Форум проектов ISON и LFVN
18 Ноябрь 2017, 13:13:01 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
  Сайт   Начало   Помощь Поиск Закладки Календарь Войти Регистрация Чат  
Страниц: [1] 2 3   Вниз
  Добавить закладку  |  Печать  
Автор Тема: Cтатьи про историю нашей наблюдательной астрономии и перспективы развития  (Прочитано 15324 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« : 06 Октябрь 2007, 19:06:49 »

Опубликована статья про развитие РСДБ в России, жалко, что на английском.

Astronomische Nachrichten
Volume 328 Issue 5, Pages 411 - 419
Published Online: 16 May 2007

Early VLBI in the USSR
L.I. Matveenko
Space Research Institute RAN, Profsojuznaja 84/32, 117997 Moscow, Russia
 
email: L.I. Matveenko (matveen@iki.rssi.ru)

Keywords  history  and  philosophy  of  astronomy  •  instrumentation:
detectors  •  techniques:  interferometric  • techniques: high angular
resolution • telescopes


Abstract  This  article gives story of interferometer with independent
elements  (Very Long Baseline Interferometer) in Russia. At the end of
February  1962  the  author discussed with G.Ya. Gus'kov, DSN Station,
Evpatorija  a  new  type  of  radio  interferometer  and  proposed  an
experiment between two DSN stations. In September 1962 he reported the
new  method  and  proposed  a  VLBI  experiment  at  seminar  of Radio
Astronomical   Laboratory,   Pushino,   and   then  at  a  seminar  of
Astronomical  Institute  GAISH which recommended to take out a Patent.
In  December GAISH sent documents to the Patent Bureau. In summer 1963
the  author  discussed with B. Lovell in Evpatorija the VLBI method of
and  we  signed memorandum an Ev-JB experiment at = 32 cm. In December
1963  the  Patent Bureau permitted publication, and the paper was sent
to  Radiofizika. Really VLBI in the USSR began with the proposal of M.
Cohen  and  K.  Kellermann, February 1968, to do an experiment between
22-m  antenna  Pushino  and  43-m Green Bank. (© 2007 WILEY-VCH Verlag
GmbH & Co. KGaA, Weinheim)
« Последнее редактирование: 18 Февраль 2009, 21:43:44 от Игорь » Записан
addmin
Гость
« Ответ #1 : 06 Октябрь 2007, 21:24:34 »

А ссылку? Текст в сети доступен или только абстракт?
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #2 : 06 Октябрь 2007, 22:44:26 »

послал ссылку по почте. Выложим статью?
Записан
addmin
Гость
« Ответ #3 : 06 Октябрь 2007, 23:06:14 »

Отчего ж не выложить, если автор не станет возражать?
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #4 : 06 Октябрь 2007, 23:49:28 »

Я попробую найти его телефон и спросить.
« Последнее редактирование: 07 Октябрь 2007, 11:16:20 от addmin » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #5 : 16 Ноябрь 2008, 19:10:44 »

Нашел научно-популярную статью про РСДБ:

ГЛОБАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ЛОВЛИ РАДИОВОЛН
http://nauka.relis.ru/06/0504/06504002.htm
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #6 : 18 Февраль 2009, 21:43:24 »

http://www.crao.crimea.ua/izv/104-5/104-5-132-137.pdf

Будущее Крымской астрофизической обсерватории.
Стратегия развития.


А.Н. Ростопчина-Шаховская
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #7 : 16 Март 2009, 02:16:48 »

Про то, как создавалась обсерватория на пике Терскол:

АСТРОНОМИЧЕСКАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ НА СКЛОНЕ ЭЛЬБРУСА
http://nauka.relis.ru/25/0411/25411112.htm
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #8 : 15 Август 2009, 11:37:35 »

Ссылки на несколько докладов конференции "Астрономия и общество".

Для общего развития  Смеющийся

Будущее астрономии в России - Н.С.Кардашев
http://www.astronomy2009.ru/presentations/future_astron_Rus.ppt
"Вес" 40 МБт !!

Экспертная оценка будущего астрономии. Прогноз по результатам опроса астрономического сообщества - О.Ю.Малков  http://www.astronomy2009.ru/presentations/malkov27.ppt

Астрономия и международные организации - Н.Н.Самусь
http://www.astronomy2009.ru/presentations/A_and_soc.ppt

Астрономия и мировая интеграция - Ю.Ю.Балега
http://www.astronomy2009.ru/presentations/astro_integration.ppt

Международная виртуальная обсерватория - О.Ю.Малков
http://www.astronomy2009.ru/presentations/malkov25.ppt

Астрономия в российском Интернете - О. Бартунов, В. Самодуров
http://www.astronomy2009.ru/presentations/astrorunet2009.pdf
« Последнее редактирование: 15 Август 2009, 11:47:11 от Игорь » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #9 : 15 Август 2009, 12:15:36 »

Будущее астрономии в России - Н.С.Кардашев
http://www.astronomy2009.ru/presentations/future_astron_Rus.ppt
"Вес" 40 МБт !!

Ну, в общем, ничего неожиданного в докладе нет.
Названы космические проекты Кардашева - Радиоастрон и Миллиметрон, а также Спектр-Рентген-Гамма и Ультрафиолет.

Из наземных обсерваторий упомянуты САО (БТА и РАТАН-600), Пущинская РАО (упомянуто про модернизацию БСА), РТ-70 в Суффе, отчественная РСДБ-сеть в составе сети "Квазар-КВО", Уссурийского РТ-70 и будущего РТ-70 в Суффе, и мобильной РСДБ-станции. Почему-то не названы РТ-64 в Калязине и Медвежьих Озерах. Зато из картинки видно, что на пунктах сети "Квазар-КВО" в Светлом, Зеленчуке и Бадарах планируется разместить и оптические телескопы. Почему-то в Зеленчуке и Бадарах нарисовано по 2 радиотелескопа  Непонимающий. Центр корреляционной обработки предусматривается только в ИПА РАН в Питере.

Упомянуты модернизация Сибирского солнечного радиотелескопа и проект строительства 3-м солнечного телескопа-коронографа (про него я раньше не слышал).

И достаточно подробно рассказано про проект МАСТЕР. Которому, кстати делегируется и решение задач астероидной опасности и контроль космического пространства (наблюдения спутников, космического мусора и метеоров). Как я не раз уже говорил - это полная утопия. Невозможно совмещать в одних обзорах задачи гамма-всплесков, астероидов и космического мусора. И методики наблюдения и даже экспозиции тут будут совершенно разные, НЕСОВМЕСТИМЫЕ. Еще меня удивила задача открытие трансплутоновых астероидов. Для этого диаметра 40 см явно недостаточно.

В докладе забыты строящиеся 3,15-м Алтайский и 2,5-м Кисловодский телескопы. Цейсс-2000 на Терсколе, а также пионерские АЗТ-33ИК и АЗТ-33ВМ Саянской обсерватории. Естественно, про наш проект ПулКОН/НСОИ АФН - ни слова. Хотя по оценкам зарубежных ученых the largest optical space surveillance telescope network in the world is the International Scientific Optical Network (ISON). Ну не любят нас чиновники от науки. Вот и на конференции в ИПА "Астероидно-кометная опасность – 2009" два доклада с нашими результатами по фотометрии астероидов засунули в постеры. Ну им же хуже.


* image002.gif (157.85 Кб, 646x465 - просмотрено 608 раз.)
« Последнее редактирование: 15 Август 2009, 12:31:00 от Игорь » Записан
LeonidOS
Участник проекта
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 4263



WWW
« Ответ #10 : 16 Август 2009, 15:27:18 »

Цитировать
Еще меня удивила задача открытие трансплутоновых астероидов. Для этого диаметра 40 см явно недостаточно.

Мда, повеселило. Пробовал я переоткрывать ТНО. Но даже 80см телескопа с E2V камерой не хватило.
« Последнее редактирование: 16 Август 2009, 21:30:28 от Игорь » Записан

ISON-NM Observatory (H15)
ISON-SSO Observatory (Q60)
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #11 : 12 Сентябрь 2009, 15:53:21 »

http://www.odvestnik.com.ua/issue/303/6350/

Одесская астрономическая обсерватория и ее раритеты

МЕЖДУНАРОДНЫЙ астрономический союз объявил 2009 год Международным годом астрономии. Это решение было поддержано ЮНЕСКО и одобрено Генеральной ассамблеей ООН. В нашем городе есть научно-исследовательский институт «Астрономиче-ская обсерватория», которым по праву может гордиться каждый одессит. Это научное учреждение при Одесском национальном университете им. И.И. Мечникова в скором времени войдет в список памятников мирового наследия ЮНЕСКО.

Одесская астрономическая обсерватория - первое научное учреждение в нашем городе, которое на протяжении всего времени своего существования было одним из лучших в Российской империи, а потом - в СССР и в Украине. Кстати, на базе НИИ до сих пор работают раритетные астрономические приборы, активно используемые в исследовательской деятельности обсерватории, которая продолжает приносить городу и государству научную и образовательную пользу, поддерживает в мире авторитет одесских ученых-астрономов.
Валентин Григорьевич Каретников - доктор физико-математических наук, профессор, академик Академии наук высшей школы Украины, в течение двадцати трех лет заведовал кафедрой астрономии ОНУ им. И.И. Мечникова, в течение семнадцати - был директором НИИ «Астрономическая обсерватория». Кто как не он знает все об Одесской обсерватории и ее раритетных приборах.
- Валентин Григорьевич, расскажите, пожалуйста, предысторию создания Одесской обсерватории. Как возникла сама идея открытия подобного учреждения в нашем городе?
- Идея создания обсерватории абсолютно логична и понятна: любой портовый город, куда заходят корабли, должен иметь навигационную камеру для сверки компасов, секстантов, хронометров и прочих необходимых приборов. Одесса не стала исключением - как только в нашем городе появился действующий порт, возникла острая необходимость в создании такой камеры, а также в специалистах, которые работали бы в этом направлении. Когда открылся Ришельевский лицей, в нем появился специальный класс с разными геодезиче-скими, топографическими и астрономическими приборами, в том числе и телескопами. Исторические данные о работе этого класса в лицее не сохранились, поэтому об истории обсерватории мы можем говорить лишь с момента открытия Новороссийского университета.
- Итак, с чего же все началось?
- По распоряжению руководства города в 1863 году в урочище Ланжерон был выделен удел земли под строительство учено-учебной обсерватории, так необходимой нашему городу в целом и молодому университету в частности. Отведенный участок был сильно заставлен: там находился юго-восточный бастион крепости и сигнальный телеграф, который использовался во время русско-турецких войн. Строить саму обсерваторию начали через семь лет - в 1870 году, благодаря тому, что город-ской голова Николай Новосельский выделил из бюджета города недостающие 20601 рубль на строительство в дополнение к государственным средствам. Приблизительно в это же время сотрудники будущей обсерватории начали посадку деревьев, с которых начался Александровский парк (ныне - центральный городской парк им. Т.Г.Шевченко). Строительство здания было завершено в августе 1871 года (и с того времени оно ни разу капитально не ремонтировалось!) - тогда-то обсерватория и стала выполнять необходимые для города задачи.
- Какие?
- Во-первых, единственно правильным способом проверки часов в то время были астрономические наблюдения, и на простой бытовой вопрос «Который час?» могло в точности «ответить» лишь небесное светило - Солнце. Именно по нему и проводились наблюдения, результат которых фиксировался на главных городских часах. Таким же образом работники обсерватории следили за точностью работы хронометров на кораблях, которые заходили в наш порт. Во-вторых, с самого начала существования этого учреждения здесь велись исследования по астрометрии и геодезии, что позволяло отслеживать исправность компасов и секстантов. После появления в Одессе газовых фонарей сотрудники обсерватории определяли, когда их нужно зажигать и гасить. Ну и, конечно же, не стоит забывать и о том, что здесь находилась база подготовки астрономов при Новороссийском университете.
- Как проходило обучение будущих астрономов?
- Конечно, отдельного факультета астрономии тогда не было. Подготовка была классиче-ская, как было принято во всей Российской империи: те студенты, которых интересовал данный предмет, приходили на кафедру, которая, по сути, начала свое существование со дня преобразования Ришельевского лицея в университет. Там они выбирали тему, которую разрабатывали под наблюдением научных руководителей, затем защищали выполненные работы, получали соответствующие звания.
- Кто руководил кафедрой в то время?
- На должность заведующего кафедрой был приглашен выпускник Санкт-Петербургского университета, который к тому времени уже прошел стажировку для получения звания профессора, магистр астрономии Леопольд Беркевич. С первого года своего пребывания на кафедре он читал два основополагающих курса: космография (нынче - общая астрономия) и сфериче-ская тригонометрия (сферическая астрономия), через некоторое время он ввел теоретическую астрономию (небесная механика) и практическую астрономию (общая астрометрия), с помощью которых можно определить по звездам местопо-ложение некоторого пункта, координаты звезд и планет, следить за ходом времени. Эти дисциплины и стали основной базой научной работы кафедры, продолжают они изучаться до сих пор. К ним, конечно же, добавилось еще два десятка дисциплин, продиктованных нуждами нового времени.
Леопольд Беркевич хорошо понимал важность обсерватории для нашего города и поэтому активно продолжал ее дальнейшее строительство, которое было бы, конечно, не осуществимо без поддержки государства и городских властей. На территории обсерватории была построена башня под телескоп, приобретен меридианный круг - необычайно нужный и точный прибор, с помощью которого можно определять положение звезд на небе с точностью до сотых долей секунды.
- Валентин Григорьевич, расскажите, пожалуйста, историю приобретения этого прибора и о его значении для обсерватории.
- История этого инструмента достаточно сложна: изначально он предназначался для открываемой в Тифлисе (ныне Тбилиси, Грузия) физической обсерватории, в планах работ которой были и астрономические наблюдения. Однако вскоре Тифлисская обсерватория изменила направление своей работы, ограничившись лишь метеорологиче-скими наблюдениями, и приобретенный меридианный круг оказался ей ненужным. Узнав об этом, Леопольд Беркевич поставил перед руководством Новороссийского университета вопрос об его приобретении. Получив одобрение и согласовав все обязательные условия получения необходимого прибора, он совершил взаимовыгодный обмен: одиннадцать метеорологических и физических приборов были переправлены в Тифлис с оплатой их перевозки, а взамен - в Одессу был доставлен тот самый меридианный круг Репсольда. С тех пор этот необычайно точный и незаменимый прибор стал настоящим достоянием Одесской обсерватории: на нем проводили свои исследования десятки ученых, было выполнено более 150 тысяч наблюдений и составлено три десятка каталогов положений небесных тел, каждый из которых является законченной работой и представлялся на защиту как диссертация. Одесский меридианный круг, невзирая на свой почти 150-летний возраст, по-прежнему находится в рабочем состоянии, активно используется для учебной и экскурсионной работы обсерватории и является одним из самых точных угломерных инструментов во всем мире.
- Как развивались дальнейшие события? Кто сыграл решающую роль в развитии обсерватории, в ее научном становлении?
- Вторым заведующим обсерваторией в 1881 году стал профессор Александр Кононович. Он оснастил ее новейшим, зачастую первым в России научным оборудованием, расширил научную тематику проводимых исследований. Его вполне справедливо называли первым астрофизиком Юга Российской империи, но, кроме науки, он также успешно вел и другую деятельность - преподавательскую. Его учениками стали будущие академики Польши и Румынии - Богдан Залеский, Николай Донич, лауреат премии Академии наук Франции Алексей Ганский, профессор Московского и Пражского университетов Всеволод Стратонов и многие другие. А еще - в 1886 году он добился покупки телескопа для Одесской обсерватории.
- Что значило для обсерватории это приобретение?
- Телескоп-рефрактор Кука был заказан в известной англий-ской телескопостроительной фирме «Coock&Sons» и куплен за деньги, оставленные Новороссийскому университету на приобретение новых приборов по завещанию известного одесского врача Иванова. Его установили в специально построенной башне, которую, кстати говоря, спроектировал Александр Бернардацци, где интенсивно использовали для визуальных и инструментальных наблюдений небесных тел. На нем устанавливались многочисленные покупные и созданные в университете приборы, в частности визуальные фотометры, фотографические камеры и микрометры для наблюдения двойных звезд. В целом телескоп использовался для всех видов наблюдений по тематике научных исследований Одесской астрономической обсерватории. Перед Первой мировой войной телескоп Кука был отправлен для профилактики и ремонта в Англию, где оставался до 1930 года, после чего был возвращен в Одессу. На телескопе проводились визуальные и фотографические наблюдения переменных звезд, прохождений планет по диску Солнца.
В 1910 году Александра Кононовича сменил на посту руководителя Александр Орлов - личность выдающаяся, незаурядная. При нем была организована съемка одесских лиманов, улиц города и береговых склонов, выпуск Мор-ского ежегодника для флота, Одесского астрономического календаря и ряда специальных изданий - словом, была проделана очень большая и разноплановая работа, в результате которой Одесская обсерватория заняла лидирующую позицию и, по сути, стала главной государственной обсерваторией Украины. В 1934 году Александра Яковлевича сменил член-корреспондент АН СССР, профессор Константин Покровский. Он восстановил кафедру астрономии в университете, аспирантуру при ней, но главное - спас Одесскую обсерваторию от разграбления в период фашистской оккупации, сохранил все приборы и нужные материалы. Именно благодаря ему после освобождения нашего города обсерватория сразу же смогла начать свою работу. Однако дальнейшая судьба Константина Дормидонтовича трагична: он был репрессирован как враг народа, который якобы оказывал помощь фашистским оккупантам в военное время, благодаря чему его и не тронули, и умер в тюрьме, будучи уже в преклонном возрасте.
- Кто возглавил кафедру в послевоенное время?
Возглавил кафедру астрономии, а позднее и саму обсерваторию профессор Владимир Платонович Цесевич. Он также сделал для будущего НИИ очень многое: организовал работу над проблемами исследования переменных звезд, фотометрией астероидов, искусственных спутников Земли, создал мощную группу телескопостроения, основал наблюдательные астрономические станции в Маяках и Крыжановке, добился открытия Одесского планетария. Его трудами в период с 1945 по 1956 годы получено около 10 тысяч фотографических пластин со снимками звездного неба. Эти снимки составили первую часть коллекции под названием «Старые астрографы», вторая часть составлена из более 84 тысяч фотопластин, полученных в 1957-1998 годах, третья часть - около 10 тысяч пластин «Симеизской коллекции», охватывающих период наблюдений с 1909 по 1954 годы. Одесская коллекция снимков звездного неба по количеству пластин является третьей в мире (!) после коллекций Гарвардской (США) и Зонненбергской (ФРГ) обсерваторий. И, кстати говоря, кроме этой коллекции, имеется около полутора тысяч снимков 99 комет и огромное количество снимков метеоров.
- Как занимался профессор Цесевич преподаватель-ской деятельностью?
- В числе его учеников - более полутора десятков докторов наук, многие заслуженные деятели науки России и Украины... Был его учеником и я.
- Вы, наверное, и заняли пост заведующего обсерваторией после него?
- Не совсем так. В 1983-1989 годах обсерваторией руководил кандидат наук Ю.А. Медведев, а с 1990 года «бразды правления» принял я, став, таким образом, первым выборным директором. В то время нам удалось компьютеризировать исследования, перевести обсерваторию в статус научно-исследовательского института, создать и выпустить учебники астрономии для средних школ.
- А как обстоят дела сегодня?
- Одесская астрономическая обсерватория, возглавляемая Сергеем Андриевским, - одна из ведущих в мире организаций по исследованию химической и динамической эволюции звезд и Галактики. Мы по-прежнему ведем научные и популяризаторские работы, постоянно проводим экскурсии для всех школьников нашего города в планетарии. Несмотря на немалые финансовые трудности, продолжаем активно заниматься разноплановой научной деятельностью. Астрономия - наука космополитическая, наши сотрудники постоянно принимают участие в международных научных конференциях, обмениваются опытом с иностранными коллегами, что способствует обоюдному развитию и поддерживает авторитет нашей страны во всем мире.
 
Журналист: Александра Игнатенко


* _MG_8730.jpg (22.43 Кб, 254x169 - просмотрено 628 раз.)

* thumb.jpg (10.15 Кб, 169x254 - просмотрено 647 раз.)
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #12 : 27 Сентябрь 2009, 13:47:32 »

http://astrosovet.ru/opt_tel_intro.html

ОПТИЧЕСКИЕ НАЗЕМНЫЕ ТЕЛЕСКОПЫ РОССИИ – ТЕЗИСЫ

– Историческое введение –

История профессиональных наблюдений с оптическими инструментами в России принято исчислять с 1735 г., когда в Санкт-Петербурге в здании Кунсткамеры стала работать первая в России государственная астрономическая обсерватория. Ее руководителем был приглашенный Петром Великим французский астроном и картограф Жозеф Никола Делиль (1688-1768). Он приехал в Россию со своими помощниками и своей программой работ. Благодаря его деятельности астрономия в России стала наукой, а в Петербурге появилась первая астрономическая научная школа. Астрономическая обсерватория Академии наук располагалась в трех ярусах башни Кунсткамеры, была хорошо оборудована и позволяла вести серьезную научную работу. После отъезда Делиля во Францию (1747 г.) интенсивность работ заметно снизилась, и новый этап в развитии русской астрономии был связан с именем академика Василия Яковлевича Струве (1793-1864). К 1839 году новое здание Главной астрономической обсерватории было построено на Пулковских высотах. В веке Пулковская обсерватория завоевала позиции одной из лучших мировых обсерваторий не только по уровню научных работ, но и по технической оснащенности. В 1831 г. начала функционировать обсерватория Московского университета, считающаяся предшественницей ГАИШ. В 1901 г. при Казанском университете была открыта Энгельгардтовская обсерватория, практически не уступавшая ей по оснащенности. Помимо этих, старейших в современной России профессиональных астрономических обсерваторий, в Российской империи астрономические обсерватории, главным образом связанные с университетами, существовали и в других городах: Киеве, Тарту, Вильнюсе, Риге. Ряд оптических инструментов, функционировавших на этих обсерваториях еще до I мировой войны, до сих пор находятся в рабочем состоянии.

В годы Великой Отечественной войны астрономия понесла большие потери. Полностью были разрушены крупнейшие обсерватории, в том числе Пулковская и Крымская. Часть инструментов удалось спасти и эвакуировать в Среднюю Азию (Ташкент, Алма-Ату), где работы продолжались и во время войны.

После окончания Великой Отечественной войны отечественная наблюдательная астрономия получила новые наблюдательные возможности, новые инструменты (отчасти взамен пострадавших и погибших) и новые обсерватории. В кавказских республиках были оборудованы обсерватории в Абастумани, Бюракане, Шемахе; восстановлена КрАО, где был построен крупнейший в то время (1961 г.) в Европе 2.6 метровый телескоп. В республиках Прибалтики обсерватории получили новое современное оснащение. Таким образом, во всех республиках СССР, за исключением Белоруссии, Молдавии и Киргизии, работали астрономические обсерватории.

Крупнейшей из новых обсерваторий стала Специальная Астрофизическая Обсерватория РАН на Северном Кавказе, которой принадлежит ведущая роль в современной наземной наблюдательной оптической российской астрономии (около 80% наблюдений). В настоящее время продолжается успешная наблюдательная деятельность Пулковской ГАО РАН, обсерваторий других учреждений РАН (Терскольская и Звенигородская обсерватории ИНАСАН, Байкальская и Саянская обсерватории ИСЗФ РАН, Уссурийская астрономическая обсерватория ДВО РАН). Большая научная роль принадлежит оптическим обсерваториям при университетах, в первую очередь обсерватории ГАИШ МГУ, а также обсерватории им. Энгельгардта Казанского ГУ, Коуровской обсерватории Уральского ГУ, обсерватории Новосибирского ГУ и др. Ряд университетов и педагогических ВУЗов поддерживает деятельность астрономических обсерваторий, служащих как для учебных, так и для научных целей. Функционирует ряд других астрономических обсерваторий.

С распадом СССР все наблюдательные базы с телескопами умеренного размера на Кавказе и в Средней Азии существенно потеряли свою значимость как регулярные обсерватории в силу ряда геополитических и экономических причин. Сейчас начаты работы по восстановлению связей и структур, но исторические перспективы этого процесса туманны, и в любом случае потребуется много лет только для частичного восстановления утраченного. Лишь некоторые из наблюдательных баз российских астрономических учреждений, оказавшихся в странах бывшего зарубежья, такие как Крымская лаборатория ГАИШ, продолжают свою деятельность в полном объеме. В 2004-2005 гг. астрономическая обсерватория Международного центра астрономических, медицинских и экологических исследований (ICAMER) в п. Терскол Кабардино-Балкарской республики, была передана в ведение Российской Академии Наук и получила статус Терскольской обсерватории ИНАСАН. Способом существенного улучшения наблюдательной базы российской астрономии может стать полноценное участие в международных проектах. Пока можно отметить как успешный проект Российско-Турецкого 1.5 метрового телескопа с 60% участием российской стороны (45% Казанский Государственный Университет, 15% ИКИ РАН).
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #13 : 28 Сентябрь 2009, 02:06:00 »

Astronomy for the developing world
IAU Special Session no. 5, 2006
J.B. Hearnshaw and P. Martinez, eds.


Astronomy in the former Soviet Union 15 years after the breakup of the USSR

Nikolai G. Bochkarev
Eurasian Astronomical Soc. (EAAS) and Sternberg Astronomical Inst. (SAI), Moscow, Russia

Abstract. During the immediate post-Soviet period, the main infrastructure of astronomy over the territory of the former Soviet Union (FSU) was saved, in spite of dramatic decreases in financial support. Overall the situation for FSU astronomy is now stable. In Latvia, the 32-m radio-dish is in working order. This allows it to participate in VLBI programmes. In Russia, all
three 32-metre radio dishes of the QUASAR VLBI system are operational, as well as the 2-m telescope with a high-resolution spectrograph (up to resolution R = 500 000) and the horizontal solar telescope (R = 320 000) of the Russian-Ukrainian Observatory on Peak Terskol (Caucasus, altitude 3100 m). However the situation with the observatory itself is worrying, because of the regional authorities’ attempt to privatize its infrastructure. The process of equipping a number of Commonwealth of Independent States (CIS) (including Russian) observatories with CCD-cameras is in progress. To solve staff problems, Kazakhstan, Tajikistan and Uzbekistan have begun to prepare national specialists in astronomy, and the Baltic States, Armenia, Azerbaijan, Georgia, Russia, and Ukraine continue to prepare astronomers. Teaching of astronomy at schools is obligatory only in the Ukraine and partially in the Baltic states. To maintain a “common astronomical area”, the Eurasian Astronomical Society (EAAS) continues its programme of reduced-price subscription to Russian-language astronomical journals and magazines in the territory of FSU, the organization of international conferences and Olympiads for school students, and lectures for school teachers and planetarium lecturers, etc. Telescopes in Russia and other CIS territories permit to monitor an object more then 12
hours and can be used in global monitoring programmes. The Central Asian sites have some of the very best astro-climates in the world. They are similar to (or a little better than) the well known Chilean sites (median seeing 0.7", very high fraction of clear nights, no light pollution and no high wind). It is imperative that these sites be protected and intensively used by the
international astronomical community.

Keywords. Astronomy, former Soviet Union

1. General features of the development of astronomy in the USSR

• The “Golden Age” at the beginning of space-flights epoch.
• Equipment gradually getting out of date: large telescopes (specially, the optical ones), IR, sub-mm instruments, light receivers (mainly multi-channel), computers.
• Adherence to the “classic” fields of research.
• The world’s largest experience in small-telescopes usage.
• Predominance of wide-field researches.
• Distinguished science-organizers and theoreticians.
• A high level of comprehension, analysis, interpretation of the results.

2. The situation in different regions

2.1. The Baltic states
• Most prosperous economically but scientific budget is less than 0.5% of GNP (compared with 2–4% in developed countries).
• Most alien from CIS politically – EC members.
• About 30 astronomers in each country working in 2–3 organizations.
• Contacts between astronomers of the Baltic States are still rare: shared journal “Baltic Astronomy” (created after the Soviet disintegration).
• Cooperation mainly with Western Europe.
• Fields of research mainly the same as under Soviet Union, with gradually increasing deviations.
• The internet and the main journals are accessible.
• Every country prepares astronomers of its own; the problem of retention of young scientists is not solved but the situation is improving progressively.
• Astronomical societies in every state are uniting professionals and amateurs.
• National language books and magazines for amateurs are being published.
• Astronomy is taught in schools (within physics courses), and manuals are available.

2.1.1. Estonia
• Financial base of science: 0.9 million euros (0.5% GNP): 10% via national grants, 20% via infrastructure development program.
• The Academy of Science as a national association of research institutions has been abolished.
• Astronomers: at Astronomical Observ. of Tartu University (Toravere, former IAAP), at the universities of Tartu and Tallinn.
• The staff reduced by a factor of 2 (Sweden experts were attracted used); ?40 researchers now.
• Salary: Euro 500–1000 per month.
• Equipment and instrumentation mostly inherited from SU: (150-cm telescope +CCD camera, a new one to be installed soon); real possibility to use the ESO telescopes and those at Canary Islands has opened and is taken advantage.
• The main fields of research remain the same: stellar physics and extragalactic astronomy (interpretation and theory), WR star observations (on Canary Islands now).
• Cooperation mainly with European countries (the most extensive one with Sweden) and Baltic States, at a lower level, with Russia and Finland.
• The problem of the young scientists is on the way of being solved.

2.1.2. Latvia
• Astronomers at: the Inst. of Astronomy (Univ. of Latvia, Riga), and Ventspils International Radioastronomy Centre (VIRC, Ventspils College, near Ventspils).
• Main fields of research: continuing: stellar astronomy, SLR, GPS and time service, ISM; growing: radio-astronomy; decreasing: solar astronomy.
• Collaboration: with western Europe (specially, Sweden), Baltic States, Russia. Basic equipment and infrastructure:
• Baldone Astronomical Observ. (is now part of Inst. of Astronomy): 0.8-m Schmidt tel. with small amateur-class CCD (new CCD is under installation); solar radio tel. RT-10 dismounted.
• Satellite laser station of Inst. Astronomy (at Riga) keeps world level of observations.
• VIRC: Radio telescope RT-32 is rebuilt out of a communication antenna left by the Russian Army in non-working order. Now it is the largest radio-telescope in north-west Europe. It is almost ready for VLBI work. Repairing of RT-16 (near RT 32) is now
starting.

2.1.3. Lithuania
• Astronomers at: Inst. of Theoretical Physics and Astronomy (ITPA) of Vilnius Univ., Astronomical Observ. of Vilnius Univ. and State Inst. of Physics.
• Fields of research: continuing: Galactic structure, interstellar absorption, open clusters in the Galaxy, stars; new: asteroids (NEO), galaxies. For the last 10 years investigations of galaxies are successfully carried on at the Institute of Physics.
• Instrumentation: Moletai Observatory of ITPA: precision photometry, measurement of radial velocity of stars, CCD-photometry of stars and asteroids are carried out using 165-cm and 63-cm reflectors, 35-cm Maksutov meniscus telescope.
• Observations at Canary Islands (NOT), USA (Arizona), Turkey (Antalia), and theSubaru telescope are being intensified.
• Small-scale cooperation with CIS (with Russia and probably Uzbekistan).
• A planetarium was recently built in Vilnius (the only functioning one in all the Baltic States).

2.2. East European CIS
2.2.1. Belarus
• Still no professional astronomy.
• Several physicists at different pedagogical universities sometimes publish articles at the border of physics and astronomy.
• Planetarium continues to work in Minsk.
• There are some advanced amateur astronomers that carry out observations of variable stars. Some of them have publications in refereed journals. The amateurs cooperate with Ukrainian and Russian astronomers.

2.2.2. Moldova
• Very feeble professional astronomy: 60-cm telescope of Kishinev Univ. in working condition, but variable stars observers Smykov and Shakun are elderly and presently not active.
• Formerly active theoreticians: Chernobai died in 2004 and Gaina is not in full health.
• EAAS member Sholokhov teaches astronomy at Tiraspol Univ., where, moreover, an Astronomy Chair of Odessa Natl. Univ. has been recently opened (Andrievsky).
• Collaboration: with Romania and (a little) with Ukraine.

2.2.3. Ukraine
• About 1000 astronomers (1 per 50 000 citizens) work in 15 main astronomical observatories, institutes or departments (AO/AI/AD) of the National Academy of Science (NAS) or of National Universities (NU): in Kyiv: Main Astron. Observ. (MAO) NAS,
AO & AD NU and Intl. (Ukraine-Russia) Centre for Astronomy, Medical and Ecological Res. (ICAMER); in Kharkiv: Inst. of Radio Astronomy (IRA NAS), AO & AD NU; in Nikolaev: (Mykolaev): AO NAS & AO NU; in Crimea: Crimean Astrophysical Observ.
(CrAO) and former USSR Centre of Far Space Communication (near Yevpatoria, now a branch of IRA); Poltava: Gravimetrical Observ. NAS; AO NUs in Odessa, in Lviv, and in Uzhgorod – Crimean Lab. of Sternberg Astronomical Inst. (Moscow, Russia).
• Salary: $100–300 per month.
• Researches cover all the fields of modern astronomy and astrophysics.
• The first private astronomical observatory for professional basic research was created several years ago.
• A state programm for financial support of existing unique equipment is being started.

Main instrumentation:
• Radio: Radio-telescopes: UTR-2 near Kharkiv (IRA); RT-70 near Yevpatoria (IRA branch); RT-22 in Katsievely (in Crimea, CrAO branch); radio-interferometer URAN (for λ = 8− 10 m, baseline ∼ 1000 km) consists of UTR and URAN-1 (IRA, Kharkiv)+ URAN-4 (Odessa branch of IRA), + URAN-2 (Lviv Phys.-Tech. Inst.) + URAN-3 (at Poltava).
• Optics: in CrAO: 2.6-m, 1.25-m (for polarimetry), 1.22-m, large solar telescope, etc.; at Peak Terskol Observ.(ICAMER: Caucasus, Russia): 2-m telescope + ´echelle spectrographs (R up to 500 000) + professional CCD and horizontal solar telescope + spectrograph (R = 320 000); 1-m telescope at Mt Koshka (CrAO branch: Simeiz; Crimea); robotic meridian circle (AO NAS, Nikolaev).
• Gamma-rays: Cherenkov gamma-telescope at CrAO. Publications, societies, teaching and popularization:
• There are national scientific (four titles) and amateur-addressed periodicals in astronomy, both continued from the Soviet times and newly started.
• Internet, scientific literature accessible (with limitations in some places).
• Astronomical Societies: professional: Ukrainian Astronomical Assoc. (UAA), Odessa AS and Lviv AS; many amateur organizations.
• Astronomy is obligatory in schools; textbooks exist; conferences of teachers of astronomy are held on a regular basis.
• Planetariums: seven working ones; public lecture-hall at Odessa NU (the only one in CIS).
• Weekly TV-programmes on astronomy (in Odessa).
• Astronomy summer schools for young astronomers and for school teachers.

Some of the existing problems:
• At universities and astronomical observatories, financial support has been reduced (by 30% during 2005–6).
• Large age gap of staff at CrAO: serious danger that a very large experience in many fields of research in astrophysics may be lost. Main reason: no living quarters for young specialists.
• Peak Terskol Observ. (ICAMER): dangerous conflict with local (KBR) Russian authorities: the authorities are making attempts to privatize the infrastructure (hotel for observers, etc.).
• Attempts of buildings erection on the property of AO NU in the central part of Kyiv.
• Photo plate archives: no money to keep it in proper order, or to e-archive it.

2.3. Trans-Caucasus CIS
• Number of astronomers: several tens in each state.
• Besides one leading astronomical institution there are others related to astronomy.
• Internet is accessible, but with limitations and breaks; astronomical literature accessible, but with strict limitation (financial problems).
• National Universities prepare astronomers, but the lack of young specialists is an acute problem and is not solved.
• National professional Astronomical Societies were created during the last 15 years.
• The countries have passed through civil wars, deep economic crisis, breaks in power supply; close contacts of astronomical institutes’ officers with the state leaders helped astronomy survive.
• Main optical instruments are saved and in working order.
• Researcher salary: $70–200 per month in Azerbaijan, $30–60 in Armenia and Georgia.

2.3.1. Armenia
• During the period of the war and blockade the Armenian Diaspora had helped (the Ajastan Foundation, headed by astronomer V. Petrosian); the Byurakan Astrophysical Observ. (BAO) director A. Petrosian held for some time the post of the Minister of
Science.
• Energy deficit problem was solved after reviving the Metsamor Atomic Power station.
• The Armenian Astronomical Soc. (headed by A. Mikaelian) joins astronomers of Armenian nationality from all over the world (including, e.g., Terzian from Cornell Univ., USA).
• The journal “Astrofizika” (Astrophysics) is published in Russian and in English.
• Astronomers work at BAO NAS (Byurakan); Inst. for Radio Measurements (NIIRI NAS, Yerevan, dir. P. Herouni, Inst. of Space Astrophysics (Garni, G. Gurzadian), Yerevan Univ.
• The Cosmic Ray Station of Mt Aragats (3200 m) is functioning.
• The National Virtual Observ. is in planning, to be based on supercomputer of NAS and BAO photo-archive.
• Collaboration: with institutions in USA, Germany, France, Italy, Japan, Russia, etc.
• Scientific conferences in astronomy and Astronomical Olympiads for school students are held.
• In 2006 a summer school and scientific conference in honour of BAO’s 60th anniversary was held.
• In 2007 Armenia is to host JENAM-2007 (Joint European and Natl. Astronomical Meeting).

Main instrumentation:
• BAO (1500 m, Mt Aragats slope, light pollution from Yerevan): 2.6-m telescope works with professional class CCD + modern spectrograph “SCORPIO” (up to 24 mag.) and 3D-spectrograph “VARG”; 1-m Schmidt telescope (in working condition, not in use);
0.5-m Schmidt telescope works; a radio-telescope is not in working condition.
• NIIRI testing area (about 1700 m, Mt Aragats slope): radio-optical telescope (54 m/2.6 m), not adjusted, no cooled receivers, no active specialists.
• Byurakan Station of St Petersburg State Univ. (at BAO): preserved, but does not operate now because of financial constraints. Property of Russia.

2.3.2. Azerbaijan
• Until 1997 there was no e-mail service, nor phone communication, so nothing was known about the fate of astronomy. In 1998 contacts were renewed.
• Significant “brain drain” to Turkey and Israel took place in early 1990s.
• Astronomers work at Shemakha Astrophysical Observ. NAS (ShAO, near Shemakha; office in Baku); at Nakhichevan highland station (created in 2003 on the base of Batabad Solar Observ.); at Scientific Centre “Caspian” (Baku); at Inst. Physics NAS (Baku).
• Main fields of research: Sun, comets, planets, Ap stars, variable stars, theoretical astrophysics.
• Since 1998 astronomical conferences and schools are held on a regular basis.
• Light pollution problem at ShAO has arisen but is kept under control.
• No national grants, but a number of astronomers have international grants.
• A new astronomical journal is being started this year (in English).

Instrumentation:
• ShAO: 2-m telescope was inactive for seven years, now at work; there are two amateur class CCD and a professional class one, three ´echelle spectrographs. Mirrors need aluminizing.
• Batabad Observ.: functions; the coronagraph has been damaged, now under repair.
• Paraga astrometry station (Paraga, Rep. Nakhichevan – an autonomous region of Azerbaijan, but geographically within Armenia) of Pulkovo Observ. (Russia): everything preserved. Mirrors need aluminizing. The station does not operate now.

2.3.3. Georgia
Situation in astronomy in Georgia is worse than in other Trans-Caucasus countries.
• Astronomers work at Abastumani Astrophysical Observ. (AbAO, Mt Kanabili, 1700 m), at AbAO Tbilisi Lab., Tbilisi National Univ.
• AbAO is an international standard of pure atmosphere, good seeing (average ∼ 1").
• In 1990s AbAO could survive, in a great measure thanks to Prof. J. Lominadze, then a member of the Central Election Commission.
• AbAO staff apartments: heated by metal chimneys. Breaks in power supply continue.
• Electronic communication is difficult.
• The problem of attracting young scientists remains completely unsolved.
• All the instrumentation (stellar, solar and atmospheric observatory facilities) are preserved, but need at least mirror aluminizing, change of electronic equipment at AZT-11 (1.25-m). Observations are carried out mainly by pure enthusiasm, (most actively by Omar Kurtanidze, the observatory director since May 2006): at 1.25 m + amateur-class CCD, 70-cm + amateur-class CCD, 40-cm + electro-photometer.

2.4. Central Asia
• Sites with the best astro-climate all over the former USSR territory (and generally, the best in Eurasia and all the eastern hemisphere of the Earth). They are similar to (or a little better than) Chilean astronomical sites: median seeing 0.7, clear sky, no light pollution and no high wind. These sites must be protected and intensively used by all the astronomical community!
• Issues of political stability.
• Salaries for scientists are low: from about $10–20 (Turkmenistan) to $20–60 (Uzbekistan).
• Internet and communications are available in the main cities, but not at the observatories.
• Attraction of young scientists is not a critical problem (reasons are different, see below).
• No astronomy in schools; only one planetarium (in Tashkent, Uzbekistan).

2.4.1. Kyrgyzstan
• No professional astronomy currently, nor in foreseeable future.
• The city Osh, is a transit point on the way to East Pamirs, including Shorbulak Observ. (4350 m), but in the post-Soviet epoch this is not in use, and has been inspected only once.

2.4.2. Tajikistan
During the civil war there was no salary for scientists for one year. Many astronomers emigrated to Germany, Russia, Ukraine, or went into business.
Presently:
• Good contacts of astronomers with the Government.
• 27 researchers (9 young ones) + probationers and post-graduate students.
• Astronomers work at Inst. of Astronomy (IA) of NAS at Dushanbe and its branch, Guissar Observ.; Tajik State Natl. Univ. (Dushanbe) has recently created a Dept. of Astronomy.
• Fields of research: comets, asteroids, meteors, variable stars, star formation regions, structure of galaxies, seismic-ionosphere effects, geostationary satellites observations.
• Astronomers welcome international collaboration.
• Very good astro-climate at mountain observatories (see below for details).
• Free access to internet and to main astronomical journals exists for about the last three years (a result of international help).
• There are small state grants for researchers; astronomers have one international research grant.
• Tajik Astronomical Soc. (scientists + pedagogical university teachers) and EAAS branch exist.

Equipment:
• Mirrors of all refractors need re-aluminizing.
• Guissar Observ. of IA NAS (about 30 km west of Dushanbe along the valley): the wide-field camera VAU-75 is “alive”, but not used; 0.7-m and 0.4-m telescopes: photoelectric photometry.
• Mt Sanglokh Observ. of IA NAS (2300 m): median seeing is a little better than on Mt Maidanak: 0.6 − 0.7): the road and bridges are restored; is used now for meteor observations only; 1-m and 0.6-m telescopes are “alive” but not in use.
• Shorbulak Observ. (4350 m, on a hill on East Pamirs plateau), good site for submillimetre astronomy (1–2 mm of precipitate water); former branch of Pulkovo Observ. (Russia), now belonging to IA NAS: 70-cm telescope, in 2001 was in order, but not in
use.
• Ak-Arkhar Cosmic Ray station (East Pamirs, 4200 m): does not work (?).

2.4.3. Turkmenistan
• Academy of Science has been abolished; the Phys.-Tech. Inst. that used to host several astronomical teams (solar investigations, meteors, radioastronomy) is closed; the State does not need basic research (including physics and astronomy). The fall of a meteorite (a chondrite of a mass of about 1 ton) named after Turkmenbashi could not awake any interest towards astronomy.
• S. Mukhamednazarov is a member of the President Council on Science. This permits keeping the main optical telescopes in working state for use by visitors.
• Internet and e-mail resources are strictly limited and under severe government control.

Equipment:
• Optical Astronomical instrumentation, including 1-m (focus = 2 m) telescope and 0.8-m telescope of AO NU of Odessa (Ukraine) at Mt Dushak-Erekdag (2300 m, very good astro-climate) are kept in working order (for climatological and ecological needs), but are used only by visitors from abroad (Dorokhov & Dorokhova from Odessa, Ukraine).
• The radio telescope RT-12 and metal components of RT-32 (for the initial six dishes Soviet-era version of “Quasar” VLBI system) are probably lost.
• Solar Observ. (at Vanovskoe, near Firyuza) does not work (no longer in existence?).

2.4.4. Uzbekistan
• Astronomers work at AI NAS (Tashkent + Kitab), at the Astronomical Depts. of Tashkent, Samarkand and Karshi universities.
• There are young observing assistants but mostly without astronomical education.
• Salary: $20–60 per month. Additional earnings are necessary.
• Financial support of science: only grants for institutions, no basic support; AI NAS has seven national grants of about $ 1000/year/person (for salary, travels, equipment, tax, etc.).
• The present director of AI NAS Sh. Ehgamberdiev held for several years the post of the President Councilor on Science.
• AI NAS has custom privileges for equipment importing; Maidanak Observ. has special financial support as a unique scientific object; the total AI NAS budget has increased several times up to $50 000–100 000/year.
• Space Agency has been created and is working.
• Fields of research as under USSR: astrometry, solar physics, helio-seismology, variable stars; physics of galaxies, with the addition in recent years of international collaborative AGN monitoring.
• Cooperation: mainly with South Korea, Russia, Ukraine, West Europe, USA.
• A planetarium is in operation.
• No astronomy at schools.

Equipment and infrastructure:
• Kitab: latitude station (branch of AI NAS, in valley near Kitab): classic astrometric equipment and GPS.
• Mt Maidanak Observ. (branch of AI NAS, 2600 m, three peaks several km from each other, including Kurganak, with no telescope yet): 1.5-m telescope + professional CCD (2000 × 800 pixels) for imaging and photometry; 1-m telescope + amateur class CCD; five 60-cm and one 48-cm telescopes (photoelectric photometers + two amateur class CCDs);
• Helio-seismology station of AI NAS: moved from Mt Kumbel (2300 m, near Mt Big Chimgan) to Parkent (already at work?).
• Military facilities for satellite laser location (Mt Maidanak, 2600 m): two 1.1-m quick-rotating telescopes (in working order, but not used since 2004).
• Plato Suffa (2500 m): the site for Russian-Uzbek mm range RT-70: temporarily shut down.
• Samarkand Univ. station (on the outskirts of the city): 0.48-m telescope is installed, and a 1-m is under construction.

2.5. Kazakhstan and Russia
2.5.1. Kazakhstan
• The Academy of Science as an independent institution has been abolished and replaced with scientific or science-technical centres joining, under three research institutes.
• National Space Research Program (SRP) is carried on since 2005 in cooperation with Russia.
• There is one astronomical institution: the Fessenkov Astrophysical Inst. (API). Now API is a part of Astrophysical Research Centre (other parts are National Space Research Inst. and Ionosphere Research Inst.).
• There are about 30 astronomers: in API and Almaty (Alma-Ata) State Univ. (ASU); two astronomers are still members of Sternberg Astronomical Inst. (Moscow, Russia)
• Staff researcher salary: $150–300 per month.
• Astronomy students are trained at ASU and in Lomonosov Moscow State Univ.
• The young scientists problem is not still solved. Several graduates are on API staff.
• The main fields of research are as in the Soviet epoch: dynamics of gravitating systems, spectrophotometry, polarimetry, ISM, AGN (observations and theory); solar investigations are reduced to solar cosmic rays propagation; atmosphere optics research
is stopped. Satellite monitoring and theory of their motion are open in frame of SRP.
• Collaboration: with Russia; on a small level with Germany, UK and USA.
• There is a branch of EAAS.
• Internet and e-mail facilities: at API main building since 2005, before it, home addresses were used. Mostly no e-communications with API observatories yet.
• API Bulletin is published (in Russian).
• No astronomy in schools. Equipment and infrastructure:
• API main site at Kamenskoe Plato (suburbs of Almaty, 1500 m): used mainly 70-cm refractor (with 3-cascade image tube and amateur class CCD); 70-cm Maksutov meniscus telescope and other instruments in working order.
• Tian-Shan Observ. of API (2700 m, about 40 km from Almaty, former branch of Sternberg Astron. Inst., Moscow): place with very good atmospheric transparency, but bad seeing; used for photoelectric photometry; the road is in poor condition; two 1-m
telescopes (one in near working order, another in non-working order; neither is used: no light receivers); 48-cm telescope with photoelectric photometer and amateur CCD is in regular use; solar instruments out of order; the lab. building and the living quarters are in excellent condition, supported on commercial basis (“scientific tourism”). Nearby former API Solar Observ. is not functioning.
• High Altitude station of Ionosphere Research Inst. (very close to API Tian-Shan Observ.): 10-m rotating dish for ionosphere radio-observatory was functioning; now under repair for SRP.
• Cosmic Ray station (3340 m, near API Tian-Shan Observ.) of Lebedev Physical Inst. RAS (Moscow, Russia) is functioning.
• Assy-Turgen Observ. of API (2800 m plateau, about 100 km from Almaty): electricity from diesel engine; 1-m telescope (+ spectropolarimeter) is used by visiting API observers; empty tall dome for 1.5-m telescope (erected to the end of 1980s) needs complete rebuilding.

2.5.2. Russia – several topics only
• Russian astronomers have lost real access to the main part of the FSU observatories.
• Practically all the astronomical infrastructure Russia has inherited from the USSR has been preserved. Many places are presently equipped with new light receivers. New equipment: In post-Soviet epoch new astronomical instruments and even new observatories equipped with modern facilities have been created:
• Radio-interferometer network “Quazar” consists of three radio-telescopes RT-32 located in new sites: at Svetloe near St Petersburg; near Zelenchukskaya (North Caucasus); at Badary valley, (Rep. Buryatia, Sayany mountains, Siberia);
• RT-64 at Kalyazino;
• Ukraine-Russian Observ. at Peak Terskol (3120 m) equipped by 2-m telescope and large horizontal solar telescope (both with high resolution ´echelle spectrographs), modern hotel and telecommunication facilities;
• 1.7-m IR telescope of ISTP (Irkutsk) at Mondy Observ. (Rep. Buryatia);
• 1.5-m telescope of Kazan SU in Antalia (Turkey).
• E-mail and internet service accessible everywhere.
• Facilities for optical and radio observations cover eight time zones and could be used for international programmes of 24-h monitoring of astronomical objects (with other CIS astronomical observatories).
• Astronomer preparation system is being “upgraded”: Departments of astronomy are newly open in Tomsk and Stavropol State universities, many students can get a good training at SAO RAS.
• There is a system of financial support for active scientists: RFBR grants, Scientific School Support Program, Government research grants for young doctors of science, etc.
• Main problem. The government frequently does not recognize the significance of basic science and takes measures towards destroying the existing basic science infrastructure (as well as towards weakening the system of preparation of young scientists). Up to now it has been possible to “dampen” most of such attempts, but government pressure remains
strong. Therefore the fate of fundamental science (astronomy, in particular) in Russia remains unclear. The same is true in respect to Russian Academy of Sciences and the universities.

3. Conclusions
• Overall, astronomy in all of the former Soviet territory has managed to preserve much of its former infrastructure, human potential and “common astronomical area” (partially shared by some former communist countries).
• All this has been achieved in spite of policies of our countries and thanks to the active position of the “leaders” of our national astronomical communities, and, to EAAS activity.
• Astronomy has suffered less damage compared with other basic sciences.
• In many fields the degradation process is now giving way to modest steps towards upgrading the technical base. However the rate of development is far below the world level.
• CIS astronomers seek counterparts for more effective usage of the available infrastructure. Main goals include: a progress in 24-h monitoring programmes; and increasing usage of unique world-class astro-climate of astronomical sites in Central Asia (Mt Maidanak, Mt Sanglokh, etc.).
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 40763



« Ответ #14 : 25 Октябрь 2009, 17:51:14 »

http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=d974618d-3438-4276-b12a-998bb8afed9c&_Language=ru

Встреча ведущих ученых России и руководителей науки с Генеральным директором Южной Европейской Обсерватории профессором Тимом де Зеу
20.10.2009

--------------------------------------------------------------------------------
26 октября 2009 года в 11 часов в здании Российской академии наук по адресу Ленинский проспект, 32А, в «Зеленом зале» состоится встреча ведущих ученых России и руководителей науки с Генеральным директором Южной Европейской Обсерватории профессором Тимом де Зеу и старшим советником по международному сотрудничеству Ровеной Сирей. Профессор де Зеу выступит с докладом о структуре, научных задачах и новых проектах ЮЕО, после чего состоится обсуждение вопроса о возможности вступления России в эту международную организацию. Мы просим вас содействовать освещению этого события в средствах массовой информации Российской Федерации.

По поручению Отделения физических наук РАН

За дополнительной информацией и по вопросу аккредитации обращаться к

В. П.Романенко

тел.: 9283862951 E-mail: romko@sao.ru

Информация предоставлена Пресс-службой РАН
Записан
Страниц: [1] 2 3   Вверх
  Добавить закладку  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!