Автор Тема: Горький хлеб учёного  (Прочитано 158866 раз)

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #435 : Апрель 13, 2021, 14:51:31 »
https://rusvesna.su/news/1618311677

В России по подозрению в госизмене арестован учёный

Лефортовский суд Москвы отправил под арест учёного Валерия Голубкина, подозреваемого в государственной измене.

Как сообщили в пресс-службе суда, уголовное дело заведено по ст. 275 УК РФ, обвиняемого арестовали на два месяца, до 12 июня.

Наказание по данному обвинению предусматривает от 12 до 20 лет колонии.

Согласно информации с сайта Московского физико-технического института (МФТИ), Валерий Николаевич Голубкин является профессором кафедры теоретической и прикладной аэрогидромеханики.

Как свидетельствуют данные сайта, среди его научных интересов — обтекание элементов летательных аппаратов, оптимизация аэродинамических форм, генетические алгоритмы оптимизации.

Позднее стало известно, что арестованный по делу о госизмене Валерий Голубкин являлся сотрудником Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Жуковского (ЦАГИ) и подозревается в передаче секретной информации одной из стран НАТО.

Как сообщил «Интерфаксу» осведомлённый источник, «это уголовное дело не связано с деятельностью МФТИ, Голубкин работает в ЦАГИ».

По его словам, профессор Голубкин занимается «аэродинамикой больших скоростей».

Источник добавил, что Голубкин арестован по делу, по которому также проходит другой ученый и его коллега Анатолий Губанов, они были знакомы и имели общие научные работы.

«Да, у них были пересекающиеся научные интересы, вместе делали некоторые работы по теме сверхзвуковых скоростей», — сказал собеседник агентства.

«Голубкин задержан в рамках того же дела. Подозревается в передаче секретной информации одной из стран НАТО», — заявил источник.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #436 : Июль 14, 2021, 17:44:43 »
https://colonelcassad.livejournal.com/6907646.html

Как зарабатывать ученому в РФ?

Познавательный материал о проблемах финансирования и организации научной деятельности в России, а также актуальных тенденциях связанных с тем самым пресловутым низкопоклонством перед Западом.

Как зарабатывать ученому в РФ?

Высокий уровень развития науки является важнейшим условием динамичного роста экономики, конкурентоспособности и процветания России. Убежден, гражданская ответственность, восприимчивость к новым идеям, умение нестандартно мыслить, всегда отличавшие наших ученых, будут и впредь служить отечественной науке и интересам России»[1] — такой декларацией В.В.Путин выражал свое отношение к развитию науки в стране. Сложно с ним не согласиться. Действительно, каких бы политических взглядов человек не придерживался, вряд ли он станет отрицать, что ученые вносят важный вклад в развитие общественного благосостояния.

Имеющаяся статистика доходов научных работников подтверждает тот факт, что их социальный статус соответствует уровню возложенных задач. Так, в 2019 г., согласно подсчетам ВШЭ, средняя заработная плата ученых составляла 100,1 тыс. рублей[2]. Сумма в два раза превышающая среднюю зарплату по регионам — вполне достойное вознаграждение для тех, кто отвечает за динамику роста отечественной экономики и культуры и, что самое главное, означает выполнение одного из майских указов 2012 г. Однако те, кто знаком с реальным положением ученых, а не опирается на статистические выкладки, выражают серьезные сомнения относительно корректности данных, приводимых ВШЭ.

Так, согласно опросам Общественного телевидения России в зависимости от регионов научные сотрудники в среднем получают от 10 до 30 тыс. рублей[3]. В декабре 2020 г. были представлены результаты опроса, проведенного с подачи Общественной палаты РФ. Ответы более 2,5 тыс. респондентов из разных регионов выявили следующую картину: 20% работников получают выше средней заработной платы по региону, 46% — ниже и, соответственно 34 % в ее пределах.

Чем же обусловлено столь очевидное расхождение в данных? Если не ставить под сомнение корректность подсчетов ВШЭ, нам представляется возможным дать следующие объяснения.

1. В ученой среде ни для кого не являются секретом те ловкие манипуляции, на которые шли руководители научных учреждений ради выполнений пресловутых майских указов. Главной мерой подъема благосостояния ученых стало урезание ставок — формально размер оклада для конкретной должности увеличивался, однако сотрудник переводился только на часть ставки, тем самым его реальный доход сохранялся на прежнем уровне. Такая схема популярна не только в научном мире.

2. Существует разница в уровне финансирования различных учреждений по стране. Сравнение бюджетов РАНХиГС, ВШЭ, отдельных факультетов МГУ и СПбГУ с бюджетами большинства вузов и научных институтов окажется явно не в пользу последних.

3. И, наконец, последнее, но не по значимости: колоссальный разрыв в доходах рядовых и руководящих сотрудников. Это было отмечено и в ходе дискуссии, состоявшей в Общественной палате, и в ходе проведенного ей опроса: «48 процентов опрошенных согласны с тем, что указ № 597[4] создает очевидную диспропорцию в заработной плате руководителей научных подразделений и научных сотрудников НИИ».

Для наглядности приведем несколько примеров. Согласно отчетности Министерства образования и наук руководство Института российской истории РАН (Москва) зарабатывает от 280 до 580 тыс. рублей, в зависимости от должности[5]. В то время как научные сотрудники, согласно объявленному конкурсу от 24 до 36 тысяч в зависимости от ученой степени[6]. Таким образом, один средний доход высшего руководства института равен почти 13 средним месячным заработным платам научных сотрудников. Встречается и более вопиющая разница. Четыре руководителя петербургского Института материальной культуры РАН получают от 600 тыс. до 1 млн рублей, или в среднем 32 зарплаты научных сотрудников (примерно от 20 до 35 тыс.) только у 1 директора.

Так или иначе, даже без углубления в подсчеты, очевидно, что заработная плата подавляющего большинства ученых далека от баснословных 100 тысяч рублей, а почти половина научных работников и вовсе получает меньше среднего по региону. Однако будет несправедливо говорить о том, что государство бросило их на произвол судьбы и оставило без возможности получения дополнительных доходов. Существуют два основных пути — это гранты и премии за выполнение наукометрических показателей. Остановимся подробнее на каждом из них, тем более, как мы увидим, и тот и другой путь имеют во многом схожие проблемы.

Небольшая историческая справка об основных фондах, выдающих исследовательские гранты. В 1992 г. для поддержки ученых был создан Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Уже 1994 г. из него выделили Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ), который в 2016 г. в рамках оптимизации был обратно слит с РФФИ. В 2013 г. был создан Российский научный фонд. Параллельно с ними есть система президентских грантов для молодых ученых (кандидаты наук до 35 лет и доктора до 39). Весь этот перечень фондов, а также более мелкие программы, объединены единой целью — на конкурентной основе поддерживать коллективные и индивидуальные научные исследования сроком от года до трех.

Результаты работы по грантам представляются по истечении каждого года и должны быть опубликованы в виде монографий или научных статей, в «обмен» на это ученый получает средства для дополнительного заработка, командировок, необходимых для работы закупок и т.д. При этом для повышения конкурентоспособности заявки (а иногда это прямо предполагается в условиях гранта) статьи должны быть опубликованы в журналах, индексируемых в системах Scopus и Web of Sciеnce (WoS). Для читателей, не знакомых с тонкостями современной наукометрии, нужно сделать пояснения. Этими иностранными словами называются специальные зарубежные системы учета научных публикаций, куда входят многие западные журналы (прежде всего европейские и североамериканские). В последнее десятилетие с подачи Министерства образования туда начали стремиться и российские журналы. И если журналы естественнонаучной направленности принимаются в эти системы без особых проблем, то гуманитарии испытывают серьезный дефицит изданий, учтенных в западных базах данных. Исторических журналов, включенных в Scopus и WoS — около десятка, филологических и философских и того меньше.

Складывается предсказуемая ситуация: российских журналов — мало, а ученых-гуманитариев, спешащих явить миру плоды своего интеллектуального труда — много. При этом публикация в подобных журналах является фактически обязательной и неизбежной, не только из-за условий гранта, но и из-за особенностей премирования работников научной сферы (о чем я еще расскажу подробнее).

Здесь уместно задаться вопросом, что же плохого в том, что результаты научной работы будут отражены в перечне престижных зарубежных журналов? Прежде всего, публикация во многих подобных российских журналах, мягко скажем, не бесплатна. Формально, журналы не имеют права брать деньги за публикацию, поэтому расчет производится за «редакционные услуги». К примеру, сочинские «Былые годы» пошли дальше остальных и вывесили прейскурант прямо на сайте. Из него следует, что одна оформленная согласно требованиям журнала страница обойдется клиенту в 3 тыс. рублей. Однако быстро искромсать текст статьи в надежде утрамбовать свое исследование в 2-3 листа не выйдет. На сайте также заявляется, что редакция принимает тексты от 20 страниц[7]. Так, публикация в «Былых годах» обойдется как минимум в 60 тысяч! Такая цена обусловлена попаданием журнала в первый квартиль Scopus (т.е. группу изданий с высокой цитируемостью, которая также важна для ряда отчетов).

Насколько известно автору, чуть дешевле обходятся статьи в старейшем журнале «Вопросы истории». Там берут более 35 тысяч за публикацию. Однако никакой «публичной оферты» этот журнал не предлагает. Более того, у него элементарно нет собственного сайта. Поэтому понять, на каком основании с исследователей просят деньги, не представляется возможным. При этом не стоит лишний раз говорить, что без сайта не ясна редакционная политика журнала, правила оформления, требования к статьям и т.д. Даже неясно куда, собственно, посылать статьи! Однако если обратиться к проблеме собственности журнала, то многие вопросы к «Вопросам» отпадут сами собой. Будучи еще с советских времен журналом, подотчетным Академии наук, в 1992 г. он стал ООО, т.е. коммерческой фирмой, сохранив связь с Академией. Сначала ей владел член-корреспондент историк А.А. Искендеров, а в настоящее время его сын П.А. Искендеров. Пока еще не член-корр. Т.е. редакция журнала — это коммерческий филиал Академии, который, надо полагать, неплохо справляется со своими обязанностями. Только с 2016 по 2020 гг. «Вопросы истории» зафиксировали 8,5 млн рублей прибыли[8].

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #437 : Июль 14, 2021, 17:44:54 »
Конечно, не все журналы столь рьяно рвутся в новообразованный рынок. И если вы не хотите просто так расставаться со своими кровными, или внутри вас обострилось чувство справедливости — множество журналов могут принять ваши статьи бесплатно. Однако рецензирование рукописей в таких изданиях может занимать от 5 до 8 месяцев, а публикация от года до полутора. Сама по себе тщательная подготовка и рецензирование научного текста — явление вполне естественное. Однако, в условиях постоянной отчетности (как перед фондами, так и перед институтами / университетами) такая медлительность создает большие трудности.

Вторая крупная проблема, связанная со Scopus и WoS заключается в характере публикуемого материала. Разумеется, ни для кого не станет откровением наличие вторичного, халтурного или откровенно заимствованного материала в отечественных гуманитарных журналах. Однако вхождение издания в западные базы цитирование подается фондами и руководством вузов и институтов как некая гарантия качества. На самом деле такая позиция часто оказывается далека от реальности, т.к. многие журналы Scopus и WoS не имеют принципиально более высоких критериев содержательного отбора, чем остальные (хотя, надо отдать должное, не скатываются до публикаций плагиата и лучше следят за правилами оформления). А в тех, что публикуют авторов за деньги, научное рецензирование, по всей видимости, и вовсе отсутствует. Так что качество публикаций зависит в большей степени от добросовестности автора.

Но не Scopus’ом единым. Публикации во многих журналах списка ВАК (Высшей аттестационной комиссии) и РИНЦ (Российского индекс научного цитирования) также не бесплатны, хотя и менее ощутимо бьют по карману исследователя. В такие издания придется отдать «смешные» 7-15 тысяч. Особенно в этом преуспевает целая серия электронных журналов, объединенных издательством «Notabene», которое предлагает оформить публикацию за 72 часа[9]. При этом, заверяют издатели, скорость не влияет на качество проверки текстов. На что идут требуемые с ученого 12-15 тыс. (в зависимости от срока публикации) понять сложно. У журналов нет бумажной версии, статьи не редактируются, размещением текста на сайт фактически занимается сам автор, заполняя специальную форму — после одобрения статья просто появляется на сайте в соответствующем разделе. Рецензирование и проверка на антиплагиат, если им действительно занимаются, не могут обходиться так дорого. Так что «Notabene» - это чистая коммерция.

Очевидно, что наличие элиты в виде журналов из Scopus и WoS порождает своего рода расслоение в среде научных журналов. Те, что не могут или не стремятся туда попасть, все более халатно относятся не только к качеству, но и к самому оформлению публикуемых статей.

Но вернемся к теме возможного дополнительного дохода ученых. Как мы отмечали, помимо грантов исследователь может претендовать и на премии, выдаваемые университетом или институтом за выполнение научных показателей — публикации статей, монографий, руководство грантами и т.д. В последнее время большое распространение получила балльная система — за каждый интеллектуальный продукт начисляется определенное количество баллов. Но сколько будет стоит каждый балл при конвертации в рубли никто заранее не знает, поэтому планировать свои расходы наперед крайне затруднительно. Иногда сложности добавляет само руководство вуза или научного института. Известны случаи, когда высокие премии, выделяемые на отдел или факультет, сохранялись только при повышении показателей. Т.е. если сотрудники условного факультета за условный апрель подготовили 50 условных статей, то для сохранения размера премии в мае потребуется минимум 51 статья. При этом другой факультет может публиковать в разы меньше статей, но сохранять поступательные показатели (например, 5 статей в апреле и 6 в мае), получая при этом сопоставимые суммы на премии.

Но и премии не позволяют доходам большинства ученых дотянуться до планки майских указов. Поэтому жалоба научной сотрудницы из Новосибирска Путину на заработную плату в 25 тысяч не стала откровением для ученого сообщества[10]. Такая ставка является нормой даже в столичных городах. И этот не тот случай, когда стоит винить руководство институтов — денег на обещанные Путиным зарплаты часто просто нет. Так что институты стали одной из жертв правительственного популизма, обостряющегося в периоды до и после выборов.

* * *
Так, среднестатистический ученый, не занимающий руководящих должностей и не работающий в немногих зажиточных вузах, лишен какой-либо возможности иметь удовлетворительный и стабильный доход при существующей системе премий и грантов. Гранты были бы куда более уместны не вместо зарплаты, а вместе с ней, т.е. как помощь в исследовательской деятельности, направленная на закупку оборудования, проведение опытов, экспедиций, командировок и т.д. На деле же грантовая поддержка по существу подменяет ученым нормальную заработную плату, которой явно не хватает на всех и которую приходится делить путем конкуренции. Тем более, нужно учитывать, что грант часто является дополнительной нагрузкой, идущей сверх существующих обязанностей. В особенности эта нагрузка ощутима для тех, кто помимо собственно научных изысканий занимается еще и преподавательской работой, объем которой постоянно растет. Все эти перемены происходят на фоне фактически полной ликвидации постоянных ставок и перехода на систему краткосрочных (3-5 лет) контрактов, что делает положение ученого еще более уязвимым.

Но и подобные возможности дополнительного дохода постепенно сокращаются. В марте этого года был отменен самый массовый конкурс РФФИ, являвшийся подспорьем для тысяч отечественных ученых[11]. Нечто подобное в апреле возродили в РНФ, однако значительно было сокращено количество участников заявки — с 4 до 10 человек; при этом победившие проекты начнут финансироваться только в 2022 г., т.е. целый грантовый год, потерянный из-за устроенных министерством образования перестановок ученым никто не вернет. Как нетрудно догадаться, главная задача подобных реформ — это финансовая оптимизация, происходящая, как правило, за счет сокращения поддержки гуманитарных дисциплин.

«Скепсис» неоднократно публиковал материал о периферийном положении, занимаемом Россией в ее постсоветской современности. Отечественные реформы ярко показывают, что периферийность проявляется не только в особенностях социально-экономического уклада, но и в вопросах образования и науки. Разумеется, стремление развернуть науку «на запад», сделать доступными результаты трудов российских ученых широкому кругу заграничных специалистов само по себе не вызывает отторжения. Однако на деле подобная политика приводит к тому, что «западное» само по себе становится мерилом качества для российских ученых. Публикация в журналах из упомянутых систем Web of Science и Scopus приобретает самоценность в независимости от реальной значимости статьи и ее научного вклада. Такие тексты, к примеру, дают больше премиальных баллов, чем монографии, которые в отличие от статей часто являются результатом многолетнего труда ученого. Реальная научная ценность исследований уходит на второй план. «Мы сами себя вписываем в логику догоняющего развития, потому что наши комплексы по отношению к Западу не дают нам вести себя иначе. Мы верим, что только его, Запада, представители в состоянии правильно оценить наш научный труд, так же как убеждены, что пути развития можно исключительно лишь заимствовать у Запада, игнорируя все исторические и культурные факторы, которые обусловливают местную специфику»[12] — слова, написанные по отношению к современной польской науке, справедливы и для наших периферийных реалий.

Очередным проявлением провинциальности российской науки стали новые правила о присвоении ученых степеней. Теперь получить научную степень можно на основании серии статей и научного доклада. Подобная практика не нова, она в разных формах существовала до революции и наиболее активно применялась в 1930-х гг. Однако особенность новых правил состоит в том, что учитываются только статьи из Web of Science и Scopus. При этом требуемое количество таких трудов (50 — для гуманитарных специальностей, 30 — для остальных) имеют буквально единицы ученых, уже обладающих степенью — что делает подобную меру фактически бессмысленной. Хотя вероятно, она создаст еще больший спрос на платные публикации, т.к. уже сейчас, «западные» статьи требуются в ряде вузов для занятия должностей доцентов и профессоров, так что спрос на платные публикации всегда найдется. А факт существования краткосрочных контрактов обеспечит сохранение этой потребности.

Подобная ориентации науки могла быть оправдана если бы не хватало своих интеллектуальных и организационных ресурсов. Но это не так. Например, созданный в РФ Российский индекс научного цитирования — это удобная и незаменимая библиографическая база данных, позволяющая искать как современные публикации, так и старые статьи, начиная с 1900 г. По своему удобству и количеству текстов в открытом доступе она во многом превосходит Scopus. Однако и РИНЦ создавался не только ради удобства ученых. Его владельцем является ООО, которое получает солидный доход за размещение журнал в систему цитирования, а также за предоставление платного доступа к ряду изданий. «Сумма доходов в 2020 году составила 224 497 000 рублей при расходах в размере 163 187 000, принеся тем самым очень даже неплохую прибыль (кому и как она распределяется — на этот вопрос владельцы ООО не распространяются). Причем доходы растут, несмотря на пандемию. Доходы за 2019 год были 187 861 000 руб. при расходах 167 653 000 руб.»[13].

Создатели Scopus, строго говоря, тоже не связаны напрямую с наукой. Им владеет одно из крупнейших мировых издательств «Elsevier», основанное в Нидерландах в 1880 г. Это издательство (в числе прочих подобных) прославилось кабальными условиями договоров авторского права и огромными прибылями, получаемых, как от реализации этих прав, так и от продаж электронных баз данных научных журналов, приобрести которые в состоянии только крупнейшие университеты. «Прибыли в этом бизнесе колоссальные: в прошлом {2008} году, например, рентабельность «Elsevier» составила 36% (724 миллиона фунта стерлингов из 2 миллиардов дохода)»[14].

Таким образом, вместо реального налаживания устройства науки, ужесточения контроля над научными журналами, создания собственного круга престижных изданий, достойной оплаты труда ученых наши власти занимаются калькированием западных систем. В этих условиях, между «западным» и «качественным» ставится знак равенства, который должен автоматически поднимать ценность публикации вне зависимости от ее реального наполнения. Однако ни Scopus, ни WoS, ни конкурентный грант не защитят науку от халтуры.

Возлагать всю вину за состояние науки исключительно на правительство или руководство университетов и институтов было бы неправильно: ведь наличие угнетателя предполагает согласие угнетенного. Само научное сообщество не смогло оказать сколь-нибудь внятное сопротивление реформам, или хотя бы выразить коллективное недоверие осуществляемым переменам. В целом конформистское поведение или сервильное отношение к начальству, наследованные от позднесоветской эпохи, не позволяют существующему недовольству вылиться во что-то большее нежели корпоративные пересуды. Более того, часть либерально настроенных ученых, наоборот, приветствуют реальные и мнимые конкурентные начала в устройстве науки. А потому дальнейшая коммерциализация и «грантовизация» вряд ли встретят какие-либо препятствия на своем пути.

Иван Пальдин

https://scepsis.net/library/id_4014.html - цинк

Схожие претензии к грантовизации науки и ориентированию на западные научные журналы, доводилось слышать от военных чиновников на конференции "Армия-2018", где также указывалось, что повышения индекса цитируемости в западных журналах никак не способствует увеличению числа необходимых армии и ВПК специалистов.
Еще ранее, схожие мысли слышал от Переслегина, который одно время преподавал в Сколково. Все это конечно не означает необходимости стремиться к полной научной автаркии, но вместе с тем сохраняет вопрос о наличие того самого низкопоклонства перед Западом, с которым усиленно боролись при товарище Сталине.

— А вот есть такая тема, которая очень важна, — сказал Сталин, — которой нужно, чтобы заинтересовались писатели. Это тема нашего советского патриотизма. Если взять нашу среднюю интеллигенцию, научную интеллигенцию, профессоров, врачей, — сказал Сталин, строя фразы с той особенной, присущей ему интонацией, которую я так отчетливо запомнил, что, по-моему, мог бы буквально ее воспроизвести, — у них недостаточно воспитано чувство советского патриотизма. У них неоправданное преклонение перед заграничной культурой. Все чувствуют себя еще несовершеннолетними, не стопроцентными, привыкли считать себя на положении вечных учеников. Это традиция отсталая, она идет от Петра. У Петра были хорошие мысли, но вскоре налезло слишком много немцев, это был период преклонения перед немцами. Посмотрите, как было трудно дышать, как было трудно работать Ломоносову, например. Сначала немцы, потом французы, было преклонение перед иностранцами, — сказал Сталин и вдруг, лукаво прищурясь, чуть слышной скороговоркой прорифмовал: — засранцами, — усмехнулся и снова стал серьезным.
— Простой крестьянин не пойдет из-за пустяков кланяться, не станет ломать шапку, а вот у таких людей не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия. У военных тоже было такое преклонение. Сейчас стало меньше. Теперь нет, теперь они и хвосты задрали.

Сталин остановился, усмехнулся и каким-то неуловимым жестом показал, как задрали хвосты военные. Потом спросил:

— Почему мы хуже? В чем дело? В эту точку надо долбить много лет, лет десять эту тему надо вдалбливать. Бывает так: человек делает великое дело и сам этого не понимает, — и он снова заговорил о профессоре, о котором уже упоминал. — Вот взять такого человека, не последний человек, — еще раз подчеркнуто повторил Сталин, — а перед каким-то подлецом-иностранцем, перед ученым, который на три головы ниже его, преклоняется, теряет свое достоинство. Так мне кажется. Надо бороться с духом самоуничижения у многих наших интеллигентов.

https://colonelcassad.livejournal.com/2432004.html - "Про низкопоклонство и вредительство". Цитата из воспоминаний Симонова

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #438 : Октябрь 01, 2021, 03:23:01 »
https://ria.ru/20210930/fsb-1752583866.html

ФСБ утвердила данные, за намеренную передачу которых можно стать иноагентом

ФСБ России утвердила перечень сведений в области военной и военно-технической деятельности РФ, не относящихся к гостайне, но которые, будучи переданы другим государствам или иностранцами, могут использоваться против безопасности России, а лица, целенаправленно собирающие такие данные для зарубежного заказчика, могут быть признаны иностранными агентами.
Приказ ФСБ об утверждении этого перечня опубликован в четверг на официальном портале нормативных актов. Проект приказа был опубликован в июле нынешнего года.

Перечень состоит из 60 пунктов. В него, в частности, попали сведения об оценках и прогнозах развития военно-политической и стратегической обстановки; информация о дислокации Вооруженных сил РФ и подразделений силовых структур; данные о морально-психологическом климате в российской армии; сведения о методах боевой подготовки военнослужащих.

Также в перечне - информация о результатах научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения, военной и специальной техники; данные о применении квантовых технологий и искусственного интеллекта при создании нового оружия и спецтехники (за исключением сведений, содержащихся в открытом доступе); сведения о работе центров государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак; данные об импорте продукции двойного назначения, применяемой, в том числе, в целях обеспечения обороны и безопасности РФ.

Большая часть перечня касается "Роскосмоса". Как следует из документа, к сведениям, не подпадающим под категорию государственной тайны, относится информация о финансовом состоянии "Роскосмоса" и финансово-экономические прогнозы развития, сведения о проблемах, в том числе финансово-экономических, приводящих к сдерживанию развития космической госкорпорации.

Помимо этого, в список включены сведения о техническом состоянии космических ракет и наземной инфраструктуры, а также планы по их разработке. Также значатся данные о разработке и внедрении в космической технике инноваций и технологий нового поколения, в том числе на новых физических принципах, сведения о внедрении космических технологий в интересах обороны и безопасности страны, сведения о развитии ядерной энергетики, включая создание межорбитальных буксиров.

Приказ ФСБ подготовлен, в том числе, в соответствии с частью 1 статьи 2.1 федерального закона "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации" (так называемый "закон об иноагентах").

Согласно статье, человек может быть признан иноагентом, если он в России в интересах иностранного государства, международной или иностранной организации, иностранных граждан или лиц без гражданства целенаправленно (под давлением, за деньги или какую-либо помощь) собирает сведения в области военной и военно-технической деятельности России, и которые при их получении иностранным источником могут быть использованы против безопасности РФ (при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 275 (измена Родине) и 276 (шпионаж) Уголовного кодекса Российской Федерации). В соответствии с частью 2 той же статьи 2.1, человек, деятельность которого подпадает под указанные признаки, обязано подать заявление о включении себя в список физических лиц, выполняющих функции иностранного агента.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #439 : Ноябрь 24, 2021, 20:31:17 »
https://www.rbc.ru/politics/24/11/2021/619e4e949a79472a5fba4f47

США внесли МФТИ в санкционный список

Министерство торговли США не пояснило, что конкретно вменяется в вину столичному институту

Министерство торговли США внесло в санкционный список Московский физико-технический институт (МФТИ). Об этом говорится в сообщении на сайте ведомства.

Причиной включения МФТИ в список назвали разработку военной продукции для военного заказчика.

Помимо МФТИ, в список включили также компании из КНР и Пакистана, которые США считают причастными к модернизации Народной армии Китая, а также ядерной программе Пакистана.

«Международная торговля должна способствовать миру, процветанию и созданию хорошо оплачиваемых рабочих мест, а не рискам для безопасности. Сегодняшние решения Министерства торговли должны помешать передаче американских технологий Китаю, России, содействовать развитию небезопасной ядерной программе Пакистана», — заявила глава ведомства Джина Раймондо.

В конце декабря прошлого года Бюро промышленности и безопасности (BIS) при Министерстве торговли США опубликовало правила, по которым начнут применяться экспортные ограничения в отношении российских организаций, признанных «конечными военными пользователями». Из документа следовало, что поставки определенных товаров и технологий производства США в адрес российских структур станут практически невозможны.

В Минторге США считают, что в России оборонная и гражданская промышленности зачастую интегрированы в составе конгломератов, таких как, например, Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) или «Росатом». Поэтому иногда американские технологии, поставляемые в адрес гражданских потребителей, оказываются в руках оборонно-промышленных организаций или силовых ведомств, утверждают в Минторге США.

Понятие «конечный военный пользователь» — не только вооруженные силы, но и национальная полиция, национальная гвардия, разведывательные службы, а также «любое лицо или организация, чьи действия или функции предназначены для поддержки военного использования» товара. Именно на этом основании стало возможно назвать «конечным военным пользователем» чисто гражданских производителей.

Тогда же в декабре в перечень BIS вошли 45 российских организаций. В их числе входящая в ОАК корпорация «Иркут», госкорпорация «Ростех», холдинг «Вертолеты России», входящие в «Росатом» Научно-исследовательский технологический институт им. А.П. Александрова и Всероссийский научно-исследовательский институт автоматики им. Н.Л. Духова, специальный летный отряд «Россия», корпорация «ВСМПО-Ависма» (блокпакет у «Ростеха»).

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #440 : Февраль 04, 2022, 21:39:40 »
https://nauka.tass.ru/nauka/13598939

Российские ученые заплатили не менее $10 млн за публикации в научных журналах в 2020 году

Число статей ученых из РФ в научных журналах, предполагающих платные публикации, выросло почти на 50%, отметил вице-президент Российской академии наук Алексей Хохлов

Число статей российских ученых в научных журналах, предполагающих платные публикации, выросло почти на 50% в 2020 году, общая сумма расходов на это составила не менее $10 млн. Об этом в среду написал на своей странице в Facebook вице-президент Российской академии наук (РАН) Алексей Хохлов.

Согласно приведенным Хохловым данным, в 2020 году в ведущих, "квартильных", журналах из базы Web of Science Core Collection число статей, в которых главный вклад принадлежит российским ученым, составило примерно 27 тыс. Это превышает показатель 2019 года на 19%. Из них только 20 тыс. приходится на распространяемые по подписке журналы, а 7 тыс. (26%) - на зарубежные журналы Open Access (открытого доступа).

"Причем сектор российских статей в журналах Open Access растет опережающими темпами - в 2020 году на 49%. Именно с этим связана большая часть 19% общего прироста числа российских статей в 2020 году <...> Статьи в журналах Open Access оплачиваются авторами из своих грантов, либо организациями, где они работают. В конечном счете это бюджетные деньги. Зная соответствующие расценки, нетрудно оценить, что за публикацию 7 тыс. статей Open Access в 2020 году зарубежным издательствам было выплачено никак не меньше $10 млн", - написал Хохлов.

По словам вице-президента РАН, это более чем в пять раз превышает расходы госбюджета на все журналы РАН, которые дают львиную долю "квартильных" российских журналов, входящих в Web of Science Core Collection.

"Именно поэтому РАН уже несколько лет ставит вопрос о создании Российского академического издательского дома, основной целью которого был бы выпуск лучших российских журналов в режиме Open Access (включая русскоязычную и англоязычную версии). В этом случае бюджетные деньги пойдут на развитие системы российских журналов высокого качества, а не на оплату услуг зарубежных издательских компаний", - добавил вице-президент академии.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #441 : Февраль 07, 2022, 01:56:08 »
https://minobrnauki.gov.ru/press-center/news/?ELEMENT_ID=46757

В Россию приезжает в 2,5 раза больше ученых, чем выезжает из страны

 Последние три года количество приезжающих в РФ иностранных исследователей и преподавателей вузов значительно превышает количество ученых, выезжающих из страны. Исходящий из России поток научно-педагогических кадров в основном состоит из ученых, которые едут в краткосрочную командировку (от трех месяцев до одного года) для совместных исследований. В то же время иностранные исследователи приезжают в Россию на более продолжительный срок, большинство из них (73%) преподают в российских вузах. Около трети зарубежных исследователей приезжают в нашу страну для прохождения обучения или стажировки. Такие данные получили сотрудники НИУ «Высшая школа экономики» по результатам исследования 566 организаций, подведомственных Минобрнауки России.

Участниками исследования стали вузы (33%), а также научно-исследовательские институты, национальные исследовательские и государственные научные центры (67%), расположенные во всех округах страны.

Пандемия COVID-19 ожидаемо внесла коррективы в программы академической мобильности. Количество выезжающих за рубеж российских ученых в условиях распространения коронавируса уменьшилось. Так, в 2019 году из России на работу или стажировку выехало 540 ученых, в 2021 году 277. При этом входящий поток практически не изменился, и численность иностранных исследователей, принятых в вузы и научные организации РФ, в 2021 году почти в 2,5 раза превысила количество выезжавших из страны: в 2019 году в Россию приехали 815 иностранных исследователей, в 2020 году 740, в 2021 году 678.

«В 2021 году численность иностранных исследователей, принятых в вузы и научные организации России, в 2,5 раза превысила количество тех, кто выехал за рубеж. Значит, наша страна становится привлекательной для иностранных специалистов, комфортным местом для совершения научных открытий и создания прорывных разработок. Этому способствует, в том числе, программа Минобрнауки России по предоставлению мегагрантов на проведение исследований под руководством ученых мирового уровня, среди которых лауреаты Нобелевской и Филдсовской премий», ― отметил глава Минобрнауки России Валерий Фальков.

За рубеж, по данным исследования НИУ ВШЭ, чаще всего выезжают молодые ученые, которые занимаются научной деятельностью в сфере естественных наук (73%).  На втором месте среди российских исследователей, которые работали или стажировались за пределами РФ, представители технических (14%) и сельскохозяйственных (6%) наук. Менее мобильны представители гуманитарных (4%) и медицинских (2%) наук. Как правило, российские исследователи выезжали на короткий срок (до одного года) для проведения совместных исследований. С 2019 до 2021 года доля поездок в рамках совместных международных проектов возросла с 74% до 84%. В топ-10 стран, куда за три последних года чаще всего выезжали российские ученые, входят Германия, Франция, США, Китай и Вьетнам.

Приезжают в Россию для работы также в основном ученые, занятые в области естественных (44%) и технических (35%) наук. Большинство из них моложе 30 лет, со степенью PhD. Наиболее привлекательны для иностранцев научные организации, расположенные в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской и Томской области. Как правило, иностранные ученые приезжают для работы в российских вузах, около трети из них ― для учебы или прохождения стажировки. Более половины зарубежных исследователей, приехавших в Россию за последние три года, прибыли из стран СНГ, Китая, Германии, Индии и США.

В сфере высшего образования основная страна-партнер международного обмена с Россией ― это Германия. В 2021 году в Россию приехали 1145 немецких преподавателей, в то время как в Германию выезжал 71 преподаватель высшей школы из РФ. Если говорить о мобильности педагогических кадров высшей школы, то из нашей страны в основном в командировки (как правило, до одного года) выезжают молодые преподаватели до 39 лет, имеющие степень кандидата наук. В Россию приезжают преподаватели разного возраста, как с научной степенью, так и без нее.

«Именно вузы выступают основными «проводниками» для иностранных ученых на российском академическом рынке: на их долю приходится около 75% исследователей из зарубежных стран, принятых в 2019–2021 гг. в организации, подведомственные Минобрнауки России. Большую роль в этом процессе, безусловно, играют национальные исследовательские и федеральные университеты, которые сегодня все активнее конкурируют за таланты на мировой арене», ― делает вывод по результатам исследования первый проректор НИУ ВШЭ Леонид Гохберг.

Примечательно, что среди временно выезжающих за рубеж российских аспирантов выросла доля тех, кто моложе 30 лет. Наиболее мобильны аспиранты, обучающиеся в вузах, расположенных в крупных городах РФ (90%). За последние три года чаще всего за рубеж выезжали аспиранты из Санкт-Петербурга (46%), Москвы (11%) и Томской области (9,5%).

«Многие исследователи, преподаватели, аспиранты получили ценнейший опыт работы в международных командах, повысили свою квалификацию. Весьма заметно выглядит и приток иностранных ученых. Даже в «ковидный» период эти процессы не прекратились, хотя их интенсивность по понятным причинам снизилась. Это, безусловно, позитивный результат. Обмен знаниями и опытом ― необходимое условие развития науки и образования, и прямые личные контакты ученых в рамках совместных исследований и образовательной деятельности ― одна из наиболее эффективных его форм», ― подчеркнул Леонид Гохберг.

Отдельный раздел исследования посвящен вернувшимся из-за рубежа российским ученым, которые до этого не менее 2 лет проживали в других государствах и занимались исследовательскими разработками.

Авторы исследования делают вывод, что пандемия COVID-19 практически не повлияла на процесс возвращения соотечественников-исследователей: в 2021 году на работу в организации Минобрнауки России было принято примерно столько же граждан РФ, ранее работавших за рубежом, сколько и в 2019. Так, в 2019 году в страну вернулись 104 российских ученых, в 2020 ― 119, в 2021 году 107.

Вернувшиеся из-за рубежа соотечественники устраиваются на работу как в научные организации, так и в вузы. 52,4% из вернувшихся за последние три года ученых были приняты на работу в национальные исследовательские или федеральные университеты. 42,4% из них трудоустроились в столице. Возвращаются в Россию как молодые исследователи до 40 лет, так и более опытные ученые в возрасте 50–59 лет. Большую часть «возвращенцев» (почти две трети) составляют представители естественных наук (66%). На втором и третьем месте представители гуманитарных и технических наук.

Таким образом, исследование ВШЭ не подтверждает ранее прозвучавшие в публичном пространстве заявления, что из страны не прекращается отток ученых. Данные опроса, в котором участвовали подведомственные Минобрнауки России организации, позволяют сделать вывод, что сегодня в стране создаются достойные условия для проведения научных исследований, благодаря чему увеличивается количество зарубежных специалистов, которые проводят исследования в нашей стране. Российские ученые востребованы за рубежом, но абсолютное большинство из них предпочитают строить карьеру и заниматься научными разработками на родине. Многие российские исследователи выезжают в краткосрочные стажировки в ведущие научные центры Европы и Азии, в то время как в нашу страну прибывают исследователи и преподаватели высшей школы из стран СНГ, Китая, Германии, Индии и США. В устойчивые процессы глобального академического обмена включена каждая вторая подведомственная Минобрнауки России организация.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #442 : Март 04, 2022, 22:59:37 »
https://www.nature.com/articles/d41586-022-00601-w

Global research community condemns Russian invasion of Ukraine
Rebuke against Russian science grows as the deadly conflict enters its sixth day.


Russia’s unprovoked invasion of Ukraine has unleashed an outpouring of condemnation from scientists and research organizations worldwide. Some organizations in Western nations have moved quickly to sever links with Russia — cutting off funding and resources and ending collaborations with Russian scientists. And from Mauritius to Latvia, national science academies and groups of researchers have issued statements sharply criticizing the conflict and supporting their Ukrainian colleagues.

In Ukraine, scientists are pressuring nations to freeze Russia out of their science programmes, and calling on Russian institutes and scientific leaders to condemn the invasion.

“There should be a complete boycott of the Russian academic community. No cooperation,” says Maksym Strikha, a physicist at the Taras Shevchenko National University of Kyiv, who is in the centre of the Ukrainian capital and said the frontline was 30 kilometres away. That includes barring Russian-authored articles from Western journals and banning researchers with Russian affiliations from international research teams, he says. “The Russian academic community should also pay its own price for supporting [Russian President Vladimir] Putin.”

The chorus of condemnation includes the voices of thousands of scientists in Russia, who say that they are appalled by their government’s actions. In a letter organized by researchers in Russia and signed by more than 5,000 people, scientists strongly condemn the hostilities and say that the Russian leadership has launched an unjustifiable war for the sake of its “geopolitical ambitions”. The letter includes around 85 scientists who are members of the Russian Academy of Sciences, a government body that oversees much of the nation’s research. One academician, biologist Eugene Koonin at the US National Center for Biotechnology Information in Bethesda, Maryland, has resigned his foreign membership citing the inaction of the academy’s leadership. (The Russian Academy of Sciences did not respond to Nature’s request for comment.)

Collaborations cancelled

Among the strongest actions taken so far is the decision by a group of Germany’s largest research funders, including the German Research Foundation, to freeze all scientific cooperation with Russia. In a 25 February statement, the group — the Alliance of Science Organisations in Germany — says that the country’s research funds will no longer benefit Russia, that no joint scientific events will take place and that no new collaborations will begin. “The Alliance is aware of the consequences of these measures and at the same time deeply regrets them for science,” it said.

“My former student lives in Germany and we still collaborate. She was informed by her superiors that any contact with Russian scientists would be strongly discouraged,” says Mikhail Gelfand, a co-organizer of the Russian scientists’ letter and a biology lecturer at the Skoltech Center of Life Sciences in Moscow. “From what I see, it’s happening in many places.”

The mood among colleagues in Russia is “terrible”, he says. “Nobody thought it would come as far as direct invasion,” he says. “Nobody thought that Russia would attack Kyiv.” Gelfand says that he hopes there is a way that general sanctions don’t harm individual scientists, many of whom publicly oppose the war.

In the United States, the Massachusetts Institute of Technology in Cambridge has ended its relationship with the Skolkovo Foundation, a Moscow-based non-profit organization focusing on innovation. In 2011, the partners launched the Skolkovo Institute of Science and Technology, or Skoltech, in Moscow. “We take it with deep regret because of our great respect for the Russian people and our profound appreciation for the contributions of the many extraordinary Russian colleagues we have worked with,” says a 25 February statement from MIT.

And on 27 February, UK science minister George Freeman tweeted that he had launched a rapid review of research-innovation funding from the UK government to Russian beneficiaries.
Total boycott

Ukrainian scientists, meanwhile, are rallying to convince international organizations to take stronger action against Russia. More than 130 people have signed an open letter to the European Commission and member states of the European Union calling for an urgent suspension of all funding to, and international collaboration with, Russian institutions. “The European Union cannot provide funding to the institutions subordinated to Putin’s regime anymore” if it wishes to act in accordance with its “declared values”, the letter says.

The statement, initiated by Ukraine’s Council of Young Scientists, says that Russia must not be involved in EU programmes such as the flagship research programme Horizon Europe; the exchange scheme Erasmus+e; international collaborations such as the particle-physics research laboratory CERN near Geneva, Switzerland; and the international nuclear-fusion project ITER, in southern France. A European Commission spokesperson says that it has received the letter and that “nothing is off the table”. “The European Union stands with Ukraine and its people,” the spokesperson said.

Another high-profile cancellation is the four-yearly conference of the International Mathematical Union, which awards the prestigious Fields Medal and was scheduled to be held in St Petersburg in July. After mounting pressure from national mathematical societies and more than 100 of its invited speakers, the union said on 26 February that it would hold the International Congress of Mathematicians online in light of the conflict.
Further action

Some Ukrainian scientists say that although they appreciate the support of their Russian counterparts, the actions announced do not go far enough. In particular, Russian academic institutions have failed to condemn the aggression, says an open letter from the Academy of Sciences of the Higher School of Ukraine. Restrictions on Russian scientists must be all-encompassing, they say: “We urge that researchers with an affiliation of such institutions not be admitted to international grant teams, not be invited to international conferences, and not be published in leading international scientific journals.”

The editorial board of at least one journal, the Journal of Molecular Structure, has decided to no longer consider manuscripts authored by scientists working at institutions in Russia.

Alexander Kabanov, a Russian-US chemist at the University of North Carolina at Chapel Hill who co-organized a letter from the Russian researchers living overseas, says that support for Ukrainian researchers is the next crucial step. “Right now, many Ukrainians are fighting for their country and some are refugees,” he says. The Western academic community should develop programmes of support for Ukrainians who need education and scientific training. “I believe the laboratories should be open for them.”

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #443 : Март 07, 2022, 18:18:42 »
Правительство РФ планирует отменить требование наличия публикаций в зарубежных изданиях при выполнении федеральных проектов, программ, госзаданий на научные исследования, сообщили в аппарате вице-премьера Чернышенко.

Он уже поручил Минобрнауки оперативно внедрить собственную систему оценки эффективности научных исследований.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #444 : Март 22, 2022, 01:31:00 »
The future of research collaborations involving Russia
As sanctions take effect following its invasion of Ukraine, Russia risks its standing in the research world.

https://www.nature.com/articles/d41586-022-00761-9

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #445 : Август 05, 2022, 20:44:53 »
https://ria.ru/20220805/gosizmena-1807564814.html

Арестованному директору института СО РАН Шиплюку вменили госизмену

 Директор Института теоретической и прикладной механики Сибирского отделения Российской академии наук Александр Шиплюк арестован по делу о госизмене, сообщил РИА Новости научный руководитель института Василий Фомин.
"Арестован и отправлен в "Лефортово" вчера, по статье "Госизмена" ... на два месяца", – сказал Фомин.

«Ему вменяют то же, что и [ранее арестованному главному научному сотруднику института Анатолию] Маслову. Госизмена», — сказал Фомин.

Ранее по делу о госизмене был арестован его коллега, главный научный сотрудник института Анатолий Маслов. Так же как и Шиплюк, он занимался высокоскоростной аэрогазодинамикой. По версии следствия, он передавал сведения о гиперзвуковых разработках, которые представляют собой государственную тайну. Он также находится в СИЗО «Лефортово». Расследованием дела Маслова занимается ФСБ России.

Как указано на сайте института, Шиплюк – член-корреспондент Российской академии наук, доктор физико-математических наук, крупный специалист в области высокоскоростной аэрогазодинамики и экспериментальных методов исследования газовых потоков.
Шиплюк руководит Лабораторией гиперзвуковых технологий, обладающей уникальными гиперзвуковыми аэродинамическими установками, предназначенными для исследования фундаментальных и прикладных проблем гиперзвукового полета, отмечается на сайте.
Под его руководством в ИТПМ СО РАН проводятся исследования "по широкому кругу фундаментальных и прикладных проблем, связанных с гиперзвуковыми течениями и нацеленных на создание перспективных гиперзвуковых ракетных систем". Интересанты - ведущие оборонные организации России.
Основные научные направления исследований Шиплюка связаны с развитием экспериментальной базы и методов аэрофизических исследований, изучением волновых процессов, вызывающих переход ламинарного течения в турбулентное, и способов управления этими процессами при гиперзвуковых скоростях полета, c экспериментальной аэротермодинамикой гиперзвуковых летательных аппаратов с прямоточными воздушно-реактивными двигателями.

ИТПМ СО РАН — это единственная в системе Министерства образования и науки РФ организация, владеющая комплексом аэродинамических труб и газодинамических установок, предназначенным для выполнения фундаментальных и прикладных исследований в области аэрогазодинамики и аэродинамики летательных аппаратов. Основные направления научной деятельности: математическое моделирование в механике; аэрогазодинамика; физико-химическая механика; механика твердого тела, деформации и разрушения.
« Последнее редактирование: Август 05, 2022, 20:54:22 от Игорь »

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #446 : Август 23, 2022, 18:55:22 »
https://www.science.org/content/article/some-scientists-publish-more-70-papers-year-here-s-how-and-why-they-do-it

Some scientists publish more than 70 papers a year. Here's how—and why—they do it

Подобно Стивену Кингсу из academia, некоторые исследователи являются необычайно плодовитыми издателями, появляясь в качестве автора целых 72 научных статей в год — или примерно каждые 5 дней. Джон Иоаннидис, статистик из Стэнфордского университета в Пало-Альто, Калифорния, задался вопросом, не играют ли некоторые из них в систему. Поэтому он и его коллеги погрузились в базу данных научных журналов Scopus и выявили 265 "гиперпролиферативных авторов" в период с 2000 по 2016 год, обнаружив, что их число увеличилось в 2,5 раза с 2001 года.

Группе Иоаннидиса удалось установить контакт с 81 из этих ученых. Немногие соблюдали то, что должно быть строгими руководящими принципами для определения того, кто получает авторство в статье, сообщает команда сегодня в Nature. Иоаннидис обсудил последствия своих открытий с наукой, а также то, что, по его мнению, можно сделать, чтобы исправить ситуацию.

Это интервью было отредактировано для большей ясности и объема.

Вопрос: Зачем кому-то хотеть быть автором стольких статей?

Ответ: В некоторых случаях это страх публикации или гибели, или желание выиграть больше грантовых денег. Но в других случаях существуют более прямые финансовые стимулы. Китай, например, выделяет своим исследователям деньги на публикации, особенно во влиятельных журналах, и, возможно, в результате у него также находится непропорционально большое количество гиперпролиферативных авторов. Эти деньги могут во много раз превышать чью-то зарплату. Это не просто опубликовать или погибнуть; это опубликовать и процветать.

Вопрос: Каковы правила для авторства статьи?

Ответ: В большинстве научных дисциплин существуют строгие критерии, по которым вы должны каким-то образом внести свой вклад в статью. Это может означать фактическое написание его, выдвижение идеи для исследования, проведение эксперимента и / или помощь в интерпретации результатов. Вам также необходимо ознакомиться с окончательным вариантом и согласиться с ним. Очевидно, что это, по-видимому, невозможно при том типе изобилия, который мы наблюдаем в настоящее время во многих дисциплинах.

Вопрос: В некоторых дисциплинах больше гиперпролиферативных авторов, чем в других?

Ответ: Около половины найденных нами авторов были из области медицины и естественных наук. Здесь происходит несколько вещей. Одна из них заключается в том, что нормы этих дисциплин, похоже, либо поощряют, либо, по крайней мере, оправдывают добавление вашего имени в качестве автора, даже если вы не принимали существенного участия. Другая причина заключается в том, что некоторые области, такие как эпидемиология, собирают большие объемы данных и публикуют свои анализы по одной статье за раз, что позволяет авторам собирать большое количество публикаций в рамках одного проекта.

Вопрос: Играют ли гиперпролиферативные авторы в систему?

Ответ: Я не думаю, что они делают это со злым умыслом. Дело скорее в том, что стандарты стали слабыми во многих областях. Например, когда кардиологи становятся директорами крупных клинических и исследовательских центров, они могут увидеть, что их авторство возрастает в 10 раз. Их имена вписываются в то, что производит их центр. Это норма, принятая филдом, хотя она и не обязательно соответствует строгим стандартам авторства.

Вопрос: Почему это так важно, если некоторые авторы растягивают определение авторства?

Ответ: Есть две основные причины, по которым у нас есть авторство: заслуга и ответственность. Я думаю, что оба они в опасности. С точки зрения кредита, если у вас очень расплывчатая, своеобразная и нестандартная система, это похоже на страну с 500 различными типами монет и без обменного курса. И с точки зрения ответственности, это также поднимает некоторые вопросы о воспроизводимости и качестве. С документами, в которых очень много авторов, есть ли кто-нибудь, кто действительно может взять на себя ответственность за всю эту работу? Знают ли они на самом деле, что произошло?

Вопрос: Как авторы "гиперпролиферации" оправдывали свои привычки?

Ответ: Они вдумчивы и признают проблему. Давление с целью публикации или уничтожения или получения административного финансирования способствует созданию среды, в которой правила смягчаются. Кроме того, если вам предложат авторство, вы откажетесь? Некоторые люди могут даже обидеться на то, что вы им отказали. Поэтому нам нужно думать о решениях на системном уровне, а не на уровне отдельных людей.

Вопрос: Как можно улучшить систему?

Ответ: Самое главное, что нам нужно больше прозрачности и попытаться достичь некоторого соглашения как научное сообщество о том, кто за что получает похвалу. Теоретически журналы могли бы попытаться установить стандарт. Системы, отслеживающие авторство, могут поэкспериментировать с дробным кредитованием: если вы публикуете с большим количеством авторов, вы получаете меньшую долю кредита.

Мы также должны потребовать, чтобы описания вклада стали более точными. Смешно видеть, что 524 автора перечислены как написавшие статью. Большинство из них просто поставили запятую или точку? Нам нужна система, которая лучше распознает и отдает должное реальной работе, которую делают эти ученые.

Вопрос: Страдаете ли вы гиперпролиферацией?

Ответ: Я не достигаю пиков производительности ученых, включенных в этот анализ, но я считаю себя человеком, который публикует много статей. Я думаю, что мой пик составляет около 50 за один год. Это означает, что около 30 000 человек имеют более высокие пики, чем я, из примерно 20 миллионов ученых, опубликовавших хотя бы одну статью.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #447 : Сентябрь 26, 2022, 22:36:35 »
На пост президента РАН утвержден Геннадий Красников — он будет занимать должность следующие пять лет. Его избрали еще неделю назад, он пообещал коллегам повышать авторитет академии и «выстраивать более тесную связь ее исследований с приоритетами научно-технологического развития страны».

Геннадий Яковлевич Красников родился 30 апреля 1958 г. в Тамбове. Учился в тамбовской специализированной математической школе (ныне лицей) №29.

В 1981 г. с отличием окончил физико-технический факультет Московского института электронной техники (ныне Национальный исследовательский университет "МИЭТ") по специальности "автоматика и электроника". Заочно обучался в аспирантуре МИЭТ.

Доктор технических наук, профессор. В 1990 г. в МИЭТ защитил кандидатскую диссертацию, в 1996 г. в Научно-исследовательском институте молекулярной электроники - докторскую диссертацию (тема: "Физико-технологические принципы и методы обеспечения качества КМОП БИС массового производства").

В 1997 г. Геннадий Красников был избран членом-корреспондентом, в 2008 г. - академиком Российской академии наук (РАН). Является членом Отделения нанотехнологий и информационных технологий (ОНИТ) РАН.

С 1981 г. - инженер, с 1983 г. - ведущий инженер лаборатории в Научно-исследовательском институте молекулярной электроники (НИИМЭ) в городе-спутнике Москвы Зеленограде (ныне Зеленоградский административный округ столицы). Одновременно с 1983 г. был конструктором и технологом на опытном заводе "Микрон" НИИМЭ. В 1984 г. был назначен начальником ведущего цеха, а в 1985 г. - председателем совета начальников цехов завода. Затем занимал должности начальника внутрипроизводственного объединения подразделений, заместителя главного инженера (с 1987 г.), заместителя гендиректора по производству (с 1988 г.) завода "Микрон".

В июле 1991 г. Геннадий Красников возглавил НИИМЭ и завод "Микрон". После их объединения в 1994-2016 гг. был гендиректором АООТ "НИИ молекулярной электроники и завод "Микрон" (впоследствии ОАО "НИИМЭ и Микрон", с 2016 г. - ПАО "Микрон").

С 2016 г. по н. в. - генеральный директор АО "НИИМЭ" (дочерняя структура ПАО "Микрон"). Одновременно является председателем совета директоров ПАО "Микрон" и АО "НИИ ТМ" (НИИ точной механики, Санкт-Петербург).

В 2016 г. решением президента Российской Федерации Владимира Путина Геннадий Красников был наделен полномочиями руководителя приоритетного технологического направления по электронным технологиям, а АО "НИИМЭ" стало головным предприятием по этому направлению.

Заведует базовыми кафедрами АО "НИИМЭ" в двух вузах: МИЭТ (кафедра "Субмикронная технология СБИС") и Московском физико-техническом институте (кафедра микро- и наноэлектроники).

С сентября 2017 г. - член президиума РАН, с 2019 г. - академик-секретарь ОНИТ РАН.

Геннадий Красников является специалистом в области физики полупроводников, диэлектриков и гетероструктур на их основе, микро- и наноэлектроники, технологии создания сверхбольших интегральных схем (СБИС) и проблемам обеспечения качества их промышленного производства. Научные достижения Геннадия Красникова легли в основу создания более 200 типов микросхем, которые ранее выпускались за пределами РФ. Под его руководством в Зеленограде создан комплекс по разработке и промышленному производству микросхем, которые в дальнейшем стали использоваться при реализации проектов в области телекоммуникации и связи, медицины и транспорта, космической и авиационной техники, национальной банковской системы и др.

Автор и соавтор более 400 научных работ, четырех монографий, более 40 авторских свидетельств и патентов. Среди публикаций - "Физико-технологические основы обеспечения качества СБИС" (1999), "Конструктивно-технологические особенности субмикронных МОП-транзисторов" в двух томах (2002-2004), "Система кремний-диоксид кремния субмикронных СБИС" (2003) и др.

Главный редактор журналов "Микроэлектроника", "Электронная техника. Серия микроэлектроника", "Интеллект&Технологии".


Представляя свою программу, Красников высказался за включение в регламент работы правительства обязательного согласования с РАН всех постановлений.

По его словам, РАН необходимо вернуть в государственную систему принятия решений. Для этого надо взаимодействовать не только с Минобрнауки, но и координировать программу исследований с Минпромторгом, Минсельхозом, Минздравом, Роскосмосом и Росатомом. Красников также сказал, что пора внести в правительство предложение о передаче под эгиду РАН Высшей аттестационной комиссии, которая сегодня работает при Минобрнауки.

"Я считаю, что мы должны на президиуме их очень внимательно рассмотреть, выбрать два-три серьезных проекта и не только предложить их государству, но и предложить свое научно-методическое руководство этими программами", - сказал Красников, отвечая на вопрос журналистов.

Новый глава РАН выступает за связь целей фундаментальных исследований с приоритетами научно-технологического развития Российской Федерации. К приоритетным он относит обеспечение технологического суверенитета, формирование новой среды обитания как целостной системы "природа - технологии - информация - культура", обеспечивающей стабильное приращение человеческого капитала, обеспечение устойчивости системообразующих инфраструктур, цифровую трансформацию экономики и техносферы России, а также создание научно-технологических предпосылок для повышения качества государственного управления, в первую очередь в кризисных ситуациях, на основе методов программно-целевого планирования.

Красников считает необходимым создавать консорциумы, благодаря которым выстраивались бы технологические цепочки от фундаментальных исследований к прикладным и далее к производству.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #448 : Ноябрь 15, 2022, 22:56:49 »
Readovka
Сооснователя «Диссернета» внесли в список террористов — Росфинмониторинг

Сооснователя «Диссернета» Заякина, который занимается проверкой научных работ чиновников на предмет плагиата, внесли в перечень террористов. Все из-за доната ФБК.*

В настоящее время Заякин объявлен в федеральный розыск.

Игорь

  • Администратор
  • Старожил
  • *
  • Сообщений: 53877
Re: Горький хлеб учёного
« Ответ #449 : Ноябрь 22, 2022, 23:23:01 »
Readovka
Михаил Мишустин подписал распоряжения о назначении Дениса Секиринского и Дмитрия Пышного заместителями министра науки и высшего образования России

Назначенный на пост Дмитрий Пышной является членом-корреспондентом РАН, имеет степень доктора химических наук. А Секиринский ранее занимал пост заместителя начальника управления президента РФ по научно-образовательной политике.