астроном.

"При этом, длина хвоста кометы может составить от 1,5 до четырех градусов", - добавил он. Это от трех до восьми раз больше видимого диаметра Луны, который составляет 0,5 градуса.

Еленин сообщил, что 15 июня, когда комета максимально сблизится с Землей, расстояние от нее до нашей планеты составит 1,135 астрономических единицы (около 170 миллионов километров), а 2 июля подойдет на минимальную дистанцию к Солнцу (0,405 астрономических единиц - 60,5 миллиона километров).

"С августа она будет уходить в южное полушарие, но самое интересное мы увидим", - заключил он.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 23 Июнь 2010, 12:39:20
В 3-м номере за 2010 год журнала "Российский космос" опубликовано интервью с начальником Сводного управления организации космической деятельности Федерального космического агентства Юрием Макаровым "Генеральную приборку начинаем?"

Там есть кусок посвященный и нашей работе:

В настоящее время в Российской академии наук в ИПМ им. М.В. Келдыша развернуты экспериментальные работы по сбору, хранению, обработке и анализу научной информации по космическому мусору. Проведен ряд экспериментов по наблюдению объектов в области геостационарной орбиты, отработаны методы наблюдений, обработки получаемых кадров, сформулированы требования к необходимому оборудованию.

В 2004 году было налажено сотрудничество с европейскими партнерами, английской сетью наблюдения, начали восстанавливаться связи с обсерваториями стран СНГ. По грантам Министерства образования и науки Российской федерации и INTAS году были закуплены и установлены современные ПЗС-камеры. С этого момента начались полномасштабные работы по созданию новой "Научной сети оптических инструментов для астрометрических наблюдений".


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 16 Август 2010, 20:39:48
http://arm.rs.gov.ru/node/785

http://www.rs.gov.ru/node/14686

http://www.golosarmenii.am/ru/20019/society/5214/

http://www.panorama.am/ru/education/2010/08/17/rossotrudnichestvo/

Космические инновации – предмет российско-армянского сотрудничества
16.08.2010

15 августа в Представительстве Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) в Армении состоялось подписание Протокола по вопросам развития и укрепления научно-технического и инновационного сотрудничества в области изучения техногенной засоренности, астероидно-кометной опасности для околоземного пространства и космического образования.

Сторонами подписания выступили: президент Национальной академии наук Республики Армения  (НАН) Р.М.Мартиросян, заместитель министра образования и науки Армении М.А.Мкртчян, директор Бюраканской астрофизической обсерватории имени В.А.Амбарцумяна НАН Республики Армения  А.В.Арутюнян, старший научный сотрудник Института прикладной математики имени М.В.Келдыша Российкой академии наук (ИПМ РАН) В.М. Агапов, старший научный сотрудник ИПМ РАН И.Е.Молотов, заместитель генерального директора Автономной некоммерческой организации «Международный институт исследования риска» (Российская Федерация) В.С. Шутов, советник Посольства России в Армении, руководитель Представительства Россотрудничества В.В.Кривопусков.

Протокол стал итогом трехдневного рабочего визита в Армению (12-15 августа) делегации ученых из Москвы в соответствии с обращением Института прикладной математики имени М.В. Келдыша РАН в адрес Представительства Россотрудничества в Армении о содействии в организации сотрудничества с Бюраканской астрофизической обсерваторией имени В.А.Амбарцумяна НАН Армении.

Институт прикладной математики имени М.В.Келдыша РАН выступил координатором  проекта создания и развития международной Научной сети оптических  инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений для обеспечения получения и анализа объективной научной информации о состоянии техногенной засоренности высоких околоземных орбит.

В настоящее время в проект  вовлечены более 20 обсерваторий и научных организаций в 10 странах (Россия, Украина, Молдова, Узбекистан, Таджикистан, Италия, Боливия, Швейцария, Испания, США).

Для авторов и участников проекта Бюраканская астрофизическая обсерватория представляет интерес наличием в своем арсенале технических средств уникальных оптических инструментов, которые смогли бы внести существенный вклад в изучение ситуации в данной области.

Предметом сотрудничества станут вопросы модернизации существующих уникальных инструментов обсерватории, дооснащения технических средств современной аппаратурной базой, а также размещения на территории обсерватории новых  российских оптических инструментов. По предварительным данным оценочный объем необходимых финансовых вложений на создание и размещение инструментов составит более 4.5 млн.евро.  

Участники встреч признали целесообразным объединить усилия по расширению космического инновационного образования молодежи, в первую очередь, студентов, молодых ученых и специалистов.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: avm от 26 Август 2010, 22:05:50
http://www.eltribuno.info/salta/diario/hoy/salta/rusia-puso-los-ojos-en-los-cielos-de-tolar-grande

Quieren instalar otro gran telescopio para rastrear asteroides y basura espacial
Rusia puso los ojos en los cielos de Tolar Grande

Científicos de Moscú evaluaron sitios en el Macón para instalar en la zona un segundo complejo astronómico.

Tolar Grande, la pequeña población andina localizada a 380 kilómetros de la capital salteña, en el corazón de la Puna, no para de sorprender.

A tres semanas de lanzado el primer observatorio astronómico que comenzará a instalar allí el Instituto de Astronomía Teórica y Experimental (IATE) de Córdoba, dos connotados científicos rusos relevaron un sitio próximo en el cordón del Macón, a 4.600 metros de altura sobre el nivel del mar, con el interés puesto en instalar otro complejo telescópico.

Vladimir Agapov e Igor Molotov, investigadores seniors del Instituto de Matemática Aplicada de Moscú, llegaron a Buenos Aires el domingo 22, embarcaron a Salta al día siguiente y se instalaron desde el martes último en las estribaciones de Los Andes donde proyectos astronómicos de notable envergadura comienzan a pedir pista.

Nuevos horizontes

Los impensados horizontes se abrieron en Tolar Grande tras los estudios de caracterización que encomendó la Organización Europea para la Investigación Astronómica en el Hemisferio Austral (ESO) en esa zona que hasta abril apareció como firme candidata para la instalación del telescopio más grande del mundo: el E-ELT. En la elección final la dilatada relación de la ESO con Chile inclinó la balanza en favor de Atacama, pero el Macón quedó confirmado como sitio ideal para observaciones estelares.

El propio IATE tomó la punta con el primer proyecto y hoy, a su regreso desde Tolar Grande, los dos renombrados miembros de la Academia de la Ciencia de Rusia avanzarían con el referente de Ciencia y Tecnología de la Provincia, José Germán Viramonte, en una carta de intención con miras a la instalación de un segundo observatorio, en este caso perfilado hacia el estudio, identificación y seguimiento de asteroides y objetos artificiales que orbitan la tierra.

Peligrosa chatarra

El Instituto de Moscú al que pertenecen Agapov y Molotov, en efecto, opera una de las mayores redes internacionales de rastreo y seguimiento de la denominada chatarra o basura espacial, un problema que plantea crecientes riesgos, preocupaciones y desafíos. La red ISON es un reconocido sistema de observatorios que funcionan integradamente en distintos hemisferios. Y el centro científico que la gestó y la opera no es menos renombrado, ya que no es otro que aquel que en 1953 inició en la ex Unión Soviética las investigaciones pioneras en la carrera espacial.

Desarrolló, por citar uno de los hitos hacia la conquista del cosmos, el método de descenso balístico para naves espaciales que se usó el 12 de abril de 1961 para permitir el regreso del primer astronauta, Yuri Gagarin, a la Tierra.

Los dos científicos que en la mañana de hoy se reunirán en la sede de la Fundación Capacitar del NOA con Viramonte y el director del IATE, Diego García Lambas, son los creadores y máximos responsables del Proyecto Pulkon, que incluye tanto a la red internacional ISON como al sistema de radiotelescopios de baja frecuencia LFVN.

La semana pasada, previo a su viaje a Salta, ambos científicos rusos rubricaron acuerdos con los gobiernos de Brasil y Venezuela para la instalación de dos observatorios en esos países. Contando el que ya fue emplazado en Tarija (Bolivia) y el que se espera ver materializado en Tolar Grande, el Proyecto Pulkon pasaría a contar con cuatro complejos integrados en Sudamérica.

La basura de la conquista del cosmos

La basura espacial genera cada vez más preocupación y riesgos de colisiones en la órbita terrestre, donde grandes despojos de cohetes, satélites en desuso y hasta diminutos fragmentos de explosiones suponen una mayúscula amenaza en su errático curso a velocidades de hasta 50 mil kilómetros por hora.

Desde la pasada década se sucedieron varios incidentes de cuidado a causa de la ingobernable chatarra que acrecienta la inseguridad de los satélites en servicio a medida que se multiplican los peligrosos desechos orbitales que dejan las misiones lanzadas al espacio.

Este problema, que plantea difíciles y costosas soluciones, encuentra hoy a más de una agencia científica de Europa y Estados Unidos empeñada en observaciones e investigaciones preventivas. Algunos de estos estudios, como los que se desarrollan a través de red ISON, incluyen acuerdos de cooperación internacional para identificar, medir y realizar un seguimiento de objetos detectados con radares y telescopios ópticos en órbita baja de la tierra, e incluso más allá de la órbita geoestacionaria.

Las explosiones de etapas superiores de los cohetes lanzados desde distintos países es la mayor fuente de basura espacial. Se estima que orbitan la Tierra cerca de 100 toneladas de fragmentos desprendidos de unas 200 explosiones. En la actualidad se tienen catalogados unos 10.000 objetos artificiales, aunque esa cantidad se multiplica por cinco con la estimación de los fragmentos mayores a un centímetro.

Cómo opera la red

La red internacional ISON tiene más de 30 telescopios en 20 observatorios emplazados en ocho países de distintos hemisferios. Con estos sistemas rastrea objetos que orbitan la tierra, como así también asteroides, y suministra información gratuita para su análisis científico y otras aplicaciones.

La organización nació en 2001, a partir de un programa de investigación del Instituto de Matemáticas Aplicadas de Moscú y de la mano de connotados miembros de la Academia Rusa de Ciencias, como los que relevaron en Tolar Grande el posible sitio de emplazamiento de un nuevo telescopio -integrado al sistema ISON- en las alturas del Macón.

Los observatorios de la citada red internacional están instalados en Rusia, Georgia, Ucrania, Moldavia, Tayikistán, Uzbekistán, Italia y Bolivia. En el país vecino, el renombrado instituto científico de la Federación Rusa instaló un moderno complejo astronómico en la localidad de Tarija.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 28 Август 2010, 03:06:58
http://www.voanews.com/russian/news/Orbit-Around-Earth-Filled-With-Junk-2010-08-01-99727514.html

Космос забивается мусором

В конце июля стало известно, что через три года на околоземной орбите может появиться один из наиболее опасных источников «космического мусора».  Речь идет о принадлежащем Европейскому космическому агентству (ЕКА) спутнике Envisat.  Ему суждено проработать в околоземном пространстве до 2013 года, после чего 8-тонный космический аппарат (КА) стоимостью $2,9 млрд. станет просто безжизненным куском металла, летающим на высоте порядка 782 километров по околополярной орбите.  С учетом почти отсутствующего трения о частицы земной атмосферы на такой высоте, Envisat может пролетать еще 150 лет.

Опасность связана не только с весом и размером спутника (с учетом выступающих элементов его конструкции это – 26х10х5 метров).  Именно в середине июля  представители американской «Сети космического наблюдения», входящей в «Стратегическое командование» США, предупредили ЕКА о возможности столкновения Envisat с полуторатонным обломком китайской ракеты-носителя.  Операторы, управляющие спутником, предприняли соответствующий маневр уклонения, благодаря чему столкновения удалось избежать.   Но если бы этот КА  был уже в неработающем состоянии (что, напомним, произойдет через три года), то тысячи обломков, образовавшихся в результате удара и последующего разрушения двух объектов, образовали бы на орбите облако «мусора», которое стало бы представлять серьезную угрозу, как для других спутников, так и для МКС.  Особая опасность заключается в многочисленных и хрупких антеннах Envisat.  Они разлетелись бы на множество осколков, которые будет почти невозможно заметить с Земли и занести в соответствующий каталог.

Подобный сценарий основан отчасти на событии, которое произошло 10 февраля 2009 г. над Сибирью.  Там на  высоте 790 километров на пересекающихся курсах столкнулись два спутника – неработающий российский «Космос-2251» и действующий американский «Иридиум-33».   Тогда этот инцидент поставил перед специалистами в области космонавтики и политиками сразу три вопроса:  как подобное могло произойти, какую опасность представят образовавшиеся обломки (или «космический мусор») для других КА и как в будущем избежать такого рода столкновений, которые могут осложнить отношения между странами-владельцами столкнувшихся космических объектов.

История проблемы

Данные о количестве «мусора» в околоземном пространстве разнятся. До столкновения «Космоса» и «Иридиума» НАСА отслеживало около 13 000 объектов искусственного происхождения.  Речь идет о предметах размером не менее 5 сантиметров.   Однако, представители «Сети космического наблюдения», утверждают, что отслеживают порядка 21 000 рукотворных объектов (из них только тысяча – работающие спутники).  Если же считать обломки меньшего размера, то по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться до 150 тысяч предметов общей массой до 5 000 тонн.

«Космический мусор» располагается над Землей в основном тремя слоями: на различных высотах, при этом его самая значительная масса «оккупировала» околоземное пространство до высоты 2 000 километров.  Обломки, располагающиеся на высотах 400-500 километров – живут не более 2-5 лет из-за торможения о верхние слои атмосферы.  Все, что выше может существовать веками.   Достаточно сказать, что вокруг Земли до сих пор вращается второй американский ИСЗ «Авангард-1», запущенный в 1958 году.  По подсчетам специалистов этот аппарат, в перигее подходящий к Земле примерно на 650 километров, может пролетать еще не менее 240 лет.  (Время пребывания на орбите отслужившего свое КА зависит еще от его размеров – чем они больше, тем трение о верхние слои атмосферы и соответствующее торможение больше и, соответственно, тем скорее этот КА «нырнет» к Земле).

Самыми крупными источниками образования «космического мусора» по настоящее время являются два:  первый – американская ракета-носитель «Пегас».   Взрыв ее верхней ступени в 1996 году привел к образованию 300 000 обломков величиной более 4 миллиметров, 700 из которых были достаточно велики, чтобы их занесли в специальный каталог.   В результате этого события опасность поражения космического телескопа «Хаббл» фрагментами «космического мусора» возросла более чем в два раза.   Второй источник – испытания китайского противоспутникового оружия в январе 2007 года, в результате которого был разрушен китайский метеоспутник «Фенгюн – 1С».  Образовавшееся облако из 35 000 обломков величиной более 1 сантиметра, среди которых 900 были достаточно крупными, чтобы их зарегистрировать, захватило высоты от 200 до почти 4 000 километров.

Чем опасен «мусор»

По подсчетам специалистов, фрагмент размером не более одного сантиметра, двигающийся по эллиптической орбите вокруг Земли со скоростью около 10 км/сек. несет в себе столько же кинетической энергии, сколько микроавтобус «Форд», двигающийся со скоростью 100 км/час.  Пятисантиметровый осколок почти гарантированно пробьет противометеоритную защиту МКС, способную выдержать удар фрагмента размером до 1 сантиметра, и нарушит герметичность комплекса.  Чтобы этого не произошло, станция более десяти раз за всю историю своей эксплуатации делала маневры уклонения.  Таким же способом сберегаются и беспилотные аппараты.

Не считая столкновения «Космоса» и «Иридиума» история освоения космоса знает пока немного примеров ущерба от «космического мусора».  Первой потерпевшей в списке идет Земля.  В 1978 году радиоактивные обломки советского спутника «Космос-954» усыпали в длину почти 600 километров северо-западной части территории Канады.   Второй пострадавшей стала… корова, которую убило в Австралии в 1979 году обломком американской станции «Скайлэб».  В 1996 году французский разведывательный спутник «Церес» был серьезно поврежден обломками французского же ракеты-носителя.

В 1997 году женщину в Оклахоме ударил в плечо, правда, без каких-либо последствий, обуглившийся обрывок металлической сетки, которая, как потом выяснилось, была элементом топливного бака американской ракеты «Дельта II», запущенной в 1996 году.  В марте 2007 года прозвучал тревожный «звонок» и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 километрах от своего самолета падающие пылающие обломки.  И хотя эксперты впоследствии предположили, что это, скорее всего, были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с лайнером пролетели фрагменты «космического мусора» тем более, что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое космические аппараты.

Что касается столкновения «Космоса» и «Иридиума», то «Стратегическое командование» США в настоящее время отслеживает порядка 500 фрагментов, способных представлять угрозу для различных КА.  Наибольшей опасности подвергаются американские спутники «Системы наблюдения за Землей», летающие на орбите высотой 705 километров.  Для МКС, эксплуатирующееся на высотах 350-370 километров увеличение опасности оценивается, как незначительное.

За «космическим мусором» наблюдают, как в США, так и в России.  За океаном – это уже упомянутая «Сеть космического наблюдения», а также НАСА.  В России - Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения.    Оборудование «Сети» позволяет разглядеть бейсбольный мяч на высоте до 1 000, а волейбольный – до 36 000 километров.  Российский оптико-электронный узел космического слежения «Окно» также позволяет следить за объектами на высотах до 40 000 километров, правда, информация о минимальном размере объектов доступных для наблюдения «Окном» носит закрытый характер.

Однако, как отметил представитель Пентагона Брайан Уитман в интервью агентству «Франс Пресс», даже при наличии подобного оборудования, «слежение и учет каждого рукотворного объекта на орбите имеет свои пределы».  Уитман признал, что США не смогли спрогнозировать столкновение «Космоса» и «Иридиума».  Это означает, что в обозримом будущем «космический мусор» будет угрожать пилотируемым и беспилотным объектам на околоземной орбите, как своими обломками, так и непредсказуемостью своего появления.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 04 Сентябрь 2010, 07:34:14
http://www.radiosalta.com/noticia.php?idn=223828

Tolar Grande
EXPECTATIVA POR LA INSTALACIУN DE UN CENTRO ASTRONУMICO
Referentes de la Academia de Ciencias de Moscъ visitaron Tolar Grande, donde se construirб un observatorio. Evalъan un proyecto para instalar un gran telescopio que se sumarнa para combatir la chatarra espacial.

SALTA.- A tres semanas de lanzado el primer observatorio astronómico que comenzará a instalar allí el Instituto de Astronomía Teórica y Experimental (IATE) de Córdoba, dos científicos rusos relevaron un sitio próximo en el cordón del Macón, a 4.600 metros de altura sobre el nivel del mar, con el interés puesto en instalar otro complejo telescópico.

Vladimir Agapov e Igor Molotov, investigadores seniors del Instituto de Matemática Aplicada de Moscú, llegaron a Buenos Aires el domingo 22, embarcaron a Salta al día siguiente y se instalaron desde el martes último en las estribaciones de Los Andes donde proyectos astronómicos de notable envergadura comienzan a pedir pista.

Peligrosa chatarra

El Instituto de Moscú al que pertenecen Agapov y Molotov, en efecto, opera una de las mayores redes internacionales de rastreo y seguimiento de la denominada chatarra o basura espacial, un problema que plantea crecientes riesgos, preocupaciones y desafíos.

La red ISON es un reconocido sistema de observatorios que funcionan integradamente en distintos hemisferios. Y el centro científico que la gestó y la opera no es menos renombrado, ya que no es otro que aquel que en 1953 inició en la ex Unión Soviética las investigaciones pioneras en la carrera espacial.

Desarrolló, por citar uno de los hitos hacia la conquista del cosmos, el método de descenso balístico para naves espaciales que se usó el 12 de abril de 1961 para permitir el regreso del primer astronauta, Yuri Gagarin, a la Tierra.

Los dos científicos que esta mañana se reuniron en la sede de la Fundación Capacitar del NOA con el titular de la institución José Viramonte y el director del IATE, Diego García Lambas, son los creadores y máximos responsables del Proyecto Pulkon, que incluye tanto a la red internacional ISON como al sistema de radiotelescopios de baja frecuencia LFVN.

La semana pasada, previo a su viaje a Salta, ambos científicos rusos rubricaron acuerdos con los gobiernos de Brasil y Venezuela para la instalación de dos observatorios en esos países. Contando el que ya fue emplazado en Tarija (Bolivia) y el que se espera ver materializado en Tolar Grande, el Proyecto Pulkon pasaría a contar con cuatro complejos integrados en Sudamérica.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Сентябрь 2010, 05:06:47
http://www.rian.ru/science/20100906/272845691.html

Десятиметровый астероид пролетит рядом с Землей в среду

14:27 06/09/2010

МОСКВА, 6 сен - РИА Новости. Астероид диаметром 7-14 метров в среду приблизится к Земле на расстояние всего лишь в два с небольшим раза больше, чем орбиты геостационарных спутников, сообщил РИА Новости в понедельник астроном из Института прикладной математики имени Келдыша Леонид Еленин.

"Мимо Земли на расстоянии около 84 тысяч километров (геостационарная орбита находится на высоте 36 тысяч километров) пролетит небольшой астероид размером 7-14 метров, его можно будет увидеть в крупный любительский телескоп", - сказал собеседник агентства.

По его словам, небесное тело обнаружили в воскресенье ученые из обсерватории Маунт-Леммон. Астероиду был присвоен индекс 2010 RF12. Он принадлежит к группе астероидов, чьи орбиты находятся между Солнцем и орбитой Земли - семейству Атона.

Астероиды этого семейства отличаются очень вытянутыми орбитами, некоторые из них пересекают орбиту Меркурия и подходят к Солнцу на расстояние менее 0,1 астрономической единицы.

Однако это небесное тело не представляет угрозы для нашей планеты, даже если он столкнется с ней.

"Если он войдет в атмосферу, то сгорит, не долетев до поверхности", - сказал Еленин.

Астероид 2010 RF12 (в центре)
© Фото: Обсерватория ISON-NM Л. Еленин, И. Молотов


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Сентябрь 2010, 05:11:03
http://www.jornada.unam.mx/2010/09/07/index.php?section=ciencias&article=a03n1cie&partner=rss

La “basura espacial” provoca ya una situación inestable: expertos rusos

Orbitan el planeta unas 600 mil piezas metálicas, mayores de un centímetro

Fernando Camacho Servín

Periódico La Jornada
Martes 7 de septiembre de 2010, p. 3


Alrededor del planeta orbitan más de 600 mil piezas metálicas mayores de un centímetro, que en algún momento formaron parte de dispositivos electrónicos varios, y que pueden representar un peligro para otras naves, satélites o telescopios.

Toda esta “basura espacial” provoca ya una situación “inestable”, y debe ser identificada y retirada cuanto antes, proyecto en el que podría intervenir la Agencia Espacial Mexicana (AEM), afirmaron en entrevista con La Jornada los científicos Vladimir Agapov e Igor Molotov, de la Academia Rusa de las Ciencias.

Ambos especialistas explicaron que los satélites, después de cumplir con su vida útil, muchas veces chocan entre sí o con otros objetos, y los fragmentos se quedan en órbita durante años, con una trayectoria incierta y a velocidades que pueden llegar a 360 mil kilómetros por hora.

Especie de bala destructora

En determinadas circunstancias, señaló Agapov, cada uno de estos objetos podría ser como una especie de bala que destruya o por lo menos inhabilite los satélites que sí están en funcionamiento, lo que causaría enormes pérdidas económicas a países y empresas particulares.

Hasta el momento los especialistas han detectado alrededor de 600 mil fragmentos de más de un centímetro, pero de ese total únicamente 25 mil han sido ubicados y monitoreados con regularidad. Además, cada vez que hay nuevas colisiones entre ellos se generan nuevas partículas que quedan girando en el espacio por décadas.

“La cantidad de objetos es tan grande, que aun si dejáramos de enviar satélites en este momento, de todas formas va a quedar mucha basura allá arriba, y los radares no tienen capacidad para detectar los fragmentos más pequeños”, dijo Agapov.
Los accidentes en la zona donde se concentra la mayor actividad de telecomunicaciones han ocurrido con más frecuencia en los últimos años. En febrero de 2009, por ejemplo, los satélites Iridium 33 (Estados Unidos) y Cosmos 2251 (Rusia) chocaron, y el impacto destruyó a los dos.

“Ahora la situación ya es inestable, y tenemos que actuar rápidamente antes de que se genere una reacción en cadena”, añadió el científico ruso.

Métodos de cálculo matemático

Pese a lo complicado de la situación, sí hay métodos de cálculo matemático mediante los cuales se puede ubicar la trayectoria y velocidad de algunos fragmentos de basura espacial, y es ahí donde México podría participar en la tarea de limpieza.

“En este proyecto de seguridad se necesita un trabajo a nivel de cálculo matemático, computacional y de ingeniería, en el que pueden colaborar los científicos mexicanos”, señaló José Franco López, vicepresidente de la Academia Mexicana de Ciencias.

“La cantidad de basura que hay allá arriba es altísima, y representa un peligro para todos los satélites. En caso de las expediciones tripuladas, pone en riesgo la vida de los astronautas. Este proyecto de ecología del espacio es fundamental, y por supuesto estamos interesados en participar en él”, dijo el especialista.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Сентябрь 2010, 14:54:25
О, нашёл ценный труд, учебное пособие для студентов, понимаешь. Если он целиком излагает материал так же, как в том разделе, где про нас пишут, ничему хорошему по нему не научишься  :(

http://www.rsu.edu.ru/files/e-learning/murtazov_eco_space.pdf

РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА
А. К. Муртазов
ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИИ ОКОЛОЗЕМНОГО ПРОСТРАНСТВА
Допущено УМО по классическому университетскому образованию
в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по специальности 010702.65 - Астрономия
РЯЗАНЬ-2008

Выложили в Интернет еще один опус:

http://www.rsu.edu.ru/files/e-learning/murtazov_eco_mon.pdf

А.К. Муртазов. Экологический мониторинг, методы и средства. Учебное пособие, часть 1. Рязань 2008.

Там повторяются все те же неточные, а местами и ошибочные сведения.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Сентябрь 2010, 20:38:42
http://www.nbuv.gov.ua/portal/natural/Sunz/2008_3/Polyk.pdf

Аналiз розвитку наземных радiотехнiчних комплексiв багатофункцiонального призначення.

На стр. 35 рассказывается про наши эксперименты по РСДБ-локации планет, астероидов и космического мусора.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 16 Сентябрь 2010, 02:38:17
http://www.ploughshares.ca/libraries/Abolish/SS2010.pdf

Вышла очередная брошюра про Space Security, на этот раз, 2010.

Там нас упоминают всего 2 раза - среди сокращений, и в таблице 2.1. Space surveillance capabilities, где возле некоторых стран - Боливия, Грузия, Таджикистан, Узбекистан, и, почему-то Испания, поставлена звездочка, свидетельстующая, что их оптические сенсоры часть нашей сети ISON.

При этом достаточно подробно перечисляются весьма скромные успехи Англии (с указанием, что там еще работает сеть министерства обороны, т.н. PIMS, которой на самом деле давно уже не существует), Франции, Китая и Японии.

Про наши пункты в Италии и Приднестровье ленивые авторы этого опуса узнать не удосужились :D. И, написано, что сеть слежения США лидирует во всех областях, включая данные по ГСО. С другой стороны, они же пишут, что 75% объектов, детектируемых на 1-м телескопе ЕКА на Канарах, отсутсвуют в каталоге США. Про большие успехи нашей сети - полное молчание.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 29 Сентябрь 2010, 01:49:54
http://www.dgcs.unam.mx/boletin/bdboletin/2010_550.html
http://estoes.sabersinfin.com/?tag=jose-franco
http://journalmex.wordpress.com/2010/09/17/elaboracion-de-catalogo-de-basura-espacial/

Sep Colaborará UNAM en elaboración de catálogo de basura espacial

• Con ello, no sólo la Universidad, sino el país, empezarán a jugar un papel práctico en seguridad espacial, afirmó José Franco, director del IA
• Se pretende instalar un telescopio en San Pedro Mártir para dar seguimiento a la trayectoria de esos desechos, señaló


Para formar recursos humanos que contribuyan en la elaboración de un catálogo de los objetos que circulan alrededor de la Tierra, conocidos como basura espacial, el Instituto de Astronomía (IA) de la UNAM y el Instituto Keldysh de Matemáticas Aplicadas de la Academia de Ciencia de Rusia, firmaron una carta de intención.

Con ello, no sólo esta casa de estudios, sino el país, empezarán a jugar un papel práctico en seguridad espacial, señaló José Franco, director del IA.

Con este acuerdo, México se integraría al proyecto international Scientific Optical Observation Network (ISON), donde actualmente participan 12 países.

El objetivo, añadió, es instalar un telescopio en San Pedro Mártir para dar seguimiento a la trayectoria de la basura espacial y, al mismo tiempo, generar cuadros, sobre todo con estudiantes de posgrado, que se especialicen en técnicas de matemáticas aplicadas y cómputo, que han desarrollado académicos del Instituto Keldysh.

También, se pretende que los alumnos realicen estancias en la institución rusa, para lograr una formación integral. Además del IA también participarán los institutos de Geofísica y de Investigaciones en Matemáticas Aplicadas y en Sistemas, y la Facultad de Ciencias.

Con la iniciativa, la UNAM se convierte en el punto de partida de estos trabajos, pero probablemente con este esfuerzo habrá más organismos que se sumen al proyecto, consideró.

La basura espacial

La basura espacial se constituye de partículas de todos los satélites que ya no funcionan y de los pedazos que se han generado por explosiones o colisiones; las piezas pueden medir desde unas cuantas micras hasta decenas de metros, y “se estima que tenemos una población 600 mil objetos de más de un centímetro de longitud”, detalló Franco López.

Entonces, resaltó, es importante tener un catálogo, porque en el espacio pueden colisionar no sólo con satélites, sino con las estaciones espaciales y, en ese sentido, representan un peligro para la vida de los astronautas.

Por ello, abundó, se considera que este proyecto incide en la seguridad presente y futura.

A su vez, Vladimir Agapov e Igor Molotov, académicos del Instituto Keldysh, precisaron que para analizar estos objetos, se utilizan telescopios ópticos. Lo primero que se debe hacer es medir su posición en función del tiempo y con mucha precisión respecto a las estrellas, dijeron.

Con ese fin, los científicos desarrollaron un software complejo, que permite analizar imágenes y seguir con precisión, en el espacio y el tiempo, la trayectoria y altura de las piezas.

Cuando se tiene una serie de imágenes de un mismo objeto, se genera su trayectoria a través de métodos matemáticos complejos y algoritmos computacionales, abundaron.

Con datos confiables, se observa cómo evolucionarían con el transcurso del tiempo, para predecir colisiones.

Asimismo, aunado a la información sobre la posición de los satélites, se podría proporcionar alertas sobre peligros futuros, para que quienes controlan esas misiones, puedan maniobrar y retirarse de los sitios de riesgo.

Los expertos consideraron que San Pedro Mártir es uno de los mejores cuatro lugares en el mundo para hacer observaciones; además, cuenta con instrumentos científicos de primera calidad.

Es importante trabajar con universidades como la UNAM, no sólo por la experiencia que tienen en el manejo de observatorios, sino porque son semilleros de gente joven, con capacidad de desarrollar proyectos de gran trascendencia, concluyeron.


Igor Molotov, Vladimir Agapov y José Franco.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Октябрь 2010, 23:20:28
http://www.swfound.org/images/GlobalSSASensors-paper.pdf

GLOBAL SPACE SITUATIONAL AWARENESS SENSORS
Brian Weeden (Secure World Foundation), Paul Cefola (University at Buffalo (SUNY)), Jaganath Sankaran (University of Maryland)

The Russian Academy of Sciences manages a network of optical telescopes around the world known as the International Scientific Optical Network (ISON) which does provide global coverage of the GEO belt. ISON is a partnership of between many academic and scientific institutions, currently including 30 telescopes in 20 observatories in 10 countries [22]. Most of these facilities are located in Europe and Asia, with one being located in South America and off the coast of Africa. ISON is a heterogeneous mix of telescopes of various sizes and capabilities, but as a network it can track a wide range of object sizes throughout deep space and provide a significant number of observations.

22. Molotov, Igor, "ISON: Existing Structure, Tasks, Characteristics, and Further Development", PowerPoint presented at the 8th US-Russian Space Surveillance Workshop, Maui, Hawaii, 18-23 April 2010.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Октябрь 2010, 23:53:32
http://www.orexca.com/rus/kitab_observatory.shtml

Китабская широтная станция
Обсерватория в Китабе


Предлагаем Вашему вниманию уникальную возможность посещения Китабской широтной станции, которая является одной из пяти первых широтных станций в мире
 
Внимание! Данная экскурсия возможна только после захода солнца (с 20:00).

В конце 2006 г., в соответствии с договором о научно-техническом сотрудничестве между Институтом прикладной математики им. М.В.Келдыша Российской Академии Наук и Астрономическим институтом имени Улугбека Академии Наук Республики Узбекистан, в Китабе были проведены ремонтно-восстановительные работы на 40-см двойном астрографе Цейса (ДАЦ). После чего там были установлены ПЗС-матрица FLI IMG1001E (1024х1024 пикселя по 24 микрона) и GPS-приемник Trimble resolution T, приобретенные по гранту ИНТАС №03-70-567.

И, в январе 2007 г., новый пункт включился в работу наблюдательной сети ПулКОН. Поле зрения ДАЦа с FLI1001E составляет 28'x28', проницание - до 14,5-й звездной величины за 10-секундную экспозицию. Команда наблюдателей проводит измерения по крупным геостационарным объектам каждую хорошую ночь, что позволило им прочно занять второе место в ПулКОН по количеству измерений и проводок космических объектов. И поток данных еще существенно вырос в сентябре 2007 г. после установки 22-см телескопа AlfaORI поверх двойного астрографа.

Поле зрения AlfaORI с матрицей FLI IMG1001E составляет 160'x160', проницание выросло как минимум на 0,5 звездной величины.

В начале лета 2008 года на телескоп ORI-22 была установлена новая ПЗС-камера FLI PL4301E c размером чипа 50х50 мм (2000х2000 пикселей по 24 микрона), с которой поле зрения инструмента составило 5,5 х 5,5 градусов. Это резко увеличило производительность наблюдательного пункта, команда которого прочно заняла второе место в нашей кооперации (чему также способствовало рекордное количество ночей наблюдений).

Тогда же в Китаб была отправлена автоматизированная монтировка EQ6Pro для телескопа ORI-22, но ранее рассматривавшиеся варианты ее установки в существующих зданиях были признаны неудовлетворительными. Поэтому зашла речь о строительстве нового павильона с откатывающейся крышей. А раз уж задумали новый павильон, то решили строить его с видами на развитие обсерватории - сразу под 3 телескопа. Павильон долго планировался, но был возведён очень быстро - всего за 2 месяца - сентябрь и октябрь 2009 года.

В ноябре 2009 г. 22-см телескоп ORI-22 был установлен в законченный новый павильон и встал на автоматизированную монтировку EQ6Pro.

Установкой телескопа ORI-22 на автоматическую монтировку фактически закончилось формирование обзорно-поисковой подсистемы ПулКОН / НСОИ АФН, которая предназначена для автоматического сканирования всей геостационарной орбиты в широкой полосе. Сейчас в режиме постоянных обзоров уже работают телескопы РН-1 (SRT-220) в Научном-1 и ORI-22 в Уссурийске.

В 2009 году были установлены два новых телескопа - ORI-22 в Коллепардо (Италия) и ORI-25 в Тарихе (Боливия), также начаты регулярные наблюдения на ORI-22 в Благовещенске, а 22-см телескоп SRT-220 в Тирасполе получил новую ПЗС-камеру FLI IMG1001E.

Планы дальнейшего развития наблюдательного пункта Китаб связаны с установкой в новом павильоне 40-см телескопа ORI-40 на автоматизированную монтировку WS-240GT. Предполагается, что с весны 2010 года китабская команда на ORI-40 начнёт уделять большую долю времени поиску опасных околоземных астероидов. А до конца 2010 года в павильоне будет установлен третий телескоп и наблюдательный пункт станет полностью укомплектованным.

За прошедшие годы коллективом наблюдателей было получено 50 тысяч значений мгновенных широт и 46 тысяч значений поправок часов.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 10 Октябрь 2010, 00:04:03
http://www.astroforum-ua.com/forum/index.php?topic=939.msg12128;topicseen

 Клуб астроинформатики в Харькове  

Если Вы примете достойное участие в пректе то Вам гарантированно не только "продвижение диссертации в ученом совете", но и помощь до и после его заседания. Вам гарантированна добротная диссертация на живую практически значимую тему и ее уверенная защита по технаукам - подробнее - при личном общении.
Грантов у нас пока нет. Есть устные договоренности, которые выполняются всеми сторонами.
И зачем этот скептицизм. Мог же Куприянов написать свой АпексII почти сам (наша программа - это тот же АПЕКС только не для ИСЗ, а для астероидов)? Да и Измайлову не помогало много людей. Вместе с тем такие сети как ПУЛКОН и МАСТЕР имеют возможность сейчас нанять значительные группы программистов. Надеюсь, что мы создадим клуб "облачного программирования" поможем друг другу и докажем, что человек человеку брат и что маленькие люди,  объединившись, способны на многое. Особенно, если они из Харькова - родины быстрых китайских программистов.
При появлении финансирования мы  оплачиваем фактические расходы на командировки и честно делим бонусы. Но они, пока, крошечные.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: E.L. от 10 Октябрь 2010, 05:04:59
Цитировать
Предлагаем Вашему вниманию уникальную возможность посещения Китабской широтной станции, которая является одной из пяти первых широтных станций в мире
Внимание! Данная экскурсия возможна только после захода солнца (с 20:00).

Мы такого объявления не давали. ???


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Октябрь 2010, 23:11:47
http://rian.ru/science/20101011/284318978.html

Небольшой астероид пролетит мимо Земли во вторник

11:33 11/10/2010

МОСКВА, 11 окт - РИА Новости. Небольшой астероид размером около 10-12 метров пролетит мимо Земли во вторник утром, сообщили в понедельник специалисты Центра малых планет Международного астрономического союза (IAU).

Объект 2010 TD54, обнаруженный обсерваторией "Маунт-Лемон" (США, штат Аризона), подойдет к Земле на минимальное расстояние в 50,6 тысячи километров, максимальное сближение произойдет в 11.25 по Гринвичу (15.25 мск), сообщил РИА Новости астроном Леонид Еленин, научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша.

Он отметил, что это время может измениться в ту или иную сторону на 50 минут.

"Это совсем маленький астероид, его абсолютная звездная величина 28,8. Это означает, что у него размер 10-12 метров. Он не опасен, если даже он войдет в атмосферу, то полностью сгорит", - сказал собеседник агентства.

Еленин добавил, что найденный астероид относится к семейству Аполлона, в которое входят малые планеты, чьи орбиты пересекают земную.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 17 Октябрь 2010, 18:04:05
http://www.amostech.com/TechnicalPapers/2010/Systems/Ackermann.pdf

An Overview of Wide-Field-of-View Optical Designs for Survey Telescopes

The final system presently in use as a survey telescope is the 220mm aperture RST-220 of the ISON network [28]. While being slightly smaller than the previous two examples, it is included here as it was optimized for a field as wide as 6 degrees and can easily be scaled to an aperture of 500mm. The basic Richter-Slevogt (Houghton) optical system was modified by Valery Terebizh for wider fields by increasing the separation between the two full aperture corrector lenses [39]. The optical design is very simple and easy to fabricate, align and operate. An approximate optical layout for the RST-220 is shown in figure 5.

References

[28] I.E. Molotov, IEEE 1-4244-1057-6/07 (2007).
[39] V.Yu. Terebizh, Bulletin of the Crimean Astrophysical Observatory, Vol. 97 (2001).

Fig. 5. Approximate RST-220 optical system.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 17 Октябрь 2010, 19:07:10
http://www.am.com.mx/Nota.aspx?ID=429809
http://www.sipse.com/noticias/67944-buscan-desde-mexico-basura-espacial.html

Buscan desde México basura espacial

CIUDAD DE MÉXICO.- Por esa razón, especialistas de la Academia de Ciencias Rusa buscan alianzas para monitorear el comportamiento de estos restos que orbitan el Planeta.

Vladimir Agapov e Igor Molotov, titulares del proyecto International Scientific Optical Observation Network (ISON) visitaron San Pedro Mártir, en Baja California Norte, con el propósito de instalar ahí un equipo que tenga por objetivo monitorear permanentemente la basura espacial que circunda el planeta, informó José Franco, titular del Instituto de Astronomía de la UNAM.

"Hemos firmado una carta compromiso para que México se sume a una red internacional de observatorios que busca saber cuánta basura espacial existe, su comportamiento y la forma de evitar daños a sistemas de telecomunicaciones que han sido colocados alrededor del globo", explicó Franco.

ISON, que trabaja actualmente en 12 países, tiene como propósito, además, el monitorear pequeños asteroides que circundan la Tierra, así como las emisiones de rayos gamma, señaló en entrevista Agapov, quien también es investigador del Instituto Keldysh de Matemáticas Aplicadas de la Academia de Ciencia de Rusia.

"Nuestro proyecto considera una amplia variedad de instrumentos donde los telescopios más pequeños son utilizados para hacer búsquedas en zonas amplias del cielo y los telescopios grandes se utilizan para analizar las propiedades de la población de objetos más pequeños", explicó el especialista ruso.

"La meta es tratar de obtener la mejor lista posible de los objetos que orbitan alrededor de la Tierra con tamaños mayores a 10 cm".

Para el monitoreo de la basura espacial, añade Agapov, el primer problema es que no se sabe estadísticamente cuál es la cantidad de objetos y su dinámica de movimiento.

"No sólo los afecta el movimiento de la Tierra, la energía solar también ejerce presión de radiación y hace que las órbitas cambien. Entonces, es importante hacer el seguimiento lo más continuo posible y recalcular las órbitas para ver cómo evolucionan", comentó Agapov.

El papel de la UNAM
Al sumarse a la iniciativa, la máxima casa de estudios se convierte en la primera institución mexicana en participar en este proyecto internacional clave para el futuro de las misiones espaciales, explicó Franco.

"El crecimiento de esta basura ha sido muy rápido y muy grande porque las colisiones, a su vez, también generan más basura, nuevos pedazos y con el conocimiento que se tenga de la evolución dinámica de la basura se podrán hacer recomendaciones a quienes van a poner en el espacio nuevos satélites", dijo el investigador de la UNAM.

"Vamos a trabajar en varias direcciones.
En San Pedro vamos a poner un telescopio de monitoreo espacial, junto con la Academia de Ciencias Rusa y vamos a entrenar estudiantes mexicanos en temas de dinámica de objetos cercanos a la Tierra para poder hacer los cálculos de las órbitas y también en el desarrollo de software para hacer el seguimiento de estos objetos".

Los rusos se encargarán de proveer el telescopio, de 25 y 40 centímetros de diámetro, que operará en un campo de visión de 5 grados, lo cual es muy importante para monitorear lo que ocurre en el cielo durante la noche.

"En este momento la participación de la UNAM es fundamental por tener San Pedro Mártir.
En un futuro, cuando la Agencia Espacial esté Funcionando seguramente se extendería otras instalaciones", añadió Franco.

Para el trabajo se sigue el movimiento de los objetos y cuando se tiene una serie de imágenes de uno de ellos, se genera su trayectoria a través de métodos matemáticos y algoritmos computacionales.

Debido a que esta información permitiría generar alertas sobre peligros futuros, para que quienes controlan esas misiones, puedan maniobrar y retirarse de los sitios de riesgo para los especialistas rusos es importante contar con el mayor número de alianzas posible.

"Para nosotros es muy importante tener la mayor cantidad de naciones involucrados, especialmente de América, por ejemplo Bolivia, pero queremos sumar a México, Venezuela, Argentina, Brasil.
Tener cobertura de Norte a Sur", enfatizó Agapov.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 17 Октябрь 2010, 19:09:39
http://infodefensa.com/lamerica/noticias/noticias.asp?cod=2584&n=M%E9xico-necesita-afianzar-su-Agencia-Espacial-e-invertir-en-el-sector-625-millones-de-pesos-al-a%F1o

Noticias Aeroespacio

México necesita afianzar su Agencia Espacial e invertir en el sector 625 millones de pesos al aсo

04/10/2010 (Infodefensa.com) México D.F.- “México debe afianzar la Agencia Espacial Mexicana (AEXA) y desarrollar algunos proyectos, como la construcción de pequeños satélites o de robots de exploración interplanetaria”. Así se ha expresado el astronauta mexicano, Rodolfo Neri Vela -en la imágen- en el marco de la conferencia “La Exploración del cosmos, el 25 aniversario del primer mexicano en el espacio y el futuro aeroespacial en México”, realizada en el Complejo Cultural Universitario de la Benemérita Universidad Autónoma de Puebla (BUAP).

El primer astronauta mexicano en viajar al espacio con la Agencia Espacial Estadounidense (NASA), manifestó su deseo de “promover la participación mexicana en proyectos internacionales” y estimó para ello la necesidad de invertir 625 millones de pesos al año (más de 35 millones de euros) para hacer funcional el proyecto, -a diferencia de los 10 millones de pesos que se han programado para presupuesto del periodo de 2010 a 2011-.

El también investigador de la Universidad Nacional Autónoma de México (UNAM), explicó que es necesario fortalecer aún más los cuadros de científicos mexicanos dedicados a las investigaciones sobre la exploración espacial, y agregó que “para que México mande oficialmente a otro ciudadano a realizar experimentos faltan varios años, por lo menos, más de cinco”.


“Debemos preparar a nuestros científicos y crear el compromiso para que una vez preparados regresen y no se queden en otros países”, advirtió el astronauta. Además, afirmó que se busca sumar el esfuerzo de las instituciones de educación superior y centros de investigación dedicada al área, y evitar la duplicidad de esfuerzos y proyectos.


Neri Vela subrayó la importancia de no crear “agencias al vapor”, debido a que el prestigio del país está en juego, al tiempo que se pronunció por contar con un presupuesto en el próximo paquete económico de 2011. La construcción del la AEXA se ordenó por decreto presidencial el pasado 30 de julio y la Secretaría de Comunicaciones y Transportes (SCT) definirá en los próximos meses su plan de trabajo, estructura, funcionamiento y organigrama.

Telescopio en Baja California Norte para vigilar la basura espacial

Por otra parte, la Universidad Nacional Autónoma de México (UNAM), acogerá la próxima visita de los responsables del Proyecto de la Red Internacional de Observación Óptica Científica (ISON), Vladimir Agapov e Igor Molotov, que prevén la instalación de un equipo de vigilancia de basura espacial de la órbita terrestre en Baja California Norte (México).

“Hemos firmado una carta compromiso para que México se sume a una red internacional de observatorios que busca saber cuánta basura espacial existe, su comportamiento y la forma de evitar daños a sistemas de telecomunicaciones que han sido colocados alrededor del globo”, explicó el titular del Instituto de Astronomía de la UNAM, José Franco. “Con el conocimiento que se tenga de la evolución dinámica de la basura, se podrán hacer recomendaciones a quienes van a poner en el espacio nuevos satélites”, avanzó Franco.

“Vamos a trabajar en varias direcciones; en San Pedro vamos a poner un telescopio de monitoreo espacial, junto con la Academia de Ciencias Rusa y vamos a entrenar estudiantes mexicanos en temas de dinámica de objetos cercanos a la Tierra”, afirmó Franco.

Los rusos se encargarán de proveer el telescopio, de 25 y 40 cm de diámetro, que operará en un campo de visión de 5 grados.

La ISON, que trabaja actualmente en 12 países, tiene como propósito, además, monitorear pequeños asteroides que circundan la Tierra, así como las emisiones de rayos gamma. “Nuestro proyecto considera una amplia variedad de instrumentos donde los telescopios más pequeños son utilizados para hacer búsquedas en zonas amplias del cielo y los telescopios grandes se utilizan para analizar las propiedades de los objetos más pequeños”, explicó Agapov. “La meta es tratar de obtener la mejor lista posible de los objetos que orbitan alrededor de la Tierra con tamaños mayores a 10 cm”, apuntó.

Agapov comentó que el primer problema “es que no se sabe estadísticamente cuál es la cantidad de objetos y su dinámica de movimiento”. “Entonces –agregó el científico- es importante hacer el seguimiento lo más continuo posible y recalcular las órbitas para ver cómo evolucionan”.

La UNAM se convierte con esta iniciativa en la primera institución mexicana en participar en este proyecto internacional, clave para el futuro de las misiones espaciales.

La Red ISON se compone de un sistema de servicios ópticos para detectar desechos espaciales en órbita gesoestacionaria (GEO), en órbita media (MEO) y en órbita terrestre baja (LEO). Asimismo, cuenta con un centro de procesamiento de datos, un equipo de apoyo técnico y de programación y otro de desarrollo de la red.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Октябрь 2010, 08:15:37
http://www.dgcs.unam.mx/boletin/bdboletin/2010_606.html

http://journalmex.wordpress.com/2010/10/11/cada-ano-cruzan-decenas-de-asteroides-por-la-orbita-terrestre/

CADA AÑO, CRUZAN DECENAS DE ASTEROIDES POR LA ÓRBITA TERRESTRE

• Es un suceso natural y no de un tema de ciencia ficción, afirmaron investigadores del Instituto Keldysh de Matemáticas Aplicadas de la Academia de Ciencia de Rusia
• Se estima que objetos con menos de 100 metros golpean la Tierra cada 100 años, señalaron


El paso de asteroides cerca de la Tierra es un suceso común; de hecho, se estima que entre cuatro y una docena de ellos cruzan entre la órbita de la Luna y nuestro planeta todos los años, afirmaron en la UNAM, investigadores del Instituto Keldysh de Matemáticas Aplicadas de la Academia de Ciencia de Rusia.
De visita en el Instituto de Astronomía (IA) de esta casa de estudios, Vladimir Agapov e Igor Molotov dijeron que algunas personas consideran la posible colisión de asteroides como tema de ciencia ficción, pero existen evidencias de que sí ocurren.

En México, tenemos en Chicxulub, cráter de un asteroide, de los más grandes que han impactado el planeta y que, probablemente, esté asociado con la extinción de los dinosaurios, ejemplificaron.

No hay razón para dudar que este último suceso vuelva a ocurrir en el futuro. Además, se estima que objetos con menos de 100 metros golpean la Tierra aproximadamente cada 100 años, destacaron.

Cuando se empezó a visualizar el número de asteroides que había en órbitas cercanas a la Tierra, se encontró que miles de ellos cruzaban la nuestra; “eso no implica que vayan a chocar, pero es una posibilidad que sus trayectorias puedan coincidir en algún momento”, argumentaron.

Los asteroides penetran al planeta con velocidades cercanas a los 100 kilómetros por segundo, con una energía extraordinaria. De hecho, la que despliega un aerolito de unos cientos de kilogramos de masa es mayor a la que poseen todas las armas nucleares del mundo y, por tanto, pueden ser muy destructores, destacaron.

Además, se piensa que esos cuerpos celestes con diámetro mayor a un kilómetro pueden destruir una fracción importante de la vida en nuestro mundo, y los que tienen entre 100 metros y un kilómetro pueden provocar daños severos, incluso en zonas continentales.

En Rusia, cerca del círculo polar en Tunguska, Siberia, a principios del siglo XX, un asteroide o cometa se impactó y generó algunos estragos, pero si hubiera caído en otra parte de Europa hubiera causado destrucción en buena fracción del continente, refirieron.

Aunque los asteroides son relativamente grandes, están a distancias muy lejanas y es difícil verlos; por ello, es importante tener programas dedicados a detectarlos, advirtieron.

Es fundamental tratar de conocer sus trayectorias y características físicas, lo mejor y antes posible, para tomar medidas y desviarlos, aconsejaron.

Los académicos rusos mencionaron que los asteroides peligrosos para la Tierra son aquellos con una longitud de más de un kilómetro; pero, aclararon, para poder hacer algo práctico se tendría que conocer su dirección con una anterioridad de 20 años, o más.

Este tipo de fenómenos demuestra que una ciencia como la astronomía es fundamental para el desarrollo de la civilización y de la vida, y hoy en día puede considerarse fundamental para garantizar la seguridad espacial, concluyeron.

Igor Molotov y Vladimir Agapov, del Instituto Keldysh de Matemáticas Aplicadas de la Academia de Ciencia de Rusia.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Октябрь 2010, 08:26:30
http://www.dgcs.unam.mx/gacetaweb/2010/100927/gaceta.pdf


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 30 Октябрь 2010, 00:27:46
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A6%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80_%D0%BA%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D1%81%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D0%B8_%C2%AB%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B5%D0%B6%D1%8C%D0%B8_%D0%BE%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B0%C2%BB

Центр космической связи «Медвежьи озера»

Центр космической связи ОКБ МЭИ «Медвежьи озера» (ЦКС ОКБ МЭИ) - основан в 1958 году на 26-м километре Щелковского шоссе, в поселке Долгое Ледово, в 15 км восточнее Москвы. ЦКС был создан под руководством Богомолова Алексея Фёдоровича.[1] Изначально ЦКС выполнял роль испытательного полигона ОКБ МЭИ - тут проводились испытания и отработки бортовых и наземных антенных устройств. К началу 90-х годов полигон «Медвежьи озера» превратился в Центр космической связи ОКБ МЭИ (ЦКС ОКБ МЭИ). Площадь ЦКС составляет 67 гектар. На базе ЦКС «Медвежьи озера» планируется создание мощного Научно-исследовательского испытательного технического центра (НИИТЦ), одной из функций которого станет управление группировками космических аппаратов научного и социально-экономического назначения. В 1979 году в строй вступила крупнейшая радиоантенна ЦКС: РТ-64. Тогда это была только принимающая антенна, работающая в основном с АМС и ИСЗ. Сейчас, после ее реконструкции она может и передавать сигналы.

Варианты названия

- Центр дальней космической связи Медвежьи Озера
- Радиоастрономическая станция «Медвежьи Озера» ГАО РАН (РАС «Медвежьи Озера» ГАО РАН) - организована в 2004 году
- ФГУП ОКБ МЭИ «Центр Космической связи»
- Западный командно-измерительного пункт (КИП)
- Западный пункт управления космическими аппаратами "Роскосмоса"
- Научно-исследовательский испытательный технический центр (НИИТЦ) - планируется создание

Руководители обсерватории/Центра космической связи

- Богомолов Алексей Фёдорович (02.07.1913 - 12.04.2009) - создатель ЦКС
- Игорь Молотов - зав. радиоастрономической станцией ГАО РАН "Медвежьи Озера"
- Александр Чеботарев, генеральный директор ОКБ МЭИ

Основные достижения

- Участие в международном проекте «Низкочастотная РСДБ-сеть LFVN» (руководящая роль)
- радиолокация сближающегося с Землей астероида Itokawa - ?
- В 1983-84 годах РТ-64 принимал данные радиолокационной съемки и тепловой карты планеты Венера с АМС «Венера 15/16».
- Участие в программах «Вега» (1986 г.), когда были приняты изображения кометы Галлея, и «Фобос (1988-89 гг.). В рамках экспериментов «Вега-1/2», РТ-64 в составе международной РСДБ-сети следил за перемещением аэростатных зондов, которые дрейфовали в атмосфере Венеры на высоте около 54 км.

Интересные факты

- Обсерватория участвовала в наблюдениях по программе SETI[2]
- В отличие от «военной» РТ-70, у «гражданской» антенны ТНА-1500 (РТ-64), из-за непрочности за день ошибка по наведению может меняться в пределах, превышающих ширину диаграммы направленности. Особенно при сильном ветре.

Ссылки

- 64-х метровая антенна в Медвежьих Озерах начала работать в новых частотных диапазонах
   http://www.astronet.ru/db/msg/1198069
- РТ-64 Медвежьи Озера
   http://lfvn.astronomer.ru/radio/bearlakes/index.htm
- ОКБ МЭИ
   http://www.okbmei.msk.su/
- Карта на wikimapia.org
  http://wikimapia.org/114074/ru/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0-%D0%A2%D0%9D%D0%90-1500-%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BF%D0%B0-%D0%A0%D0%A2-64-%C2%AB%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B5%D0%B6%D1%8C%D0%B8-%D0%9E%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B0%C2%BB
- Описание современного состояния и будущих планов
   http://wikimapia.org/10403098/ru/%D0%A4%D0%93%D0%A3%D0%9F-%D0%9E%D0%9A%D0%91-%D0%9C%D0%AD%D0%98-%C2%AB%D0%A6%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80-%D0%9A%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D0%B8%C2%BB
- Сигнал из Медвежьих озер
   http://www.vesti.ru/doc.html?id=323493&cid=10
- Bear Lakes Radio Astronomy Station
  http://lfvn.astronomer.ru/radio/bearlakes/blras/index.htm 
- Предновогодние встречи в Пулкове, 2005г
  http://www.astronet.ru/db/msg/1201840
- Видео обсерватории
  http://rutube.ru/tracks/1984016.html?v=eae9c8d9de207114f33f66aa7ba19066&page=indexr&answer=1
- Электронная радиоинтерферометрия - новая «мода» радиоастрономии 
  http://www.astronomer.ru/news.php?action=1&nid=200
- РСДБ-данные, Медвежьи Озера РТ-64, ОКБ МЭИ, Россия     
  http://lfvn.astronomer.ru/lfvn/lfvn2/
- Ловцы спутников
  http://www.sotovik.ru/news/articles/lovci-sputnikov.html


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 03 Ноябрь 2010, 23:25:58
http://www.federalspace.ru/main.php?id=2&nid=8047

Новости Роскосмоса

Доклад начальника Сводного управления Роскосмоса Ю.Н.Макарова на симпозиуме «Космос и глобальная безопасность человечества»

Обеспечение безопасности космических полетов как новое направление мониторинга чрезвычайных ситуаций

Космический мусор (КМ) создает серьезную угрозу безопасности космических полетов, а также для людей и собственности на Земле. В силу исключительно большого значения космической деятельности в жизни современного общества выход их строя функционирующих КА в результате столкновения с КМ может повлечь различные чрезвычайные ситуации: нарушения связи с целыми регионами, сбои в работе систем космической навигации, гибель экипажа на пилотируемых КА или орбитальных станциях (ОС). Не менее тяжелыми могут быть последствия падения массивных фрагментов КМ в густонаселенные районы или на территорию опасных промышленных производств. В настоящей работе выполнен анализ возможных чрезвычайных ситуаций под действием КМ и мероприятий, направленных на предупреждение этой опасности.
   Каждый очередной запуск КА сопряжен с образованием нового КМ, наличие которого может привести к чрезвычайным ситуациям как в космосе, так и на поверхности Земли. По данным Космического командования США на конец 2008 года было каталогизировано около 12500 космических объектов (КО) размером более 10 см, из них ~ 1000 функционирующих КА. До 40% каталогизированных КО составляют КА, прекратившие активное функционирование, а также использованные разгонные блоки (РБ), последние ступени ракет-носителей (РН). Около 54% каталогизированных КО составляют фрагменты, образовавшиеся в результате взрывов КА, РН, РБ или взаимных столкновений КО. Более 300000 фрагментов КМ имеют размер от 1 до 10 см.
Наиболее уязвимой по отношению к КМ является геостационарная орбита (ГСО), где сосредоточены КА связи, ретрансляции, дистанционного зондирования Земли, включая системы раннего предупреждения о ракетном нападении. Повреждение любого из этих КА лишает традиционных космических услуг целые регионы Земного шара и поэтому относится к категории чрезвычайных ситуаций. Эффект самоочищения за счет торможения КМ на остаточной атмосфере в области ГСО отсутствует, и образовавшиеся фрагменты КМ существуют там миллионы лет. Уникальный природный ресурс, который представляет собой ГСО, в результате техногенного засорения может быть утерян.
   Другой исключительно востребованной областью околоземного космического пространства является область низких околоземных круговых орбит (НОО) высотой до 2000 км, где также сконцентрированы орбитальные группировки КА различного целевого назначения, реализуются программы пилотируемых космических полетов и в перспективе планируется организация работ по сборке межпланетных космических комплексов. За последние три года ситуация с КМ в области НОО резко обострилась. В диапазоне высот 750-850 км концентрация фрагментов КМ увеличилась более, чем в два раза.
Чрезвычайные ситуации могут возникать и в случае отказов КА навигации группировок ГЛОНАС, GPS при столкновениях с космическим мусором. До сих пор указанных событий не зарегистрировано. Тем не менее, запуски в эту область орбит продолжаются, планируется развертывание европейской спутниковой навигационной системы «Галилео».
   Следует подчеркнуть, что фактор «космического мусора» играет важную роль в обеспечении интересов национальной безопасности государств по следующим основным причинам:
• информация о состоянии космического мусора характеризует фоно-целевую обстановку, которую необходимо знать при планировании и проведений любых операций в околоземном космическом пространстве;
• космический мусор может служить удобной легендой для прикрытия целенаправленных действий против космических средств потенциального противника, например с использованием малозаметных (малогабаритных) космических аппаратов;
• ситуации, связанные с космическим мусором, могут стать предлогом для начала военных действий против космических средств потенциального противника в случае, если они будут истолкованы как посягательство на права, технические средства и свободу действий в космосе.
   Перечисленные факторы могут стать предлогом для развития чрезвычайных ситуаций во взаимоотношения между участниками космической деятельности. Примером потенциально конфликтной ситуации является внезапный отказ космического аппарата, играющего важную роль в решении задач экономики или поддержания обороноспособности какой-либо страны. Если такое событие не может быть объяснено доказательными данными наблюдений, всегда остается возможность трактовать его, в частности, как результат преднамеренного внешнего воздействия при использовании малоразмерных космических аппаратов.
Регулирование деятельности по предупреждению образования космического мусора может осуществляться по следующим основным направлениям:
• принятие национальных стандартов, определяющих требования по предупреждению образования космического мусора;
• принятие международных договорных документов, направленных на ограничение образования космического мусора;
• принятие международных стандартов, определяющих требования к космическим средствам по предупреждению образования космического мусора;
• лицензирование организаций – разработчиков и операторов изделий ракетно-космической техники на основе разработанных международных стандартов в области космического мусора;
• вытеснение с международных рынков ракетно-космической техники производителей и операторов, не обеспечивающих выполнение требований международных стандартов;
• разработка и внедрение «правил дорожного движения в космосе» (правила управления движением в космосе);
Изложенные мероприятия можно рассматривать с различных точек зрения. С одной стороны они отражают естественную реакцию международного сообщества по отношению к нарушителям экологического баланса в природных областях, представляющих жизненно важный интерес для дальнейшего развития человеческой цивилизации. С другой стороны, полномасштабное внедрение мероприятий по предупреждению образования космического мусора потребует значительных финансовых средств и будет реализовано, в первую очередь, в государствах с наиболее развитой экономикой, что еще более закрепит их присутствие в околоземном космическом пространстве.
К настоящему времени сложилась система взаимодействия участников космической деятельности по разработке международных нормативно-технических документов, направленных на предупреждение образования космического мусора.
В 2002 году Межагентский координационный комитет по космическому мусору впервые разработал и принял «Руководящие принципы МККМ по предупреждению образования космического мусора», в которых были сформулированы соответствующие технические требования к космическим аппаратам, орбитальным ступеням и способам управления ими на орбите. В указанном документе нашла отражение наиболее успешная практика национальных космических агентств по ограничению образования космического мусора.
В Международной организации по стандартизации разработан и в текущем 2009 году вступает в силу ряд международных стандартов, таких как «Общесистемный стандарт по предупреждению образования космического мусора», «Увод КА с геостационарной орбиты (ГСО) по завершении эксплуатации» и др.
   Развивается практика лицензирования деятельности национальных и международных организаций–разработчиков и операторов изделий ракетно-космической техники на основе разработанных международных стандартов в области космического мусора. Так, 21 июня 2004 года Федеральная комиссия по связи США опубликовала требования к космическим аппаратам и средствам выведения по предупреждению образования космического мусора.
В июне 2007 года на своей 62-ой сессии Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях (далее – Комитет ООН по космосу) на основе консенсуса принял «Руководящие принципы Комитета ООН по космосу по предупреждению образования космического мусора». Текст «Руководящих принципов Комитета ООН по космосу …» не содержит количественных определений, которые бы жестко ограничивали условия применения космической техники. Сфера действия документа распространяется только на вновь проектируемую и создаваемую космическую технику. В текст документа включены положения, в соответствии с которыми признается, что исключения из отдельных требований руководящих принципов могут быть обоснованы, например, положениями договоров и принципов Организации Объединенных Наций, касающихся космического пространства. Комитет отметил, что принятие этого документа на добровольной основе будет способствовать пониманию взаимоприемлемой деятельности в космосе, повысит стабильность космической деятельности и будет способствовать предотвращению конфликтных ситуаций.
«Руководящие принципы Комитета ООН по космосу …» были одобрены в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № A/RES/62/217, опубликованной 10 января 2008года.
В Российской Федерации уделяется большое внимание решению проблем космического мусора. В 2008 году Президент Российской Федерации утвердил документ «Основы политики российской Федерации в области космической деятельности на период до 2020 года и дальнейшую перспективу», где определены основные приоритеты:
развертывание орбитальных группировок космических средств связи и телерадиовещания, навигации, дистанционного зондирования Земли, гидрометеорологического обеспечения, а также в интересах фундаментальных космических исследований и обороны, обеспечивающих удовлетворение потребностей безопасности страны, социально-экономической сферы и науки в результатах космической деятельности на заданном уровне;
гарантированное обеспечение доступа в космическое пространство и независимости космической деятельности Российской Федерации во всем спектре решаемых задач, достигаемые, в том числе, созданием на территории страны космодрома научного и социально-экономического назначения;
выполнение международных обязательств, в том числе по Международной космической станции, завершение развертывания российского сегмента станции и повышение эффективности его научно-прикладного использования;
проведение исследований планет и тел Солнечной системы в интересах получения фундаментальных знаний об окружающем нас мире и решения проблем использования внеземных ресурсов, изучения механизмов эволюции климата Земли, поиска внеземной жизни.
   В качестве одного из приоритетных направлений деятельности в этом документе сформулированы работы по обеспечению экологической безопасности космической деятельности в части внедрения технологий и конструкций, минимизирующих образование космического мусора при запусках и эксплуатации космических кораблей и станций.
   Важное место в работах российских специалистов занимают исследования состояния техногенного засорения околоземного космического пространства, и особенно в области геостационарной орбиты. С этой целью организована широкая международная кооперация наблюдателей, привлечение которой позволило обеспечить регистрацию объектов на всем протяжении геостационарной орбиты. Организована Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений космического мусора, которая объединяет 18 обсерваторий, 25 телескопов, в работе участвует более 50 наблюдателей и исследователей. В 2008 году объем выполненных измерений увеличился по сравнению с 2007 годом в 2,5 раза, что позволило расширить популяцию известных объектов в области геостационарной орбиты на 30%.    
Дальнейшее развитие получила модель космического мусора SDPA профессора А.И. Назаренко. Показано, что в течение двух лет в ОКП образовалось не менее 3100 новых космических объектов размером более 10-20 см. Такое загрязнение ОКП является беспрецедентным. Оно в ~4 раза превышает средний темп загрязнения ОКП за все предшествующие годы. Оценки максимальной концентрации КМ разных размеров увеличились в 2009 г. по сравнению с 2003 г. в 2.3-2.6 раз. Соответственно увеличились и вероятности столкновений КА с космическим мусором.
   В 2008 году в Москве была организована очередная 26-я сессия Межагентского координационного комитета по космическому мусору. В работе сессии участвовали все делегации МККМ. В ходе дискуссий обсуждались наиболее актуальные проблемы засоренности космического пространства, включая дальнейшие мероприятия по предупреждению образования космического мусора.
   С 1 января 2009 года введён в действие Национальный стандарт «Общие требования к космическим средствам по ограничению техногенного засорения околоземного космического пространства». Требования этого стандарта гармонизированы с требованиями «Руководящих принципов Комитета ООН по космосу по предупреждению образования космического мусора». Они распространяются на изделия ракетно-космической техники социально-экономического, научного, коммерческого и военного назначения и действуют на всех стадиях жизненного цикла изделий – создание, выведение на орбиту, эксплуатация и утилизация объектов.
   В рамках Федеральной космической программы России на 2006-2015 годы на базе российского Центра управления полетами в кооперации с другими организациями создана первая очередь Автоматизированной системы предупреждения об опасных ситуациях в околоземном космическом пространстве. Осуществляется контроль движения объектов в космосе и объектов, входящих в плотные слои атмосферы. При взаимодействии со специалистами НАСА за последние два года выполнено 9 маневров увода Международной космической станции от столкновений с опасными КО. В двух случаях маневры выполнены с уменьшением высоты орбиты станции.
   Дальнейшие шаги по обеспечению безопасности космической деятельности связаны с развитием и внедрением механизмов управления движением в космосе, то есть соответствующей совокупности международных договорных и нормативно-технических документов, включая меры по предотвращению чрезвычайных ситуаций в ближайшей перспективе, а также по снижению долговременной опасности КМ. В 2006 году опубликован доклад Международной академии астронавтики «Исследование проблем управления движением в космосе». В докладе отмечается, что проблема может быть решена в рамках взаимодействия национальных и международных организаций, осуществляющих управление движением космических объектов, на основе общепризнанных соглашений и инструкций. В качестве первоочередных документов предложено подготовить:
• правила информационного обмена;
• правила взаимного уведомления;
• правила управления движением в космосе (при запуске КА и маневрировании);
• организационные процедуры.
   В докладе также рассмотрены первые шаги по улучшению ситуации в части организации движения в космосе:
• принятие документа по предупреждению образования космического мусора в Комитете ООН по космосу (выполнено);
• координация и наращивание усилий организаций, осуществляющих контроль космического пространства (Космическое командование США, Европейское космическое агентство, Федеральное космическое агентство России и другие организации), в целях установления единой политики и инфраструктуры ведения каталога наблюдаемых космических объектов;
• расширение механизмов контроля, в том числе уведомление, регистрация и предоставление необходимых данных;
• введение четких различий между полезными космическими аппаратами и бесполезными объектами космического мусора.
Результаты исследований Международной академии астронавтики по управлению космическим движением в перспективе могут стать отправной точкой для рабочей группы Научно-технического подкомитета Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях для разработки будущих документов.
   Исключительно важен запрет на преднамеренное образование долгоживущего космического мусора, что исключает испытания любых систем противоспутникового оружия в космосе.
   Все большую актуальность приобретает вопрос относительно возможности расчистки определенных областей космического пространства от космического мусора. Такие операции могут быть реализованы с использованием технологий обнаружения, сближения, стыковки и увода опасных объектов из зоны рабочих орбит в зону захоронения. Однако при этом необходимо определить правила идентификации удаляемых космических объектов как бесполезных и относящихся к космическому мусору.
Принципы свободного доступа в космическое пространство и независимого осуществления космической деятельности заложены в основе национальной политики всех ведущих космических государств. Единые в космосе будут направлены на предупреждение чрезвычайных ситуаций, связанных с наличием космического мусора, и их принятие неизбежно приведет к некоторым ограничениям, что противоречит традиционному пониманию интересов национальной безопасности в сфере космической деятельности. Любая работа окажется эффективной только в том случае, когда будет проводиться на основе добровольно принятых ограничений при наличии консенсуса между всеми участниками. Для сохранения и устойчивого развития космической деятельности в долгосрочной перспективе правила по управлению движением могут быть рассмотрены на международном уровне при условиях исключения односторонних преимуществ у кого-либо из участников космической деятельности и наличия надежной общедоступной системы контроля за операциями в космическом пространстве.
   
Заключение
• Космический мусор представляет реальный риск для длительного надежного использования космических средств, предоставления космических услуг, а также для людей и собственности на Земле и в космосе. Решение проблем космического мусора непосредственно связано не только с развитием космической техники и космических технологий, но одновременно затрагивает сферы социально-экономического развития государств и обеспечения их национальной безопасности.
   • Скоординированные усилия государств позволили разработать систему документов, которые играют важную роль в организации дальнейших работ по предупреждению образования космического мусора. Основными документами являются Руководящие принципы МККМ и «Руководящие принципы ООН по предупреждению образования космического мусора»;
• Российская Федерация уделяет большое внимание решению проблем космического мусора, в первую очередь, предупреждению образования космического мусора и развитию систем предупреждения об его опасности в космическом пространстве и на Земле.
   • В условиях расширения космической деятельности и ограниченного орбитального ресурса, обеспечение безопасности космических полетов, людей и собственности на Земле в условиях космического мусора можно рассматривать как новое направление работ по мониторингу и предупреждению чрезвычайных ситуаций.
• Применение единых правила по управлению движением в космосе неизбежно приведут к некоторым ограничениям независимости участников космической деятельности. Для сохранения и устойчивого развития космической деятельности в долгосрочной перспективе вопрос по управлению космическим движением может быть рассмотрен на международном уровне при условиях исключения односторонних преимуществ у кого-либо из участников космической деятельности и наличия надежной общедоступной системы контроля за операциями в космическом пространстве.
   

Авторы:

А.Н. Перминов, В.А. Давыдов, Ю.Н. Макаров
(Роскосмос)

Г.Г. Райкунов, Дж. В. Ковков, М.В. Яковлев
(Центральный научно-исследовательский институт машиностроения)


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 06 Ноябрь 2010, 22:45:15
Investigation of Properties and Characteristics of High-Area-to-Mass- Ratio Objects Based on
Examples of Optical Observation Data of Space Debris Objects in GEO-like Orbits


http://www.amostech.com/TechnicalPapers/2010/NROC/Fruh.pdf

The observations used in this investigation stem from the ESASDT, ZIMLAT and from several telescopes of the ISON network, provided courtesy of the Keldish Institute of Applied Mathematics, Moscow, which supported this work in offering observations from additional sites.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 07 Ноябрь 2010, 01:22:36
http://www.elvigia.net/noticia/buscan-desde-m-xico-desechos-espaciales

Buscan desde México desechos espaciales

Por esa razón, especialistas de la Academia de Ciencias Rusa buscan alianzas para monitorear el comportamiento de estos restos que orbitan el Planeta

La basura espacial, dígase restos de satélites que dejaron de funcionar, herramientas perdidas por astronautas o restos de artefactos que han colisionado entre sí, crece exponencialmente cada año.
Por esa razón, especialistas de la Academia de Ciencias Rusa buscan alianzas para monitorear el comportamiento de estos restos que orbitan el Planeta.
Vladimir Agapov e Igor Molotov, titulares del proyecto International Scientific Optical Observation Network (ISON) visitaron San Pedro Mártir, en Baja California Norte, con el propósito de instalar ahí un equipo que tenga por objetivo monitorear permanentemente la basura espacial que circunda el planeta,  informó José Franco, titular del Instituto de Astronomía de la UNAM.
“Hemos firmado una carta compromiso para que México se sume a una red internacional de observatorios que busca saber cuánta basura espacial existe, su comportamiento y la forma de evitar daños a sistemas de telecomunicaciones que han sido colocados alrededor del globo”, explicó Franco.
ISON, que trabaja actualmente en 12 países, tiene como propósito, además, el monitorear pequeños asteroides que circundan la Tierra, así como las emisiones de rayos gamma, señaló en entrevista Agapov, quien también es investigador del Instituto Keldysh de Matemáticas Aplicadas de la Academia de Ciencia de Rusia.
“Nuestro proyecto considera una amplia variedad de instrumentos donde los telescopios más pequeños son utilizados para hacer búsquedas en zonas amplias del cielo y los telescopios grandes se utilizan para analizar las propiedades de la población de objetos más pequeños”, explicó el especialista ruso.
“La meta es tratar de obtener la mejor lista posible de los objetos que orbitan alrededor de la Tierra con tamaños mayores a 10 cm”.
Para el monitoreo de la basura espacial, añade Agapov, el primer problema es que no se sabe estadísticamente cuál es la cantidad de objetos y su dinámica de movimiento.
“No sólo los afecta el movimiento de la Tierra, la energía solar también ejerce presión de radiación y hace que las órbitas cambien. Entonces, es importante hacer el seguimiento lo más continuo posible y recalcular las órbitas para ver cómo evolucionan”, comentó Agapov.

El papel de la UNAM

Al sumarse a la iniciativa, la máxima casa de estudios se convierte en la primera institución mexicana en participar en este proyecto internacional clave para el futuro de las misiones espaciales, explicó Franco.
“El crecimiento de esta basura ha sido muy rápido y muy grande porque las colisiones, a su vez, también generan más basura, nuevos pedazos y con el conocimiento que se tenga de la evolución dinámica de la basura se podrán hacer recomendaciones a quienes van a poner en el espacio nuevos satélites”, dijo el investigador de la UNAM.
“Vamos a trabajar en varias direcciones. En San Pedro vamos a poner un telescopio de monitoreo espacial, junto con la Academia de Ciencias Rusa y vamos a entrenar estudiantes mexicanos en temas de dinámica de objetos cercanos a la Tierra para poder hacer los cálculos de las órbitas y también en el desarrollo de software para hacer el seguimiento de estos objetos”.
Los rusos se encargarán de proveer el telescopio, de 25 y 40 centímetros de diámetro, que operará en un campo de visión de 5 grados, lo cual es muy importante para monitorear lo que ocurre en el cielo durante la noche.
“En este momento la participación de la UNAM es fundamental por tener San Pedro Mártir. En un futuro, cuando la Agencia Espacial esté Funcionando seguramente se extenderá a otras instalaciones”, añadió Franco.
Para el trabajo se sigue el movimiento de los objetos y cuando se tiene una serie de imágenes de uno de ellos, se genera su trayectoria a través de métodos matemáticos y algoritmos computacionales.
Debido a que esta información permitiría generar alertas sobre peligros futuros, para que quienes controlan esas misiones, puedan maniobrar y retirarse de los sitios de riesgo para los especialistas rusos es importante contar con el mayor número de alianzas posible.
“Para nosotros es muy importante tener la mayor cantidad de naciones involucrados, especialmente de América, por ejemplo Bolivia, pero queremos sumar a México, Venezuela, Argentina, Brasil. Tener cobertura de Norte a Sur”, enfatizó Agapov.

Pequeños pero peligrosos

Los objetos que orbitan entre 200 y 2 mil kilómetros de la Tierra viajan a velocidades muy altas y cuando chocan el impacto es de 14 kilómetros por segundo, explicó Agapov.
“La energía cinética de esa colisión es equivalente a la de un pequeño coche estrellándose contra un trailer a 100 kilómetros por hora”, ejemplificó. “Para basura de un milímetro la colisión puede dañar muy seriamente un satélite o un astronauta”.
La Estación Espacial Internacional se encuentra a 350 kilómetros de la superficie terrestre por lo que es muy importante el monitoreo constante de la basura.
“Los tornillos, utilizados en la ISS, miden algunos centímetros, y algunos de ellos representan mucho peligro. De hecho hubo el caso de un astronauta estadounidense que perdió toda una caja de herramientas”, comentó el ruso.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 08 Ноябрь 2010, 23:49:09
http://www.spaceweather.com/

What's up in space
Monday, Nov. 8, 2010

NEW COMET IKEYA-MURAKAMI: Newly-discovered comet C/2010 V1 (Ikeya-Murakami) is putting on a good show for anyone with a backyard telescope and an alarm clock. The clock is for getting up before dawn, and the telescope is for seeing this:

Leonid Elenin took the picture on Nov. 7th using a robotic telescope in New Mexico. "The comet is rapidly changing," he reports. "The shape of its atmosphere reminds me of Comet Holmes after it had an outburst in 2007."

Indeed, Comet Ikeya-Murakami might be experiencing a similar event. The icy visitor from the outer solar system made its closest approach to the sun (1.7 AU) in late October, so it has recently received a strong dose of solar heating. Ice pockets could be evaporating, comet-caverns collapsing, who knows?

Amateur astronomers are encouraged to monitor developments. Various reports put the brightness of the comet between 7th and 9th magnitude, invisible to the naked eye but an easy target for telescopes such as the Comet Hunter. It's easy to find, too, little more than a degree from Saturn in the eastern sky before dawn. Set your alarm and happy hunting! [Sky maps: Nov 8, 9, 10, 11] [3D orbit] [ephemeris]

more images: from Gil Esquerdo of Whipple Observatory, Mt. Hopkins, Arizona (Nov. 8); from Tenho Tuomi of Lucky Lake, SK, Canada (Nov. 7); from Gregg Ruppel of Ellisville, Missouri (Nov. 7); from Feys Filip of Crete, Greece (Nov. 6); from Gregg Ruppel of Ellisville, Missouri (Nov. 6); from Gregg Ruppel of Ellisville, Missouri (Nov. 5); from Luca Buzzi of the G.V. Schiaparelli Astronomical Observatory in Varese, Italy (Nov. 4);
 
Leonid Elenin 
 
Image taken: Nov. 7, 2010
 
Location: ISON-NM observatory, Mayhill, USA
 
Details: We taken new images of C/2010 V1 a few hours ago. Comet is rapidly changing. The inner coma (3.2'x4.3') looks like coma of another comet after outburst. At now we can see bright tail with length about 1.8 arcmin.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Ноябрь 2010, 01:01:34
http://images.astronet.ru/pubd/2010/09/23/0001247199/psn13_2010.pdf

Астрономическая газета
на стр. 4 заметка Леонида Еленина "Первый околоземный астероид ISON-NM"


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Ноябрь 2010, 01:05:04
http://news.yahoo.com/s/space/20101108/sc_space/newlydiscoveredfastchangingcometvisibleinsmalltelescopes

Newly Discovered Fast-Changing Comet Visible in Small Telescopes

A newly discovered comet that has caught the attention of skywatchers around the world appears to be undergoing some dynamic changes.

The comet, called Ikeya-Murakami (C/2010 V1), was first detected last week by amateur astronomers in Japan, but several other skywatchers have since been watching the icy wanderer's changing appearance over the last few days. [Photo: Comet Ikeya-Murakami (C/2010 V1)]

Russian astronomer Leonid Elenin, of Moscow, used the remotely operated ISON-NM telescope in New Mexico to observe the new Comet Ikeya-Murakami over the weekend.  

"After the discovery, C/2010 V1 looked like a bright fuzzy ball, without details," Elenin told SPACE.com in an e-mail. "But after a few days, I was discouraged - [this] comet is rapidly changing."

The comet appears to brightening, signifying it could be in the middle of an outburst, according to Spaceweather.com. While the comet cannot be seen with the unaided eye, it should be easily detectable with backyard telescopes, the website added. Typically, however, finding a comet with a telescope can be tricky for those who are not familiar with sky charts and the night sky.

Elenin said that in follow-up observations, the outer coma - the envelope of gas and dust at the head of the comet - had disappeared.

"But I saw an excellent inner coma, which looks like the mini-version of the 17P/Holmes comet after its powerful outburst in 2007," Elenin said. "Also we can see bright and sufficiently long tail."


Comet 17P/Holmes was a small and very faint comet that overnight, in October 2007, became bright enough to see with the unaided eye. The comet, which was discovered in Nov. 1892, surprised astronomers with its unexpected outburst, and what triggered the brightening is still not well understood.

Skywatcher Gregg Ruppel, from Ellisville, Mo., also recalled seeing the comet brighten in his own examinations.

"I learned of the comet shortly after its discovery and was up early in the morning to image Comet Hartley 2," Ruppel told SPACE.com in an e-mail. "The new comet rose just before sunrise and was immersed in the light pollution and haze to the east of my backyard observatory."

"But when I positioned my astrograph to the expected location, there it was," he explained. "At first I wasn't sure if it was a tail because I tracked the comet and the stars appear trailed. But it does seem to be in outburst mode as it brightened considerably over just a few days."

Comet Ikeya-Murakami (C/2010 V1) has been visible near the brilliant ringed planet Saturn in recent days.

The comet and Saturn shine bright in a Nov. 5 photo taken by Italian skywatchers Luca Buzzi and Andrea Aletti of the G.V. Schiaparelli Astronomical Observatory just north of Varese, Italy.

"I was excited when I knew about this bright amateur discovery. I was right in my observatory, doing my routine minor planets follow-up, and I hoped the sky remained clear to catch the comet a few hours later," Buzzi told SPACE.com. "It's good that in this modern era, dominates by the big surveys, there is space left also for amateurs discoveries."


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: LeonidOS от 09 Ноябрь 2010, 08:32:04
Оригинал тут, я давал "интервью" space.com

http://www.space.com/spacewatch/newfound-comet-changing-fast-101108.html


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Ноябрь 2010, 21:44:48
http://www.rian.ru/science/20101109/294353616.html

Японские астрономы открыли комету-"оборотня"

МОСКВА, 9 ноя - РИА Новости. Два японских астронома-любителя независимо друг от друга открыли необычную комету, которая резко меняет свой облик, сообщил РИА Новости астроном Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша, которому удалось сделать снимки гостьи.

"Она явно находится в стадии после вспышки (резкого выброса вещества). Когда ее открыли, она на снимках была как диффузный шар. Но когда я снял ее позавчера, она преобразилась за сутки, превратилась в "колокол". И сейчас очень интересно следить за тем, как протекает этот процесс эволюции", - сказал собеседник агентства.

Комета, получившая обозначение C/2010 V1 Ikeya-Murakami, была открыта 3 ноября японским астрономом Каору Икея (Kaoru Ikeya). На следующий день, 4 ноября, небесное тело увидел его соотечественник Шигеки Мураками (Shigeki Murakami). Они обнаружили комету в нескольких градусах от звезды Гамма Девы.

По мнению ученых, относительно недавно комета Икея-Мураками сблизилась с Солнцем на 1,7 астрономической единицы (среднего расстояния от Земли до Солнца) и получила хорошую "дозу" солнечной радиации. Тающий лед и углекислота порождают мощные выбросы вещества - джеты, меняющие форму газопылевого облака вокруг ядра (комы).

"С помощью специальной обработки изображения я заметил, что, возможно, из нее бьют два джета, которые сливаются в один общий хвост", - сказал Еленин.

Сейчас комета Икея-Мураками напоминает комету Холмса (17P/Holmes), яркую комету с колоколообразной формой комы, образовавшейся после мощной вспышки в 2007 году.

Фото Леонида Еленина


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Ноябрь 2010, 00:11:12
http://www.spacesecurity.org/Chapter-1-draftWd03.doc
Space Security Index

на 9 странице:

In October 2008, details of the International Space Observation Network (ISON) space tracking network were presented at the 3rd annual International Association for the Advancement of Space Safety (IAASS) Conference in Rome, Italy. ISON consists of 18 scientific institutions that operate 25 optical telescopes in nine different countries, mostly in Europe and Asia. Working in partnership with the European Space Agency’s European Space Operations Centre (ESOC), the data collected by ISON was used to publish the 10th edition of the “Classification of Geosynchronous Objects” in February 2008. This document provides a complete listing of all objects near geosynchronous orbits that are currently tracked by both ISON and the US SSN, including those that are under active control and those they are drifting through the GEO belt. The classification includes orbits for 146 objects not included in the satellite catalog published by the US military.  At the end of 2008 there was discussion of a potential partnership between ISON and CSSI’s SOCRATES-GEO service, particularly the ability for ISON to provide very accurate positional data on space debris that is not released by the US military.  This data would further improve the accuracy of the conjunction assessment done by SOCRATES-GEO for its commercial partners.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Ноябрь 2010, 01:15:46
Тут про нас не пишут, просто упоминают (правда в хорошей компании :)), но зато сам доклад очень содержательный, про наблюдения космического мусора на французской системе TAROT (она вообще-то про гамма-всплески, но 25% наблюдают мусор):

http://www.imcce.fr/hosted_sites/tempsespace/archives/seminTE-01-02-2010.pdf

Нас упоминают в 8 слайде:

Survey of space debris

Supervision network:

SSN (Space Surveillance Network): 15 radars and telescopes on 25 sites

RSSS (Russian Space Surveillance System) : radars and telescopes on 9 sites

ISON (International Scientific Optical Network) : 24 telescopes in 9 countries

GRAVES (Grand Réseau Adapté à la VEille Spatiale) and 2 telescopes TAROT

ESSA (European Space Situational Awareness) in construction

Telescopes:

ESA SDT (Space Debris Telescope) 1m Zeiss telescope
ZIMLAT (Zimmerwald Laser and Astromtry Telescope) 1m Cassegrain telescope
+ ZimSMART (Zimmerwald Small Aperture Robotic Telescope) 20cm telescope
PIMS (Passive Imaging Metric Sensor) 3x40cm Cassegrian telescope
MODEST, Starbrook, JAXA telescopes, ASI telescopes ….



Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 26 Ноябрь 2010, 01:37:05
О, нашел свеженький труд:

SSA Sharing Program
SWF Issue Brief


http://www.swfound.org/images/SWFIssueBriefFinal.pdf

На стр. 10 про нас отдельный абзац:

International Scientific Optical Network (ISON)The International Scientific Optical Network (ISON) was initiated in 2001 by the Keldysh Institute of Applied Mathematics (KIAM) and the Pulkovo Astronomical Observatory of the Russian Academy of Sciences. The network’s initial goals were slightly different, but since May 2004, it has sought to improve knowledge about human‐made debris in high altitude orbits, primarily GEO, and obtain as clear and complete a picture of these orbits as possible[74]. Its main goal is “providing an open source of information about space objects as accessible for scientific analysis”[75]. The network relies on international cooperation among several scientific institutions from a handful of nations, with KIAM remaining the principle coordinator [76]. It receives its data from 25 optical telescopes located at 18 facilities around the world [77].
According to the ISON website, the network is different from the traditional space surveillance systems belonging to national military structures, such as the USG SSN. ISON is simply a “scientific community of people having joint interest and common understanding of the importance of…solving scientific task[/b] while other space surveillance systems are large dedicated military units with all [the] appropriate features.” While ISON differs in these ways, it is similar to the SSA Sharing Program in that it produces orbital predictions, solutions, and analysis, but asserts that the different models it uses can produce higher quality data than the SSA Sharing Program. ISON also states that since it lacks military ties, its data is more open, free, and complete than the data provided via the SSA Sharing Program [78].

74 “F.A.Q. / ISON – Space Debris and Spacecraft.” International Scientific Optical Network, http://isonteam.com/faq/. Accessed July 1, 2010..
75 Molotov, I., V. Agapov, E. Akim, and S. Sukhanov. “ISON: Existing Structure, Tasks, Characteristics and Further Development.” PowerPoint presented to 8th US‐Russian Space Surveillance Workshop, April 18‐23, 2010.
76 “F.A.Q. / ISON…,” ibid.
77 Weeden et al, “Space Weather…,” ibid.
78 “F.A.Q. / ISON…,” ibid.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 09 Декабрь 2010, 01:08:26
Нас упомянули в докладе венгров на французской конференции по проекту Гайа

Astrometric observations at the Konkoly Observatory


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 11 Декабрь 2010, 11:00:03
http://www.rian.ru/science/20101117/297237456.html

Трехметровый астероид пролетит рядом с Землей


МОСКВА, 17 ноя - РИА Новости. Астрономы из американской обсерватории Маунт-Леммон обнаружили астероид диаметром около 3 метров, который утром в среду пройдет практически вплотную с Землей, сообщил РИА Новости астроном Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша.

Астероид, получивший обозначение 2010 WA, был обнаружен во вторник утром, говорится в материалах базы данных малых тел Солнечной системы НАСА. Около 23.30 мск вторника небесное тело со скоростью 12 километров в секунду пролетело в 265 тысячах километрах от Луны. Примерно в 06.45 мск оно минует Землю на расстоянии 38,13 тысячи километров, что лишь на 2 тысячи километров выше орбит геостационарных спутников.

Еленин отметил, что, согласно новым данным, астероид пройдет в 33 тысячах километров - то есть даже ближе геостационарных орбит. "Правда, точка сближения будет примерно на 45 градусах северной широты - далеко от зоны геостационаров (геостационарные спутники вращаются в плоскости экватора)", - сказал собеседник агентства.

По его словам, трехметровый астероид принадлежит семейству Аполлона - группе астероидов, которые пересекают орбиту Земли. Даже в случае если он войдет в атмосферу Земли, он не создаст никакой угрозы - астероиды такого размера полностью разрушаются в атмосфере.

Визит астероида предваряет массовое "вторжение" космических "гостей" - в ночь на 18 ноября достигнет максимума осенний звездопад - метеорный поток Леониды.

Этот звездный дождь можно видеть в небе каждый год в середине ноября, когда Земля проходит сквозь поток пылевых частиц, летящих по орбите породившей их кометы Темпеля-Туттля. Название "Леониды" он получил потому, что его радиант - точка на небе, из которой, с точки зрения наблюдателя, "падают" метеоры - находится в созвездии Льва.

Во время максимума на небе можно будет видеть до 100 падающих звезд в час.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Декабрь 2010, 16:45:25
http://www.gazeta.ru/news/science/2010/12/13/n_1614225.shtml

Впервые после распада СССР астроном из России открыл комету

Российский астроном Леонид Еленин , научный сотрудник Института прикладной математики имени Келдыша, открыл новую комету.

Объект WJ08B04 был обнаружен 10 декабря в ходе обзора звездного неба на дистанционно управляемом телескопе Centurion-18 (диаметр зеркала – 45,5 см) в горах Нью-Мексико (США) на высоте 2225 м. Телескоп был установлен в рамках астероидного проекта ISON (International Scientific Optical Network), который посвящен наблюдениям и каталогизации космического мусора (руководитель – Игорь Молотов). Поиск движущихся объектов на снимках производится автоматически с помощью программного обеспечения, разработанного украинскими программистами под руководством Вадима Саваневича.

Последующие наблюдения, которые были проведены не только в Нью-Мексико, но и на 1,5-метровом телескопе обсерватории на Майданаке (Узбекистан), подтвердили, что WJ08B04 является кометой.

Согласно циркуляру Центра малых планет Международного астрономического союза, который был опубликован 13 декабря, комета получила обозначение C/2010 X1 и названа в честь ее первооткрывателя кометой Еленина. Таким образом, этот объект стал первой после распада СССР кометой, которую открыл российский астроном.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 13 Декабрь 2010, 17:59:51
http://rian.ru/science/20101213/308047532.html

Впервые за 20 лет российские астрономы обнаружили новую комету

МОСКВА, 13 дек - РИА Новости. Российские астрономы впервые за последние 20 лет обнаружили новую комету. Официальное сообщение об открытии было распространено бюро астрономических телеграмм Международного астрономического союза.

Комета, получившая обозначение C/2010 X1 (Elenin), была обнаружена астрономом Леонидом Елениным из Института прикладной математики имени Келдыша 10 декабря, на снимках, полученных с помощью российской автоматизированной обсерватории ISON-NM (Нью-Мексико, США).

На следующий день эти данные были подтверждены российскими и украинскими астрономами с помощью наблюдений на обсерватории Майданак в Узбекистане. Еще через день были получены подтверждения от американских и японских ученых.

Предыдущий случай открытия кометы советским ученым произошел в 1990 году, когда литовский астроном Казимир Чернис вместе с японскими коллегами открыл комету C/1990 E1 (Chernis-Kiuchi-Nakamura).

В 1989 году житель Краснодара Борис Скориченко вместе с британскими астрономами открыл комету C/1989 Y1 (Skorichenko-George).

Параметры орбиты новой кометы пока точно не определены. По предварительным данным, ее перигелий (ближайшая к солнцу точка орбиты) находится на расстоянии четырех астрономических единиц - у орбиты Юпитера.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 18 Декабрь 2010, 18:13:43
http://www.utro.ru/articles/2010/12/17/944691.shtml

Россиянин открыл комету, не глядя в телескоп

Открытой в начале декабря комете C/2010 X1 присвоено имя русского астронома, который и обнаружил новое небесное тело.

Комета Elenin стала первой из открытых отечественными учеными за последние 20 лет. До этого научное событие подобного масштаба произошло в 1990 г., когда астроном из Литвы Казимир Чернис обнаружил комету, которую назвали C/1990 E1 (Chernis-Kiuchi-Nakamura). Новый объект в небе разглядел сотрудник Института прикладной математики им. Келдыша Леонид Еленин, это произошло 10 декабря.

Ученый наблюдал комету C/2010 X1 (Elenin) с помощью приборов обсерватории ISON-NM, которая находится в американском штате Нью-Мексико. При этом сам астроном не уезжал в США, обсерватория управляется дистанционно.

На сайте обсерватории 11 декабря появилась новость об обнаружении нового объекта, который, судя по всему, является долгопериодической кометой. Довольно быстро открытие были подтверждено российскими и украинскими астрономами, работающими в обсерватории Майданак в Узбекистане. Чуть позже было получено подтверждение от американских и японских коллег.

Параметры орбиты кометы пока точно не определены, однако из имеющихся данных можно сделать заключение, что перигелий (ближайшая к Солнцу точка орбиты) ее орбиты находится на расстоянии около четырех астрономических единиц (то есть в четыре раза дальше от Солнца, чем Земля), сообщает "Наука и жизнь".

На сегодняшний день обнаружено более 400 комет, большинство из которых - короткопериодические (имеют период обращения вокруг Солнце меньше 200 лет). С близкого расстояния при помощи космических аппаратов до сих пор было изучено всего пять небесных тел - это кометы Галлея, Вильда-2, Боррелли, Темпеля-1 и Хартли-2.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 22 Декабрь 2010, 02:43:53
http://www.rian.ru/science/20101220/311300761.html

Первая "российская" комета приблизится к Земле в октябре 2011 года

 Первая за 20 лет открытая российским ученым комета сблизится с Землей на минимальное расстояние в октябре 2011 года, а затем уйдет на дальние окраины Солнечной системы на тысячи лет, сказал в интервью РИА Новости первооткрыватель кометы, астроном Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша.

"В начале октября 2011 года комета приблизится к Земле на расстояние около 0,4 астрономической единицы, это 59,8 миллиона километров. Ее звездная величина может составить 4-5 единиц, скорее всего ее можно будет увидеть невооруженным глазом. Я обещал показать ее дочке", - сказал Еленин.

Комета, получившая обозначение C/2010 X1 (Elenin), была обнаружена Елениным 10 декабря на снимках, полученных с помощью российской автоматизированной обсерватории ISON-NM (Нью-Мексико, США). На следующий день эти данные были подтверждены российскими, украинскими и узбекскими астрономами с помощью наблюдений на обсерватории Майданак в Узбекистане. Еще через день были получены подтверждения от американских и японских ученых.

Предыдущий случай открытия кометы советским ученым произошел в 1990 году, когда литовский астроном Казимир Чернис вместе с японскими коллегами открыл комету C/1990 E1 (Chernis-Kiuchi-Nakamura). В 1989 году житель Краснодара Борис Скориченко вместе с британскими астрономами открыл комету C/1989 Y1 (Skorichenko-George).

Согласно уточненным данным, новая комета подходит к Солнцу значительно ближе, сказал Еленин. Если раньше ученые думали, что она не заходит "глубже" орбиты Юпитера, то новые расчеты показали, что она подходит ближе, чем Меркурий - на расстояние 0,45 астрономической единицы. Хотя она не попадает в класс "солнцецарапающих" комет, однако ее сможет увидеть солнечная обсерватория SOHO.

Собеседник агентства подчеркнул, что эта комета не представляет никакой угрозы для Земли, она пройдет на значительном расстоянии от нашей планеты.

"Орбиты ее может быть схожа с орбитой яркой кометы 1997 года, кометы Хейла-Боппа, но C/2010 X1 подойдет намного ближе к Солнцу и она не такая крупная как Хейла-Боппа. Ее период может быть несколько тысяч лет", - сказал ученый.

Еленин пояснил, что такие долгопериодические кометы как правило имеют очень большую массу, поскольку крайне редко наведываются во "внутренние районы" Солнечной системы, где они теряют массу под действием солнечного излучения.

"Любительская" комета

Комета Еленина была обнаружена с помощью относительно небольшого любительского телескопа с диаметром зеркала всего лишь 45,5 сантиметра. Этот телескоп установлен на дистанционно управляемой российской обсерватории ISON-NM, расположенной в горах штата Нью-Мексико (США) на высоте 2,2 тысячи метров.

Еленин пояснил, что это негосударственная обсерватория, созданная на средства международного астрономического проекта ISON (International Scientific Optical Network).

По словам собеседника агентства, обсерватория ISON в основном ведет поиск астероидов, сближающихся с Землей, изучением гамма-всплесков.

Еленин отметил, что исследование комет крайне важно для исследования эволюции Солнечной системы - эти небесные тела представляют собой остатки первоначального "строительного материала", из которого формировались планеты.

"Кроме того, это имеет и вполне прикладное значение - всегда существует риск, что некое крупное небесное тело, астероид или комета может столкнуться с Землей, что может привести к крайне тяжелым последствиям", - сказал астроном.

Он посетовал, что российская "государственная" астрономия мало занимается поиском астероидов, сближающихся с Землей (АСЗ).

"Российскими астрономами, за последние годы открыты четыре АСЗ. И все эти открытия любительские", - сказал ученый.

Фото: Леонид Еленин

Телескоп "Центурион" российской автоматизированной обсерватории ISON-NM


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 22 Декабрь 2010, 02:59:58
http://www.gazeta.ru/science/2010/12/20_a_3471201.shtml

«Кометы могут представлять серьезную угрозу»
Интервью с первым российским астрономом, открывшим комету за последние 20 лет

Сотрудник Института прикладной математики Леонид Еленин, первый за последние 20 лет россиянин, открывший комету, в интервью корреспонденту «Газеты.Ru» рассказал о том, как было сделано открытие, о его научном значении и об оборудовании, с помощью которого была обнаружена комета.

– Расскажите, пожалуйста, о комете, которую вы открыли. Насколько далеко от Земли она сейчас находится? Какой у нее период обращения и каким будет максимальный блеск?
– Комета C/2010 X1 (Elenin) была открыта в ходе планового обзора неба 10 декабря 2010 года. Работа проводилась на негосударственной российской удаленной обсерватории ISON-NM, работающей по астероидной программе российского проекта ISON (International Scientific Optical Network, ранее – ПулКОН, «Пулковская кооперация оптических наблюдателей»).

В настоящий момент сказать что-то конкретное по параметрам орбиты не представляется возможным, так как новая комета имеет небольшую угловую скорость и необходимы дополнительные наблюдения для уточнения элементов орбиты. Пока орбита кометы считается параболической, с перигелием (ближайшая к Солнцу точка орбиты – «Газета.Ru») вблизи орбиты Юпитера. Новые измерения показывают, что комета может быть все же короткопериодической (период до 200 лет), причем некоторые из решений дают очень близкий перигелий, внутри орбиты Земли. Я думаю, что многое станет ясно в течение ближайшей недели. Тогда мы и сможем судить о предполагаемом блеске.

– В чем, на ваш взгляд, состоит научная польза поиска комет?
– Мы изучаем свой дом, в котором живем, а более глобальный дом – это Солнечная система. Конечно, наше представление о ней не перевернется от открытия одной кометы. Но все вместе мы делаем общий вклад в эту работу. Во многом это вопрос престижа, как вы знаете, россиянами кометы не открывались более 20 лет, то есть с самого образования независимой России. Открывая новые кометы, мы можем понять, откуда они пришли, и внести новую информацию в теорию строения Солнечной системы.

Следующий вопрос – астероидно-кометная опасность. Есть два отношения к этой проблеме. Первый – в желтой прессе, интернете и на телевидении выливается огромное количество «информации» о конце света. Причем говорится об этом как о доказанном факте, и все мы слышали эти слухи. Это нагнетает тревожную обстановку, но ведь чем «жарче» новость, тем лучше. Есть и другое мнение, которое во многом является негативным результатом описанной выше темы о конце света. Говорят, что ученые запугивают народ, чтобы им выделяли больше денег, а на самом деле Земле ничего не грозит. Это не так. Солнечная система постоянно эволюционирует как живой организм, если посмотреть на динамику движения всех объектов в ускоренном времени, это прекрасно видно.

Поэтому катастрофические столкновения в истории Земли уже были и будут в будущем, если мы не сможем отвести угрозу.

Это случится не завтра и не в 2012 году. Подобные катастрофические столкновения случаются раз в миллионы лет. Но столкновения с малыми телами размерами порядка 100 метров могут случаться гораздо чаще. Конечно, подобное столкновение не приведет к глобальной катастрофе, и одной из задач астрономов является определение области падения небесного тела с тем, чтобы заблаговременно провести эвакуацию населения. Это большой вопрос, и я не буду его дальше развивать в этом интервью, просто отмечу, что кометы могут представлять для Земли серьезную угрозу, особенно крупные долгопериодические кометы, которые неизвестны на данный момент.

Обнаружив такое тело у орбиты Юпитера и поняв, что существует вероятность его столкновения с Землей, у нас будет очень мало времени на то, чтобы должным образом отреагировать.

И в настоящий момент средств противодействия подобным угрозам у нас нет...

– Как происходило открытие? Можете рассказать подробнее про телескоп в Нью-Мексико, где было сделано открытие?  Как он управляется дистанционно? Насколько сложное программное обеспечение используется, кто его разрабатывал?
– Как я говорил ранее, комета была обнаружена на снимках нашего обзора неба. Обсерватория ISON-NM расположена в горах Нью-Мексико, в хорошем астроклимате, на высоте 2217 метров. В качестве обзорного инструмента используется телескоп с апертурой (диаметром главного зеркала) 455 мм. В качестве детектора используется современный полноформатный CCD-приемник. Поле зрения этой оптической системы составляет 100х100 угловых минут. Рабочее проницание – порядка 20,5 звездных величин (для примера, блеск Плутона в настоящий момент – 14,5 звездных величин).

После получения снимков они обрабатываются специальной программой, разработанной командой украинских программистов, на компьютере, находящемся в нашей обсерватории, на расстоянии 9500 км от Москвы. Главная задача этого программного обеспечения – детектирование движущихся объектов. После чего моей задачей является ручная проверка всех найденных объектов, так как среди них есть большое число ложных срабатываний: это плата за высокую чувствительность алгоритма детектирования.

Вот в ходе этой работы и был обнаружен неизвестный объект, сразу привлекший мое внимание.

Он был слегка размыт и имел скорость вдвое меньшую, чем у обычных астероидов в этом кадре. Тогда и закралось сомнение, что это необычный объект, но предстояло проверить: возможно, это была уже известная комета. Оказалось, что с такими координатами никаких известных объектов не должно быть.

После этого началась техническая работа, первыми кометную природу нового объекта подтвердили в обсерватории Майданак (Узбекистан) с помощью 1,5-метрового телескопа. Затем последовали и другие подтверждения из России, Италии и США.

– Расскажите, пожалуйста, о проекте ISON? Какова его главная задача? Какие открытия удалось сделать с помощью него? Насколько эти открытия соответствуют главной задаче проекта? Или же они являются приятным «побочным эффектом»? Где еще в мире находятся телескопы сети ISON?
– Главной задачей проекта ISON является наблюдение и изучение космического мусора, а также общей обстановки в околоземном пространстве. В этой области достигнуты больше успехи мирового уровня. С нами в кооперации работают свыше 30 обсерваторий, расположенных как на территории бывшего СССР, так и в дальнем зарубежье. С помощью финансовой поддержки ISON осуществляется реконструкция многих обсерваторий, пришедших в упадок за последние десятилетия.

В Нью-Мексико установлен дистанционно управляемый телескоп, главной задачей которого является поиск новых объектов Солнечной системы.

Также на обсерватории проводится фотометрия астероидов, сближающихся с Землей (АСЗ), и наблюдения оптических послесвечений гамма-всплесков.

– С кем из астрономов вы сотрудничаете? Как считаете: насколько эффективным является сотрудничество любительской астрономии с профессиональной? Есть ли перспективы у этого сотрудничества и в чем оно заключается – в поиске новых и сверхновых звезд, открытии объектов Солнечной системы, а еще?
– Мы открыты для взаимно интересного сотрудничества в разных областях наблюдательной астрономии. Примером тому служат наблюдения гамма-всплесков и фотометрии астероидов. Сотрудничество с любителями астрономии, той ее группой, которой интересна именно наука, я считаю очень перспективным. Особенно это касается наблюдений малых тел Солнечной системы, а также изучения переменных звезд. Можно отметить наблюдения покрытий звезд, наблюдения гамма-всплесков, в меньшей степени поиск сверхновых звезд. Хочу отметить, что все российские АСЗ открыты любителями астрономии, как и первая российская комета. Ведь по статусу я астроном-любитель, так как моя основная работа в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша (ИПМ) напрямую не связана с поиском новых объектов Солнечной системы и вообще с наблюдательной астрономией.

– Расскажите, пожалуйста, о себе. Как вы стали наблюдателем?
– Я закончил Московский авиационный институт по специальности «проектирование электронно-вычислительных комплексов», сейчас работаю младшим научным сотрудником в ИПМ. Я полюбил астрономию еще в школе, все началось с книги Ф. Ю. Зигеля «Сокровища звездного неба». Первый телескоп появился у меня достаточно поздно, в 2006 году, после окончания моей службы в Вооруженных силах. С самого начала, обладая даже скромными техническими средствами, мне было интересно делать какую-то научную работу. Так я начал наблюдать переменные звезды. В декабре 2007 года я впервые попробовал провести дистанционные наблюдения, и мне это очень понравилось. Начало 2008 года я провел в поисках частных обсерваторий США, готовых дать мне некоторое количество наблюдательного времени.

Такие обсерватории, как ни странно, были найдены.

Я хочу выразить огромную благодарность людям, которые тогда дали мне эту возможность, ведь именно с их помощью я состоялся как наблюдатель. В декабре 2009 года я предложил реализовать проект удаленной обсерватории сети ISON в США, где у меня много добрых знакомых. Проект состоялся. В мае 2010 года на обсерватории был получен «первый свет». С середины июля начались регулярные поисковые работы, а также дальнейшая отладка оборудования, планирование тактики и стратегии наблюдений. 10 августа, аккурат в моей день рождения, был открыт первый астероид обсерватории, оказавшийся марс-кроссером (то есть пересекающим орбиту Марса). Ровно через месяц мы открыли первый астероид, относящийся к семейству Амура, – АСЗ 2010 RN80. 10 декабря была открыта первая за последние 20 лет российская комета. В настоящий момент обсерватория ISON-NM входит в десятку обсерваторий с самым большим числом измерений малых тел Солнечной системы за год. По этому показателю мы уже сейчас опережаем некоторые национальные обзорные программы.

– Каких еще открытий можно ожидать от телескопов сети ISON?
– Обсерватория работает каждую ясную ночь, коих в горах Нью-Мексико много. Мы не останавливаемся на достигнутом. В настоящий момент открыто более сотни астероидов, построены кривые блеска десятка АСЗ, проведены наблюдения нескольких гамма-всплесков. Надеюсь, что в будущем мы начнем поиск сверхновых звезд на получаемых кадрах, это будет «побочный» продукт наших наблюдений. Ну и главное – поисковая работа будет продолжена, и я уверен, нас ждет еще немало интереснейших открытий!

Телескоп, на котором была открыта комета // фото из личного архива Леонида Еленина

Леонид Еленин // фото из личного архива Леонида Еленина


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 25 Декабрь 2010, 18:40:58
Два телевизионных ролика про открытие кометы Elenin.

Российские астрономы открыли новую комету
http://www.1tv.ru/news/techno/167006

Российские астрономы впервые за 20 лет открыли новую комету. Небесное тело обнаружил Леонид Еленин из Института прикладной математики имени Келдыша. Он заметил его на снимках, полученных при помощи автоматизированной обсерватории в американском штате Нью-Мексико (она управляется нашими специалистами дистанционно).
Выводы учёного уже подтвердили его коллеги из разных стран. Теперь осталось определить точные параметры орбиты новой кометы, которая по традиции будет носить имя открывшего её человека - комета Еленина.
В звёздное небо этой ночью всматривались и сотни других астрономов, а также все, кто хотел загадать желание. За несколько часов до рассвета метеорный поток Геминиды достиг максимума. По словам специалистов, при благоприятных условиях и капельке везения можно было заметить десятки падающих звёзд.


Российские астрономы открыли новую комету
http://www.newstube.ru/media/rossijskie-astronomy-otkryli-novuyu-kometu


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 25 Декабрь 2010, 18:55:39
http://www.skyandtelescope.com/observing/highlights/112431829.html

Bright Prospects for Comet Elenin?

It doesn't look like much now — just a 19th-magnitude smudge tucked away in southwestern Virgo — but a newly discovered comet could become something special 10 months from now.

Comet Elenin (C/2010 X1) made its debut on December 10th when Leonid Elenin, an observer in Lyubertsy, Russia, remotely acquired four 4-minute-long images using an 18-inch (45-cm) telescope at the ISON-NM observatory near Mayhill, New Mexico. Follow-up images by Aleksei Sergeyev and Artyom Novichonok at Maidanak Observatory in Uzbekistan revealed more about the new find: a teardrop-shaped, very diffuse coma just 6 arcseconds across and a tiny tail.

What's gotten hearts beating a little faster since the discovery is that Comet Elenin is still more than 4 astronomical units (375 million miles) from the Sun and headed inbound. It's still early, and the orbit is certain to change in the weeks ahead, but right now it appears the comet's perihelion will occur well inside Earth's orbit, about 0.45 a.u. (42 million miles) from the Sun, on September 5th.

Right now, odds are that Comet Elenin will become an easy target for binoculars around mid-August and reach naked-eye visibility for a couple of weeks around perihelion. The comet's elongation from the Sun shrinks to just 1° following perihelion, but soon thereafter the comet gets enough separate to position itself nicely for viewing in the predawn sky.

Moreover, it's traveling very near the ecliptic plane, and as it sweeps close to the Sun its sky location won't stray far from the celestial equator until mid-September, when the path arcs slowly northwestward through Leo. That's a plus for skywatchers in the Northern Hemisphere.

Finally, because Comet Elenin passes between the Sun and Earth, there's a chance its dust tail might "light up" due to the large Sun-comet-Earth angle and put on a really good show. (The last interloper to do this, Comet McNaught, dazzled southern skygazers in January 2007.)

I'll update this story once the orbit settles down, so please check back for the latest details.

Posted by Kelly Beatty, December 24, 2010

Comet Elenin (C/2010 X1) appears as a tiny, faint smudge in this stack of four 300-second exposures taken on December 11, 2010, with the 1.5-m reflector at Maidanak Observatory. (The quadrupled stars are due to the comet's motion between exposures.)
Aleksei Sergeyev / Artyom Novichonok


Amateur astronomer (and comet discoverer) Leonid Elenin lives near Moscow and is an accomplished optician who likes to observe asteroids and variable stars.
Tenagra Observatories


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 02 Январь 2011, 01:56:37
http://www.dailywireless.org/2010/11/19/satellite-with-328-ft-antenna-to-launch/

Satellite with 328 ft Antenna to Launch

The International Scientific Optical Network, primarily a Russian venture, has discovered 152 ‘unknown’ objects, likely including classified US satellites, that have no public orbital information in the US catalog.



Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 20 Январь 2011, 01:04:38
http://www.rian.ru/science/20110111/320194929.html

Создание инфраструктуры на космодроме "Восточный" начнется в этом году

Центральный научно-исследовательский институт машиностроения (ЦНИИмаш) в 2011 году планирует начать работу по созданию инфраструктуры на новом российском космодроме "Восточный" на Дальнем Востоке, сообщил генеральный директор института Геннадий Райкунов.

Он представил премьер-министру РФ Владимиру Путину доклад о работе ЦНИИмаш и входящего в его состав Центра управления полетами (ЦУП).

"На сегодняшний день закончено создание проектного облика и эскизного проекта космодрома "Восточный", и специалисты приступают к разработке технического проекта", - отметил Райкунов.

Он также рассказал еще об одном достаточно новом направлении работы - системе предупреждения об опасных событиях в космосе.

"Сейчас на орбитах очень много скопилось космического мусора и так много самих космических аппаратов, что они уже представляют опасность друг для друга", - пояснил Райкунов.

По его словам, в 2011 году планируется разместить еще четыре наблюдательных пункта в России и за рубежом, которые войдут в данную систему.

ЦНИИмаш был создан в 1946 году по постановлению Совета министров СССР, подписанном Иосифом Сталиным. Здесь ведется работа по многим направлениям космической отрасли, а ЦУП осуществляет управление пилотируемыми и непилотируемыми полетами. Сейчас отсюда ведется управление Международной космической станцией (МКС) и несколькими спутниками. В ближайшие десять лет поступит на управление порядка 40 различных космических аппаратов.

ЦНИИмаш является одним из участников наземного эксперимента "Марс-500" по отработке полета человека на эту планету.

Райкунов рассказал, что эксперимент рассчитан на 520 суток, более половины из которых уже истекли с учетом полета к Марсу, 30-суточной работы на поверхности планеты и пути обратно.


Название: Re: Про нас пишут и наши интервью
Отправлено: Игорь от 22 Январь 2011, 11:00:02
Доклад Б