Форум проектов ISON и LFVN
18 Ноябрь 2017, 22:10:07 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
  Сайт   Начало   Помощь Поиск Закладки Календарь Войти Регистрация Чат  
Страниц: 1 [2] 3   Вниз
  Добавить закладку  |  Печать  
Автор Тема: Зачем нужна астрономия?  (Прочитано 19251 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #15 : 09 Февраль 2013, 18:17:16 »

http://newsland.com/news/detail/id/1119827/

Православные активисты потребовали запретить астрономию

Группа православных активистов намерена собрать в Интернете 100 тысяч подписей, чтобы запретить в российских школах и университетах преподавание астрономии. По их мнению, современные данные, собранные наукой, могут нанести вред укреплению православной веры и других традиционных для России религий. Наиболее радикальные подписанты призывают к закрытию обсерваторий и планетариев, а также запрету на продажи в РФ телескопов с кратностью увеличения более 40.

......
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #16 : 06 Март 2013, 23:18:37 »


Один вопрос остался неотвеченным:

 А Сергей Борисович заинтриговал в высшей степени! Что же это за статья такая, наиболее цитируемая? Надеюсь, в полнометражной версии фильма есть ответ на этот вопрос.
- Поскольку сам Сергей не ответил, то - ссылка на Астронет:
Цитировать
[size=medium]В 2013 году исполняется 40 лет с момента опубликования в международном журнале «Astronomy and Astrophysics» v.24, p.337-355, 1973 (Астрономия и Астрофизика, т.24, сс.337- 355) статьи Н.И.Шакуры и Р.А.Сюняева «Black Holes in Binary Systems: Observational Appearence» («Черные дыры в двойных системах: наблюдательные проявления»), в которой были заложены основы современной теории дисковой аккреции на черные дыры. Статья, ставшая прорывом в теоретической астрофизике, определила на десятилетия вперед генеральное направление развития современной астрофизики выcоких энергий. Работа и сейчас не утратила своей актуальности, научной и практической ценности. Ее цитируемость в мировой литературе год от года растет. По данным NASA ADS (Astrophysics Data System) на конец февраля 2013 года на нее сделано более 5870 ссылок – это самая цитируемая статья в мировой теоретической астрофизике. Современная теория дисковой аккреции продолжает свое развитие, ставя и решая новые задачи, но стандартный диск Шакуры-Сюняева по-прежнему остается краеугольным камнем аккреционной теории.[/size]
[size=medium]1-го марта 2013 года исполняется 70 лет одному из соавторов статьи, академику РАН, Сюняеву Рашиду Алиевичу.[/size]
Сергей, конечно, имел ввиду (в контексте фильма) - что это статья [size=medium]Н.И.Шакуры (соавтор, [/size]проф. МГУ[size=medium]).[/size]
[size=medium]И, еще раз - отрекламирую другую статью на Астронете - о вчерашнем юбиляре.  [/size]

[size=medium]P.S. Правда, часто называют другую цифру - 20 тыс. цитирований. Я так понимаю, эта статья в ADS системе не все цитирования отражает. Ведь на статью ссылались не только астрономы, но и, например, физики.[/size]
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #17 : 05 Май 2013, 22:00:52 »

http://www.gazeta.ru/science/2013/04/30_a_5286901.shtml

Tomson Reuters представляет топ-10 тем в астрофизике и астрономии
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #18 : 26 Май 2013, 06:06:26 »

Решил добавить в эту тему, передача - "Профессия - астроном" (можно было бы и в другую тему, но решил, что и здесь пригодится тоже - чем занимаются астрономы и для чего нужна астрономия):


Программа "Профессия". Тема "Астроном" / Телеканал "ПРОСВЕЩЕНИЕ"
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #19 : 14 Август 2013, 23:54:24 »

http://theoryandpractice.ru/posts/7465-nashe-odinochestvo-vo-vselennoy--eto-nauchno-nablyudaemyy-fakt-intervyu-s-astrofizikom-sergeem-popovym

«Наше одиночество во Вселенной — это научно наблюдаемый факт»: интервью с астрофизиком Сергеем Поповым
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #20 : 24 Август 2013, 23:57:37 »

http://trv-science.ru/2013/06/18/chilijjskie-teleskopy-govoryat-po-russki/

Чилийские телескопы говорят по-русски

Популяризация науки силами самих ученых — это система. Если мы пока только говорим о том, что достижения научных организаций надо представлять не только коллегам, но и средствам массовой информации, и простым людям, то за рубежом эта система уже в основном выстроена. Не так давно российские журналисты получили возможность получать пресс-релизы Европейской Южной обсерватории (European South Observatory, ESO) за 48 часов до их опубликования на сайте. Это произошло благодаря усилиям Кирилла Масленникова, канд.физ.-мат.наук, сотрудника Главной (Пулковской) астрономической обсерватории РАН. О том, как он стал сотрудничать с ESO и о своем взгляде на научную популяризацию Кирилл Львович рассказывает ТрВ-Наука.

- В новостях ESO Вы представляетесь сотрудником Образовательно-просветительского отдела Европейской Южной обсерватории (ESOePOD, сеть ESON?). Как Вы стали участвовать в этом проекте?

- К сожалению, я не являюсь штатным сотрудником ESO. В ESO есть образовательно-просветительская сеть (ESON [1]), которую составляют добровольцы из разных стран, взявшие на себя задачу освещать для широкой публики в своей стране достижения ESO и одновременно события на переднем крае астрономии. Основная и наиболее регулярная их работа — перевод на родной язык еженедельных пресс-релизов, выпускаемых ESO, а также объявлений о событиях в Обсерватории и вокруг нее, серии замечательных фотографий «Фото недели», видео-подкастов и проч. Для членов ESON устраивается ежегодное однодневное совещание в Гархинге, в штаб-квартире ESO.

Я думаю, что для ESO существование такой «пропагандистской» системы важно в частности потому, что это крупнейшая научная организация, существующая на деньги налогоплательщиков, и для того, чтобы деньги на ее очень затратные проекты продолжали выделяться, обсерватории надо «рекламировать» свои достижения. Но так как эти достижения действительно связаны с интереснейшими, передовыми направлениями в астрономии, то я вовсе не считаю зазорным участие в этом деле. Кроме того, как профессиональный астроном, я глубоко убежден, что вступление России в ESO было бы очень важным шагом вперед в российской науке, открыло бы перед ней поистине новые горизонты (прошу прощения за клише).

Я стал членом ESON, пожалуй, случайно. В 2011 году в Петербурге проходил съезд европейских астрономов JENAM. Россия тогда не входила в ESON, и представители ESO, приехавшие в Петербург, искали среди российских астрономов «недостающее звено» для своей сети. Я неплохо знаю английский язык и с радостью взялся за эту работу. В течение примерно двух месяцев мы совместно с ESO делали русский сайт Обсерватории, а потом я продолжал его вести, что и делаю до сих пор. Это и называется «public outreach activities». От основной работы в Пулковской обсерватории это, конечно, тоже отнимает время, но пока справляюсь. Сейчас мне стала помогать аспирантка Алена Кулешова, она переводит «Фото недели» — стало легче.

- Новость о том, что пресс-релизы ESO теперь доступны и на русском языке, появилась 22 мая. Что послужило предпосылкой для открытия этого раздела? И как Вы набирали «пул» журналистов?

- Нет, это не совсем так — еженедельные пресс-релизы по-русски доступны уже два года, с осени 2011. С мая выходит новостной бюллетень ESO Newsletters — это тот же релиз, объявления и фото недели, но специально рассылаемые адресной рассылкой для масс-медиа, для научных журналистов. При этом новости рассылаются за 48 часов до снятия запрета на опубликование. Переводчиков-добровольцев сейчас двое: я и Алена Кулешова. Вообще-то, в ESO есть список добровольцев, где есть и другие имена из России, но тут есть техническая трудность — чтобы хорошо составить русский текст, совсем недостаточно хорошо знать оба языка. Это занятие сродни художественному переводу. А это значит, что с добровольцами сначала придется еще работать, проверять их переводы, править… Проще и надежнее сделать самому.

Список рассылки мне пришлось составлять самому, и здесь я столкнулся с большими трудностями. Во-первых, мне трудно было составить список изданий, которым имело бы смысл предлагать этот Бюллетень (да и сейчас мне вовсе не кажется, что получился «правильный» список, его, вероятно, надо бы значительно расширить). Во-вторых, я с удивлением обнаружил, что, несмотря на кажущуюся вездесущность современных средств связи, человеку «с улицы» связаться с редакцией издания (даже сетевого) очень трудно! Никаких персонифицированных контактов издания не дают, а электронная почта, указанная «для связи», как правило, не отвечает. Это касается и бумажных СМИ, и телевизора, и сетевых новостных лент, и даже форумов. Так что эта работа во многом впереди, и профессиональная помощь очень приветствуется!

— Кто и насколько заранее придумывает тему, кто принимает решение о подготовке пресс-релиза, кто переводит? Можете ли Вы предложить тему?

- Здесь я почти ничего не могу сказать. Темы пресс-релизов определяются конкретными исследованиями на телескопах ESO, причем свежими исследованиями. ESO гордится тем, что это самая продуктивная обсерватория мира, в день выходит в среднем по две статьи на основе данных, полученных в ней. В принципе, члены ESON имеют право предлагать темы релизов, но они должны иметь отношение к ESO, а значит, надо работать на ее телескопах. Видимо, темы предлагают исследователи по мере того, как получают тот или иной результат, и непосредственно перед тем, как работа должна выйти в журнале, выходит пресс-релиз (с этим связан и запрет на опубликование релиза до выхода статьи). Релизы готовятся тщательно: всегда несколько очень эффектных изображений, даже видео, выполненное в специальной технике «космического полета», толковый текст, понятный для непрофессионала, но без утрирования. Правда, особенно в релизах, посвященных новой технике, бывает много «рекламных» высокопарных клише в стиле «Тысячи и одной ночи» (например, будущий 39-метровый телескоп называется не иначе, как «the world’s biggest eye on the sky» — «величайшее око человечества, обращенное в небо»). Я стараюсь в переводе, насколько возможно, этих «прелестей» избегать.

Еженедельно в Гархинге собирается совещание, на котором обсуждаются будущие темы релизов, но члены сети в этих совещаниях не участвуют. Зато за пару недель до выхода релиза члены сети получают предварительную версию для комментариев и обсуждения, и тут уже каждый может высказать свои замечания.

— Чувствуется ли уже отдача?

- Отдача, честно говоря, невелика. Со мной связались за эти два года всего два-три журналиста — например, Илья Ферапонтов из РИА «Новости», Николай Овчинников из сетевого журнала «В Курсе». Какие-то материалы помещали у себя, пару раз брали интервью. На русской страничке ESO и в каждом релизе указаны мои контакты, но «простые» читатели и пользователи пишут мне редко, может быть, раз в два-три месяца. Через примерно полгода после открытия русской страницы ESO я получил сообщение, что интернет-голосование эту страницу как-то отметило, но я не стал разбираться, кто и как ее отметил — это отнимает очень много времени, а смысл непонятен.

— Связана ли эта деятельность с вопросом о вступлении России в ESO. Что, по Вашему мнению, дало бы вступление нашей страны в проект?

- Конечно, связана. Это вообще очень серьезный и болезненный вопрос — вступление России в ESO, и я на нем остановлюсь подробнее

Астрономия — очень дорогостоящий вид фундаментальной науки, она не может развиваться без гигантских телескопов и без весьма продвинутых приемников излучения. Гигантский телескоп — машина уникальная и очень дорогая. Например, запланированный сейчас ESO 39-метровый телескоп ориентировочно будет стоить около 2 млрд евро. В 60-е годы европейские астрономы поняли, что такие проекты можно делать только в складчину. Тогда в мире было два супертелескопа: пятиметровый в Штатах и строился шестиметровый в СССР. Так и возникла Европейская Южная обсерватория (теперь в нее входит 15 стран, включая Бразилию [2]). Расчет оказался правильным: супертелескопы ESO на равных конкурируют с американскими, а в чем-то их и обгоняют.

Еще один резон объединения был в том, что мало построить супертелескоп — его еще надо поставить в таком месте, чтобы там, грубо говоря, было «хорошее небо» (есть такой астрономический сленг). Одно из уникальных мест на Земле, где астроклимат близок к идеальному — Чили, точнее, север Чили, пустыня Атакама. С конца шестидесятых в Чили началось паломничество астрономов. Там появились сначала американские обсерватории, а потом — ESO. Теперь у ESO в Чилийских Андах три больших обсерватории и начинается строительство четвертой.

О России в этой картине. В советские годы, как я уже говорил, был построен шестиметровый телескоп, и для своего времени это был рекордный инструмент! Но с тех пор, по всем понятным причинам, ничего нового в стране не появилось. К сожалению, есть основания считать, что мы в ближайшее десятилетие не в состоянии будем самостоятельно построить современный большой телескоп — не просто потому, что это очень дорого, а потому, что нет технологий изготовления гигантских сверхтонких сотовых зеркал, так и не родилась отечественная адаптивная оптика. И второе — в России, особенно после распада СССР, нет места с астроклиматом, соответствующим требованиям к установке большого телескопа.

Вот по этим причинам, как мне представляется, вступление в ESO было бы жизненно важно для нашей науки. Тем более, что в ESO тоже считают этот шаг очень желательным. Вступительный взнос солидный: он вычисляется как процент от ВНП и для России, насколько мне известно, составляет около 120 миллионов евро. За это мы получили бы определенную долю наблюдательного времени на телескопах ESO, участие в планировании научной стратегии, передачу технологий и размещение на российских предприятиях заказов для строящегося 39-метрового гиганта. Одним словом, интегрировались бы в мировую науку, от которой, как и в советские времена, традиционно остаемся отрезанными.

Какие же шансы на такое развитие событий? Небольшие, увы. С одной стороны, конечно, очень многие ученые придерживаются тех взглядов, о которых я сейчас рассказал, среди них ведущие российские астрономы. Но деньги, видимо, слишком большие по сравнению с тем, что за них планируется получить. Раздаются и голоса «против». В общем, резюме простое и грустное — вопрос о вступлении России в ESO, к сожалению, на повестке дня пока не стоит.

— Есть ли планы делать что-то подобное по результатам сотрудников ГАО? От этого вопроса хочется перейти к обсуждению популяризации науки в России. Сейчас есть понимание того, что популяризация нужна, но возникает много вопросов: кому, как и в каком виде популяризовать? Нужна ли популяризация самим ученым?

- Планов таких нет, хотя идея сама по себе неплохая. Главное препятствие к ее осуществлению — это разница масштабов работы такой обсерватории, как ESO, и даже самой крупной российской обсерватории, как Пулковская или САО (где работает шестиметровый телескоп). Они набирают материал на пресс-релиз каждую неделю, а нам, чтобы показывать сколько-нибудь эффектные и хорошо оформленные результаты, понадобится, ну, скажем, полгода. И все равно, ничего равного, например, релизу прошлой недели, с прямой фотографией планеты, вращающейся вокруг далекой звезды, мы предложить не можем.

Но какие-то разовые новости из отечественных обсерваторий, наверное, было бы интересно показывать. Кстати, на страничке ESO такая возможность предусмотрена — там можно размещать «местные» новости. Мне пока не приходилось этого делать, но надо подумать, какие новости могли бы представить общий интерес. И для этого нужно много сил, времени, энтузиазма и человеческих ресурсов — «сеть».

Вопрос о популяризации, по-моему, довольно простой. Как обычно, самые лучшие результаты достигаются попутно (если чего-то очень добиваться, это обычно не получается, зато как побочный продукт — само приходит). Когда талантливый человек, увлеченный своей наукой, хочет рассказать о каких-то ее проблемах, то скорее всего, получится хорошо, и читатель найдется.

Нужна ли популяризация ученым? Своей же науки? Да нет, по-моему ни к чему. Ученые читают статьи и рефераты в astro/ph.

— Кто главная целевая аудитория: школьники, студенты, любопытствующие взрослые? Может ли помочь опыт ESO или в России стоит делать что-то иное, заточенное под специфику организации науки?

- Даже не знаю, кто целевая аудитория. Это, пожалуй, тема для социолога — кто сейчас в России интересуется наукой, и, в частности, астрономией. По моим недавним впечатлениям от российских астрономических сайтов и форумов, на них жизнь довольно вялая. С другой стороны, есть замечательные энтузиасты. Вот, например, Михаил Локтионов. Он ведет блог «Живая Вселенная», и размещает там и материалы ESO, и космического телескопа им. Хаббла, и NASA, и рентгеновской обсерватории «Чандра», и бог знает чего еще. Озвучивает своим голосом все их видеокасты, часто со своими комментариями. Мне ежедневно приходят озвученные им видеокасты, не понимаю, откуда он берет время. Ко мне в Пулково приезжал (а живет он в Киеве), снял фильм, который тоже потом разместил. Вот надо у него спросить, какая у него аудитория.


* 5_14.jpg (36.02 Кб, 609x424 - просмотрено 462 раз.)
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #21 : 29 Август 2013, 23:09:33 »

http://trv-science.ru/2013/08/27/nuzhna-li-nauka-v-rossii/

Нужна ли наука в России?
 
Александр Кулешов, академик РАН, директор Института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН

Ни у кого, наверное, не возникает вопрос, нужна ли наука в принципе. Весь мир, в котором мы сейчас живем, — результат фундаментальных научных исследований и технологий, возникших как следствие этих исследований. А вот ответ на другой вопрос: а почему она нужна именно в России — уже менее очевиден. В велосипедном пелотоне ведущий тратит на 30% больше усилий, а приходит на полсекунды раньше второго, на несколько секунд раньше остальных. Так может мы всё купим (?!), благо «труба» пока позволяет, и с не очень заметным запозданием получим все те же самые технологические блага, но без капитальных затрат?

Конечно, если бы, например, плодами изобретения электричества пользовалась только Британия, то такой вопрос даже возникнуть бы не мог… Однако все мы знаем, что это не так: американские ученые У. Шокли, Дж. Бардин и У. Браттейн с коллегами придумали транзистор, однако мобильными телефонами и компьютерами, прямыми плодами этого научного открытия, пользуется весь мир, в том числе, и наша страна. Впрочем, такие же примеры, и в немалом количестве, можно привести и в отношении научных достижений СССР, положенных в основу технологий, широко используемых в настоящее время во всем мире (например изобретение лазера — Ч. Таунс, Н.Г. Басов и А.М. Прохоров — Нобелевская премия по физике 1964 года, гетерогенные структуры — Ж.И Алферов, Нобелевская премия 2001 года).

И эти соображения могли бы показаться вполне правдоподобными, если бы не нужды национальной безопасности и обороны, в которых, как все понимают, не приходится рассчитывать на продажу не только технологий, но даже и готовых продуктов современного уровня. Но и этот аргумент в пользу развития фундаментальной науки в наших условиях, к сожалению, не работает, поскольку существовавшая ранее теснейшая, почти генетическая связь между оборонной индустрией и академическими институтами на сегодняшний день практически потеряна, а есть только единичные случаи успешного сотрудничества.

Вообще, подавляющее большинство людей сталкиваются в жизни напрямую не с наукой, а с ее результатами — высокими технологиями и продуктами, произведенными на базе этих технологий. При этом наука по природе своей открыта и интернациональна, а вот технологии не только имеют национальную принадлежность, но и, как правило, связаны с экспортными ограничениями. Взглянем, например, на один замечательный документ: Export Administration Rules, свод ограничений на экспорт товаров и технологий, применяемый в США. EAR — это несколько тысяч страниц. Легче ответить на вопрос чего там нет, чем что там есть.

Формально, конечно, это не запретительный перечень, а перечень технологий и товаров, экспорт которых нуждается в специальном разрешении уполномоченных органов правительства США. Однако это формальная трактовка, а по существу — это список того, что Россия на международном рынке купить не может, а если и покупает, то с существенными ограничениями, согласием на инспекции и прочими неоколониальными радостями. При этом речь идет не только об оборонной промышленности.

Пример: высококачественное композитное волокно, необходимое сегодня для современной гражданской авиационной промышленности в Россию не продается. Почему? Ответ: это волокно может быть использовано и для производства военных самолетов (что правда, но нам от этого не легче). То же самое с электроникой, то же самое со многими материалами, примеров не счесть. То есть мировую науку мы развиваем (в том числе и финансируем) совместными усилиями, а «табачок — врозь». Конечно, существует банальный и, отчасти, правильный ответ: а вы сами развивайте нужные вам технологии и не будете ни от кого зависеть. Знаем, плавали. Но в масштабах СССР это сегодня делать и невозможно, и не нужно, а развивать, по крайней мере некоторые, по настоящему критические для страны собственные технологии, базирующиеся на фундаментальной науке, нам необходимо.

В этом смысле взятый в настоящее время курс на поддержку исключительно научных групп и лабораторий, атомизирующий по существу научную среду России и растворяющий ее в международном научном сообществе, следует признать совершенно ошибочным. Прошу понять меня правильно: от антизападничества я лично нахожусь дальше, чем от планеты Марс, и ни секунды не сомневаюсь, что наша дорога — это развитие международного сотрудничества и совместная работа с западными и восточными коллегами.

Но, как известно, из ста зайцев не сделаешь одного слона, и убогость избранной Минобрнауки стратегии состоит вовсе не в ориентации на международное сотрудничество, а в де-факто ликвидации крупных научных и научно-прикладных институтов. Без них у нас не остается никаких шансов на то, что наука, наконец, вновь всерьез понадобится нашей стране. Распространившееся в последние годы убеждение, что современные технологии могут создаваться независимо от фундаментальной науки, проиллюстрирую одним забавным примером из практики нашего института.

Один наш завлаб, хорошо известный в мире специалист в теории кодирования, написал в некую очень высокую инстанцию письмо примерно следующего содержания: вот до 1990-х в нашей области, теории кодирования, работало более ста высококвалифицированных ученых, хорошо знакомых друг с другом по статьям, конференциям, совместным работам. Часть этих специалистов, по понятным причинам о своей работе много не говоривших, работали по темам, так или иначе связанным с оборонной тематикой, но, тем не менее, даже в советское время публиковались за рубежом и, в том числе, нередко оказывались в своей области в роли лидеров и первооткрывателей. А вот теперь в нашей специальности всего активно работающих в России специалистов примерно человек 20, мы их по-прежнему всех знаем, но сейчас никто из них не работает на оборонных заказах, не участвует в проектах, связанных с национальной безопасностью. Вопрос письма: не причиняет ли, дескать, такое положение дел вреда интересам страны.

Человека пригласили в инстанцию, очень хорошо поговорили, немного посмеялись над его наивностью и ответили, что нет, не причиняет такое положение никакого вреда национальной безопасности, потому что мы статьи читаем, в том числе, и на импортных языках.

Хоккею на льду тоже, наверное, можно учиться по учебникам, но, видимо, на льду, вместе с коллегами и тренерами, это получается более эффективно. То же и с технологиями: можно попытаться развивать их в «заочной» форме, но проку от этого будет мало. Технологии в отрыве от фундаментальной науки могут развиваться только на очень коротком временном горизонте. К сожалению, люди, сегодня принимающие решения по развитию науки в нашей стране, эти закономерности, видимо, не понимают.

Есть и другой, на самом деле может быть даже более важный, аргумент для развития в стране фундаментальных исследований — в стране пока еще сохраняется человеческий потенциал для этого. При правильном использовании этих возможностей наука становится самым мощным экономическим фактором в развитии страны. Так, в марте сего года президент США Б. Обама известил о начале нового научного проекта «Brain Activity Map» и одновременно подвел итоги предыдущего мега-проекта по генетике. Публично объявленный экономический результат этого проекта — 140$, пришедших в экономику США на каждый вложенный в проект доллар.

Но нам уже следует брать пример не с Соединенных Штатов, а с Китая. Китай начинал как промышленный аутлет — заводы по лицензиям, производство простейших товаров. Одновременно учились со страшной скоростью, восприняли и реализовали все лучшие мировые практики: у нас взяли за образец Академию наук (но уже сильно модернизировали ее по сравнению с советским образцом), у американцев — модель организации университетского образования, и теперь уже нам нужно учиться у китайцев и перенимать их практики. Небольшой личный опыт: в январе 2013 года на Хайнане (в китайском Сочи) видел только что открывшийся, уже четвертый по счету математический центр Китайской академии наук, 30 000 кв. метров. Там на науку денег не жалеют.

Но и у нас есть еще шанс. Несмотря на все перипетии последних десятилетий, мы всё еще сохраняем самое важное — человеческий капитал в науке. Но очередное глупое решение может его безвозвратно уничтожить.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #22 : 22 Ноябрь 2013, 00:29:48 »

http://lenta.ru/articles/2013/11/21/astro/

Квазары в народном хозяйстве
Великая космическая стена и польза от астрономии в астрообзоре «Ленты.ру»


Есть ли в космосе структуры, простирающиеся на миллиарды световых лет, или же Вселенная на таких масштабах скучна, то есть изотропна и однородна? Есть ли у Млечного Пути край и если есть, то где конкретно он располагается и какими свойствами обладает? Как могла образоваться галактика, которая не укладывается в общепринятые представления о росте и развитии таких объектов? Наконец, зачем вообще нужна астрономия? Об этом и многом другом читайте в свежем обзоре астрономических препринтов на «Ленте.ру».

О пользе квазаров в народном хозяйстве

Вопрос «И что?» в разных его формах астрономам (да и многим другим ученым) приходится слышать довольно часто. Знания, задачи, цели, которыми оперируют профессиональные исследователи, настолько выходят за рамки повседневного быта, что большинству людей отнюдь не очевидна не только польза, но хотя бы смысл фундаментальной науки. И ученые постоянно стараются на этот вопрос ответить.

Такую попытку предприняли и астрономы из Лейденского университета (Нидерланды) и Европейской Южной обсерватории (Германия). Специально для Международного астрономического союза они подготовили текст о пользе астрономии в народном хозяйстве, на конкретных примерах продемонстрировав, как такая сугубо фундаментальная наука способна менять нашу повседневную жизнь к лучшему.

Действительно, если хочется убедить в пользе какой-нибудь науки как можно большее число людей (а от этого, напоминают авторы, зависит и финансирование), проще всего апеллировать не к высоким материям, а к вполне бытовым ее достижениям. Таковые у астрономии имеются: будучи наукой экспериментальной, для решения своих все усложняющихся задач она требует самых совершенных технологий и методов.

Например, так называемый метод апертурного синтеза — совместную обработку изображений одного объекта, полученных с разных точек, — впервые придумали радиоастрономы для анализа данных, получаемых с радиотелескопов. Впоследствии эта разработка даже была отмечена Нобелевской премией по физике. А сегодня это важная составляющая компьютерной и магнитно-резонансной томографии — передовых методов медицинской диагностики.

Без радиоастрономии не обошлась и современная технология беспроводной передачи данных (WLAN) — в ней используются придуманные учеными алгоритмы обработки сигнала. Рентгеновская астрономия помогла усовершенствовать сканеры багажа в аэропортах. Кроме того, как говорят авторы документа для МАС, газовый хроматограф — прибор, улавливающий летучие вещества и установленный в тех же аэропортах, — впервые был разработан для одной из марсианский миссий. Правда, сама хроматография известна химикам уже более ста лет, но по меньшей мере какие-то отдельные технологии, рожденные в астрономии, в этом аппарате, по-видимому, применены.

Фундаментальная система координат (на которой отчасти основана работа и GPS, и ГЛОНАСС) также построена на вполне небесных объектах — квазарах. В этом смысле человечество как ориентировалось по звездам в далеком прошлом, так и продолжает делать это сейчас, просто более высокотехнологичным способом.

Астрономические знания используются и для того, чтобы противоракетные системы могли быстро отличить свет пламени ракетных двигателей от естественного быстрого околоземного объекта. Не говоря уже о самом мониторинге опасных объектов, сближающихся с Землей. Наконец, без изучения внутреннего строения и эволюции звезд, наши представления о термоядерном синтезе были бы сильно неполными. Пока они дали нам только термоядерную бомбу, но в перспективе обещают решить вопрос обеспечения нашей цивилизации энергией. Наконец, надо ли напоминать, что без астрономии у нас вообще не было бы полетов в космос?

Список астротехнологий можно продолжать долго. И пусть повседневная научная работа не нацелена непосредственно на создание какой-нибудь новой полезной технологии, но для того чтобы все же создать таковую, необходимы люди с научным мышлением — способные формулировать нетривиальные задачи и показывать пути их решения.

Но авторы, разумеется, не сводят пользу астрономии к одним лишь разработанным с ее помощью технологиям. Они напоминают, что небесная наука — это принцип Коперника, ускоренное расширение Вселенной, множественность (возможно, обитаемых) миров. Это серьезное влияние на историю и культуру нашей цивилизации (а от себя добавим, что это в том числе и потрясающие обои для рабочего стола от «Хаббла»).

Наконец, это та cамая наука, которая, словами Галилея в пьесе Б. Брехта, «распространяет знания, добытые с помощью сомнений». И, «добывая знания обо всем и для всех, она стремится всех сделать сомневающимися». Она часть того, что называется научным мировоззрением, помогающим Человеку сопоставить себя с Вселенной. И непонятно, применим ли вообще здесь критерий практической пользы.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #23 : 08 Декабрь 2013, 10:17:54 »

arxiv:1311.0508 Почему важна астрономия? (Why is Astronomy Important?)
Authors: Marissa Rosenberg et al.
Comments: 8 pages, Published on International Astronomical Union website

Базовый набор аргументов по поводу того, что инвестиции в астрономию приносят большие плоды в виде прикладных разработок. Интересны некоторые примеры типа установок магнито-резонансного сканирования.

http://xray.sai.msu.ru/~polar/sci_rev/307.html#arxiv/1311.0508

http://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/1311/1311.0508.pdf
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #24 : 19 Декабрь 2013, 22:00:17 »

http://ria.ru/studies/20131218/984919048.html

Семь главных открытий 2013 года в астрофизике

Крупные астрофизические проекты в этом году начали приносить плоды: европейский телескоп "Планк" уточнил наши представления об устройстве Вселенной, нейтринная обсерватория IceCube в Антарктиде принесла первый "урожай", а "Кеплер" продолжает удивлять ученых экзотическими планетами. Астрофизические итоги года для РИА Новости подводит астроном Сергей Попов из Астрономического института имени Штернберга МГУ.

Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #25 : 22 Декабрь 2013, 01:06:23 »

http://blogs.nature.com/news/2013/12/nasa-lays-out-long-term-vision-for-astrophysics.html

NASA опубликовала стратегию развития астрофизики на ближайшие 40 лет.

По экзопланетам после Вебба и WFIRS-AFTA планируются два больших проекта - LUVOIR Surveyor и Exo-Earth Mapper.

Первый проект 8-16-метровый космический оптический телескоп, призванный найти все потенциально обитаемые планеты в радиусе 60-120 световых лет, а также получить их фазовые кривые. Проект сильно похож на ATLAST.

Второй проект это большой оптический или инфракрасный интерферометр способный получать изображение планеты размером с Землю в 10 парсеках как 30 на 30 точек. Суммарная собирающая площадь зеркал должна быть около 500 квадратных метров (примерно 20 6 метровых частей разделенных на 370 км). Телескоп будет способен получать также спектры с R=100 за экспозиции размером в сутки.


* 1.JPG (48.91 Кб, 612x489 - просмотрено 535 раз.)
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #26 : 27 Декабрь 2013, 10:22:46 »

http://www.gazeta.ru/science/2014/01/27_a_5821309.shtml

Мафусаил познал Галактику
Астрономические открытия 2013 года в «Газете.Ru » представляет ведущий научный сотрудник ГАИШ МГУ Сергей Попов


Три загадочные вспышки, тысячи экзопланет и Мафусаил — самая старая звезда: «Газета.Ru» представляет обзор самых значимых событий в астрономии в 2013 году.

В данном тексте мы постараемся наиболее широко охватить спектр астрофизических исследований, используя для этой цели обзоры астрофизической части архива (arXiv.org). Сейчас в этом разделе появляется более 1 тыс. статей в месяц. По сути, все основные результаты проходят через архив. Начнем рассказ с непонятного.

1. Загадочные всплески

В астрономии нередко обнаруживают вспышки, природу которых оказывается очень трудно установить. В этом году было три подобных открытия, заслуживающих подробного рассмотрения.

Все слышали про гамма-всплески, открытые еще в конце 1960-х годов с помощью американских спутников-разведчиков, запущенных для контроля за ядерными испытаниями. Только в конце 1990-х удалось достоверно определить, что они приходят с космологических расстояний. По всей видимости, короткие всплески (длительностью около секунды) связаны со слияниями нейтронных звезд, а длинные — с особым типом сверхновых. Наблюдения показали, что вспышки в гамма-диапазоне могут сопровождаться более долгими всплесками в радио- и видимых лучах. А в 2013 году С. Брэдли Ченко и соавторы обнаружили, что есть всплески, которые в оптике и радио ведут себя подобно источникам гамма-всплесков, вот только самих вспышек на высоких энергиях не видно. Всплеск изначально открыли в видимом диапазоне в рамках проекта «Паломарская фабрика транзиентов» (Palomar Transient Factory). Затем увидели, что и в радиодиапазоне имел место всплеск. Авторы полагают, что они обнаружили первый пример нового типа всплесков.

Возможно, это кузен гамма-всплесков, связанных со сверхновыми, но по какой-то причине жесткое излучение там подавлено.

Другой интересный всплеск был открыт в рентгеновском диапазоне. Питер Йонкер и соавторы изучали архивные данные наблюдений на спутнике Чандра за 2000 год и увидели там вспышку). Расстояние до нее неизвестно, поэтому есть простор для фантазии. Правда, есть одна косвенная улика, которая может навести на след. Вспышка произошла вблизи известной галактики М86. Авторы думают, что дело было так. В небольшом (его не видно) шаровом скоплении галактики М86 белый карлик был разорван приливом, созданным черной дырой промежуточной массы. Речь идет о величине примерно 10 тыс. масс Солнца (гораздо больше тех черных дыр, которые получаются из звезд, и заметно меньше сверхмассивных черных дыр в центрах галактик). Крайне интересная возможность. Правда, не единственная. Может быть, запуск спутника «Спектр-РГ», который будет проводить обзор неба в рентгеновском диапазоне, позволит обнаружить несколько подобных событий и установить их природу.

А теперь — самое главное всплесковое открытие 2013 года.

История началась несколько лет назад. В начале XXI века радиоастрономы научились достаточно хорошо выделять крайне короткие — миллисекунды! — отдельные всплески. Технически это непростая задача, так как в магнитосфере Земли постоянно что-то шумит. Первым открытием с помощью новой методики стало обнаружение нового типа активности нейтронных звезд. Новый тип источников получил название RRATs (Rotating Radio Transients). Но потом подоспело и открытие в области внегалактической астрономии. В 2007 году Дункан Лоример и его коллеги обнаружили миллисекундный радиовсплеск, пришедший с расстояния в миллиарды световых лет. Теоретики бросились придумывать, что же это может быть. И ждали, когда наблюдатели откроют еще что-нибудь в этом роде. Но в радио искать короткие вспышки трудно, так как трудно проводить обзоры большой площади неба. Оценки показывали, что на всем небе такие вспышки могут происходить раз сто в день, но радиоастрономы могут изучать только маленькие участки неба за раз. Новых открытий не было, и постепенно начали набирать силу голоса скептиков, говоривших, что это какое-то новое явление в магнитосфере Земли, а не нечто удивительное на космологических расстояниях.

Еще один похожий всплеск открыли в 2012 году (авторы даже предположили, что это может быть последний вскрик испаряющейся черной дыры — именно поиск таких событий привел в радиоастрономию изобретателя Wi-Fi Джона О'Салливана).

Но этот всплеск был открыт в плоскости нашей Галактики, и было неочевидно, что это близнец всплеска Лоримера. Теперь же удалось поставить жирную точку. Дуглас Торнтон и его коллеги представили данные по четырем новым всплескам, похожим на всплеск Лоримера. То есть теперь мы уверены, что существует удивительный класс миллисекундных радиовсплесков, которые приходят к нам из далеких-далеких галактик. Теперь остается понять, что это. То ли это вспышки магнитаров — нейтронных звезд с большими магнитными полями. То ли это массивные нейтронные звезды превращаются в черные дыры. То ли результат слияния нейтронных звезд… Мы не знаем. Пока не знаем.

2. Сверхновые

От всплесков загадочных перейдем к всплескам известным, но еще не до конца понятным. Что такое сверхновые, известно довольно хорошо уже несколько десятилетий. Но вот охватить все многообразие этих явлений и разобраться в важных деталях процессов не удается до сих пор (достаточно сказать, что компьютерные симуляции так и не могут воспроизвести взрыв без дополнительных ухищрений), а ведь без сверхновых не было бы и нас с вами.

2013 год был богат на обнаружение интересных сверхновых. Например, Козимо Инсерра с коллегами обнаружили взрывы, которые получается хорошо объяснить, лишь предположив, что в результате взрыва родился магнитар, который дополнительно подпитывает светимость сверхновой, что позволяет объяснить, почему сверхновая остается яркой дольше обычного. Эран Офек и его коллеги смогли увидеть судороги звезды примерно за месяц до взрыва, в результате которых звезда выбросила оболочку массой около 1% массы Солнца. Но самое интересное, на мой взгляд, открытие связано со сверхновой PS1-10af, открытой проектом Pan-STARRS.

Райан Чорнок и соавторы обнаружили далекую (красное смещение z = 1,4, то есть свет от нее шел до нас 9 млрд лет) мощную сверхновую, параметры которой не получается объяснить ни одной моделью. Вдобавок к большому энерговыделению она выглядит слишком красной и слишком быстро набирала яркость.

Может быть, обнаружение подобной экзотики в конце концов вдохновит теоретиков на создание действительно реалистичной работающей модели, которая взорвется в компьютере?

3. Нейтронные звезды

После взрывов сверхновых чаще всего остаются нейтронные звезды, потому перейдем к ним. Для пульсарщиков, наверное, одним из важных результатов 2013 года является открытие быстрой перестройки работы пульсара PSR B0943+10, обнаруженной Вимом Хермсеном и его соавторами по одновременным наблюдениям в рентгеновском и радиодиапазоне. Потенциально это может пролить свет на работу «машины пульсара», теоретики как раз продолжают активно изучать этот вопрос, и в уходящем году появилось несколько важных новых исследований. Но мы с вами обсудим чуть детальнее две другие работы.

Во-первых, очередной раз побит рекорд массы нейтронных звезд. Правда, совсем чуть-чуть.

Масса пульсара, открытого Джоном Антониадисом и его соавторами, едва-едва переваливает за две солнечные (ранее рекорд составлял «чуть-чуть менее двух масс Солнца»). Но важно не это. Существенно, что массивная нейтронная звезда входит в очень тесную систему с белым карликом. Про эту двойную много что известно (поскольку белый карлик удалось увидеть непосредственно в оптическом диапазоне, измерить спектры и т.д.), поэтому теперь мы имеем очень хороший инструмент для проверки теорий гравитации. Чем астрономы не замедлят воспользоваться.

Во-вторых, астрономы смогли обнаружить сильное магнитное поле у магнитара со слабым полем. «Парадокс», - скажете вы. Почти. Дело тут вот в чем. Нейтронная звезда SGR 0418+5729 проявляет классическую магнитарную активность. От нее были зарегистрированы вспышки в жестком рентгеновском диапазоне. В стандартной модели такое поведение связывают с выделением энергии мощных электрических токов. Они создают сильные магнитные поля, поэтому чаще говорят о выделении энергии магнитного поля, откуда и название всего класса объектов — магнитары. Магнитные поля одиночных нейтронных звезд (например, радиопульсаров) чаще всего оценивают по темпу замедления их вращения. Так вот SGR 0418+5729 замедляется медленно, что вроде бы говорит о слабом поле. Однако … Если мы посмотрим на Солнце, то, с одной стороны, у него довольно слабое крупномасштабное (так называемое дипольное, то самое, которое похоже на бабочку, или восьмерку, или знак бесконечности) поле, но в окрестности солнечных пятен существуют очень мощные поля, которые, кстати сказать, связаны с солнечными вспышками.

Оказалось, что некоторые магнитары в этом смысле похожи на Солнце.

У этих нейтронных звезд слабое дипольное поле (слабое — это все равно в десятки миллиардов раз больше, чем на Солнце или на Земле, такие поля типичны для радиопульсаров). Зато вблизи поверхности существуют колоссальные магнитные поля. Если Андреа Тиенго и его коллеги все измерили точно, то это самое большое магнитное поле, когда-либо измерявшееся человеком. А сделать это удалось благодаря детальному изучению спектра SGR 0418+5729.

4. Звезды

От звезд нейтронных перейдем к обычным и обсудим два сюжета.

Исследована самая старая звезда. Ее назвали Мафусаил. Звезда находится на стадии субгиганта, где проще точно определить возраст, это и делает объект уникальным. Расстояние до Мафусаила — менее 200 световых лет. Это немного, поэтому объект можно довольно детально изучить. Неточности в оценке возраста связаны только с недостаточно точно определенным химсоставом. С учетом неопределенностей возраст превосходит 13,66 млрд лет. То есть это могла бы быть звезда самого первого поколения, но… Химический состав, по оценкам Ховарда Бонда и соавторов, указывает на заметное (пусть и малое) содержание элементов тяжелее гелия. Так что первые звезды еще предстоит открыть.

Зато Мафусаил позволяет лучше понять эволюцию нашей Галактики.

Марек Николаюк и Роланд Вальтер проанализировали вспышку, которую в 2011 году обнаружил спутник Integral в направлении на сейфертовскую галактику NGC 4845. Всплеск достаточно необычный. По всей видимости, центральная сверхмассивная черная дыра, чья масса оценивается в треть миллиона солнечных, разорвала своими приливами какой-то объект. Необычность связана с этим объектом. Это или очень тяжелая планета, или бурый карлик. Масса пострадавшего — примерно 14–30 масс Юпитера.

5. Экзопланеты

Вот мы и добрались до экзопланет. Конечно, астрономы продолжают снимать сливки в этой крайне молодой области исследований. Только в ней можно выделить десятку самых интересных результатов. Кроме открытий есть даже «закрытия». Например, Пол Калас и его коллеги показали, что объект Фомальгаут b, который считали экзопланетой, таковой не является (правда, возможно, это еще интереснее — такая куча строительного мусора в диске вокруг молодой звезды). Есть крайне интересный, но пока не стопроцентно надежный результат — первое открытие свободной, то есть не вращающейся вокруг какой-нибудь звезды, экзопланеты со спутником, это было сделано методами микролинзирования.

Чуть детальнее поговорим о трех темах — точности измерений, необычных планетах и зонах обитаемости.

Современную точность получения данных об экзопланетах хорошо иллюстрируют два результата. Во-первых, Томас Барклай с коллегами смогли обнаружить в данных спутника Кеплер планету (Кеплер-37b) размером меньше, чем у Меркурия. Это рекорд. Значит, Кеплер так может и в его данных еще могут быть подобные маленькие планеты. Во-вторых, две группы авторов — Франческо Пепе и его соавторы и Эндрю Ховард с коллегами — впервые представили данные сразу и по размеру, и по массе для планеты земного типа. Ее название — Кеплер-78b. Масса составляет 1,86 земной, а радиус — на 16% больше, чем у нашей планеты. Плотность примерно в пять с половиной раз больше, чем у воды. То есть это железно-каменная планета. Казалось бы, а в чем важность? Разве так и не должно было бы быть? Оказывается, что бывает по-всякому, а потому крайне важно с высокой точностью подтверждать ожидания.

Например, возьмем планету Кеплер-87c. По данным Кеплера, ее размер в шесть раз больше земного. А вот масса, согласно данным Авиву Офиру с коллегами, больше, чем у Земли, не в десятки, как можно было бы ожидать, а всего лишь … в те же шесть раз. То есть плотность получается в семь раз меньше, чем у воды. Это рекорд для планет в диапазоне масс менее десяти земных. И загадка. Плохо мы еще знаем, какими могут быть экзопланеты.

Знаем, может, и плохо, но статистику наращиваем. В конце декабря команда Кеплера представила новые данные, основанные на обработке 22 месяцев наблюдений.

Число очень надежных (с вероятностью более 90%) кандидатов в экзопланеты увеличилось более чем на 20% и перевалило за 2,7 тыс.

Число звезд с экзопланетами превосходит теперь 2 тыс.. Возросло и число планет в зонах обитаемости, границы которых, кстати сказать, были слегка пересмотрены. Дело в том, что результаты нового детального моделирования показали, что ранее мы были слишком консервативны, определяя внутреннюю границу области, где на поверхности планеты может существовать жидкая вода. Появилась и новая статистика по планетам типа Земли у звезд типа Солнца на орбитах с периодами около года.

Эти результаты представили Эрик Петигура, Эндрю Ховард и Джоффри Марси. Сложность тут состояла в том, что надо было определить достаточно точно, насколько плохо Кеплер может открывать маленькие планеты с большими периодами. Оценки показывают, что 3,5–7,5% звезд типа Солнца имеют планеты с примерно земным размером и орбитальными периодами 200–400 дней. Это немало!

Наконец, прибавилась интересная система Кеплер-62. В ней пять планет, причем две из них находятся в зоне обитаемости и размеры у них всего лишь 1,4 и 1,6 земных.

6. Галактика

Прежде чем, поговорив о звездах и экзопланетах, покинуть нашу Галактику, бросим на нее еще один взгляд. В этом нам поможет спутник Planck.

На настоящий момент самой цитируемой работой в астрономии является карта галактической пыли по данным спутников IRAS и COBE. Planck — это COBE третьего поколения (вторым был WMAP). Не удивительно, что новая карта пыли в Галактике, теперь уже составленная по данным IRAS и Planck, вскоре сможет стать одной из самых цитируемых статей. Дело в том, что пыль всем мешает, все смотрят сквозь нее и хотят вычистить ее вклад из результатов своих наблюдений. А для этого нужны точные карты.

7. Внегалактическая астрономия

На межгалактических просторах нас ожидает много интересного. Например, установка ALMA, от которой ждут важных данных в первую очередь в области внегалактической астрономии, показала наличие гигантских потоков молекулярного газа с массами, превышающими 10 млрд масс Солнца, в ярких центральных галактиках скоплений Abell 1664 и Abell 1835. Открыта группа из трех квазаров. Это всего лишь второй такой случай. Но нас будут интересовать более далекие объекты.

Начнем с рекорда. С. Финкельштейн и соавторы представили надежное определение красного смещения для самой далекой галактики. Красное смещение z = 7,51 соответствует времени 700 млн лет после начала расширения. Есть кандидаты и в более далекие объекты, но для них нет столь надежного определения красного смещения (по которому и можно определить расстояние). Но важен не только рекорд. Галактика обладает довольно высоким темпом формирования звезд — в сто раз выше, чем сейчас в нашей Галактике. При этом новый объект был обнаружен в небольшом обзоре. То есть эта галактика должна быть довольно типичной.

Таким образом, еще до запуска нового космического телескопа или сверхбольших наземных телескопов мы начинаем узнавать, как выглядели галактики в первые сотни миллионов лет своего существования.

Однако на больших красных смещениях можно обнаружить настоящих монстров звездообразования. Доминик Ришер и его коллеги представили данные наблюдений далекой галактики с темпом образования звезд в 2 тыс. раз больше, чем в нашей Галактике! Объект находится на красном смещении z = 6,34, что соответствует 880 млн лет после Большого взрыва. В галактике много пыли, и наблюдать ее пришлось в инфракрасном диапазоне с помощью космической обсерватории Гершель.

8. Нейтрино сверхвысоких энергий

Как известно, из космоса к нам прилетают частицы высоких энергий. Это космические лучи, в основном протоны, но могут быть и ядра более тяжелых элементов. Энергии превышают энергии частиц в Большом адронном коллайдере в сотни миллионов раз! Но мы не знаем точно, откуда эти частицы летят. Знаем только, что им приходится преодолевать межгалактические расстояния. Почему же мы не можем определить источники? Дело в том, что заряженные частицы отклоняются магнитным полем. И пусть поля в нашей Галактике или вне галактик слабы, зато частицы там находятся долго. Однако, к счастью, есть и нейтральные частицы. Например, нейтрино.

Поиск космических нейтрино сверхвысоких энергий является одной из основных задач установки IceCube в Антарктиде.

Наконец-то группа исследователей представила первые положительные результаты. Ими зарегистрировано почти три десятка событий с энергиями в 2–20 раз выше, чем на LHC. Немного, но и этого очень долго ждали. Пока статистики мало — рано говорить об отождествлении источников с какими-нибудь активными ядрами галактик или другими объектами. Но начало положено, поэтому будем ждать дальнейших новостей.

9. Космология, реликтовое излучение

Наконец-то мы добрались до космологии. Здесь основные результаты связаны с изучением реликтового излучения. Посмотрим, как много можно узнать, изучая его.

Важно понимать, что основные космологические выводы основаны на большом количестве разнообразных, дополняющих друг друга данных, полученных конкурирующими группами, которые, вообще-то говоря, хотели бы не подтвердить известное, а обнаружить что-то новое. Давайте взглянем на очень красивый результат.

Используя Телескоп на Южном полюсе (South Pole Telescope), авторы сумели измерить, как менялась температура реликтового излучения от z = 1,35 (4,7 млрд лет после Большого взрыва) до z = 0,05 (две трети миллиарда лет назад), то есть покрыт диапазон более 8 млрд лет жизни Вселенной. Были использованы данные по полутора сотням скоплений галактик.

Эффект Сюняева-Зельдовича, связанный с взаимодействием фотонов реликтового излучения с электронами горячего газа в скоплениях галактик, позволяет измерить температуру реликта в то время, в котором мы видим скопление.

Полученные результаты прекрасно накладываются на кривую, соответствующую стандартной космологической модели. Что, конечно, является хорошей новостью, но надо двигаться дальше.

Для продвижения вперед ученые осваивают новые методики. На том же South Pole Telescope Д. Хансон с соавторами впервые измерили важную характеристику реликтового излучения. Это так называемая B-мода поляризации. Не будем углубляться в детали. Поясним лишь, насколько эта характеристика важна, что в ней закодировано.

Распространяясь к нам в течение почти 14 млрд лет, свет испытывает влияние всего того, что есть по дороге. В частности, он чувствует гравитацию массивных тел. Самое массивное — это так называемая крупномасштабная структура распределения галактик. Излучение линзируется, пусть и очень слабо, на этой структуре. Информация об этом оказывается спрятанной в B-моде поляризации. Таким образом, потенциально эта характеристика может рассказать нам, как распределено вещество в больших масштабах на всем протяжении пути фотонов к нам, то есть практически во всей видимой части Вселенной. Именно этот сигнал и начали «видеть» на South Pole Telescope. Для восстановления крупномасштабной структуры понадобится еще много работы, много наблюдений, но начало положено.

Однако, мало того, в B-моде поляризации реликта скрыта еще и информация о первичных гравитационных волнах, рожденных в молодой вселенной. Обнаружение этого сигнала позволило бы подтвердить инфляционную модель.

Крайне важно! Но для этого нужно что-то помощнее South Pole Telescope. Например, спутник Planck.

Команда Planck представила свои первые космологические результаты в марте (работа-1 и работа-2). Они вызвали большую дискуссию, продолжающуюся до сих пор (видимо, некоторую ясность внесет новый релиз данных в 2014 году). Дело в том, что, хотя в целом Planck подтвердил стандартную космологическую модель, тем не менее в деталях есть изменения по сравнению с результатами спутника WMAP. Космологическая постоянная стала на несколько процентов меньше, доля темного вещества — на несколько процентов больше (за счет темной энергии). В чем причина этих расхождений, пока неясно. В остальном все стандартно. Вселенная плоская, сортов нейтрино — три. Важно, что появились хорошие, пусть и недостаточно прямые аргументы в пользу инфляционной модели (это удалось понять, изучив спектр первичных возмущений плотности, которые «отпечатались» в реликте). Теперь будем ждать, когда команда Planck сможет уточнить свои данные и дополнить их результатами измерения поляризации.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #27 : 04 Январь 2014, 02:00:55 »

http://compulenta.computerra.ru/universe/astronomy/10010714/

Итоги-2013: самые интересные астрономические открытия
Записан
Rockangel
Новичок
*
Offline Offline

Сообщений: 4



WWW
« Ответ #28 : 24 Январь 2014, 15:37:18 »

http://trv-science.ru/2013/01/15/astrodvadcatka-2012/

Астродвадцатка 2012

Каждый год астрономические исследования приносят нам новые открытия. В основном они связаны с наблюдениями, но свой вклад вносят и теоретики, в том числе занимающиеся компьютерным моделированием. В 2012 году наиболее запоминающиеся результаты наблюдателей были связаны с исследованием экзопланет и внегалактических объектов. Благодаря исследованию планет методом микролинзирования и новым данным с телескопа «Кеплер», мы теперь гораздо лучше представляем себе, насколько распространены экзопланеты — они есть у подавляющего большинства одиночных звезд. Однако открыто несколько интересных экзопланет и в двойных, и даже в системах большей кратности. В дальнем космосе также сделано немало открытий. Зарегистрированы необычно массивные (для своих галактик) черные дыры, обнаружен мощный квазар, останавливающий звездообразование в своей галактике, а также удалось увидеть гигантское волокно из темного вещества между двумя скоплениями галактик. Теоретики, в свою очередь, порадовали нас расчетами того, как планеты падают на звезды, и первым удачным взрывом сверхновой в компьютере.

Конечно, без астрономии нет прогресса.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 40775



« Ответ #29 : 17 Февраль 2014, 22:24:22 »

http://ria.ru/space/20140217/995305689.html

"С кем же в космос?": ученые о том, зачем школьникам звезды

По данным ВЦИОМ, лишь около 1% россиян считают астрономию бесполезным школьным предметом — такие же показатели, например, у литературы, истории, географии и обществознания. РИА Новости спросило у российских астрономов, чем именно полезна эта наука в школах.

Руководитель отдела внегалактической астрономии, ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга (ГАИШ) МГУ Анатолий Засов:

Первая причина — это общая культура, это своего рода противоядие против мракобесия. Это понимание тех астрономических явлений, которые наблюдаются в повседневной жизни: смена дня и ночи, смена времен года, метеоры, метеориты, солнечные и лунные затмения, то есть то, с чем люди могут реально встретиться, независимо от того, как сложится их судьба.

Второе — это, конечно, астрономия как расширенный вариант физики, то есть это иллюстрация того, как работают известные законы физики вне Земли. Это, безусловно, очень важно, как некое продолжение физики в проекции на бесконечную Вселенную.

Третье — уже сугубо практическая причина, это знакомство с быстро развивающейся космической сферой деятельности человека, это наука, экономика, оборона, сейчас практически все развитые страны тратят довольно большие деньги на космические исследования или на их практическое использование — спутники, системы космической связи, космического мониторинга и все прочее. Страны тратят миллиарды долларов, и зачем это нужно, как раз только на уроках физики и астрономии можно объяснить.

Потом остается общее представление о физической картине мира, о том, как все это устроено, пространственно-временных масштабах Вселенной, о природе Земли, Луны, планет, Солнца, звезд, о месте Земли во Вселенной. Такое общекультурное представление о том, где мы живем и что вокруг нас.

Ну и наконец, и мне кажется, это очень важно, астрономия сочленяется почти со всеми естественными науками — физикой, химией, географией — и с историей тоже, хотя это общественная наука. И астрономия очень интересна, ей люди интересуются с детства. Здесь не только удовлетворение естественной юношеской любознательности, но и воспитание интереса к науке вообще, связь с другими науками — через астрономию многие молодые люди пришли к другим наукам, сохранив интерес к науке о небе.

Старший научный сотрудник ГАИШ МГУ Владимир Сурдин:

Во-первых, естественные науки питают технический прогресс, в котором Россия сейчас стремительно отстает.

Во-вторых, религия делит людей на конфессии и этим разъединяет, более того — противопоставляет их. Политика делит людей на страны и в своих интересах противопоставляет их. Естествознание, имеющее общий предмет, общие методы и согласующиеся представления

об окружающем мире, объединяет людей. Астрономия — важная часть естествознания, интегрирующая в себе прочие естественные науки. Она дает человеку рациональный взгляд на мир, не противопоставляет "земное небесному", расширяет кругозор и не оставляет места для чуда.

Если мы хотим воспитать современного, самостоятельного, способного к анализу и не униженного "высшими авторитетами" человека, то астрономия должна быть одной из составляющих его образования.

Директор Института астрономии РАН (ИНАСАН) Борис Шустов:

Астрономия — наука мировоззренческая. Если ее убрать, интеллектуальное пространство в человеческих головах обязательно забьется всяким астроложеством и клерикальными догмами. Эти ребята очень настырные и ловкие.

Поколение ЕГЭ уже сильно поражено невежеством. Только что был в родной школе №130 в Екатеринбурге на встрече со старшеклассниками. Было человек 50. Только один знает, что такое астрономическая единица, а уж сколько это километров (примерно, конечно) не знал даже он! С кем же в космос?

Сотрудник лаборатории рентгеновской астрономии Солнца Физического института имени Лебедева (ФИАН) Сергей Богачев:

Я хотел бы, чтобы астрономия преподавалась в школе, так как, во-первых, мне кажется, что у большинства людей, в том числе школьников старших классов, есть естественный интерес к этому предмету, вытекающий из интереса человека к звездному небу. Во-вторых, астрономия — одна из старейших наук, следы которой можно найти в мифологии, календарях, системах счисления, исторических памятниках, пирамидах. Кроме того, многие области современной физики, например, теория тяготения Ньютона или теория относительности Эйнштейна, были рождены из наблюдения астрономических тел и явлений.

Мне кажется, что одна из главных задач школы — это воспитать просвещенного человека, и, на мой взгляд, в базовый набор знаний должны входить знания о том, что же находится там, в бесконечности, которая открывается нам среди звезд ночного неба.

Ученый секретарь Национального комитета российских астрономов, ведущий научный сотрудник Института астрономии РАН (ИНАСАН) Олег Малков:

Без астрономии люди так и будут всю жизнь считать, что это Солнце обращается вокруг Земли, и отсюда, конечно, очень многие мировоззренческие ошибки. Человек будет просто недообразованный, недосформированный даже.
Записан
Страниц: 1 [2] 3   Вверх
  Добавить закладку  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!