Форум проектов ISON и LFVN
10 Декабрь 2018, 16:32:35 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
  Сайт   Начало   Помощь Поиск Закладки Календарь Войти Регистрация Чат  
Страниц: 1 ... 23 24 [25] 26   Вниз
  Добавить закладку  |  Печать  
Автор Тема: Горький хлеб учёного  (Прочитано 77678 раз)
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« : 22 Май 2008, 23:56:08 »

Оклады за звание академикам в РФ будут повышены с 20 тыс. до 50 тыс. руб., сообщил в четверг премьер-министр РФ Владимир Путин.

«Оклады за звание действующих членов академий повышаются до 50 тыс. руб., членам- корреспондентам и коллегам отраслевых академий — соответственно», — сказал Путин на встрече с президентом Российской академии наук (РАН) Юрием Осиповым.

«Мы обсуждали возможность и назревшую уже необходимость повышения окладов за звание действительных членов академии наук, членов-корреспондентов и соответствующих ваших коллег в отраслевых академиях», — отметил глава правительства.

По его словам, рассматривались разные варианты — от достаточно скромных до заметных и существенных, сообщает РИА «Новости».

«Я принял решение повысить по-максимуму», — сказал Путин.
« Последнее редактирование: 10 Ноябрь 2010, 17:31:55 от Игорь » Записан
 
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #361 : 25 Июль 2018, 03:02:10 »

https://www.kommersant.ru/doc/3688368

Наука концентрации внимания

Главная особенность нацпроекта «Наука», обсуждаемого сейчас правительством, его нестандартные расходные приоритеты. Из 1,4 трлн руб. в 2019–2024 годах предлагается израсходовать почти 1 трлн руб. по статье «Генерация фундаментальных научных знаний» — это исключительно редкий случай определения целью госрасходов научной деятельности как таковой. Проект также предполагает концентрацию научных и научно-образовательных центров на базе сильнейших учреждений, исследовательскую аспирантуру с 2023 года, создание госинфраструктуры свободного цифрового доступа к информации, новую схему аттестации научных сотрудников с 2022 года.

Паспорт нацпроекта «Наука», разрабатываемого Минобрнауки и Российской академией наук, обсуждается в Белом доме с начала июля. Куратор проекта — вице-премьер Татьяна Голикова, руководитель — министр науки Михаил Котюков, администратор — замминистра Алексей Медведев. В нацпроекте пять федеральных проектов (ФП): инфраструктурный, по созданию сети научных центров, по «генерации фундаментальных научных знаний», по кооперации с реальным сектором экономики и по цифровизации науки.

«Наука», видимо, первый нацпроект, в паспорте которого в основном достигнуто требование Белого дома по созданию системы простых и измеряемых целей госрасходов, в сумме за шесть лет превышающих 1,4 трлн руб. Целей, собственно, три: вхождение РФ в пятерку ведущих стран мира в приоритетных для нее областях науки, обеспечение привлекательности работы в РФ для ученых и увеличение внутриэкономических затрат на научную деятельность в РФ быстрее темпов роста ВВП. Цифровые показатели в них достаточно реалистичны, хотя в ряде случаев системно манипулируемы: так, одной из задач нацпроекта является увеличение доли публикаций российских ученых в базе WoS с 2,99% до 5% (в случае отказа от нацпроекта она, по расчетам Минобрнауки и РАН, вырастет к 2024 году до 3,3%).

Нацпроект в известной степени является предложением увеличить число ученых-исследователей в экономике с 51 на 10 тыс. работающих до 79, обеспечив им рабочие места за счет госфинансирования. Сама по себе структура расходов нацпроекта нестандартна. ФП по генерации научных знаний — крупнейший: 955,1 млрд руб. до 2024 года с увеличением дополнительного финансирования этой деятельности с 55,3 млрд руб. в 2018 году до 271 млрд руб. в 2024-м. Все прочие статьи существенно меньше. Разработчики явно не верят в большие перспективы взаимодействия компаний и науки в рамках нацпроекта, не ожидая сильного притока внебюджетных средств и в исследования (это приблизительно 300 млрд руб. в год с ростом в рамках инфляции). Национальная технологическая инициатива упоминается в документе «по касательной». ФП по цифровизации науки должен обходиться в 1,6 млрд руб. в год.

Ожидавшегося вала расходов на обновление приборного и лабораторного парка в паспорте нацпроекта не обнаруживается. В целом же (сильно упрощая) — главная подразумеваемая, но не сформулированная прямо задача нацпроекта выглядит как выполнение к 2024 году первого этапа Программы фундаментальных научных исследований до 2035 года.

Организационно нацпроект предполагает концентрацию собственно научной деятельности в группе научных и научно-образовательных центров. В их числе математические центры в Москве и Санкт-Петербурге, два геномных центра в этих городах, центры по новым материалам, фотонике и энергетике. Проект предполагает быстрое создание информсети «национальной подписки» к базам данных научного цитирования, создание трех национальных сетевых центров биоресурсных коллекций и лабораторий, инфраструктуры свободного доступа к информресурсам научных сотрудников.

«Университетская» часть нацпроекта предполагает выделение нескольких (до десяти) «научно-образовательных центров» в качестве национальной информационной базы образования. Из предполагаемых Минобрнауки и РАН нововведений — реализация модели «исследовательской аспирантуры» (с 2023 года) и внедрение к 2022-му системы аттестации научных работников, «основанной на международных стандартах качества и результативности научной и научно-технической деятельности». Потенциально последнее — конфликтная часть проекта. Как и создание научных центров — оно, видимо, будет предполагать и активное поглощение с 2019 года новыми структурами под руководством Минобрнауки и ФАНО малоуспешных научных учреждений системы РАН. Поэтому с учетом оппозиционно настроенной к реформам научной сферы нацпроект выглядит критичным по части качества исполнения.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #362 : 25 Июль 2018, 03:04:09 »

https://indicator.ru/news/2018/07/20/stats-sekretar-zamministra-nauki/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Назначен статс-секретарь — заместитель министра науки

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал указ о назначении статс-секретаря — заместителя министра науки и высшего образования. Им стала Марина Лукашевич, директор правового департамента Минобрнауки России и советник ректора НИУ ВШЭ. Текст распоряжения опубликован на сайте правительства РФ.

Марина Лукашевич окончила московский Институт экономики и права по специальности «Юриспруденция» в 1998 году и с этого же года начала работать в Министерстве образования. В 2004-2010 годах была заместителем начальником отдела, начальником отдела, и затем заместителем директора департамента Министерства образования и науки. С 2012 года возглавила правовой департамент Минобрнауки. С 2017 года Лукашевич также работает советником ректора в Высшей школе экономики. В 2007 году Лукашевич защитила диссертацию на соискание степени кандидата юридических наук на тему «Эволюция формы Российского государства: историко-правовой анализ».

Ранее Дмитрий Медведев назначил еще пять заместителей министра науки: Григория Трубникова, Сергея Кузьмина, Алексея Медведева, Александра Степанова и Игоря Комарова. Таким образом, на данный момент неизвестными остаются еще три кандидатуры — согласно Положению о министерстве заместителей у главы ведомства может быть до девяти человек. Ранее первый замминистра науки Григорий Трубников заявил на пленарном заседании Федерального собрания, что кандидаты на оставшиеся посты заместителей Михаила Котюкова уже известны, однако не огласил их имена.

Министерство науки и высшего образования было учреждено указом президента РФ от 15 мая. Руководителем назначен бывший глава Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаил Котюков.


* af7a2cb161eb432dd6bdffc7f88469b32dacf022.jpg (48.2 Кб, 700x440 - просмотрено 72 раз.)
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #363 : 25 Июль 2018, 03:09:56 »

https://issek.hse.ru/news/221554522.html

https://issek.hse.ru/data/2018/07/19/1151513834/NTI_N_92_19072018.pdf

Россия в рейтинге стран по публикационной активности ученых: естественные и точные науки

В рейтинге стран по совокупной публикационной активности в естественнонаучных областях исследований1 Россия занимает десятое место. Лидируют в рейтинге Китай и США. По отдельным направлениям естественнонаучных исследований страна входит в пятерку лучших, в других, напротив, вносит малозаметный вклад в мировую науку. Такое положение дел в значительной мере исторически обусловлено дисциплинарной структурой российской науки. Всего в рассматриваемых областях в 2015—2017 гг. при участии ученых из России создано 3,7% публикаций в международных научных журналах.

На рис. 1 представлены позиции России в рейтинге стран по 63 областям естественных наук. Для каждой из них на горизонтальной оси показана позиция России в рейтинге стран по публикациям за период 2015—2017 гг., на вертикальной — изменение позиции в рейтинге за 10 лет (от 2005—2007 гг. к 2015—2017 гг.). Так, положение точки REPR (40, -2), соответствующей области «Репродуктивная биология», означает, что по данному направлению Россия занимает 40-е место по числу научных публикаций, и за предыдущие 10 лет ее позиции в рейтинге снизились на две ступеньки.

Россия занимает лидирующее положение, входя в первую пятерку стран, в ряде областей физики — математической, атомной, ядерной, прикладной. Позиции нашей страны сильны и в математике, органической и неорганической химии, геологии, оптике. В областях физики высокие места отчасти обусловлены интеграцией российских коллективов в крупные международные проекты (мегасайенс). В атомной, молекулярной и химической физике, ядерной физике, физике частиц и полей более половины публикаций российских ученых являются продуктом международных коллабораций. Области, где Россия занимает с 6-го по 10-е места, в основном, также представляют физику и, помимо этого, химию и науки о Земле. В науках о жизни отечественные ученые, напротив, далеко не столь заметны.

В последние годы российская наука наращивала свою результативность, что отразилось в росте как числа статей в авторитетных научных журналах, так и удельного веса публикаций в общемировом потоке. Однако по совокупному числу публикаций в естественнонаучных областях Россия не изменила своего положения в рейтинге, в отдельных направлениях даже уступив странам, быстро наращивающим исследовательскую активность. Среди рассмотренных 63 областей позиции нашей страны ухудшились за десятилетний период в 33-х (на рис. 1 соответствующие точки расположены ниже горизонтальной оси), повысились — в 25, в пяти остались неизменными. Как правило, в областях лидерства значительных изменений позиций страны в рейтинге не происходило. Таким образом, за последние 10 лет не наблюдалось ни стремительного вхождения России в лидеры в какой-либо области, ни выпадения из числа лидеров. Заметное снижение позиций России не отмечается почти нигде, за редкими исключениями (микология, лимнология, наука о полимерах). Напротив, рост наблюдается в областях, связанных с компьютерными науками, и некоторых разделах биологических наук.

Сопоставляя рассмотренные области исследований с приоритетными направлениями, установленными в принятой в 2016 г. Стратегии научно-технологического развития РФ, можно заключить, что в настоящее время Россия входит в число стран-лидеров по ряду направлений исследований, связанных с переходом к цифровым технологиям производства, к чистой и более эффективной энергетике, с обеспечением связанности территории, освоением воздушного и космического пространства, Мирового океана. Что касается приоритетов в области наук о жизни (переход к высокотехнологичному здравоохранению, к высокопродуктивному и чистому сельскому хозяйству), то в них позиции России менее заметны, особенно на фоне стран, быстро наращивающих исследовательский потенциал.

Рис. 1. Позиции и движение России в рейтинге публикационной активности, по
областям исследований


В области астрономии (AST), позиция России незначительно ухудшилась, при этом Россия занимает 7-е - 8-е место в рейтинге стран.


* 199.jpg (171.28 Кб, 645x968 - просмотрено 96 раз.)
« Последнее редактирование: 25 Июль 2018, 03:20:37 от Игорь » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #364 : 26 Июль 2018, 19:08:32 »

http://www.sib-science.info/ru/news/vshe-rossiya-voshla-v-desyatku-stran-liderov-po-24072018

Россия вошла в десятку стран-лидеров по уровню затрат на исследования и разработки

Россия находится на 10-м месте в рейтинге ведущих стран мира по величине затрат на научные исследования и разработки - в 2016 году страна потратила на эти цели $39,9 млрд. Об этом сообщает Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

"Россия занимает десятое место в рейтинге ведущих стран мира по величине внутренних затрат на исследования и разработки (ИР) в расчете по паритету покупательной способности национальных валют. Их объем в 2016 году составил $39,9 млрд. В пятерку лидеров входят США ($511,1 млрд), Китай ($451,2 млрд), Япония ($168,6 млрд), Германия ($118,5 млрд) и Республика Корея ($79,4 млрд)", - говорится в сообщении.

По соотношению затрат на науку в валовом внутреннем продукте (ВВП) Россия с показателем 1,1% отстает от ведущих стран мира и находится на 34-м месте. Лидерами по этому показателю являются Израиль (4,25%), Республика Корея (4,24%), Швейцария (3,37%), Швеция (3,25%) и Тайвань (3,16%). США и Китай занимают, соответственно, 11-е и 15-е места (2,74 и 2,12%).

По величине затрат на исследования и разработки в расчете на одного исследователя Россия занимает 47-е место - $93 тыс. в год. Первое место за Швейцарией - страна тратит на одного исследователя $406,7 тыс., второе - за США ($359,9 тыс.). Китай по этому показателю находится на восьмой позиции ($266,6 тыс.).

Россия в то же время, как отмечают исследователи, остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке.

"В 2016 году численность исследователей (в эквиваленте полной занятости) составила 428,9 тыс. человек. По этому показателю Россия уступает только Китаю (1 млн 692,2 тыс. человек), США (1 млн 380 тыс. человек) и Японии (665,6 тыс. человек). Однако по численности исследователей (в эквиваленте полной занятости) в расчете на 10 тыс. занятых в экономике Россия находится на 34-м месте", - отмечается в сообщении.


Здесь написано, что

https://philologist.livejournal.com/10374873.html?utm_referrer=https:%2F%2Fzen.yandex.com

Академия наук и все академические институты — 0,16 процента ВВП.

Т.е. всего лишь 14% объема финансирования, выделяемого страной на научные исследования.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #365 : 04 Август 2018, 00:07:20 »

https://fulledu.ru/articles/1387_minobrnauki-bolshe-net-dva-vmesto.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Минобрнауки больше нет: два вместо одного

После принятия новых федеральных образовательных стандартов, проверки качества работы школьных учителей, нововведений в среднем профессиональном образовании встал вопрос и о повышении эффективности деятельности Министерства образования и науки путем его преобразования.

Качество функционирования системы образования давно волнует российское общество. Регулярно правительство и депутаты Госдумы выдвигают множество идей и предложений по совершенствованию находящегося в их ведомстве инструмента развития.

После принятия новых федеральных образовательных стандартов, проверки качества работы школьных учителей, нововведений в среднем профессиональном образовании встал вопрос и о повышении эффективности деятельности Министерства образования и науки путем его преобразования.

Какие ведомства заменят Минобрнауки, и какие функции им переданы?

Соответствующим Указом Президента РФ Министерство образования и науки было преобразовано посредством его разделения на Министерство науки и высшего образования и Министерство просвещения.

В ведение Министерства науки и высшего образования передаются полномочия по управлению и развитию учреждений высшего образования, научных институтов и нанотехнологий. В компетенцию ведомства будет также входить разработка и реализация нормативно-правовой базы, регулирующей основы государственной политики в области:

-   получения дополнительного профобразования;
-   развития наукоградов, государственных научных центров;
-   совершенствования центров науки и передовых технологий на федеральном уровне;
-   инновационного, научно-технического развития;
-   работы научных школ;
-   исследовательской компьютерной сети нового поколения.

На реструктуризированное и обновленное министерство науки и высшего образования возложены и функции созданного в 2013 году ФАНО (Федерального агентства научных организаций), которое отныне прекращает свое существование.

Министерство просвещения в свою очередь займется общим образованием всех уровней. Функции, возлагаемые на это ведомство, включают реализацию национальной политики государства и разработку нормативно-правового управления по следующим направлениям:

-   дошкольное развитие и воспитание;
-   обучение в средней общеобразовательной школе;
-   среднее профессиональное образование;
-   дополнительное профессиональное образование.

Кроме того, новое министерство будет отвечать за социальную поддержку и защиту обучающихся, воспитание, опеку и попечительство граждан, не достигших совершеннолетия.

Стоит также заметить, что такие организации как Росмолодежь и Рособрнадзор, которые ранее были подведомственны Министерству образования и науки, теперь будут находиться в непосредственном подчинении российского правительства.

Причины и перспективы реорганизации

Разговоры о том, что Минобрнауки необходимо реорганизовать, длились на протяжении более 10 лет. Среди основных причин, почему это нужно сделать, называли слишком большой круг обязанностей, возлагаемый на министерство. Кроме того, эксперты указывали на то, что сущность общего образования значительно отличается от вузовского, а наука, хоть и переплетается с высшим образованием, не имеет ничего общего с дошколятами и учениками школ.

Ликвидация Федерального агентства научных организаций и передача его полномочий Министерству науки и высшего образования в значительной степени связана с тем, что в период существования ФАНО отмечались неоднократные попытки вмешательства в управление научными исследованиями. А целесообразность передачи Рособрнадзора в подчинение правительства обусловлена необходимостью сократить влияние Минобрнауки на деятельность службы.

Проведение подобной реорганизации направлено на создание условий, при которых каждое ведомство будет полностью сосредоточено на отведенных ему полномочиях. Если ранее Минобрнауки не могло уделять должного внимания всем составляющим образования, то теперь новые министерства смогут охватить все его сферы.

Однако возникают опасения относительно того, как будут взаимодействовать министерства между собой, смогут ли они договориться, и как долго продлиться процесс становления. К тому же, создание 4 новых структур вместо одной потребует расширения штата и увеличения количества ресурсов на их обеспечение, а о гарантиях эффективности их деятельности сложно говорить.

Экспертное мнение

По мнению руководителя Федерального института развития образования, Александра Асмолова, создание нового органа должно проводиться с целью решения определенной задачи, а не для того чтобы обеспечить занятостью конкретные лица. Кроме того, он ставит под сомнение возможность реализации Национальной стратегии развития государства в области образования, так как это решение потребует очень много времени для устранения управленческой неразберихи.

Его мнение не разделяет глава Всероссийского педагогического собрания и ректор Московского госуниверситета технологий Валентина Иванова, которая убеждена в правильности произошедших изменений. Она считает, что ранее унифицированные решения не подходят для всех возрастных категорий. Поэтому новые ведомства смогут уделить соответствующее внимание специфике обучения граждан разных возрастов и выработать необходимые механизмы для улучшения качества образования.

Лариса Курнешова, бывшая в свое время первым заместителем главы Департамента образования Москвы, считает решение о создании вертикали власти в системе образования рациональным, но акцентирует внимание на том, что все регионы имеют разные возможности, поэтому им нужно обеспечить свободу для творчества и экспериментов.

Бывший Президент РАН, выдающийся советский и российский ученый-физик, Владимир Фортов, также поддерживает реорганизацию Минобрнауки. Он считает, что таким образом будет уделяться равное внимание и образованию и науке, что позволит развиваться обоим направлениям. По его мнению, Миннауки создаст отдельные управления для руководства высшей школой и наукой, которым будут вверены конкретные полномочия.

А вот его оппонент, советский и российский физик, академик и член президиума РАН, А. Литвак выражает опасения относительно будущего науки. Он считает, что было неправильно, когда одно ведомство управляло и дошкольным образованием и наукой, но придерживается позиции относительно того, что наука должна быть отделена и от высшего образования из-за различия в их ключевых задачах. Кроме того, господин Литвак сомневается в рациональности решения о ликвидации ФАНО, с которым российская наука налаживала взаимодействие в течение 5 лет. Также его очень беспокоит вопрос о том, как в дальнейшем будут выстраиваться отношения с министерством, если учреждений высшего образования, находящихся в его ведомстве, значительно больше, чем научных институтов. А еще он надеется, что на пост нового министра будет назначен человек, разбирающийся в науке.

На министра из науки надеется также вице-президент РАН и председатель Сибирского отделения РАН Александр Асеев. Однако он одобряет решение об упразднении ФАНО, так как считает, что агентство вредило научным исследованиям и привело к большим потерям. По его словам, передача науки в непосредственное управление министерства, а не всего лишь подведомственной структуре, позволит улучшить позиции науки и, если НИИ будут пользоваться равными с ВУЗами правами, они смогут получить лучшее финансирование.

Как видно, мнения разделились. Безусловно, реорганизация имеет много преимуществ, но есть и недостатки, поэтому возникающие опасения вполне обоснованы. Будут ли новые структуры работать в соответствии с поставленными целями? Смогут ли новые ведомства быстро организовать свою работу, чтобы учреждения, находящиеся у них в подчинении не остались предоставленными самим себе? Время покажет.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #366 : 04 Август 2018, 00:11:48 »

https://www.kommersant.ru/doc/3702290

Минобрнауки включило требования РАН в новый регламент

Министерство науки и высшего образования (Минобрнауки) представило проект новых правил взаимодействия с Российской академией наук (РАН). Регламент предполагает существенное усиление роли академии в принятии решений о ликвидации и реорганизации научных организаций. При этом РАН, а не Рособрнадзор, как предполагалось ранее, получит право проводить мониторинг их эффективности. В экспертном сообществе рост автономии связывают с усилением политического влияния руководства РАН.

Проект постановления правительства о порядке взаимодействия Минобрнауки и РАН опубликован для общественного обсуждения на портале правовой информации. Документ разработан Минобрнауки по поручению правительства. В частности, документ подтверждает полномочия академии по участию в процедуре ликвидации и реорганизации научных организаций, которые ранее были закреплены в новом законе о РАН (подписан президентом РФ Владимиром Путиным 19 июля). Согласно предложенной процедуре, Минобрнауки направляет обоснование целесообразности реорганизации или ликвидации организации в РАН, где оно должно быть рассмотрено в 30-дневный срок. В случае возникновения разногласий «в целях достижения взаимоприемлемого решения» создается совместная рабочая группа. Аналогичный порядок предусмотрен и для согласования кандидатур на пост руководителей научных организаций, однако определиться с решением ученые должны в течение десяти дней.

Предложенные изменения позволят «препятствовать чересчур резким движениям Минобрнауки», считает директор Института физики высоких давлений, член-корреспондент РАН Вадим Бражкин: «Раньше могли без объяснения причин сместить человека, а сейчас нам можно выдохнуть с облегчением и больше сконцентрироваться на научной деятельности».

Действительно новой для академии станет деятельность по мониторингу научной деятельности.

Предполагается, что РАН сможет получить право не только оценивать эффективность научных институтов, но и проводить экспертизу научных результатов вузов Минобрнауки, а также согласовывать программы их развития. Как сообщал “Ъ”, ранее на эту функцию претендовал Рособрнадзор. Соответствующее предложение было опубликовано в июне 2018 года в проекте положения о службе, разработанном после того, как Минобрнауки было разделено на два ведомства в мае 2018 года, а Рособрнадзор перешел в прямое подчинение правительства РФ.

Инициатива вызвала протест ученых. Как сообщал “Ъ” 27 июля, члены влиятельного неформального сообщества «1 июля» (входят ученые РАН) заявляли, что «результаты деятельности Рособрнадзора свидетельствуют об отсутствии у него компетенции, необходимой для оценки научных и образовательных организаций высокого уровня», и заключали, что «поручать ведомству решать судьбу вузов — верх абсурда и некомпетентности». Напомним, за три года надзорное ведомство признало неэффективными и ликвидировало почти 1 тыс. российских вузов и их филиалов.

При этом в интервью “Ъ” от 18 июля глава Рособрнадзора Сергей Кравцов сказал, что полномочия по контролю за научными организациями переданы ведомству еще в 2009 году постановлением правительства №312. Однако в опубликованной 1 августа на сайте правительства новой редакции положения о службе эта функция не предусмотрена.

Передать контроль за научными организациями РАН было правильным решением, уверен член президиума РАН, директор Института космических исследований Лев Зеленый. «В этой работе важны не только формальные критерии, необходимо оценивать результаты по широкому спектру научных направлений: от выращивания редиски до строительства космических кораблей,— отметил господин Зеленый в беседе с “Ъ”.— Академия готова к этой работе, у нас есть возможность для проведения широкой экспертизы».

«Если проект будет одобрен, это действительно станет успехом для РАН»,— сказал “Ъ” политолог Кирилл Петров. По мнению эксперта, предполагавшаяся передача контроля за эффективностью научных организаций Рособрнадзору, вероятно, привела бы к усилению бюрократизации и осложнила бы деятельность ученых: «Мы видели это в системе высшего образования, когда сотрудники вузов вынуждены тратить свое время на заполнение огромного количества бумаг и формальных показателей, которые никак не относятся к их деятельности и тем более не могут свидетельствовать об эффективности учреждения». Господин Петров отметил, что усиление автономии РАН также может быть связано с тем, что «определенный интерес к руководству организацией проявлял Михаил Ковальчук (президент Курчатовского института.— “Ъ”)». «Очевидно, что всем заинтересованным лицам хотелось бы, чтобы РАН была эффективной организацией, а дополнительная бюрократизация вряд ли бы этому способствовала»,— заключил господин Петров.

В пресс-службе ФАНО (управляет имуществом РАН, находится в стадии реорганизации, полномочия будут переданы Минобрнауки) проект регламента отношений с Академией наук прокомментировать “Ъ” не смогли, объяснив это тем, что в ведомстве в настоящий момент нет пресс-секретаря. В руководстве РАН и Рособрнадзоре также не смогли оперативно ответить. Общественное обсуждение проекта продлится до 14 августа 2018 года, затем документ примет правительство.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #367 : 10 Август 2018, 22:53:14 »

http://www.poisknews.ru/theme/ran/37879/

Проверено практикой. Как распределять деньги на науку?

Недавно в закон о Российской академии наук были внесены поправки, в соответствии с которыми РАН будет осуществлять научное и научно-методическое руководство организациями, занимающимися фундаментальными исследованиями. В ближайшее время будут переформатированы программы Президиума академии, в конкурсе на их реализацию смогут принимать участие научные структуры независимо от ведомственной принадлежности.

Выполняя новые функции, академия может с успехом использовать опыт программы фундаментальных исследований Президиума РАН “Молекулярная и клеточная биология” (МКБ), уверен ее организатор и координатор академик Георгий ГЕОРГИЕВ.

- Георгий Павлович, вы одним из первых поставили вопрос о необходимости изменения системы финансирования исследований, настаивая на более активном внедрении конкурсных механизмов. Научное сообщество высоко оценило вклад вашей программы в развитие биомедицинской науки. Поддержка в рамках МКБ сильных групп и талантливой молодежи сократила “утечку мозгов” из этой важнейшей для страны сферы исследований. Но не едиными внебюджетными деньгами живы ученые - институтам не обойтись без базового финансирования. Между тем сметное обеспечение бюджетных учреждений сегодня заменено субсидиями на выполнение государственного задания. Как вы оцениваете этот механизм?

- В существующем виде госзадание наносит огромный вред науке. Средства на его выполнение выдаются в количестве, достаточном лишь для выплаты весьма скромных зарплат и поддержания инфраструктуры института: отопления, энергоснабжения. На саму научную деятельность денег практически не остается. На выделяемые средства запланированные исследования просто невозможно выполнить. Между тем требования к результатам работы по госзаданию (в основном к числу опубликованных в ходе его выполнения статей) постоянно растут. Абсурдность ситуации очевидна.

- Как известно, средства на приборы и реактивы, необходимые для выполнения госзадания, ученые часто “заимствуют” из грантов и хоздоговоров.

- Да, людям приходится идти на обман. Жизнь вынуждает. Очень осложняет работу ученых и существующая система формирования планов и отчетов. От исследователей требуют запланировать конкретные результаты, а также взять на себя обязательства по публикации определенного числа статей, причем на несколько лет вперед. Чиновники, которые это придумали, видимо, совсем не понимают, как устроена фундаментальная наука. Если бы все результаты можно было предсказать, это была бы не наука, а в лучшем случае изготовление дженериков.

В настоящем виде госзадание носит чисто формальный характер. Основной отчет по нему - это число опубликованных за год статей независимо от их качества. Но мы же понимаем, что одна сильная работа, содержащая открытие, “весит” больше, чем десяток посредственных.

- А как вы предлагаете определять задачи научным коллективам?

- Госзадание не должно представлять собой расписанный по пунктам проект. В нем имеет смысл отражать главное направление исследований лаборатории. Тематика должна быть достаточно широкой, поскольку ее сужение обеспечивает преференции слабым коллективам. Конечно, необходимо бороться и за высокую приоритетность ставящихся задач. Но здесь нужно знать меру: иногда случается, что не очень важное, на первый взгляд, направление неожиданно дает мощный прорыв.

Положительным, но не обязательным фактором при оценке актуальности темы является высокая вероятность получения по итогам фундаментальных исследований важных для практического использования результатов.

- Кто и как должен определять перспективность заявленных институтами тематик?

- Это - работа экспертов. Понятно, что подобрать их непросто. В экспертные группы должны входить ученые с мировым именем: и имеющие крупные достижения в прошлом, и эффективно работающие в настоящее время. Особое внимание следует уделять устранению конфликта интересов.

Госзадание должно вытекать либо из предыдущих крупных достижений лаборатории, либо из вновь возникших важных задач. Чтобы понять, сможет ли с ними справиться данный научный коллектив, необходим анализ его предыдущей деятельности.

И, конечно, следует отказаться от скрупулезного формулирования ожидаемых результатов. В науке побочный “продукт” может оказаться намного важнее запланированного. Сильный ученый просто не может проходить мимо вновь открывшегося направления, он должен на него переключаться. Вспомним хотя бы известную историю про Флеминга, который открыл первый антибиотик - пенициллин - изучая грибки, выросшие в непомытой чашке Петри.

- Что требовать от ученых, вы рассказали. А как должна финансироваться их работа?

- Если госзадание утверждено, то кроме зарплатных денег, безусловно, должно быть предусмотрено обеспечение собственно исследований (приборы, расходные материалы). Кроме того, необходимо отменить запрет на совпадение направлений, поддерживаемых госзаданием и грантами. Очень хорошо, если научные фонды будут поддерживать не только поисковые “ответвления”, но и основную тематику научного коллектива. Конечно, требования при такой двойной поддержке должны повышаться.

- Поговорим о грантовом финансировании. Российский научный фонд руководствуется в своей работе многими принципами, которые использовались в программе МКБ с начала 2000-х. Крупные и “длинные” гранты, отбор по научной квалификации, возможность продолжения успешного проекта - какие их этих позиций вам кажутся особенно важными?

- По большому счету гранты должны обеспечивать успех на приоритетных направлениях фундаментальной и поисковой науки, поддерживать важные для государства прикладные работы, а также содействовать кадровому росту ученых, закрепляя в России талантливую молодежь. Отсюда вытекает необходимость иметь в качестве основных следующие два типа грантов.

Первый - для уже существующих лабораторий, отделов, независимых научных групп, которые работают на мировом уровне. Размер таких грантов в идеале должен составлять 15-25 миллионов рублей в год лабораториям и 5-10 миллионов группам.

Такой подход позволит обеспечить общий прогресс нашей науки. Этими принципами мы руководствовались в МКБ. Результат налицо: около 90% всех избранных с 2003 года по нашим специальностям академиков и членов-корреспондентов РАН прошли через нашу программу.

Второй тип грантов должен выдаваться на образование новых независимых научных групп (реже - лабораторий) сравнительно молодым (не старше 40-45 лет) исследователям, отлично себя зарекомендовавшим, но ранее не занимавшим руководящие должности. Размеры грантов должны быть такими же, как и для первой группы.

По этой системе в рамках МКБ происходило возвращение в Россию работавших за рубежом сильных российских ученых, причем полное, а не на несколько месяцев в году. Большинство созданных по нашей программе новых групп превратилось затем в сильные лаборатории. Многие их руководители стали докторами наук, трое - членами-корреспондентами РАН, несколько человек - директорами институтов.
К сожалению, именно такие гранты существуют до сих пор только в программе МКБ, хотя, на мой взгляд, это лучший механизм обеспечения будущего нашей науки. Можно также выделять часть средств фондов на небольшие (1-2 млн рублей в год) гранты молодым ученым (до 30-35 лет), сделавшим сильные работы, но пока не претендующим на руководство самостоятельными подразделениями.

Благодаря такой системе талантливый молодой исследователь, если его работа высокоэффективна, не рискует внезапно оказаться на мели, как это недавно произошло во многих лабораториях и группах.

- Что вы имеете в виду?

- Как известно, в 2014 году РНФ вложил солидные средства в поддержку ведущих лабораторий и сильных научных групп. Гранты выдавались на три года - с обещанием продления еще на два, если работа будет успешной. Однако, возможно, из-за введения новых типов конкурсов число поддержанных лабораторий уменьшили почти вдвое, а групп - втрое. В результате финансирование многих сильных проектов прервалось в самой важной фазе. Это означает, что вложенные деньги практически выброшены на ветер. Многие будут реализовывать открывшиеся перспективы за рубежом или их заделы используют западные коллеги. Как мне известно, некоторые молодые ученые, работавшие по этим программам в нашей области, получили приглашения из США и уже пакуют чемоданы.

Конечно, фонды могут давать специальные гранты, например, тематические - на узкие, но важные для государства темы - или на совместные работы с зарубежными учеными. Но на эти направления должна выделяться относительно небольшая часть общего финансирования. Ради них нельзя обрезать обеспечение двух основных типов грантов. Во избежание повторения ситуации 2017 года необходимо, на мой взгляд, ввести правила, препятствующие прерыванию поддержки успешных исследований. Кроме того, нужны другие фонды, например, созданные РАН.

- В последние годы кипят страсти в связи с оценкой исследователей и научных организаций и ролью наукометрии в этом процессе. Какова ваша позиция?

- У нас сегодня большое значение придается индексу цитирования (ИЦ) и индексу Хирша, основанному на цитировании. Об этом можно только сожалеть, так как требование ФАНО публиковать как можно больше статей привело в последние годы к дроблению сильных работ на несколько мелких, которые проходят незамеченными мировым научным сообществом.

Кроме того, ИЦ зависит от многих случайных факторов. Например, нашего ученого, работающего за границей, включают как рядового исполнителя в большой авторский коллектив. Его вклад в работу может быть ничтожен, но на родине появление в его активе статьи в высокорейтинговом журнале оценивается высоко.

Вообще же при оценке результативности следует обращать внимание только на очень высокие и очень низкие ИЦ и проверять, какие публикации дали такой результат.

Если говорить об индексе Хирша, это малоинформативная величина. Не секрет, что существуют методики “накручивания” данного показателя.

На мой взгляд, наиболее важным объективным показателем результативности в фундаментальной науке являются публикации в высокорейтинговых журналах. В первом приближении импакт-фактор (ИФ) журнала соответствует уровню публикуемых в нем статей. К сожалению, за последние годы наиболее престижные международные журналы (Nature, Science, Cell и т.п.) наряду с действительно сильными работами публикуют стандартные, от определенных групп ученых. Российским авторам крайне сложно разместить в них статьи, в том числе в связи со сложившейся политической ситуацией.

Однако напечатать статью в журналах с ИФ 5-10 хорошим исследователям вполне по силам, и эти публикации повышают престиж российской науки. Судить о результативности ученого и научного коллектива следовало бы по суммарному ИФ публикаций за последние пять или десять лет. Эффективность же работы коллектива определяет суммарный ИФ, деленный на число сотрудников (ставок). При этом надо обязательно делать поправку, позволяющую учесть вклад человека или лаборатории в проведенную работу, как это делается в МКБ.

- Не все ученые могут публиковаться в высокорейтинговых журналах в силу объективных причин. В ряде научных областей российских журналов с большими импакт-факторами просто нет, а прорваться в зарубежные, как вы сами отметили, стало непросто из-за сложной международной ситуации.

- Нужен дифференцированный подход для разных референтных групп. В пределах же одной группы объективной причиной отсутствия высокорейтинговых публикаций могут быть лишь соображения секретности. Ну, и, конечно, нужно больше российских журналов международного типа - на английском языке или с английским переводом, с авторитетной экспертизой - которые могут заработать высокий ИФ.
- Важный элемент любого конкурса - экспертиза. Поделитесь опытом МКБ по ее организации.

- Экспертная оценка сущности исследования, его результатов, потенциала коллектива, безусловно, важна. Однако экспертиза таит в себе возможности для предвзятой оценки. Мне, к сожалению, очень часто приходилось находить грубые ошибки в рецензиях - как допущенные в силу непонимания экспертом проблемы, так и являющиеся результатом умышленных действий.

Чтобы свести необъективность к минимуму, в программе МКБ мы привлекали к оценке ученых, только что выигравших текущий конкурс и имеющих высокие наукометрические показатели, а также победителей прошлых лет, получивших большие гранты. Эти заведомо сильные специалисты не имели личной заинтересованности в результатах конкурса. Кроме того, мы стараемся задействовать максимальное число экспертов: каждую работу должны оценивать как минимум трое, а в идеале пять человек.

Важным моментом при экспертизе является возможность подачи апелляции в независимый Контрольный совет. Причем если совет посчитал решение конкурсной комиссии неправильным, это должно вести в большинстве случаев к пересмотру решения о выдаче (невыдаче) гранта, а не только к выводам о квалификации экспертов, как это принято в фондах.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #368 : 10 Август 2018, 23:08:08 »

http://www.sib-science.info/ru/news/nauka-poka-dyshit-09082018

Наука пока дышит, но симптомы тревожные...

В конце июня Академия наук отметила печальный микроюбилей: 5 лет назад правительство внесло в Госдуму проект закона "О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук..." (ФЗ-253). Если бы действовал его первый вариант, РАН приказала бы долго жить, превратившись в клуб ученых - "общественное государственное объединение "Российская академия наук".

Однако в сентябре 2013 года президент Путин подписал несколько смягченный вариант закона: формулировку о ликвидации РАН убрали, но к ней присоединили еще две академии: сельскохозяйственных и медицинских наук. Во главе этого хозяйства из 826 НИИ и организаций поставили Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), руководителем которого был назначен кандидат экономических наук, замминистра финансов РФ Михаил Котюков. Ученые о нем слыхом не слыхивали, а вот в Красноярске, где он сделал карьеру от рядового финансиста до главы регионального Минфина, в определенных кругах его знали. В основном - по скандальным эпизодам с деньгами бюджета на грани фола.

Первоначальная и местами здравая идея передать от ученых чисто хозяйственные функции ФАНО вылилась, как в России часто бывает, в противоположность: РАН отсекли не только от распределения бюджетных денег на исследования, но и от большой науки. Это не преувеличение: именно так эксперты и члены Академии расценили тогда требование - всем НИИ отчитываться перед агентством о своей научной деятельности.

Через пять лет этот диагноз бюрократической трепанации полностью подтвердился. Вице- президент РАН Алексей Хохлов откровенно заявил: "Российская академия наук сегодня вообще никаких научных тем не ведет. РАН является федеральным государственным бюджетным учреждением, но РАН не является федеральным государственным бюджетным учреждением науки. У нас научных тем нет. У нас другая функция". Какая же? А вот такая: "Академия наук должна иметь какие-то ресурсы, чтобы влиять на научное руководство институтами. Эта программа реализуется. В том числе через механизм проверки выполнения институтами госзаданий. Но это совершенно не означает, что институты надо ставить под эгиду РАН".

Академию наук власти пытаются приструнить не впервые. В 1964г. Н.С. Хрущев на июльском пленуме ЦК КПСС заявил: "Товарищи, для политического руководства, я считаю, у нас достаточно нашей партии и Центрального Комитета, а если Академия наук будет вмешиваться, мы разгоним к чертовой матери Академию наук, потому что Академия наук, если так говорить, нам не нужна, потому что наука должна быть в отраслях производства, там с большей пользой идет, это нужно было для буржуазного русского государства, потому что этого не было. Сейчас, в социалистических условиях, это изжило себя, это придаток, и проявляет он себя довольно плохо...". Вы что-то поняли из этого бормотания? Наука нужна была стране победившего социализма разве что для создания ядерного оружия. Но то, что не удалось Хрущеву, сделал Дмитрий Ливанов, глава Минобрнауки в 2013г. Правда, автор гениальной реформы РАН до сих пор не назван.

Болтая про ослепительные прорывы к высотам мировой экономики, власти позволили ФАНО оценивать достижения ученых фактически по крестикам- ноликам. А как еще назвать формальные наукометрические показатели? Например, сколько раз тебя цитировали или сколько публикаций у тебя за отчетный период? Нет, в нормальных странах эти параметры существуют, но как бы в роли макияжа у женщины. По большому счету, ученых ценят за идеи и их реализацию. А вот с этим в России швах.

Об отношении власти к науке видно и по мизерной доле инноваций в промышленности, и по убогой производительности труда. Разумеется, последняя зависит от нескольких факторов, однако на одном из первых мест - современные технологии, созданные по идеям ученых. Но - увы... В предстоящие два года, прогнозирует Минэк, производительность будет только падать. В том числе и по этой причине треть экономики, в основном крупнейшие промышленные компании, оказалась нерентабельной, а промышленность впервые за два года свалилась в рецессию.

Аналитики ВШЭ говорят, что по финансированию научно- исследовательских и конструкторских работ меньше $40 млрд Россия скромно примостилась на 10-м месте в мире. Во главе рейтинга США ($511 млрд), за ним Китай ($452 млрд) и Япония ($168,6 млрд). Такая же позорная картина с долей затрат на науку в ВВП - 34-е место, в 3-4 раза меньше, чем в Израиле, Южной Корее, Швейцарии и Швеции. И лучше не будет. После 2013г. государство только ужимало финансирование науки. С учетом инфляции в 133% за последние 10 лет и расчета в постоянных ценах реальное финансирование науки сократилось без малого почти на треть только за последние 4 года. Потраченные в 2017г. из бюджета 378 млрд руб., по оценке ВШЭ, втрое меньше, чем выделяли на чиновников и органы госвласти, в 13 раз меньше расходов на армию и полицию. И в ближайшие годы казна не расщедрится. Что интересно, Россия - в числе лидеров по числу занятых в науке! При нищенском финансировании всей сферы это отбросило страну на 47-е место по затратам на одного исследователя. Ну и, соответственно, по мизерной оплате их труда. Как ни странно, одна из целей нацпроекта "Наука" - увеличить число исследователей еще на 10 тыс. к 2024 году!

На прошлой неделе меня огорошил ВЦИОМ: похоже, "дипломный бум" среди молодых заканчивается. За 10 лет число считающих высшее образование необходимым для успешной карьеры упало с 76 до 63 процентов. Большая половина россиян уверена: хорошо устроиться в жизни можно и без вузовского диплома. Мозги людям вправляет реальность. К примеру, разница в оплате водителя и врача у нас лишь 20%, а в ФРГ - 174, в США - 261%, в Бразилии - 172%.

А что с учеными? По июльским данным компании The Boston Consulting Group, профессор московского вуза официально вроде бы получает $24 тыс. в год, но реально - вдвое меньше, а его американский коллега - от $80 тыс. до $250 тыс. Эксперты подчеркивают: в России не созданы условия для реализации талантов и способностей, нет массового спроса на знания. Так что, если картина о ценности высшего образования, нарисованная ВЦИОМом, не изменится, россияне станут деградировать стремительнее. Хотя куда уж дальше? 83% работодателей оценивают уровень подготовки в вузах как средний или низкий. Но лучшие вузы, такие, как знаменитая "Шанинка" - Московская школа социальных наук, а раньше - Европейский университет в Питере, лишают лицензий руками Рособрнадзора. (Последнему лицензию после баталий возвратили, но из здания выдавили).

На прошлой неделе большая группа членов РАН выступила с заявлением в связи с тем, что функции этого учреждения намерены расширить. "Деятельность Рособрнадзора становится все более похожа на целенаправленное уничтожение лидеров современного высшего образования в России, - считают ученые. - Передача в ведение Рособрнадзора еще и научных учреждений приведет к катастрофическим последствиям. Можно только догадываться, сколь разрушительной для отечественной науки может оказаться деятельность "экспертов", полагающих, что английский язык не нужен менеджерам, а ведущий мировой специалист по римскому праву не вправе руководить юридическим факультетом". Ученые предлагают ликвидировать Рособрнадзор.

Относительно псевдореформы РАН надежды у части ученых появились после президентских выборов, когда с Владимиром Путиным встретился новый глава академии Александр Сергеев. В результате договоренностей в Госдуму отправились поправки президента страны, слегка расширяющие полномочия РАН.

Однако в середине июня некое звено вертикали возбудилось, и к президентскому законопроекту правительство пристроило свои поправки. Заседание профильного думского комитета закончилось скандалом: депутаты заявили, что поправки "противоречат концепции президента". Возмутил пункт Кабмина, по которому РАН "рассматривает" вопросы реорганизации и ликвидации институтов, причем в порядке, "установленном Правительством Российской Федерации". И ученые, и депутаты напомнили, что ранее такие решения могли приниматься только по согласованию с РАН. Глава думского комитета господин Никонов предложил поменять "рассматривает" на "согласует".

Кроме того, правительство предлагало обязать РАН сообщать в МИД о международных научных контактах. "Это нам показалось чрезмерным", - сказал Никонов. В итоге члены комитета внесли серьезные изменения в поправки Кабмина и только потом утвердили "в редакции комитета".

Глава РАН Александр Сергеев на срочном брифинге для СМИ напомнил, что ранее взаимоотношения Академии и ФАНО строились по "принципу двух ключей": все важные решения принимались лишь при одобрении обеих сторон. "И президент в своих поправках решил закрепить эту практику и сделать законом",- сказал господин Сергеев. - Мы обратились к президенту с письмом, в котором попросили, чтобы законопроект, который он внес, был без всяких поправок принят. Иначе правительство сможет переформатировать научные институты по своему усмотрению, а академия будет просто смотреть на это".

Однако главный шок научное сообщество испытало в мае, когда главой Миннауки назначили г-на Котюкова. Теперь, по мнению экспертов, о возвращении исследовательских институтов под эгиду РАН можно забыть. Это фактически подтвердила и курирующая науку вице-премьер Татьяна Голикова, хотя и пообещала "урегулировать все вопросы", если у РАН и Миннауки "возникнут какие-то проблемы".

В мае члены президиума РАН написали письмо президенту Путину, напомнив о внесенном им в ГД проекте закона, расширяющем полномочия академии. Академик Михаил Пальцев заметил: "Без институтов РАН неспособна полноценно работать. Это как голова профессора Доуэля, которая живет и без рук, и без ног. Стратегия на отделение научного управления академии от научно- исследовательских институтов, предпринятая реформаторами, оказалась порочной". А еще академики не хотели, чтобы институты РАН "свалили в одну кучу с ведомственными НИИ, а то и с вузами".

На встрече с учеными Михаил Котюков мило улыбался. Но не всем менеджерам, в том числе - от финансов, доступно таинство рождения идей. Есть анекдот советских времен. Отставной полковник, пристроенный начкадрами в НИИ, возмущенно докладывает директору: "Вижу, стоит в коридоре у окна профессор Н. Стоит 5, 10 минут. Спрашиваю, что делаете? Думаю, - отвечает. Думать, говорю ему, лучше дома, а здесь работать надо".

В конце мая члены неформального сообщества ученых - Клуба "1 июля" - приняли декларацию. В частности, там говорится: "Нет свободы, нет творчества, нет и науки высших достижений. Власть заведомо обрекает страну на интеллектуальную изоляцию".

Однако в проекте новых правил взаимодействия Миннауки с РАН, появившемся в начале августа, Рособрнадзор хоть и не ликвидировали, но оставили при своих. А роль академии при ликвидации и реорганизации научных организаций обещают усилить. Первая робкая ласточка? Хотелось бы верить...
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #369 : 05 Сентябрь 2018, 22:52:47 »

http://trv-science.ru/2018/03/13/cifrovaya-nauka-v-ran/

Цифровая наука в РАН

Когда в далеком 1965 году мы, два-три студента из числа 450, принятых на мехмат МГУ, выбрали в качестве специализации программирование, на нас смотрели, покручивая пальцем у виска. Мы же были убеждены, что будущее — за информационными технологиями, а все крутившие пальцем через 5-10 лет прозреют и осознают, что наш выбор был вполне осмысленным и плодотворным.

Эти ожидания сбылись лишь наполовину: компьютеры и информационные технологии действительно завоевали мир — достаточно упомянуть, что около 80% фундаментальной науки в США делается сейчас с тем или иным существенным участием информационных технологий. Однако, как это ни абсурдно, отношение в академических кругах к коллегам, посвятившим себя программированию, и спустя полвека остается снисходительно-покровительственным: «Программирование? Да наука ли это?»

Информационные технологии оказались выдавлены из РАН, российские фундаментальные исследования в этой области в основном проводятся вне Академии. В профильных диссертационных советах уже привыкли к тому, что наиболее яркие, получившие широкое признание работы приходят из «Яндекса» и других далеких от Академии наук структур. И это несмотря на укоренившееся в этих структурах прохладное отношение к ученым степеням.

А ведь отечественное программирование мощно начиналось именно в Академии наук. В 1950-е годы здесь программировали и рассчитывали ракетно-ядерный щит страны, первые искусственные спутники Земли. В АН СССР работал патриарх советского программирования Михаил Романович Шура-Бура, столетие со дня рождения которого отмечается в 2018 году. Шура-Бура, в частности, в 1960-е блестяще возглавил и принял непосредственное участие в работах по программному обеспечению М-20 — самой массовой серии ЭВМ того времени.

Одна из последних масштабных общегосударственных задач, где Академия наук еще играла заметную роль, — проектирование и успешный запуск в 1988 году космического корабля «Буран». И здесь Шура-Бура внес свой решающий вклад. В какой-то момент катастрофически отстали от графика создатели программного обеспечения обработки телеметрии «Бурана». За помощью обратились к М.Р.Шура-Бура, и он спас положение, предложив и реализовав программно-технологические решения, радикально ускорившие процесс и позволившие уложиться в график.

Тем не менее уже в те времена проявились назревающие проблемы. М.Р.Шура-Бура многократно выдвигался в члены Академии наук. Однако, несмотря на его очевидные крупнейшие научные и производственные достижения, бесчисленные правительственные награды и энергичнейшую поддержку президента АН СССР М.В.Келдыша, на академический выборах неизменно побеждало высокомерно-презрительное отношение к программированию. При голосовании недругам информационных технологий всякий раз удавалось забаллотировать М.Р.Шура-Бура.

Прошли долгие годы, но отношение к информационным технологиям в Академии наук не меняется. Рассмотрим характерный пример. Много раз приходилось слышать рассуждения: «Как же так, Г.Я.Перельман доказал гипотезу Пуанкаре и, тем не менее, до сих пор не стал членом Академии наук?!» Но нигде и никогда не прозвучало: «Как же так, почему крупнейший российский ученый, один из ведущих мировых IT-специалистов Е.В.Касперский до сих пор не стал членом Академии наук?!»

О заслугах Касперского прекрасно знает вся страна, да и появление очевидного газетного штампа «антивирус академика Касперского» сделало бы в плане пиара РАН много больше, чем все сегодняшние малопродуктивные усилия по популяризации свежих научных результатов РАН, вместе взятые (по данным ВЦИОМа [1], 72% россиян не знают ни одного научного открытия, сделанного за последние десятилетия в РФ). Е.В.Касперский — почетный доктор зарубежных университетов, лауреат Государственной премии РФ, обладатель многочисленных престижных российских и зарубежных научных наград, автор ряда монографий. Тем не менее вопрос об избрании Е.В.Касперского honoris causa в Академию наук никому даже не приходит в голову! Вновь: «Программирование? Да наука ли это?»

Сегодня в РАН более-менее представлены лишь отдельные IT-сектора: энергично развиваемая проблематика суперкомпьютерных вычислений, бортовой софт, верификация программ, компьютерная графика и некоторые другие. Однако от необходимого стране «покрытия» современной IT-проблематики в целом РАН отходит всё дальше и дальше, о всеобъемлющем планомерном академическом охвате IT-сектора фундаментальных исследований давно уже нет и речи. Поэтому несколько иллюзорными представляются не раз звучавшие предложения об участии РАН в проектах национального масштаба: в таких проектах, как правило, IT-составляющая играет ведущую роль, а РАН тут обычно ничего своего предложить не в силах.

Во многих сферах применения информационных технологий упоминание причастности РАН к какому-либо проекту уже просто дискредитирует проект в глазах сообщества IT-специалистов. Когда собеседник, знакомый с российской IT-отраслью, узнает, что ты программист из РАН, в его глазах обычно читается немой вопрос: «А что, там еще остались программисты?»

Фирма «Майкрософт», разочаровавшись в IT-потенциале РАН, прекратила действие договора о сотрудничестве. В руководстве Академии вряд ли придали этому значение. Однако институты РАН понесли тем самым серьезные финансовые потери, поскольку договор предусматривал комфортные льготные цены на основные лицензионные продукты «Майкрософта», требующиеся для повседневной работы большинства российских ученых.

Весьма характерно, что недавний призыв президента РФ к переходу на цифровую экономику был обращен куда угодно, но только не к Академии наук. Отсутствует упоминание РАН в соответствующих планах и федеральных программах цифровой экономики, подготовленных Минкомсвязи. Некому в РАН заявить о существовании «цифровой науки», подобно «цифровой экономике» нуждающейся в государственной поддержке.

Академия не поспевает за темпами развития IT-отрасли, ставя, таким образом, под сомнение свои возможности универсального органа национальной научной экспертизы. Кто в РАН сейчас в состоянии квалифицированно ответить на очевидный актуальный вопрос: «А не провести ли предстоящие выборы президента страны на основе технологии блокчейна?» Ведь тем самым можно было бы подавить в зародыше подавляющее большинство легко прогнозируемых упреков в массовых фальсификациях. Чтобы иметь здесь наготове убедительный ответ, следовало недавние выборы президента РАН или хотя бы выборы руководящих органов профильного Отделения нанотехнологий и информационных технологий провести на основе блокчейна. Однако о реализации подобного проекта в нынешней РАН остается только мечтать.

Научные журналы
Дело дошло уже до того, что Совет Федерации учит РАН политике в области научных журналов. Из протокола [2] состоявшейся 31 октября 2017 года встречи в Совете Федерации с недавно избранным президентом РАН А.М.Сергеевым: «Председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Зинаида Драгункина обратила внимание Александра Сергеева на необходимость совершенствования организации издательской деятельности РАН, а также на порядок распространения электронных версий журналов РАН за рубежом и возможности доступа российских научных и образовательных организаций к публикациям в научных изданиях РАН».

Чтобы убедиться в том, что действительно не всё ладно с журналами РАН, заметим, что современный ученый получает интересующие его статьи прежде всего из интернета. И далее откроем, например, первую страницу сайта mathnet.ru, где представлены ведущие российские математические журналы. В течение последних двадцати лет, до 2018 года, русскоязычные версии первых десяти журналов на этой странице становились доступными для свободного чтения в онлайне лишь спустя три (!) года после выхода номера из печати, т.е. когда интерес к ним в значительной мере угас. Все эти три года читатель мог получить доступ к свежим статьям только за плату. (Точнее, бесплатный доступ к этим свежим статьям в последние годы существовал, но открыт он был только для членов РАН.) Кому и для чего понадобилась такая сомнительная коммерция, на сайте не объяснялось.

Эти десять журналов издаются также и на английском. Тут дело обстоит еще хуже — тексты большинства англоязычных версий вообще никогда не попадают в открытый доступ.

С каждым годом положение только усугублялось. В 2017 году был исключен из открытого доступа один из ведущих журналов Академии наук — «Вестник РАН». За скачивание статьи из «Вестника» потребовали заплатить 200 руб.

Однако в начале 2018 года появилась обнадеживающая информация. Главные редакторы академических журналов получили письмо от председателя Научно-издательского совета РАН, вице-президента РАН академика А.Р.Хохлова. В письме, в частности, сообщается, что в соответствии с требованиями Счетной палаты РФ (сама Академия двадцать лет не замечала образовавшейся здесь очевидной IT-проблемы) принято решение об обеспечении свободного доступа к электронным версиям журналов РАН. Решение действует: если сейчас зарегистрироваться на сайте libnauka.ru, то можно, вообще говоря, получить бесплатный доступ к текстам статей свежих академических журналов.

Но в полной мере использовать открывшийся доступ мешают многочисленные сохранившиеся препоны. Посещение сайта libnauka.ru потребует от читателя умения настойчиво обходить несколько маленьких коммерческих хитростей его разработчиков. Если просто войти на сайт без регистрации, становятся доступны покупки статей академических журналов, и при этом ни слова не говорится о возможности зарегистрироваться и получить эти же статьи на этом же сайте бесплатно. Далее, на головной странице сайта кнопка регистрации скрыта за миниатюрной иконкой, не имеющей даже подсказки «Регистрация». Если всё же удалось обнаружить эту иконку и тем самым добраться до регистрации, то там, в свою очередь, сообщается много подробностей о предоставляемых возможностях платной подписки и ни слова — об имеющемся бесплатном доступе. Наконец, если незарегистрированный онлайновый читатель перейдет по ссылке на статью, размещенную в libnauka.ru, то он увидит лишь сообщение о доступности ее покупки и, разумеется, скорее всего не догадается о существующей возможности бесплатного доступа к ее полному тексту.

Статьи, размещенные на libnauka.ru, не индексируются поисковиками, что на порядки сокращает число их читателей. Под «организацией свободного доступа» Счетная палата имела в виду, вероятно, вовсе не описанную выше мудреную якобы некоммерческую схему, а очевидную интерпретацию этого несложного понятия: полная доступность текстов и для поисковиков, и для читателей без регистрации. Строго говоря, Счетной палате надо было выразиться более определенно, требовать не «свободного», а «открытого» доступа, который не допускает никакого произвола в толковании. Тем не менее, хочется верить, что изобретателям мудреной схемы не удастся, жонглируя этими словами, долгое время так беззастенчиво дурачить Счетную палату и массового онлайнового читателя.

Несколько лучше, но всё же далеко не безупречно организован доступ к статьям академических журналов на сайте elibrary.ru.

Согласно письму А.Р.Хохлова, пока остается в силе еще одно досадное ограничение открытого доступа. Публикуя статью в академическом журнале, автор, как правило, вынужден подписывать кабальный договор, безвозмездно передавая журналу «исключительную лицензию» на воспроизведение статьи. В частности, автор даже не вправе разместить свою статью на сайте своей организации, хотя такое размещение давно уже практически стало нормой в передовых странах.

Потребность в размещении статьи на сайте организации очевидна для IT-специалиста. Только здесь автор может органично внедрить непосредственно в текст статьи мультимедийные иллюстрации, обращения к базам данных и другие подобные конструкции, недоступные на сайтах журналов. Здесь автор без труда исправит обнаруженную впоследствии ошибку, легко сумеет актуализировать свой текст, внося туда свежие сведения о последних своих достижениях и о достижениях своих коллег. Наконец, размещение статей сотрудников на своем сайте — самый наглядный и естественный способ демонстрации научных достижений организации.

К сожалению, среди академических изданий лишь немногие следуют примеру «Информационных технологий и вычислительных систем», где используется «неисключительная лицензия», предоставляющая автору необходимую свободу воспроизведения статьи. В подавляющем большинстве журналов автора связывают по рукам и ногам исключительной лицензией, применяя типовую форму «Лицензионного договора о предоставлении права использования статьи в научном журнале на русском языке, учредителем (соучредителем) которого является Российская академия наук» [3].

Причина перечисленных выше проблем, видимо, в том, что в РАН слишком мало IT-специалистов для того, чтобы среди них можно было кого-то найти и поставить во главе издательской деятельности. IT-специалистам хорошо известно о существовании могучего всемирного движения за открытый доступ к научным публикациям. Никто из них не допустил бы долговременного исчезновения из общедоступного онлайна ведущих изданий Академии. Однако руководят издательскими делами в РАН либо случайные фигуры, интересующиеся лишь коммерческой стороной дела, либо далекие от IT-проблематики корифеи науки, которым просто не хватает времени разобраться в хитросплетениях информационно-издательского интернет-хозяйства.

Именно Академии наук следовало бы возглавить российское движение за открытый доступ к научным публикациям, наставляя на истинный путь заплутавших российских чиновников от науки. К сожалению, пока РАН необходимые шаги в этом направлении если и делает, то только по внешней указке. Хотя сложившаяся ситуация требует активного вмешательства, самого пристального внимания со стороны научного сообщества.

В нашей стране ученого никак не стимулируют в плане обеспечения открытого доступа к его публикациям. Напротив, требования отчетов ФАНО, условия предоставления грантов РНФ и другие подобные документы призывают к увеличению числа его публикаций в журналах, индексируемых Web of Science. Полные тексты статей в большинстве этих журналов не попадают в общедоступный интернет, вместо этого в онлайне предлагается покупать такие статьи за весьма внушительную плату.

Тут видится некоторое противоречие: по-видимому, изначально преследовалась цель включения результатов российских исследователей в мировое научное пространство. Однако приобретение отдельных статей или платная подписка на журналы Web of Science оказываются недоступны, не по карману для множества ученых по всему миру, в частности, для большинства российских.

В силу известных политических причин число российских научных журналов, индексируемых Web of Science, весьма мало. Поэтому призыв «Публикуйтесь в журналах Web of Science» для российского ученого во многих случаях трансформируется в «Публикуйтесь в зарубежных журналах».

Не надо думать, что положение вскоре улучшится, поскольку майские указы президента РФ побуждают российские журналы к включению в индекс Web of Science. На самом деле, к сожалению, всё не так просто. Предписанная сверху ориентация российских ученых на Web of Science сейчас очевидным образом душит российские издания, лишая многие вполне достойные журналы наиболее ценных публикаций. Тем самым уровень российского журнала настолько падает, что даже включение в индекс Web of Science нередко становится для него недостижимой мечтой.

Искомое включение российских публикаций в мировое научное пространство можно было организовать принципиально иначе. Обеспечить квалифицированный перевод на английский и размещение в открытом доступе лучших работ наших ученых. А дальше поисковики и Google Scholar привычно сделали бы свою работу, проиндексировав всё что надо и обратив внимание коллег со всего мира на российские публикации несопоставимо энергичнее и плодотворнее, чем это сейчас получается у Web of Science. В качестве показателей успеха такого проекта можно было бы использовать различные вебометрики вновь размещенного контента.

РАН в интернете

Вызывает беспокойство интернет-представительство РАН в целом и отдельных институтов РАН. Согласно популярному рейтингу webometrics.info, по состоянию на январь 2018 года в Top-500 сайтов мировых исследовательских центров вошли лишь шесть сайтов РАН и ее институтов. (Сомнительным утешением может служить лишь то, что в Top-500 аналогичного всемирного рейтинга сайтов вузов вошли сайты лишь трех российских университетов.)

Отставание усиливается. По данным проекта webometrix.ru, прирост контента российских академических сайтов в 2016 году составил 2%. Это стагнация. Академия наук могла бы рекомендовать своим институтам перенять опыт зарубежных коллег. Как уже упоминалось, в передовых странах стало нормой перед публикацией во внешнем журнале научной статьи сотрудника организации размещать ее в виде препринта на общедоступном сайте организации. Если институты РАН переймут эту практику, положение дел с их сайтами быстро наладится, и российская наука сможет наконец выйти из скрывающей ее до сих пор интернет-тени.

На страницах сайтов институтов РАН редко встретишь актуальные веб-проекты. И лишь немногие из них, подобно базе данных mincryst.iem.ac.ru по кристаллохимии и минералогии, получили международное признание. Великолепный, чрезвычайно популярный проект gramota.ru, но в нем Академия наук в лице Института русского языка им.В.В.Виноградова оказалась лишь на вторых ролях.

Академия не реагирует на злободневные потребности массового российского онлайнового читателя. Так, до сих пор нет общедоступного живого авторитетного медицинского сайта, оперативно откликающегося на каждый очередной «Всеобщий Исцелитель», которыми пестрит сегодняшний российский интернет.

Академия не пытается ни поддержать, ни как-либо повлиять на содержание крупнейших непосредственно затрагивающих интересы РАН научных и книгоиздательских интернет-проектов eLibrary, «Истина», «Киберленинка», «Ридеро» и др. Несмотря на микроскопические тиражи печатных изданий, онлайновые версии академических журналов не приобретают статуса основных, из-за чего они механически лишаются цветных и мультимедийных иллюстраций, возможности внесения исправлений замеченных впоследствии ошибок и других полезнейших современных онлайновых приобретений.

Монографии
РАН не оказывает сопротивления произволу чиновников, низведших монографию до положения досадной помехи в научной биографии. В глазах чиновника ученый, издающий сегодня монографию, бросает дерзкий вызов системе, совершает своего рода публичное карьерное самоубийство, кощунственно отвлекаясь от борьбы за выполнение священного плана по валу журнальных научных статей.

В отчетах, требуемых ФАНО и ВАК, монографии иногда появляются, но в каком-то причудливом ретрооблике. Например, в качестве непременного атрибута включаемой в отчет монографии до сих пор запрашивается тираж. Тираж для большинства современных изданий давно потерял смысл. Порядка ста тысяч наименований книг в год издается в нашей стране в режиме «печать по требованию», когда очередной печатный экземпляр материализуется только тогда, когда для него нашелся покупатель. Тем самым здесь тиража в привычном единовременном понимании просто не существует.

Тираж в отчете, по-видимому, должен показать, насколько широкому кругу читателей потребовалась книга. Но основной читатель большинства современных научных книг — онлайновый. Так, у недавно изданной монографии автора этих строк на один проданный печатный экземпляр пришлось свыше 5000 посещений онлайновых читателей. Тем не менее, спускаемые сверху отчеты, вопреки очевидности, даже не интересуются, размещена ли монография в общедоступном онлайне.

Тяжелое положение сложилось с рецензированием монографий. Характерный пример — академическое издательство «Наука», о добротности книг которого РАН должна, по-видимому, заботиться в первую очередь. На сайте издательства [4] читаем: «Рукопись книги представляется в издательство „Наука“ со следующими документами: 1) две рецензии…» То есть о независимом рецензировании даже речи не идет.

Забавно, что при этом к рецензированию журнальных статей издательство относится вполне ответственно. На том же сайте размещена декларация «Этические принципы научных публикаций», где неэтичным поведением признается «17. Требование к авторам самостоятельно предоставлять рецензии на собственные статьи». Иначе говоря, для статьи самим авторам рецензентов подбирать нельзя, а для монографии — пожалуйста.

Полноценный механизм рецензирования монографий сейчас, похоже, существует только в РФФИ. Прежде чем финансировать монографию, заявка на поддержку издания которой приходит в РФФИ, содержание монографии просматривают два назначаемых фондом независимых специалиста-рецензента, и только на базе их заключений принимается решение о поддержке издания книги. Иными словами, если на обороте титульного листа научной монографии записано «Издание осуществлено при поддержке РФФИ», можно быть уверенным в достаточно высоком качестве произведения.

РАН полезно было бы обратить внимание научных издательств на назревшую необходимость индексирования издаваемых монографий в общепризнанных международных научных интернет-структурах. В частности, за рубежом практически все крупные научные издательства считают своим долгом присвоить своей книге DOI (digital object identifier), что позволяет задействовать множество полезных интернет-механизмов, включить книгу в мировую научную интернет-инфраструктуру. В России сейчас среди крупных научных издательств присваивает DOI только «Инфра-М».

Заслуживает поддержки со стороны РАН такой способ представления научных результатов, как живая публикация и, в частности, живая монография. Автор живой публикации не просто размещает свою научную работу в открытом доступе, но и постоянно развивает и совершенствует ее. С каждым годом живые публикации приобретают всё новых и новых сторонников.

Автор, отказавшийся от традиционной, статичной публикации в пользу живой, попадает в новую, существенно более комфортную и продуктивную среду. Допущенные ошибки и опечатки не носят теперь фатального характера, не преследуют его всю оставшуюся жизнь. Круг читателей живой публикации много шире, интерес к ней со временем нередко даже усиливается: многие читатели раз за разом возвращаются к полюбившемуся тексту, не только чтобы освежить в памяти наиболее существенные моменты, но и чтобы узнать, как трансформируются взгляды автора и что нового он заметил в своей области.

Для читателя живая публикация, несомненно, предпочтительнее статичной. В самом деле, насколько увереннее себя чувствуешь, когда знаешь, что текст перед твоими глазами находится под неусыпным контролем автора, что в нем тщательно исправлены все неточности и ошибки, замеченные с момента первого размещения работы онлайн, а также постоянно отслеживаются изменения, происходящие в данной отрасли науки.

Несмотря на очевидные преимущества живой публикации и достаточно массовую ее распространенность, с точки зрения российского чиновника такой жанр научной работы просто не существует, не будучи отражен ни в одном из предлагаемых канонов научной отчетности. Вмешательство в сложившуюся ситуацию РАН могло бы исправить дело, легализовав живую публикацию и заслуженно выдвинув ее в первые ряды среди сложившихся форм представления научных результатов.

РАН имеет смысл обратить внимание на статус и обеспечение сохранности онлайновой монографии. Пора предоставить автору возможность объявить свое произведение «общественным достоянием», после чего заботы об общедоступности и сохранности произведения возьмет на себя государство. Организовать надежное долговременное хранение электронной публикации не составляет труда. Достаточно обеспечить репликацию файлов публикации на трех серверах, расположенных в углах треугольника со сторонами длиной не менее тысячи километров, — такой несложной конфигурации практически не страшны никакие катаклизмы.

ВАК
Академия не пытается взаимодействовать с ВАК по линии информационных технологий. Не предлагается новых назревших IT-проектов, внедряемые ВАК IT-разработки не проходят академическую экспертизу. А ведь направление это чрезвычайно актуально, здесь непосредственно затрагиваются интересы всего российского научного сообщества.

Инициаторами жизненно необходимых IT-перемен в ВАК приходится выступать деятелям, лишь опосредованно связанным с наукой. Так, в 2010—2013 годы Д.А.Медведев трижды (!) обращает внимание на необходимость размещения в открытом доступе полных текстов всех защищаемых в стране диссертаций. Давно назревшее соответствующее решение ВАК состоялось лишь в 2014 году. К сожалению, РАН ни в выдвижении, ни в реализации этого решения участия не принимала.

И сегодня многие IT-решения ВАК нуждаются в коррекции. В частности, за последние двадцать лет в ВАК полностью поменялось толкование слова «публикация». Из «доведение до всеобщего сведения» оно превратилось в «получение положительной оценки в рецензируемом издании». ВАК сейчас не интересует, каков тираж журнала и как он представлен в интернете, т.е. увидит ли широкая публика публикуемую диссертантом статью.

Идея о перенесении части ответственности за качество диссертационной работы с диссертационного совета на редколлегию журнала, принявшего зачетную статью диссертанта, наверное, неплоха. Однако забывать о полезном, успешно работавшем еще недавно требовании предварительно познакомить с работами диссертанта широкий круг специалистов тоже не хочется. Современное решение тут очевидно: чтобы все интересующиеся могли без труда прочитать публикацию диссертанта, она должна появиться в интернете в открытом доступе. Иначе говоря, ВАК необходимо дополнительно потребовать от диссертанта публикацию его основных результатов в изданиях, размещаемых в открытом доступе.

Среди прочих преимуществ, размещение в интернете статей, освещающих основные результаты диссертации, позволило бы оппоненту не терзаться всякий раз сомнениями, а абсолютно правомерно писать в своем отзыве канонические слова: «Основные результаты диссертации опубликованы». Ведь сейчас, когда статьи, как правило, доступны только на бумаге, в подавляющем большинстве случаев у оппонента не находится времени сходить в библиотеку и познакомиться с перечисленными в диссертации публикациями. Если же эти публикации окажутся в открытом доступе, добраться до них можно будет за пару секунд. В результате одно из ключевых заключений оппонента будет основываться не на шаткой априорной вере в добропорядочность диссертанта (или, скорее, его научного руководителя), а на реально выполненной несложной проверке.

Академия наук могла бы подтолкнуть и ряд относительно мелких, но полезных работ на сайте ВАК, которые уже много лет ждут своего часа. Например, дать возможность каждому посетителю сайта подписаться на сообщения по электронной почте, скажем, обо всех докторских диссертациях, защищаемых по указанной специальности и/или в определенном диссертационном совете. Только такое удобное оперативное оповещение о свежих поступлениях дает шанс на появление на защите инициативных, а не заказных отзывов на автореферат или диссертацию.

Полезно было бы задуматься о последующей судьбе текстов защищенных диссертаций. Разумеется, материалы, на основе которых проходила защита, должны быть запротоколированы и, возможно, постоянно доступны. Но наряду с этим вполне может существовать и их обновляемая, современная версия. В самом деле, было бы нерационально, да и негуманно лишить диссертанта возможности исправить на официальном сайте обнаруженные ошибки, тут же рассказать о новых достижениях в данной области и, в частности, о своих новых результатах. Посетителю сайта, если он не историк науки, как правило, несопоставимо интереснее узнать текущее состояние дел, чем штудировать быстро устаревающие протоколы. Иначе говоря, по многим причинам имеет смысл превратить размещаемые на сайте диссертационные материалы в живую публикацию, о поддержании которой в актуальном состоянии автор сможет заботиться сколь угодно долго.

Энциклопедии
Академии наук имеет смысл рекомендовать своим наиболее крупным институтам возглавить или же целиком взять на себя создание и постоянное поддержание в актуальном состоянии общедоступных отраслевых онлайновых словарей и энциклопедий. Электронная энциклопедия, разумеется, должна не копировать механически свои бумажные аналоги, а широко привлекать аппарат гиперссылок, мультимедиа, баз данных и др. Потребность в живых профессиональных отраслевых словарях и энциклопедиях весьма велика, но, к сожалению, в российском интернете проекты такого масштаба пока еще исключительно редки.

Особого внимания заслуживает реализация живой «Большой российской энциклопедии». Рассмотрение этого вопроса лучше начать издалека.

Знаменитые энциклопедии Дидро, Брокгауза и Ефрона, три издания «Большой советской энциклопедии» выходили в свет по 10-20 лет. В те времена такие сроки мало кого смущали, но сейчас, когда за десять лет успевают так или иначе устареть до половины статей, это уже никуда не годится. Не выдержала конкуренции с живым онлайном и вынуждена была перебраться в интернет даже «Британика» (britannicanet.com), у которой цикл переиздания составлял всего два года.

Отношения ученого с онлайновой энциклопедией строятся совсем не так, как с печатной. Еще 10-15 лет назад при публикации научного материала автору и в голову не приходило задуматься над его проекцией на энциклопедию — в самом лучшем случае такая проекция могла материализоваться не ранее чем через несколько десятков лет. Теперь же всякий раз, размещая свой материал или внося в него существенные усовершенствования, автор обязан задавать себе вопрос: «А не содержатся ли в моей публикации сведения, представляющие интерес для самого широкого круга читателей, т.е. сведения, которые полезно было бы отобразить в онлайновой энциклопедии?» Ведь если энциклопедия функционирует в онлайне, упомянутые десятки лет ожидания отображения материала сжимаются сейчас, вообще говоря, до нескольких секунд.

В сложившейся ныне ситуации взор автора в таком случае прежде всего обращается к «Википедии». К сожалению, эта популярнейшая энциклопедия с большой неохотой принимает материалы от специалистов. Самое страшное проклятье, которое руководящие органы «Википедии» насылают, блокируя тексты, пришедшие от автора-профессионала в своей области, — «орисс», т.е. оригинальное исследование. Чтобы успешно стать автором «Википедии», вы должны быть дилетантом или притвориться, мимикрировать под дилетанта.

И качество текста, и частота обновлений статей «Википедии» нередко оставляют желать лучшего. Вдумчивого читателя раздражает отсутствие подписей под статьями: «Кто писал — не знаю, а я, дурак, читаю». Не радует и соседство статей, посвященных бесчисленным сиюминутным пустякам и/или написанных в стилистике комикса.

Тем не менее, игнорировать «Википедию» нельзя. Успех «Википедии» неоспорим, ее аудитория огромна. Поисковики сейчас при ответах на множество запросов отводят «Википедии», как правило, первую строку. Однако пользователь «Википедии», конечно же, хотел бы иметь наряду с ней добротный источник информации, по качеству не уступающий былой «Большой советской энциклопедии».

В конце 2017 года вышли из печати последние тома «Большой российской энциклопедии» (БРЭ). Поэтому первое, что здесь приходит в голову: не разместить ли в открытом доступе содержание БРЭ? Это достаточно очевидное решение обсуждалось более десяти лет, и вот наконец-то в апреле 2016 года проект bigenc.ru стартовал при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Реализуется проект прежде всего силами персонала издательства «Большая российская энциклопедия», где в настоящее время работает около 200 человек. Сейчас уже основная часть статей БРЭ успешно размещена по указанному адресу.

Польза проекта несомненна, его необходимо всячески поддерживать. В то же время легко заметны некоторые его слабости.

Прежде всего, в проекте почему-то отошла на второй план Российская академия наук. А ведь согласно указу президента РФ В.В.Путина № 1156 от 14 октября 2002 года в свое время научное руководство выпуском «Большой российской энциклопедии» было возложено именно на Российскую академию наук, и председателем научно-редакционного совета БРЭ был назначен академик Ю.С.Осипов, в то время президент РАН.

Казалось бы, теперь, когда к РАН присоединились аграрии и медики, у РАН появилось существенно больше оснований для осуществления общего научного руководства этим ответственным изданием. Однако в составе межведомственной группы по вопросам электронной версии БРЭ, утвержденном распоряжением правительства РФ от 25 августа 2016 года № 1791-р, РАН оказалась далеко не на первых ролях. В группу вошел 21 человек, из которых всего лишь три представителя РАН (Ю.С.Осипов, М.А.Пальцев, Г.И.Савин). Все руководящие позиции в межведомственной группе заняли функционеры из правительства РФ.

Выполняющееся сейчас механическое перенесение в онлайн печатного издания БРЭ представляется архаичным, вызывающе нерациональным. Если бы авторы статей энциклопедии изначально ориентировались на онлайновое представление материала, статьи получились бы заметно богаче за счет регулярного использования гиперссылок, а также включения мультимедийных иллюстраций, онлайновых вычислений, обращений к базам данных и т.д. Для плодотворного использования возможностей интернета имеет смысл предложить авторам посмотреть на свои статьи под свежим углом зрения и оживить их посредством подключения открывшихся новых возможностей.

Механическое дублирование печатного издания нерационально и по еще одной причине. Хочется сразу поставить дело таким образом, чтобы в электронную версию БРЭ попадали только свежие материалы. Иначе говоря, прежде чем переписать в онлайн статью, включенную в ранее вышедшие печатные тома БРЭ, необходимо дать возможность ее автору или же его преемнику актуализировать ее содержание. И далее поручить ему же постоянно отслеживать происходящие в данной области изменения и оперативно корректировать онлайновую статью. Тем самым у читателя онлайновой версии появится твердое убеждение не только в добротности материалов, размещаемых на сайте БРЭ, но и в их актуальности, т.е. в том, что материал отражает самые современные представления о предмете.

Пока, к сожалению, проект ограничился именно механическим размещением текстов из печатных томов, многие из которых написаны и вышли из печати более десяти лет назад, т.е. малоинтересны современному читателю. Без подключения механизма систематического оперативного обновления статей БРЭ говорить о реальной конкуренции с русскоязычной «Википедией» не приходится. Общедоступный сайт БРЭ к началу 2018 года существовал уже более года, тем не менее его посещаемость к этому моменту составила лишь порядка 90 тыс. обращений в месяц. Посещаемость русскоязычной «Википедии» в этот же период — 900 млн обращений в месяц, т.е. на одно обращение к БРЭ приходится 10 тыс. обращений к «Википедии».

Полезно было бы использовать в организации наполнения онлайновой энциклопедии современные технологии рецензирования, успешно применяющиеся, в частности, в издательстве F1000 [5]. Сделать рецензирование открытым, помещать рецензии к статье непосредственно по соседству с самой статьей. При такой схеме рецензент из злобного цербера трансформируется в доброжелательного собеседника автора, а то и в заинтересованного соавтора статьи.

Важно не только реализовать мгновенную публикацию статей и оперативно вносимых авторами изменений, но и, в то же время, четкое рецензирование всех материалов. Объединить решения этих двух кажущихся несовместимыми задач на самом деле несложно: надо дать возможность читателю выбирать, что он хочет: надежную версию статьи, прошедшую все необходимое рецензирование, или же самую свежую ее версию, до которой у рецензентов, возможно, еще не дошли руки. Рецензентами могут выступать, с одной стороны, скажем, два специалиста, назначаемых редакционно-издательским советом БРЭ, а с другой стороны, в качестве инициативных рецензентов, все авторы статей БРЭ.

В отличие от «Википедии», наполнение онлайновой БРЭ должно регулироваться сверху. Написание статей, посвященных той или иной предметной области, РАН делегирует наиболее авторитетной научной организации, специализирующейся в данной области. Далее уже внутри организации производится определение словника, состава охватывающих область статей и распределение их написания между сотрудниками. Конечно, участие в формировании онлайновой БРЭ — почетная обязанность каждого крупного российского ученого, в списке его трудов статьи в БРЭ займут самое почетное место. Можно подключить и различные стимулы для работы в БРЭ: высокие баллы при аттестации, разовые выплаты, надбавки к окладу и др.

Статьи в живой БРЭ, разумеется, индексируются в РИНЦ, в Google Scholar, получают DOI. Можно подумать и об индексировании их и в Scopus. Должно стать хорошим тоном размещение в начальных позициях библиографического списка любой российской неэнциклопедической научной статьи ссылок на соответствующие материалы БРЭ. И обратно, статус неэнциклопедической статьи существенно повышается, если ссылка на нее появляется в библиографическом списке статьи БРЭ. В библиографических списках статей БРЭ приоритет, разумеется, должен отдаваться статьям, имеющимся в открытом доступе. Имеет смысл организовать систематический квалифицированный перевод всех или лучших статей БРЭ на английский и другие иностранные языки.

Россия — одна из немногих стран, способных одолеть такой масштабный национальный проект, как живая большая онлайновая энциклопедия. По этому пути сейчас идет Китай, где к созданию национальной онлайновой энциклопедии уже привлечены 20 тыс. специалистов, которым предстоит в кратчайшие сроки написать около 300 тыс. статей (в БРЭ сейчас около 80 тыс. статей, в русскоязычной «Википедии» — 1,5 млн статей).

Постоянная совместная работа институтов РАН над живой онлайновой энциклопедией будет не только чрезвычайно востребована в нашей стране, истосковавшейся по общедоступному добротному научному знанию, но и сможет послужить мощным консолидирующим РАН механизмом. Трудно переоценить и роль такого проекта в повышении известности, популярности работ, проводимых РАН. Не секрет, что сейчас рядового российского гражданина вопрос «Знаете ли вы, чем занимается РАН?» зачастую ставит в тупик. А здесь он смог бы легко, со знанием дела ответить: «Ну как же, конечно, знаю! Ведет живую „Большую российскую энциклопедию“».

Актуальность, острая необходимость реализации живой БРЭ не вызывает сомнений. Несомненно и то, что ни одна организация, кроме РАН, в нашей стране не сможет осуществить этот крупнейший национальный проект на должном уровне. Однако здесь мы вновь вынуждены вспомнить об удручающем положения дел с информационными технологиями в РАН. Без широкого применения современных информационных технологий успешную живую БРЭ построить невозможно, и поэтому прогноз в отношении перспектив такой энциклопедии в нашей стране пока, увы, неблагоприятный.

Заключение
Подводя итог, приходится с сожалением констатировать, что сложившееся отношение РАН к информационным технологиям в лучшем случае можно охарактеризовать как безразличие. Потери, которые несет Академия в результате из-за образовавшихся IT-брешей в ее научном фронте, весьма чувствительны. Можно даже предположить, что обрушившиеся на РАН в последние годы напасти обусловлены в значительной мере именно видными невооруженным глазом слабостями IT-позиций Академии.

Однако положение всё же нельзя назвать безнадежным. Можно попытаться выправить образовавшийся очевидный перекос. Первым энергичным шагом в нужном направлении могла бы стать, например, радикальная перемена отношения РАН к онлайновой «Большой российской энциклопедии». Если РАН полновесно впряжется в этот важнейший проект, жизненно необходимые подвижки в структуре РАН не заставят себя ждать. Специалисты, отвечающие за информационные технологии в онлайновой БРЭ, так или иначе выйдут на командные позиции в Академии, и рациональный баланс фундаментальных наук в структуре РАН будет восстановлен. Остается подчеркнуть, что в выигрыше от реализации такого национального проекта окажется не только РАН, но и, главное, вся страна.

Автор выражает глубокую признательность своим коллегам, В.А.Галактионову, Ю.Ф.Голубеву, А.В.Ермакову, Т.А.Полиловой, Д.А.Семячкину, прочитавшим его работу и сделавшим важные замечания.

Михаил Горбунов-Посадов,
докт. физ. -мат. наук, зав. отделом Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН
Записан
Сергей Шмальц
Участник проекта
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 760


« Ответ #370 : 10 Сентябрь 2018, 00:49:22 »

И качество текста, и частота обновлений статей «Википедии» нередко оставляют желать лучшего. Вдумчивого читателя раздражает отсутствие подписей под статьями: «Кто писал — не знаю, а я, дурак, читаю».

Тут автор несколько ошибается. Я сам иногда делаю правки или дополнения в Википедии. У каждой статьи Википедии есть история правок, всех правок, даже если всего лишь пропущенную запятую кто-то дописал. В истории правок можно перейти по ссылке на страничку пользователя, сделавшего то или иное изменение статьи, и вот только с этого момента автор будет прав только в том случае, если пользователь зарегистрирован под неким ником, а не под собственным именем, я, наример, использвую своё имя. Поэтому всё зависит от конкретного примера. Ну, и в любом случае с каждым пользователем можно, в принципе, списаться на его страничке в обсуждениях.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #371 : 17 Октябрь 2018, 23:06:56 »

https://tass.ru/nauka/5685982

Госпрограмма "Научно-технологическое развитие РФ" будет включать пять подпрограмм

Пять подпрограмм предусмотрены в составе госпрограммы "Научно-технологическое развитие РФ", в том числе по созданию системы наращивания интеллектуального потенциала нации и по обеспечению глобальной конкурентоспособности высшего образования. Об этом на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам в среду сообщил глава Минобрнауки РФ Михаил Котюков.

Госпрограмма "Научно-технологическое развитие РФ", проект которой подготовлен министерством и на данный момент проходит согласования, объединит вопросы науки и высшего образования. Ожидается, что общий объем ассигнований на ее реализацию в 2019 году превысит 680 млрд рублей.

"В составе проекта государственной программы предусматривается пять подпрограмм и продолжается реализация программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы", - сказал Котюков.

Первая программа - "Создание эффективной системы наращивания и использования интеллектуального потенциала нации". По словам министра, ее цель - выявление, поддержка и вовлечение талантов в научно-технологическое развитие страны. В 2019-2021 годы на нее планируется выделить 18,237 млрд рублей.

"Средства предусматриваются, в том числе, на развитие института наставничества, развитие научных школ. Формирование института так называемых временных и постоянных позиций для исследователей, особенно, для молодых исследователей, которые только начинают свой путь в научно-исследовательском комплексе. На эти цели будет выделяться ежегодно по 500 млн рублей", - уточнил глава Минобрнауки.
Конкурентоспособность и мегасайенс

Вторая подпрограмма - "Обеспечение глобальной конкурентоспособности российского высшего образования", которая должна способствовать повышению позиций отечественного образования на международной арене.

Еще три направления - "Фундаментальные научные исследования для долгосрочного развития и обеспечения конкурентоспособности общества и государства", "Формирование и реализация комплексных научно-технических программ по приоритетам стратегии", а также "Инфраструктура научной, научно-технической деятельности", при реализации которой планируется сформировать, в том числе международные, инфраструктурные проекты класса "мегасайенс".

"Эта программа предполагает решение поручений президента РФ по итогам проведенного в феврале этого года Совета по науке и образованию в Новосибирске. В том числе, включая работу по завершению создания комплекса NICA в Дубне [ускорительный комплекс Nuclotron based Ion Collider Facility], комплекса ПИК в Гатчине [исследовательский ядерный реактор] и начало работ по источнику синхротронного излучения в новосибирском Академгородке", - пояснил министр.

Кроме того, госпрограмма предусматривает средства на развитие экспедиционной инфраструктуры, создание и модернизацию научного флота, а также проведение морских экспедиций на научно-исследовательских судах. На эти цели в 2019-2021 годы предусмотрено 12,5 млрд рублей.

В среду на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам прошло обсуждение федерального бюджета и бюджетов государственных внебюджетных фондов на 2019-2021 годы, в том числе финансирование госпрограмм "Научно-технологическое развитие РФ" и "Развитие образования".
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #372 : 01 Ноябрь 2018, 19:45:33 »

https://ria.ru/science/20181031/1531830885.html

Путин подписал закон, упрощающий закупки научных госорганизаций

Президент России Владимир Путин подписал закон, упрощающий закупки государственных и муниципальных научных организаций. Документ опубликован на официальном портале правовой информации.

Закон подписан 30 октября. Он дает государственным и муниципальным научным организациям возможность закупать товары (работы, услуги) у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя). Такие закупки могут осуществляться на сумму, не превышающую 400 тысяч рублей, а их годовой объем не должен превышать 50% совокупного годового объема закупок этих организаций и не может составлять более 20 миллионов рублей.

Ранее такая возможность была предоставлена государственным и муниципальным образовательным организациям. Как поясняло правительство РФ, закон направлен на выработку единых подходов в сфере закупок научных и образовательных организаций.

Научными организациями признаются юрлица независимо от организационно-правовой формы и формы собственности и общественное объединение научных работников, осуществляющие научную или научно-техническую деятельность в качестве основной. При этом научная организация вправе осуществлять образовательную деятельность по программам магистратуры, подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре), программам ординатуры, дополнительным профессиональным программам и программам профессионального обучения.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #373 : 01 Ноябрь 2018, 19:50:12 »

https://tass.ru/nauka/5747027

Минобрнауки: приборную базу обновят в трети научных организаций России к концу 2024 года

Приборная база к концу 2024 года будет обновлена в трети научных организаций России, которые отберет Минобрнауки РФ по ряду критериев, в числе которых загруженность оборудования и доля выполняемых на нем исследований. Об этом в четверг сообщил первый заместитель главы Минобрнауки РФ Григорий Трубников на конференции "Лидеры науки".

Согласно поручениям президента РФ Владимира Путина, в 2024 году Россия должна войти в пятерку ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития. К этому же сроку должно быть создано не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня, а приборная база ведущих научных организаций должна быть обновлена не менее чем на 50%. Для выполнения этих задач разработан национальный проект "Наука".

"Одно из самых финансово емких мероприятий - обновление не менее 50% приборной базы ведущих организаций <...> В рамках этого проекта будут отобраны ведущие организации по критериям, таким как доля загрузки оборудования, доля исследований, доля внешних заказов и так далее. Мы оцениваем, что это примерно треть от текущего списка научных организаций, может, чуть больше. Они получат финансирование на кардинальное обновление приборной базы", - сказал Трубников.

Он добавил, что в нацпроект также заложена модернизация действующего научно-исследовательского флота. "Порядка пяти судов будут модернизированы. И мы планируем, что в 2020 году будут заложены два новых исследовательских судна, самых современных", - сказал замминистра.

Трубников отметил, что еще не решено, какие именно суда будут модернизированы. По его словам, решаться вопрос об обновлении и строительстве исследовательских судов будет с учетом мнения специалистов, ученых Российской академии наук (РАН), и, прежде всего, Института океанологии РАН, "который мы бы хотели видеть базовой экспертной организацией и по отбору, и по техническому заданию на новые исследовательские суда".

"Потому что все мы говорим, что должны быть новые, современно оснащенные [суда], а под какие задачи? Хочется построить эти объекты таковыми, чтобы они были современными не сейчас, когда они закладываются. а на тот момент, когда будут спущены на воду, то есть через 3-4 года", - пояснил замминистра.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #374 : 01 Ноябрь 2018, 19:51:43 »

https://tass.ru/nauka/5747717

Котюков: наука в РФ должна идти по модели роста числа научных работников и исследователей

Перед российскими научными организациями стоит задача увеличения числа научных работников и исследователей. Она заложена в национальный проект по развитию науки, сказал на общем совещании руководителей вузов и научно-исследовательских институтов, проходящем в Санкт-Петербурге, глава Минобрнауки РФ Михаил Котюков.

"По научным сотрудникам в национальном проекте у нас есть задача наращивать наш потенциал. Мы долго с вами шли по пути оптимизации, и мы не должны снижать градус требований и мотивации, но мы понимаем, что должны [идти] к модели увеличения численности [научных работников]. Здесь у меня большие ожидания, что университеты и научные институты будут работать сообща", - сказал министр.

Он отметил, что сейчас перед вузами и НИИ стоит задача повышения качества работы аспирантуры. "Мы должны с вами наладить систему, когда выпускники будут с желанием работать в исследовательских практиках и будут в первую очередь приходить в университеты, формируя новые подразделения, новые лаборатории", - сказал Котюков.

Министр сообщил, что с этого момента общие совещания с участием руководителей вузов и НИИ станут регулярными. "Сегодня мы впервые, с момента создания в мае этого года министерства науки и высшего образования, собрались в таком составе, чтобы обсудить системные подходы к решению тех стратегических задач, которые поставлены перед нами президентом Российской Федерации. Такие встречи планируется проводить на регулярной основе", - сказал Котюков.

По словам министра, он надеется, что общие совещания, в которых будут принимать участие и представители высшей школы, и представители фундаментальной науки позволят способствовать выработке общих решений и подходов к вызовам, которые стоят перед российской наукой.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Offline Offline

Сообщений: 44864



« Ответ #375 : 01 Ноябрь 2018, 19:52:58 »

https://tass.ru/nauka/5747774

Показатели эффективности

В нацпроекте "Наука" сформулированы три показателя, по которым будет контролироваться исполнение нацпроекта. Первый, это место Российской Федерации по удельному весу в общем числе статей в областях определенных приоритетами научно-технологического развития, место РФ по удельному весу в общем числе патентных заявок на изобретения, место РФ по численности исследователей в эквиваленте полной занятости среди ведущих стран мира.

Второй - численность российских и зарубежных ученых, работающих в российских организациях и имеющих статьи в наиболее авторитетных научных журналах, и доля исследователей в возрасте до 39 лет в общей численности российских исследователей.

Выполнение третьего показателя считается исходят из финансовых показателей: соотношения темпа роста внутренних затрат на исследования и разработки с темпами роста ВВП, общего объема финансирования исследований из всех источников и ряда других.
« Последнее редактирование: 01 Декабрь 2018, 02:01:08 от Игорь » Записан
Страниц: 1 ... 23 24 [25] 26   Вверх
  Добавить закладку  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!