Форум проектов ISON и LFVN
23 Октябрь 2020, 02:11:54 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
  Сайт   Начало   Помощь Поиск Закладки Календарь Войти Регистрация Чат  
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 52   Вниз
  Добавить закладку  |  Печать  
Автор Тема: Про нас пишут и наши интервью  (Прочитано 307822 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« : 04 Апрель 2008, 00:28:25 »

Программа "Авиатор" брала интервью у Агапова (возможно даже про нашу сеть будет пара слов) и у Иванова (начальник ЦУП ЦНИИМАШ) - готовят передачу про космический мусор, в предверии 12 апреля
« Последнее редактирование: 22 Январь 2014, 15:51:03 от Игорь » Записан
 
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #46 : 24 Февраль 2009, 12:22:35 »

http://www.rm-daily.com/?cmd=main.news&id=540

Космический мусор нуждается в уборке
19 Февраля 2009 17:30:43

Анатолий Сидоров

В околоземном пространстве становится тесно – десятки тысяч космических объектов самых разных форм и размеров носятся над нашими головами. Мы уже не можем жить без спутникового цифрового телевидения, навигаторов и прочих систем космической связи, все больше входящих в повседневный быт.

Все это обеспечивается спутниками, вращающимися вокруг Земли на удаленных до 40 тысяч км орбитах. Как показали исследования российских ученых, эти орбиты в настоящее время замусорены гораздо больше, чем считалось ранее.

О необходимости регулирования движения в космосе рассказал «Русской мысли» Игорь Молотов, старший научный сотрудник, начальник сектора «МАК “Вымпел”» – корпорации, одной из основных задач которой является создание и скоординированное развитие систем ракетно-космической обороны.

«Вопрос необходимости выработки единых для всех правил поведения в космосе становится первоочередным в обсуждениях на самом высоком международном уровне, – говорит Молотов. – Геостационарная орбита – не резиновая. Сейчас во многих точках стояния (места расположения спутников) располагаются целые группы спутников. Точки стояния распределяются по квотам Международным союзом электросвязи. У каждой страны есть свой лимит. К настоящему времени практически все квоты исчерпаны. А поскольку распределяются они на условиях равноправного доступа для всех государств, в том числе и таких как Папуа-Новая Гвинея и Тонго, то более развитые государства уже перекупают точки у тех, которым они не нужны».

По словам Молотова, видимо, недалек тот день, когда появится настоящая космическая полиция и к этому надо быть готовым. Для того чтобы решать спорные вопросы с «космической полицией», необходимо владеть собственной объективной информацией о ситуации в космосе.

Что касается установления «правил игры» в космосе, то, как рассказал Молотов, этот вопрос регулируется на уровне ООН, где имеется специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Техническую экспертную работу для этого комитета в части изучения проблемы космического мусора и разработки рекомендаций по уменьшению связанной с ним опасности осуществляет Межагентский координационный комитет по космическому мусору (МККМ), в котором участвуют представители 11 ведущих космических агентств мира.

Генеральная Ассамблея ООН в начале этого года уже утвердила первые рекомендации, которые готовились МККМ в течение нескольких лет. В частности, принята рекомендация, согласно которой страны-владельцы спутников должны после окончания их активного функционирования уводить спутники с рабочих орбит на «космические кладбища», где они не будут мешать другим космическим аппаратам.


* 603_340.jpg (20.18 Кб, 340x255 - просмотрено 907 раз.)
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #47 : 25 Февраль 2009, 01:17:13 »

http://www.itogi.ru/obsch/2009/9/137773.html

Вылезли из орбит
Аварии в космосе чреваты международными скандалами на Земле

Юрий Караш
док­тор на­ук (Ph.D.) США по спе­ци­аль­нос­ти "Кос­ми­чес­кая по­ли­ти­ка и меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния", кан­ди­дат ис­то­ри­чес­ких на­ук, член-кор­рес­пон­дент Рос­сий­ской ака­де­мии кос­мо­нав­ти­ки им. К. Э. Ци­ол­ков­ско­го


На высоте 790 километров над Сибирью на пересекающихся курсах 10 февраля столкнулись два спутника - неработающий российский "Космос-2251" и действующий американский "Иридиум-33". Инцидент поставил перед специалистами сразу три вопроса: как подобное могло произойти, какую опасность представят образовавшиеся обломки для других космических аппаратов (КА) и как в будущем избежать такого рода столкновений, которые могут осложнить отношения между странами - владельцами космических объектов

История проблемы

Данные о количестве мусора в околоземном пространстве разнятся. До столкновения "Космоса" и "Иридиума" НАСА отслеживало около 13 тысяч объектов искусственного происхождения. Речь идет о предметах размером не менее 5 сантиметров. Однако представители "Сети космического наблюдения" (СКН) США утверждают, что отслеживают порядка 18 тысяч рукотворных объектов. Если же считать обломки меньшего размера, то, по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться до 150 тысяч предметов общей массой до 5 тысяч тонн.

Космический мусор располагается над Землей в основном тремя слоями: на высотах 800, 1500 и 36 000 километров, при этом его самая значительная масса "оккупировала" околоземное пространство до высоты 2000 километров. Обломки, располагающиеся на высотах 400–500 километров, "живут" не более 2–5 лет, сгорая из-за постоянного торможения о верхние слои атмосферы. Все, что выше, может существовать веками. Достаточно сказать, что вокруг Земли до сих пор вращается второй американский искусственный спутник "Авангард‑1", запущенный в 1958 году. По подсчетам специалистов этот аппарат, в перигее подходящий к Земле примерно на 650 километров, может проболтаться на орбите еще не менее 240 лет.

Специалистам прекрасно известны два самых крупных источника образования космического мусора. Первый - это американская ракета-носитель "Пегас". Взрыв ее верхней ступени в 1996 году привел к образованию 300 тысяч обломков величиной более 4 миллиметров, 700 из которых были достаточно велики, чтобы их занесли в специальный каталог. В результате этого события опасность поражения космического телескопа "Хаббл" фрагментами мусора возросла более чем в два раза. Второй источник - испытания в январе 2007 года китайского противоспутникового оружия, в результате чего был разрушен китайский же метео­спутник "Фенгюн1С". Образовавшееся облако из 35 тысяч обломков величиной более одного сантиметра, среди которых 900 были достаточно крупными, чтобы их зарегистрировать, захватило высоты от 200 до почти 4000 километров.

Чем опасен мусор

По некоторым подсчетам фрагмент размером не более одного сантиметра, двигающийся по эллиптической орбите вокруг Земли со скоростью около 10 километров в секунду, несет в себе столько же кинетической энергии, сколько "Газель", двигающаяся со скоростью 100 км/ч. Пятисантиметровый осколок почти гарантированно пробьет противометеоритную защиту МКС, способную выдержать удар фрагмента размером до одного сантиметра, и нарушит герметичность комплекса. Чтобы этого не произошло, станция не менее десяти раз за всю историю своей эксплуатации делала маневры уклонения. Таким же способом сберегаются и беспилотные аппараты.

Не считая столкновения "Космоса" и "Иридиума", история знает пока немного примеров ущерба от орбитального мусора. Первой потерпевшей в списке идет Земля. В 1978 году радиоактивные обломки советского спутника "Космос-954" усыпали почти 600 километров северо-западной части территории Канады. Второй пострадавшей стала… корова, которую убило в Австралии в 1979 году обломком американской станции "Скайлэб". В 1996 году французский разведывательный спутник "Церес" был серьезно поврежден обломками французской же ракеты-носителя. В 1997 году женщину в Оклахоме ударил в плечо обуглившийся обрывок металлической сетки, которая, как потом выяснилось, была элементом топливного бака американской ракеты "Дельта II", запущенной в 1996 году. В марте 2007 года прозвучал тревожный звонок и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 километрах от своего самолета падающие пылающие обломки. И хотя эксперты впоследствии предположили, что это, скорее всего, были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с лайнером пролетели фрагменты космического мусора. Тем более что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое аппараты.

Что касается столкновения "Космоса" и "Иридиума", то Стратегическое командование США в настоящее время отслеживает порядка 500 фрагментов, способных представлять угрозу для различных КА. Наибольшей опасности сейчас подвергаются американские спутники системы наблюдения за Землей, летающие на высоте 705 километров. Для МКС, эксплуатирующейся на высотах 350-370 километров, увеличение опасности оценивается как незначительное.

За космическим мусором наблюдают как в США, так и в России. За океаном это делает уже упомянутая "Сеть космического наблюдения", входящая в состав Стратегического командования, а также НАСА. В России - Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения. Оборудование СКН позволяет разглядеть волейбольный мяч на высоте до 36 тысяч километров. Российский оптико-электронный узел космического слежения "Окно" также позволяет следить за объектами на высотах до 40 тысяч километров, правда, информация о минимальном размере объектов, доступных для наблюдения "Окном", носит закрытый характер.

Однако, как отметил представитель Пентагона Брайан Уитман, даже при наличии подобного оборудования "слежение и учет каждого рукотворного объекта на орбите имеет свои пределы". Уитман признал, что США не смогли предсказать столкновение "Космоса" и "Иридиума".

Как предотвратить столкновения

Поскольку все больше государств оставляют в космосе рукотворные объекты, а орбитальный мусор способен еще и к "саморазмножению" (сталкивающиеся обломки дробятся на более мелкие), проблема засоренности околоземного пространства в ближайшее время будет становиться острее. Пока наиболее эффективный способ бороться с ним - действовать по принципу: "Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят". В 2002 году под эгидой ООН создали "Межведомственный координационный комитет по космическому мусору", который разработал "Правила, направленные на смягчение проблемы космического мусора". Теперь на борту КА должны присутствовать резервные запасы топлива, чтобы по истечении срока работы увести аппараты в специально отведенные районы околоземных орбит или направить к Земле. Желательно также оснащать спутники дополнительными системами управления, способными в случае поражения аппарата частицами мусора уводить его с рабочих орбит. Предполагается, что "кладбища спутников" будут располагаться на 200-300 километров выше зоны геостационарных орбит.

Что касается уже образовавшегося околоземного мусора, то уничтожать его предлагается разными способами - и ракетными ударами с Земли, и выжиганием крупных фрагментов лазером, и даже при помощи запуска на орбиту огромного гелиевого облака, в котором фрагменты мусора тормозились бы, после чего падали на Землю. Правда, пока все это идеи, хотя год назад США уничтожили ракетой собственный разведывательный спутник, чтобы исключить его падение на Землю с остатками высокотоксичного гептилового топлива.

Официальное признание на международном уровне проблема получила в 1993 году после доклада в ООН на тему "Воздействие космической деятельности на окружающую среду". Признавалось, что проблема имеет не национальный, а глобальный характер. После этого еще по меньшей мере две резолюции Генассамблеи ООН под идентичным названием "Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях" от 2002 и 2007 годов подчеркнули "крайнюю необходимость" того, чтобы государства уделяли "больше внимания проблеме столкновений космических объектов". 13 февраля этого года Управление ООН по вопросам исследования и освоения космического пространства вновь подтвердило важность следования "Правилам, направленным на смягчение проблемы космического мусора". Что касается привлечения внимания к этой проблеме на высшем государственном уровне, то пока это сделали лишь США в "Национальной космической политике", озвученной президентом Бушем-младшим в 2006 году. Америка обязалась "предпринимать меры, направленные на уменьшение образования космического мусора в результате деятельности правительственных и неправительственных организаций".

Но как определять меры ответственности за ущерб, нанесенный космическим мусором? Международное законодательство в данной области космического права пока еще мало проработано. По сути, в нем имеются лишь два документа. Первый - "Договор о космосе" от 1967 года. Статья VII этого документа предусматривает некую "международную ответственность" (не уточняя, что именно имеется в виду) за ущерб, причиненный одному государству космическими объектами или их составными частями другого государства, на Земле, в воздушном или в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела. Второй - "Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами", подписанная 29 марта 1972 года в Москве, Лондоне и Вашингтоне. Согласно статье II этой конвенции, "запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом", но лишь "на поверхности Земли или воздушному судну в полете". Что же касается ущерба, причиненного космическому объекту одного государства космическим объектом другого государства, то "последнее несет ответственность только в случае, когда ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает" (статья III). Но кто, например, виноват в столкновении "Иридиума" и "Космоса"? Возможно, следует перенести на космос правило, действующее в авиации и судовождении: когда более маневренное транспортное средство (планер или яхта) встречается с менее маневренным (самолет или теплоход), то первое всегда уступает дорогу второму. В этом случае "Иридиум" должен был бы уступить дорогу "Космосу".

Не способствует решению проблемы и статья VIII "Договора о космосе", согласно которой государство - участник договора сохраняет право собственности, юрисдикцию и контроль над своим объектом в течение всего времени нахождения этого объекта в космическом пространстве и после его возвращения на Землю. Это значит, что космический "мусорщик" столкнется с юридическими сложностями при попытке снять с орбиты недействующий КА, если он ему не принадлежит, даже если государство-собственник отказалось от этого аппарата. А как быть, если разведывательный спутник России, США или какой-либо другой страны сразу после выхода на орбиту перестанет функционировать? Формально это космический мусор, и наверняка найдется страна, которая тут же пошлет своего "мусорщика" забрать сломавшийся КА, чтобы под предлогом очистки космического пространства получить самые свежие военные секреты государства - собственника спутника. Понятно, что подобные действия встретят противодействие владельца КА.

Или представим на минуточку такую ситуацию. Американский метеоспутник врезался в китайский разведывательный КА. Возможно, это случайная авария, но в Пекине могут подумать, что Вашингтон сознательно уничтожил космический "глаз" Поднебесной, и дело неминуемо закончится международным скандалом. Чтобы всего этого не произошло, специалистам в самое ближайшее время предстоит сесть и разработать четкие правила, определяющие маневры непреднамеренно сближающихся космических аппаратов, чтобы не допустить их столкновения. Иначе неминуемо последуют столкновения интересов космических держав.

СТРАХОВАНИЕ
Уникальный случай
Степан Кривошеев

Еще в марте 2008 года страховщики в лице британского объединения "Ллойд" заговорили о страховании ответственности владельцев спутников, разрушившихся в космическом пространстве, перед владельцами действующих КА, которые могут быть повреждены образовавшимися обломками. Поводом для этого послужило уничтожение Соединенными Штатами своего разведывательного спутника. А после столкновения "Космоса" и "Иридиума" представитель страховой компании, пожелавший остаться неизвестным, заявил в интервью интернет-изданию Space.com, что до этой аварии вероятность подобного инцидента не учитывалась при определении стоимости страховки какого-либо КА, но теперь - будет. "Вероятность столкновения двух искусственных объектов в космосе мала, но это произошло, - говорит руководитель Центра урегулирования претензий Страхового Дома ВСК Олег Шумилин. - В этом действительно есть уникальность. Согласно опубликованным данным, российский спутник с 1997 года находился в околоземном пространстве в нерабочем состоянии. Исходя из этого факта, нельзя говорить о причинении вреда. Что же касается страховой практики, то если бы спутники были застрахованы по традиционному имущественному страхованию, было бы произведено возмещение (стоимость спутника и возможность упущенной выгоды от эксплуатации), а по страхованию ответственности - возмещение вреда за гибель спутника за счет виновной стороны".
« Последнее редактирование: 26 Февраль 2009, 17:57:44 от Игорь » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #48 : 26 Февраль 2009, 12:02:15 »

http://www.space.com/news/090225-wandering-spysat-danger.html

Wandering U.S. Spy Satellite Prompts Continuing Concerns
By Leonard David
SPACE.com's Space Insider Columnist
posted: 25 February 2009


While the unprecedented smashup between a U.S. and Russian satellite earlier this month sparked a lot of attention, another wayward spacecraft — out-of-whack U.S. secret satellite DSP-23 — remains a serious concern.

Lofted into orbit in November 2007, this Defense Support Program (DSP) spacecraft apparently went belly-up the following year. Making matters worse, DSP-23 died before it could be nudged into a graveyard orbit, where it would no longer be a collision threat for other satellites.

The satellite is one of a constellation of Earth-staring spacecraft designed to spot orbits rocket launches, nuclear blasts, as well as gather other types of technical intelligence from their 22,300-mile (35,888-km) geosynchronous (GEO).

Last month, space reporter Craig Covault at Spaceflight Now broke the story that two Micro-Satellite Technology Experiment (MiTEx) satellites were dispatched to peek in on the errant satellite. Of course, mum's the word from the U.S. military on the DSP-23's off-kilter status.

But, fingers are crossed at SES ASTRA — operator of the ASTRA Satellite System that provides satellite services in Europe — regarding the meanderings of DSP-23.

The misbehaving DSP-23 spacecraft has "visited" ASTRA satellites for the last two months. That SES ASTRA system is used by a wide range of broadcast and multimedia companies to deliver revenue generating broadcast and broadband services to 117 million households.

"It will be of concern for many other positions...for a very long time," said Hugues Laroche of SES Engineering. "As operators of GEO satellites I guess we are still exposed to lower risks of collision probabilities than low Earth orbits, but still this is a concern," he told SPACE.com.

That's especially the case, Laroche added, since the GEO ring is such a tiny resource. When a satellite dies prematurely there, it remains in the vicinity for a long time...with a longitude swing on one hand and an inclination drift on the other, he said.

Laroche said it's time for the actors in the satellite field "to stop acting each one on their side." Rather, there's need to increase coordination, he concluded.

Spacecraft drift

Meanwhile, a loosely knit — but high-tech — group of amateur satellite detectives has been keeping tabs on the orbital wandering of DSP-23.

For example, skywatcher Ted Molczan of Toronto, Canada, has used a computer program developed by fellow hobbyist Mike McCants to predict DSP-23's orbit through 2051, to chart the spacecraft's drift — a plot that tracks the satellite's oscillation between longitude extremes over a long period of time.

"Currently, DSP-23's orbit is inclined about 2.8 degrees, which is slowly decreasing, such that by 2012, it will be inclined just 0.3 deg, whereupon it will begin to increase," Molczan told SPACE.com. "By 2015, it will have returned to its present inclination."

Since many, if not most, operational GEO satellites have similarly small inclinations, this means that DSP-23 will remain in their immediate vicinity for at least the next six years, Molczan said. By about 2036, the spysat's inclination will rise to about 15 degrees, which will reduce the time it spends in close proximity to operational GEO satellites, he added.

"But decades later, its inclination will return to its present small value, increasing the hazard it poses to operational satellites of that time. This long-term oscillation in inclination will continue for a very long time," Molczan said.

Close encounters

Molczan spotlights the efforts of his satellite watching colleagues, Greg Roberts of South Africa and Peter Wakelin of the U.K., since they performed a load of hard work to track DSP-23 during its time in the eastern hemisphere.

Roberts used a collection of sophisticated gear to observe DSP-23, though his sightings suggest that nothing too dramatic is happening to the satellite.

"It has speeded up its eastward drift... but that's because of natural causes as I don't think the satellite is under any form of human control," Roberts told SPACE.com.

The two MiTEx micro-satellites inspectors, Roberts added, are both drifting eastward and are now too low in his eastern sky to track optically.

"I haven't heard anything about the results of their inspections in late December 2008 and early January 2009," Roberts said. "Since then, the two MiTEx satellites have not changed their orbits so either the operators are happy to leave them in their current drifting orbits or the satellites are no longer operable — probably the former.

"Of course DSP-23 continues on its course and passing close to operational craft quite frequently...from what I have heard, the closest approach so far has been just under 12 kilometers (7.5 miles)," Roberts said. 

Other than tracking DSP-23 as a matter of course, Roberts pointed out that the amateur network is not keeping a look-out for "close encounters" with other spacecraft.

Half of these occur in the daylight hours in this part of the world so could not be seen even if there was a possible chance of collision, he said.

"I don't know if the U.S. Department of Defense is alerting commercial operators of the possible need to move craft," Roberts said.

But he would imagine such groups as the International Scientific Optical Network (ISON), a far flung group of scientific optical facilities for observation of high altitude geocentric orbit, is busy keeping an eye on all the celestial action. Network data collecting and crunching is done at the Keldysh Institute of Applied Mathematics of the Russian Academy of Sciences.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #49 : 26 Февраль 2009, 17:50:48 »

http://nvo.ng.ru/wars/2009-02-20/1_starwars.html?mpril

Звездные войны стали реальностью
Над Сибирью столкнулись два спутника: "Космос-2251" и "Иридиум-33"
2009-02-20 / Юрий Караш - Доктор наук (Ph.D.) США по специальности "Космическая политика и международные отношения", кандидат исторических наук

10 февраля на высоте 790 км над Сибирью столкнулись два спутника: неработающий российский – «Космос-2251» и действующий американский – «Иридиум-33». Этот инцидент поставил сразу три вопроса: как подобное могло произойти, какую опасность представляют образовавшиеся обломки для других космических аппаратов и как в будущем избежать такого рода ЧП, которые могут осложнить отношения между государствами.

ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ

До 10 февраля Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) отслеживало в околоземном пространстве до 13 000 объектов искусственного происхождения.

Речь идет о предметах размером не менее 5 см. Однако представители Сети космического наблюдения, входящей в Стратегическое командование Соединенных Штатов, утверждают, что отслеживают около 18 000 рукотворных объектов.

Если же считать обломки меньшего размера, то, по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться примерно 150 тыс. предметов общей массой до 5000 тонн. Большинство из них – «мертвые» КА, а также обломки ракет-носителей. За Россией, по данным НАСА, «числится» более 4400 объектов, за США – более 4200. Остальные своим происхождением обязаны в основном Китаю, Франции, Японии, Индии и Европейскому космическому агентству (ЕКА).

«Космический мусор» располагается над Землей в основном тремя слоями: на высотах 800, 1500 и 36 000 км, при этом его самая значительная масса «оккупировала» околоземное пространство до высоты 2000 км. Обломки, располагающиеся на высотах 400–500 км, живут не более двух–пяти лет из-за торможения о верхние слои атмосферы. Все, что выше, может существовать веками. Достаточно сказать, что вокруг Земли до сих пор вращается второй американский спутник «Авангард-1», запущенный в 1958 году. По подсчетам специалистов, этот аппарат, в перигее подходящий к Земле примерно на 650 км, способен пролетать еще не менее 240 лет.

Самыми крупными источниками образования «космического мусора» по настоящее время являются два: первый – американская ракета-носитель «Пегас». Взрыв ее верхней ступени в 1996 году привел к образованию 300 000 обломков величиной более 4 мм, 700 из которых были достаточно велики, чтобы их занесли в специальный каталог. В результате этого события опасность поражения космического телескопа «Хаббл» фрагментами «космического мусора» возросла более чем в два раза. Второй источник – испытания китайского противоспутникового оружия в январе 2007 года, в результате которого был разрушен принадлежавший КНР метеоспутник «Фенгюн-1С». Образовавшееся облако из 35 000 обломков величиной более 1 см, среди которых 900 были достаточно крупными, чтобы их зарегистрировать, захватило высоты от 200 до почти 4000 км.

ЧЕМ ОПАСЕН «МУСОР»

По подсчетам специалистов, фрагмент размером не более одного сантиметра, двигающийся по эллиптической орбите вокруг Земли со скоростью около 10 км в секунду, несет в себе столько же кинетической энергии, сколько «Газель», двигающаяся со скоростью 100 км в час. Пятисантиметровый осколок почти гарантированно пробьет противометеоритную защиту Международной космической станции, способную выдержать удар фрагмента размером до 1 сантиметра, и нарушит герметичность комплекса. Чтобы этого не произошло, станция не менее десяти раз за всю историю своей эксплуатации делала маневры уклонения. Таким же способом сберегаются и беспилотные аппараты. Один из самых известных случаев – маневр американского спутника «КлаудСат», осуществленный в июле 2007 года с целью избежать столкновения с иранским спутником «СИНАХ-1».

Не считая недавнего инцидента с «Космосом» и «Иридиумом», история освоения космоса знает пока немного примеров ущерба от «космического мусора». Первой потерпевшей в списке идет Земля. В 1978 году радиоактивные обломки советского спутника «Космос-954» посыпались на северо-западную часть территории Канады (Москва выплатила Оттаве 3 млн. канадских долларов за дезактивацию). Второй пострадавшей стала… корова, которую убило в Австралии в 1979 году обломком американской станции «Скайлэб».

В 1996 году «космический мусор» причинил первый значительный ущерб на орбите, когда французский разведывательный спутник «Церес» был серьезно поврежден обломками французской же ракеты-носителя. В 1997 году женщину в штате Оклахома ударил в плечо, правда, без каких-либо последствий, обуглившийся обрывок металлической сетки, которая, как потом выяснилось, была элементом топливного бака американской ракеты «Дельта II», запущенной в 1996 году. В марте 2007 года прозвучал тревожный «звонок» и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 км от своего самолета падающие пылающие обломки. И хотя эксперты впоследствии предположили, что это скорее всего были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с воздушным судном пролетели фрагменты «космического мусора», тем более что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое космические аппараты.

Что касается столкновения «Космоса» и «Иридиума», то Стратегическое командование США в настоящее время отслеживает порядка 500 фрагментов, способных представлять угрозу для различных КА. Наибольшей опасности в настоящее время подвергаются американские спутники Системы наблюдения за Землей, летающие на орбите высотой 705 км. Для МКС, эксплуатирующейся на высотах 350–370 км, увеличение опасности оценивается как незначительное.

За «космическим мусором» следят как в США, так и в России. За океаном – это уже упомянутая Сеть космического наблюдения (СКН), входящая в Стратегическое командование, а также НАСА. В России – Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения. Оборудование СКН позволяет разглядеть бейсбольный мяч на высоте до 1000 км, а волейбольный – до 36 000 км. Российский оптико-электронный узел космического слежения «Окно» также способен обнаруживать и вести объекты на высотах до 40 000 км. Правда, информация о минимальном размере «предметов», доступных «взгляду» из нашего «Окна», носит, судя по всему, закрытый характер.

Однако, как отметил представитель Пентагона Брайан Уитман, даже при наличии подобного оборудования, «слежение и учет каждого рукотворного объекта на орбите имеет свои пределы». Уитман признал, что США не смогли предсказать столкновение «Космоса» и «Иридиума».

КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ИНЦИДЕНТЫ

Поскольку все больше государств оставляют в космосе рукотворные объекты, а «космический мусор» способен еще и к «саморазмножению» (сталкивающиеся обломки дробятся на более мелкие), проблема засоренности околоземного пространства в ближайшее время будет обостряться. Пока наиболее эффективный способ бороться с ней – действовать по принципу: «Чисто не там, где убирают, а там, где не пачкают».

Это означает следующее – надо своевременно сводить отработавшие КА и ступени ракет-носителей с орбиты или уводить их на высокие «парковочные» орбиты, где они могут существовать тысячелетиями. Выработаны уже некоторые международные правила утилизации вышедших из строя КА. Что касается уже образовавшегося околоземного «мусора», то здесь – и уничтожение наиболее крупных и опасных обломков ракетными ударами с Земли, и даже запуск на орбиту огромного гелиевого облака, в котором фрагменты «мусора» должны тормозиться, после чего падать на Землю.

Впрочем, пока это все идеи, хотя в феврале 2008 года США уничтожили ракетой собственный разведывательный спутник, чтобы исключить его падение на Землю с остатками высокотоксичного гептилового топлива.

Проблема борьбы с «космическим мусором» и поиска ответа на вопрос «Кто виноват?» в случае нанесения этим мусором ущерба осложняется недостаточной развитостью международного законодательства в данной области космического права. В настоящее время имеется лишь два документа.

Первый – Договор о космосе от 1967 года. Статья VII этого документа предусматривает некую «международную ответственность» (не уточняя, что именно имеется в виду) за ущерб, причиненный одному государству космическими объектами или их составными частями другого государства, на Земле, в воздушном или в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела.

Второй – Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Она была заключена 29 марта 1972 года в Москве, Лондоне и Вашингтоне. Согласно статье II этой конвенции «запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом», но лишь «на поверхности Земли или воздушному судну в полете». Что же касается ущерба, причиненного космическому объекту одного государства космическим объектом другого государства, то согласно статье III конвенции «последнее несет ответственность только в случае, когда ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает».

Но кто виноват в столкновении «Иридиума» и «Космоса»? Возможно, следует перенести на космос правило, действующее в авиации и судовождении: когда менее маневренное транспортное средство (планер или яхта) встречается с более маневренным (самолет или теплоход), то второе всегда уступает дорогу первому. В этом случае «Иридиум» должен был бы «уступить дорогу» «Космосу». Необходимо внести дополнение и в статью VIII Договора о космосе, согласно которой государство – участник договора сохраняет право собственности, юрисдикцию и контроль над своим объектом в течение всего времени нахождения этого объекта в космическом пространстве и после его возвращения на Землю. Это значит, что космический «мусорщик» столкнется с юридическими сложностями при попытке снять с орбиты недействующий КА, если он ему не принадлежит, даже если государство-собственник отказалось от этого аппарата.

Решать проблему «космического мусора» необходимо и по политическим причинам. Представим, что метеоспутник государства А врезался в разведывательный спутник государства Б, с которым А находится в недружественных отношениях. Возможно, это случайная авария, но в государстве Б могут подумать, что государство А сознательно уничтожило его космический «глаз», и тогда дело может кончиться международным конфликтом. Чтобы этого не произошло, должны быть разработаны четкие правила, определяющие маневры непреднамеренно сближающихся космических аппаратов с целью не допустить их столкновения.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #50 : 26 Февраль 2009, 17:56:05 »

Наш комментарий:

http://nvo.ng.ru/wars/2009-02-20/1_starwars.html?mpril

Звездные войны стали реальностью
Над Сибирью столкнулись два спутника: "Космос-2251" и "Иридиум-33"
2009-02-20 / Юрий Караш - Доктор наук (Ph.D.) США по специальности "Космическая политика и международные отношения", кандидат исторических наук

Здравствуйте!

С интересом прочитал статью "Звездные войны стали реальностью", опубликованную 20.02. Поднятая в статье проблема - действительно
важная и актуальная. Однако статья содержит целый ряд некорректностей, которые могут сформировать у читателей НВО абсолютно неверное
представление о реальном состоянии дел.

Остановлюсь подробно на каждой такой некорректности.

Автор пишет:
"
До 10 февраля Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) отслеживало в околоземном
пространстве до 13 000 объектов искусственного происхождения.

Речь идет о предметах размером не менее 5 см. Однако представители Сети космического наблюдения, входящей в Стратегическое командование Соединенных Штатов, утверждают, что отслеживают около 18 000 рукотворных объектов.
"

По-видимому, автор не совсем компетентен в затрагиваемых в данных абзацах вопросах, поскольку на самом деле НАСА никогда не занималось
ОТСЛЕЖИВАНИЕМ объектов искусственного происхождения в околоземном пространстве, за исключением собственных функционирующих космических аппаратов. Контроль космического пространства в США и ранее, и в настоящее время осуществляется силами подразделений Военно-воздушных сил (ВВС), а именно - Космического командования ВВС (до образования этого командования данной проблемой занимался НОРАД - Объединённое командование противовоздушной обороны Североамериканского континента). Эти подразделения осуществляют эксплуатацию измерительных средств и центра обработки получаемой информации. Центр обработки ведёт каталог космических объектов, в котором на настоящий момент времени действительно имеется орбитальная информация о порядка 18000 объектах, находящихся на орбитах. Часть из них, а именно упомянутые в статье "до 13000" (точно - 13023 по состоянию на 09.02) внесена в официально публикуемые Космическим командованием отчёты, доступные публично. Оставшиеся 5000 - это объекты, которые Космическое командование пока не идентифицировало с конкретным источником происхождения, поэтому и не внесло их в официально публикуемые отчёты.

Далее читаем в статье:
"
Если же считать обломки меньшего размера, то, по оценкам НАСА, всего вокруг Земли может вращаться примерно 150 тыс. предметов общей массой до 5000 тонн.
"
Данное утверждение о количестве "предметов" выглядит весьма сомнительным, поскольку автор не указал нижнюю границу размеров этих
"предметов", для которой получена оценка. Если внимательно почитать материалы того же НАСА, то можно легко увидеть, что по оценкам
количество объектов размером более 1 мм (а для низких орбит этот размер определяет порог опасности при столкновении) составляет
несколько миллионов.

Следующий абзац:

"В марте 2007 года прозвучал тревожный <<звонок>> и для гражданской авиации, когда пилот чилийского авиалайнера увидел в 10 км от своего самолета падающие пылающие обломки. И хотя эксперты впоследствии предположили, что это скорее всего были остатки метеорита, до конца не исключен вариант, что рядом с воздушным судном пролетели фрагменты <<космического мусора>>, тем более что произошло это в том районе Тихого океана, где обычно сходят с орбиты отслужившие свое космические аппараты."

является не более чем спекуляцией на тему космического мусора. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что специалисты ИСКЛЮЧИЛИ возможность того, что это был орбитальный объект (космический мусор). Поэтому автор излишне нагнетает обстановку и, видимо, будучи просто не знаком с этими выводами, пытается делать свои предположения, не имеющие под собой никакой почвы.

Теперь следующий текст:

"
За <<космическим мусором>> следят как в США, так и в России. За океаном - это уже упомянутая Сеть космического наблюдения (СКН), входящая в Стратегическое командование, а также НАСА. В России - Научная сеть оптических инструментов для астрометрических и фотометрических наблюдений (НСОИ АФН), куда входят и зарубежные научные учреждения.
"

Это утверждение содержит целый некорректностей.

Во-первых, как я уже написал выше, НАСА не осуществляет регулярного слежения за космическим мусором. Разовые эксперименты, проводимые с целью верификации статистических моделей и т.п., не являются контролем.

Во-вторых, автор проявил завидную некомпетентность, не упомянув, что в составе Космических войск РФ также существует специализированная Система контроля космического пространства (СККП) и Центр контроля космического пространства (ЦККП), аналогичные упомянутой Сети космического наблюдения (СКН) и центру обработки в США. Именно СККП и ЦККП Космических войск РФ являются национальными источниками информации о состоянии околоземного космического пространства. И именно они отслеживают все происходящие в космосе события.

В-третьих, что касается сети НСОИ АФН, научным координатором которой являюсь я, она никак не может быть поставлена в один ряд с российской СККП и американской СКН, поскольку у неё совершенно иные задачи. Да, НСОИ АФН занимается изучением космического мусора с целью совершенствования моделей, изучения долгосрочной эволюции объектов и т.д. Но это исключительно научные задачи, в то время как российская СККП и американская СКН решают гораздо более широкий спектр задач, в ряду которых проблема космического мусора - только "одна из". Кроме того, как правильно отмечено, НСОИ АФН - международный проект и по этой причине он не может упоминаться в таком контексте, как это сделал уважаемый автор статьи.

В-четвёртых, за безопасность космической деятельности в РФ по закону отвечает Роскосмос, который в настоящее время создаёт во
взаимодействии с МО РФ и Российской академией наук (РАН) Автоматизированную систему предупреждения опасных ситуаций в
околоземном космическом пространстве (АСПО ОКП). Информация о работах в этом направлении широко представлена на самом высоком международном уровне (Научно-технический подкомитет Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях - COPUOS) и поэтому представляется, что такие факты обязательно должны находить отражение в проблемных статьях, подобной обсуждаемой в данном письме.

Я был бы очень признателен, если бы вы опубликовали мои замечания в ближайшем номере НВО, т.к. перечисленные некорректности в
опубликованном материале вызвали определённую негативную реакцию со стороны всех российских участников сложной и важной работы по контролю засорённости околоземного пространства и выработке решений по проблемам, связанным с ней.

С уважением,
Владимир Агапов

Старший научный сотрудник Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #51 : 01 Март 2009, 12:59:19 »

http://www.rian.ru/caricature/20090128/160356095.html

Способы наблюдения за "космическим мусором"

Уссурийской астрофизической обсерватории Дальневосточного отделения РАН начали наблюдения с помощью новых телескопов, которые позволяют, в частности, следить за "космическим мусором", искусственными спутниками Земли, сообщил заведующий лабораторией Геннадий Корниенко.

"Ученые получили три новых телескопа, пока наблюдения ведем только на двух. Предполагается, что третий начнет работу весной-летом, после монтажа и наладки", - сказал собеседник агентства. По его словам, в первую очередь, новое оборудование поможет ученым решать прикладные задачи.

"На околоземной орбите накопилось много космических аппаратов, отработавших ресурс. Эта оболочка из космического мусора достаточно плотная, возможно столкновение космического мусора с действующими космическими аппаратами", - пояснил Корниенко. "Ближний космос не способен самоочищаться, и космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов", - добавил он.

Сергей Елкин


* 160355555.jpg (77.44 Кб, 468x382 - просмотрено 905 раз.)
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #52 : 01 Март 2009, 13:01:52 »

Однако даже на сайте Академии наук про наши работы написали:

http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=2b7d0ba9-7533-4bce-9719-324d45d76c08&_Language=ru

Ученые Приморья установили контроль за "космическим мусором"

28.01.2009

Космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов


Сотрудники Уссурийской астрофизической обсерватории Дальневосточного отделения Российской академии наук приступили к наблюдениям с помощью новых телескопов, которые дают возможность следить за движением искусственных спутников Земли, "космическим мусором".

На обсерватории установлены три новых телескопа. Однако наблюдения ведутся пока с двух телескопов. Третий телескоп вероятнее всего будет включен в рабочий процесс весной-летом, после монтажа и наладки.

"Новые телескопы позволят выполнять прикладные задачи. На околоземной орбите накопилось много старых космических аппаратов. Эта оболочка из "космического мусора" достаточно плотная, возможно его столкновение с действующими космическими аппаратами. Поскольку ближний космос не способен самоочищаться, и космический мусор представляет угрозу для работающих аппаратов ", - уточнил Корниенко.

По его словам, также сейчас широко обсуждается астероидно-кометная безопасность Земли. Потому очень важно заблаговременно знать орбиты таких астероидов. Решать все эти задачи ученым поможет новое оборудование.

"Новые телескопы отвечают современным требованиям, их технические характеристики позволяют наблюдать за быстродвижущимися объектами", - отметил ученый.

Уссурийская астрофизическая обсерватория ДВО РАН создана в Приморском крае в 1953 году для регулярных наблюдений Солнца и солнечной активности. Сейчас в составе обсерватории работают лаборатория солнечной активности и солнечно-земных связей, лаборатория солнечных магнитных полей, а также научно-исследовательские группа астрофотометрических исследований и группа геомагнитного поля.

PrimaMedia
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #53 : 03 Март 2009, 00:20:32 »


http://www.strategypage.com/htmw/htspace/articles/20090220.aspx

Antidote For KillSats And Space Crud

February 20, 2009: The U.S. Air Force is putting a special Space Based Space Surveillance system (SBSS) satellite into orbit in two months. The $425 million satellite contains a digital camera can be quickly swiveled take pictures of space debris, and make it easier to count and track the growing quantity of space junk up there. Getting a better, and more timely, look at space junk has become a priority.
After sixty years of humans putting objects into orbit, there is a lot of junk circling the planet. Currently, over 300,000 dangerous objects 10 mm (.4 inch) in size have been identified. The smallest of these is capable of disabling a satellite, or damaging a spacecraft. That's because these objects hit at very high speed (9-10 times faster than a bullet) if they, and their target, are coming from different directions. There are nearly 18,000 objects 10 centimeters (4 inches) or larger. These can do some catastrophic damage, to satellites or spacecraft. There are billions of objects smaller than 10mm, and these are responsible for many satellites failing early because of cumulative damage from getting hit by several of these micro objects.

The U.S. Air Force Space Surveillance Network tracks nearly 18,000 objects 10mm and larger, but stopped sharing all of its information five years ago, for national security reasons. The United States will be under a lot of pressure to change this policy once the SBBS goes into operation. With some 900 active satellites in orbit, and nearly half of them are American, there is a need to provide better tracking of dangerous space junk. About 75 percent of all satellites are non-military (most of them commercial, the rest government non-military birds.) With SBBS, the U.S. will be much better able to protect its satellites from the growing debris menace. Other nations, particularly American allies, will want the same degree of safety.

There are other organizations keeping an eye on the debris. The Russian Space Surveillance System is known to use radar to track over 5,000 objects in low orbit. But the Russians have never shared this data completely, or regularly. Filling in the gaps are two international organizations; IADC (Inter-Agency Space Debris Coordination Committee) and ISON (International Space Observation Network). IADC is a government operation, whose members include the U.S. NASA, and the equivalents in Russia, China and several other major nations. Like most government organizations, not all data is shared.

ISON is a non-government organization, and they come up with some of the most interesting stuff. ISON comprises 18 scientific institutions, 18 observatories, 25 telescopes and over a hundred professionals. ISON does not, as far as anyone knows, withhold data because of any national security concerns. This is fairly certain because ISON work is monitored, and complemented, by the efforts of thousands of amateur astronomers and orbital addicts who connect via the Internet, and constantly scour the orbital space for new objects, and dangerous movements by existing ones.

ISON already has spotted 152 larger (over 10mm) objects that have never been reported by any of the government organizations. The Internet based amateurs are often the first to spot a lot of this new activity, mainly because they have more eyeballs, and, in some cases, impressive optical equipment, searching the skies.

When someone spots an object headed for a maneuverable satellite, the owner is alerted, and the bird is moved. This has happened several times in the last few years. The number of dangerous objects up there increases 10-20 percent a year. That's even with many of them falling into the atmosphere and burning up each year. Even when you spot a potential collision between debris and an active satellite, the high speed of these objects, and slight instability of their orbits, can turn an expected collision into a near miss. This is not an exact science, but the more information you have, the more accurate your predictions will be.

SBBS has a military purpose, to spot and track hostile KillSats, sent up to destroy American satellites. If the initial SBBS is successful, more will be launched, to provide real time surveillance of orbital space. But most of the time, SBBS will serve to make space safer from catastrophic accidental collisions.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #54 : 11 Март 2009, 01:47:25 »

http://rescommunis.wordpress.com/2009/03/06/us-air-force-to-widen-access-to-detailed-space-surveillance-data/
http://www.space.com/spacenews/spacenews_summary.html#BM_1

U.S. AIR FORCE TO WIDEN ACCESS TO DETAILED SPACE SURVEILLANCE DATA

March 6, 2009 at 5:30 pm | In Space Law Current Events |

By PETER B. de SELDING
Space News Staff Writer


PARIS — The U.S. Air Force has agreed to provide wider access to its high-accuracy catalog showing the whereabouts of orbital debris and operational satellites as part of an effort to enable commercial and non-U.S. government satellite operators to better avoid in-orbit collisions, according to U.S. Air Force officials.

The new policy, whose exact contours are not yet known, reflects recognition by the Air Force that a failure to stem orbital collisions of the kind that destroyed an operational Iridium mobile communications satellite Feb. 10 ultimately could render certain orbits of high strategic and public service value unusable for decades.

The new policy, which one Air Force official said should be announced before June, also may be seen as a response to growing efforts in Europe, Russia and elsewhere to coordinate existing radar and optical telescope assets into a coordinated space situational awareness network.

As the owner of the world’s most sophisticated network of ground-based radars tracking space traffic, the U.S. Air Force is faced with the choice of leading such an effort, joining it or letting it develop without active American involvement.

Air Force officials have long said they are struggling to reconcile the need to help coordinate a global space traffic management system and the natural disinclination of the military to make public what is still considered strategically sensitive information. Air Force officials have also pointed out that any major new effort at space traffic management could require investment in expertise and perhaps computing power.

In a March 3 response to Space News questions, the U.S. Air Force Space Command said: “In the near future, the public will also receive more advanced services to include End-of-Life support, Anomaly Resolution support, and potential threat notification support. The vision is to provide these advanced services via the same website as the [collision-risk analysis] and Launch support service is provided.”

The Web site in question, www.space-track.org, is where the basic U.S. Air Force Space Surveillance Network data is published, but only in a form that satellite operators have long said is not useful for space traffic management. This data, called Two-Line Elements (TLEs), has too great a margin of error to permit operators to act.

Some satellite operators, particularly those with satellites in geostationary orbit, complement the U.S. Air Force TLE data with information from other sources. The Russian-led International Scientific Optical Network, based at Moscow’s Keldysh Institute of Applied Mathematics, includes some 25 optical telescopes, mainly in the former Soviet Union, that can be deployed on a case-by-case basis as part of commercial transactions. But this network’s focus is on objects in geostationary orbit, the operating orbit for most commercial satellites but far above low Earth orbit regions where debris is of most concern.

In Europe, French radar and German optical systems have been used to verify close satellite encounters in low Earth orbit once TLE data has spotted a potential problem, but the European assets have nowhere near the reach of the U.S. Space Surveillance Network.

Another service is provided by the Center for Space Standards and Innovation, the Colorado Springs, Colo., research arm of Analytical Graphics Inc. In operation since 2004, the Satellite Orbital Conjunction Reports Assessing Threatening Encounters in Space, or SOCRATES, service is likewise based on U.S. Air Force TLEs. As was the case with the Feb. 10 Iridium collision with a retired Russian satellite, it is unable to warn of a pending collision in low Earth orbit. The Iridium collision with Russia’s Cosmos satellite occurred at about 790 kilometers in altitude.

The U.S. Air Force statement suggests that it will furnish more information to the public to enable operators to make a more highly informed decision.

Current policy is for satellite operators seeking threat assessment data from the U.S. Air Force to fill out a form online to request more-detailed information. The procedure is relatively straightforward, but again does not give operators of satellites in low orbit, where the debris population is much higher, enough time to react. Here, too, the Air Force statement raises hope that the policy will be modified: “In the near future we will provide a capability to provide timelier, streamlined processes by posting all potential conjunctions on the Space-Track.org website. Our first step will be to regularly post approximately fifteen [Commercial and Foreign Entities] satellite constellations on the Space-Track website.

One U.S. Air Force official said a full review of how space traffic management is conducted is being readied for completion before this summer. It is unknown whether non-U.S. government operators with satellites in low Earth orbit will be given access to the high-accuracy catalog of orbiting objects, or be permitted to ask the Air Force for daily updates based on the high-accuracy catalog.

Bethesda, Md.-based Iridium Satellite LLC has been given special access to otherwise nonpublic Air Force Space Surveillance Network information, but only for limited periods, according to John Campbell, Iridium’s vice president for government affairs.

In a March 2 interview, Campbell said Iridium was given access to the high-accuracy data starting in January 2007, following a China anti-satellite missile firing that destroyed a retired Chinese weather satellite operating in an orbit near Iridium’s, spewing thousands of pieces of debris that will make Iridium more vulnerable to collision.

Campbell said that access to the high-accuracy data was only for the debris from the Chinese anti-satellite test. The access ended in January 2008, but has been renewed since the Feb. 10 collision to aid Iridium in repositioning an in-orbit spare satellite to replace the one that was destroyed. Iridium operates a constellation of 66 satellites.

Campbell said the data furnished by Air Force Space Command has been based only on the Air Forces catalog, and has not included inputs from Iridium on the exact location of its satellites. Operator input makes even the most precise Air Force information more accurate because operators know the exact position of their own spacecraft.

“We are exploring how we could provide our data on a regular basis,” including a study of how data formats and other compatibility issues could be harmonized, Campbell said.
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #55 : 13 Март 2009, 03:03:32 »

http://www.satmagazine.com/cgi-bin/display_article.cgi?number=1415465455

FEATURE: Space Sustainability: To Preserve And Protect...

by Brian Weeden
a technical consultant for the Secure World Foundation and former U.S. Air Force officer with a background in space surveillance and ICBM operations.


The diverse array of benefits space has provided to our activities on Earth has greatly increased over the last few decades. Over this time period, many space applications have been turned into profitable commercial enterprises and important civil programs, bringing with them immense change and incredible socioeconomic benefits. Space-based remote sensing has revolutionized human and environmental security, while space-based navigational systems have created massive efficiencies in the global transportation network and together with satellite communications provided the foundation for globalization.

More recently, we have also learned that the space environment is fragile, and that our actions and activities can have long term consequences. Sustainability of the space environment is the responsibility of all actors in space, and only by working together can its benefits be assured for future generations. The foundation to this sustainability is international civil cooperation in and sharing of space situational awareness data.

Limited Natural Resource
An increasing number of States and private operators are realizing the benefits space has to offer and the number of satellites providing space-based services is accelerating. Sixty-four States or private entities now own or operate satellites in Earth orbit, including such recent notables as Algeria, Nigeria, Venezuela, and Vietnam [1].

Ten States have demonstrated independent capability to place satellites into Earth orbit [2]. Since the launch of Sputnik in 1957, the satellite catalog of objects in Earth orbit has grown to almost 13,000 objects, with another almost 5,000 objects tracked but not cataloged [3]. Over 90 percent of the catalog consists of debris, dead payloads, and spent rocket stages used to put satellites in orbit, with the remaining few percent being operational satellites.

There is an inherent danger in this recent explosion in the use of space. Like any other limited natural resource, mismanagement and overexploitation can degrade or even destroy the long term sustainability of the space environment. (In example, see the sidebar extracted from that daily SatNews regarding a recent satellite collision.)

The first counter argument that is normally heard in response to this is the “big space” theory: space is so vast that it is hubris to think that humanity can have any serious impact. Indeed, the volume of Earth orbit from the upper edges of the atmosphere out to geostationary orbit is roughly 5,000 times the volume of the Earth’s oceans and atmosphere combined. But this argument ignores some fundamental facts that differentiate the space domain from the domains of land, sea and air on Earth.

The driving force behind these facts is orbital mechanics. The physics of gravitational attraction and Keplerian motion dictate how satellites move as well as which orbits are especially beneficial. In particular, geostationary orbit and Sun-synchronous orbits have proven to be the two regimes where the most satellites, and thus satellite services, are concentrated.

Geostationary orbit is a thin racetrack running around the Equator 36,000 kilometers above the surface of the Earth. It is here that any application which requires a generally fixed position relative to the Earth’s surface and large field of view must reside. Satellite television, big-picture weather, and communications relay are the most prominent civil and commercial applications.

Sun-synchronous orbit is a set of inclinations between 96.5 and 102.5 degrees which, when combined with a specific altitude, allow the orbits for satellites in these inclinations to precess around the Equator opposite the Earth’s rotation. This means that these satellites overfly the same point on the Earth at repeatable intervals with the same solar lighting conditions each time which makes Sun-synchronous orbits especially useful for applications such as optical remote sensing, mapping and environmental measurement.

All satellites must remain in motion; otherwise they will succumb to the pull of Earth’s gravity and fall back towards its center. The speed a satellite must maintain is a function of its altitude: closer to the Earth’s atmosphere the pull of gravity is stronger and satellites here must move faster to maintain their orbit than those higher up. This pull of gravity combines with the Earth’s atmosphere to dictate another important parameter – orbital lifespan.

The length of time an object in Earth orbit remains there is a function of its altitude above the Earth, and it is not a linear scale. An object at 300 kilometers of altitude has a lifespan measured in a few months, while the lifespan of a one at 600 kilometers is measured in several years.

Above 1,000 kilometers the lifespan of objects is measured in millennia. This permanence means that actions taken in orbit can have consequences for a very long time. Automobile accidents in space cannot be simply cleared away to make the highway safe again.

The most talked about event in the realm of space security in recent years was the Chinese anti-satellite test in January 2007 which destroyed the Fengyun-1C weather satellite [5]. A significant fraction of the 2,800 pieces of trackable debris created by this event was thrown to altitudes greater than 1,000 kilometers. Two years later, less than 50 pieces have re-entered the Earth’s atmosphere. Multiple satellites have been forced to conduct collision avoidance maneuver due to close approaches with pieces of Fengyun-1C debris, including NASA’s $400 million Terra satellite in Sun-synchronous orbit [6]

As significant an event as this was, it is nowhere near the worst event imaginable. Outside of a massive nuclear detonation in space, the worst event would be the energetic fragmentation of a satellite in the geostationary belt, either from a massive internal explosion or from a collision with another object. A very thorough analysis of exactly this scenario was the subject of a recent AIAA paper [8]. The authors’ simulation of a “what could have been” collision from the close approach of Cosmos 1961 and Eutelsat W6 in August 2008 shows that the nearly 5,000 pieces of trackable debris would have spread throughout the entire geosynchronous belt within 36 hours. Two days after the event, the wide variation in differential velocity imparted in these pieces would have spread them through many orbital regimes, with the potential to impact all orbits over the coming decades.

While this was just a fictional event, the chances of it happening in reality are increasing every day. Eutelsat W6 mentioned in the simulation above was under full control and thus able to maneuver to avoid the collision, if necessary. Of the 1,150 known objects in the geostationary belt, only 243 of those are under full control (both longitude and inclination), with only an additional 365 satellites under partial stationkeeping control [10]. The number of objects drifting or captured by libration points, and thus unable to maneuver to avoid collisions, comprise more than half of the population.

In Sun-synchronous orbit, the situation is even worse. Of the more than 4,000 tracked objects in this region, less than 150 are operational satellites. More important, due to the nature of Sun-synchronous orbits, the vast majority of the objects in these orbits cross paths at the Poles every 45 minutes, with head-on closing velocities approaching 14 kilometers per second.

Three-Part Solution
Given the above analysis, it is in the interests of all space actors to invest in the long term sustainability of Earth orbit and in particular those orbits that provide essential benefits. The general set of possible solutions to this problem can be broken down into three areas: debris mitigation, space traffic management, and debris removal. Each has its own advantages and disadvantages that works in concert with the others

Debris mitigation is currently the area with the most progress and focus within the international community. Its goal is to limit the amount of debris generated in the launch, on-orbit and re-entry phases of space operations. Several of the major space agencies around the world formed the Interagency Space Debris Coordination Committee (IADC) in 1993. As the result of more than 15 years of work, the IADC generated a set of debris mitigation guidelines in 2004. These guidelines were eventually endorsed by the United Nations and several States are currently in the process of implementing them with national legislation and economic mechanisms.

While debris mitigation is an important step, it does not address the problem of the existing debris on orbit. Recent studies have indicated that even without additional satellites placed into orbit, the existing population of orbital debris is likely to increase through collisions between each other [12]. The only way to tackle this problem is by developing methods of actively removing debris from orbit. While the technical and economic feasibility of this is currently the subject of an on-going IAA study due to report in 2009, the scope of such a solution need not be extensive. Studies have also showed that removal of even five of the most dangerous objects each year was enough to stabilize the existing on-orbit population [13].

In the meantime, space actors must turn to methods of minimizing the effects of existing debris on their spacecraft and services. This is the primary goal of space traffic management (STM). Like air traffic management, the goal is to prevent collisions between active satellites and pieces of debris or other satellites. Two techniques form the backbone of STM: conjunction assessment, the prediction of close approaches and associated probability, and collision avoidance, maneuvers undertaken to prevent high probability collisions.

Currently, the only international entity performing a substantial level of STM is the United States military. It uses the extensive satellite catalog derived from its global network of optical and radar sensors to screen a limited list of important military and civil satellites for conjunctions. However, sensor and analytical capacity limitations prevent the expansion of this service to include all operational satellites under the control of the United States, let alone the world. And while the U.S. military is pursuing technological upgrades to add capacity, national security limitations will probably prevent it from performing this service for the world in the foreseeable future.

Many space actors are beginning to realize the eventual need for a formal international space traffic management system even though the technical and political mechanisms to enable this are far from complete. The most significant need is the development of an international civil space situational awareness (SSA) system. Space situational awareness evolved from the military concept of space surveillance. While space surveillance concentrates on tracking mainly the position of objects in space, military SSA seeks to add additional elements to develop a persistent, predictive picture of the space environment that includes adversarial intent.

But space situational awareness is not the sole domain of the military. Just as many other militarily useful types of data also have important civil applications, so does SSA. Currently, satellite operators have an excellent idea of where their particular satellite(s) are but little to no picture of what’s going on around them. They are, in essence, driving a car with the windows blacked out while looking at a GPS unit, oblivious to other traffic around them and relying on the “big space” theory to ensure that no collisions happen.

SSA as the Foundation
International civil space situational awareness is a way of correcting this situation. Its goal is to provide a base level of information about the position of all relevant objects in space to all actors to enable intelligent and efficient use of space. An important distinction is the difference in requirements between military and civil SSA. At its most basic level, civil SSA only needs to provide the position of an object in space and the entity to contact in regards to that object. It does not need to provide the capability to fully characterize the capabilities of that object nor determine its intent. In this way international civil SSA can provide a needed service while simultaneously addressing the security and privacy concerns of both governmental and commercial operators.

The international aspect of such a system lies not only within the distribution of data but also in its collection. By its nature, the task of providing SSA requires a global solution. Observing a satellite at only one point in its orbit only gives you an accurate location at that point; in order to be able to accurately predict where it will be in the future you need multiple observations scattered around the entire orbit. Low Earth orbiting satellites are constantly in motion, making multiple orbits of the Earth each day while the Earth rotates underneath them, making it folly to try and produce an accurate orbit from a single location on the Earth.

Geostationary satellites pose a different problem. Sitting over a certain spot on the Equator, a tracking station within its field of view can track it throughout its entire orbit in one day. But the same object can only be tracked from territory located within its field of view; locations on the other side of the planet will never be able to track it.

To date, the few militaries around the world that have tried to tackle this problem have done so with a geographically distributed network of optical telescopes and radar facilities supplemented with mobile tracking ships. However, maintaining and coordinating these far-flung installations is an extremely expensive undertaking. Only the United States military has successfully developed the capability to maintain an accurate catalog of both low Earth and deep space orbits. Even that capability has severe restrictions, stemming from its foundations on the polar-orientated missile warning network, paucity of deep space telescopes, and almost complete lack of Southern-hemisphere coverage.

A true SSA system also needs to be more than just tracking installations on the Earth. Space weather information is another crucial piece of data. The fluctuations in Solar activity not only determines the expansion and contraction of the Earth’s atmosphere, which dictates the decay rate of low Earth satellites, but also can generate massive solar storms and particle emissions. These severe space weather events can degrade or destroy satellites and even affect terrestrial power grids and communications networks.

Current SSA and STM Efforts
There are two solutions currently under development that attempt to address the need for both SSA and STM. The United States Air Force was authorized by the U.S. Congress in 2003 to provide satellite tracking data to entities other than the US government where it did not adversely affect national security [15]. This program, known as Commercial and Foreign Entities (CFE), started with the creation of the Space Track website and transition from the previous website operated by NASA’s Orbital Information Group (OIG) [16]. This website provides unclassified positional data, called Two Line Elements (TLEs), on much of the satellite catalog maintained by the U.S. military to anyone who creates a login. Currently, the U.S. military is working on Phase 3 of the CFE Program, which is intended to provide advanced services to customers. These services could possibly include conjunction assessment, collision avoidance, and anomaly resolution and may or may not include a service fee.

Originally, CFE was planned to be almost entirely a one-way street, with outside entities providing data to the U.S. military who would then do all calculations and analysis internally. Results and recommendations may or may not be transmitted to outside entities. A service implemented in this manner would not meet the international needs for neither SSA nor STM as it would not allow outside entities to make their own calculations and risk analysis. Additionally, national security considerations would most likely limit the service to commercial entities and “friends and allies”. Recently the National Security Space Office (NSSO) took charge of the program and there have been indications that CFE Phase 3 may be implemented in a much more open manner, including some two-way data transfers and open participation.

A second promising service is the Satellite Orbital Conjunction Reports Assessing Threatening Encounters in Space for Geosynchronous (SOCRATES-GEO) service offered by the Center for Space Standards and Innovation (CSSI) [17]. Based in Colorado Springs, CSSI is a research arm of Analytical Graphics, Inc. (AGI), makers of Satellite Tool Kit (STK). SOCRATES-GEO is a partnership between CSSI and several commercial GEO providers where voluntary owner-operator positional data and maneuver schedules are provided to CSSI by the commercial partners. The CSSI analysts and software mix this information with data pulled from the U.S. military’s public satellite catalog on debris and other objects. The resulting web service gives the commercial owner-operators daily predictions of all conjunctions and access to additional resources to help make collision avoidance decisions.

Recently, another important relationship was developed between CSSI and the International Scientific Optical Network (ISON). ISON is a network of 25 optical telescopes located at 18 scientific institutions across the globe [19]. Managed from the Keldysh Institute of Applied Mathematics in Moscow, ISON has the capability to track satellites in all orbital regimes and provide very accurate data. This capability was highlighted in several cases recently with the most recent example involving the now-defunct INSAT-1B. At the beginning of February 2009, INSAT-1B drifted through the SES ASTRA 1 cluster at 19.2° E longitude. SOCRATES-GEO originally warned SES ASTRA that it was predicted to pass within 108 meters of ASTRA 1F, based on public TLE data from the U.S. Air Force. However, CSSI was able to use ISON data to refine the close approach to just inside 3 kilometers. This allowed SES ASTRA to plan the appropriate avoidance maneuver, which increased the miss distance to just over 14 kilometers.

On-going talks between ISON, CSSI and the commercial providers are underway to determine if and how to more fully integrate the ISON data into the SOCRATES-GEO system. The added benefit would be greatly improved accuracy on the debris and other objects without owner-operator data.  While the US military does not list the accuracy for the TLEs in its public database, independent analysis puts the error for geosynchronous objects somewhere between 50 and 75 kilometers [20]. ISON is able to provide data in some cases down to just a few kilometers of error, making the resulting conjunction analysis vastly more accurate and useful.

A Glimpse of the Future
As they currently stand, both CFE and SOCRATES-GEO are laudable efforts with unique advantages but still fall short of what the international community needs to maintain the sustainability of Earth orbit. As long as it is backed by the U.S. government, CFE will be seen as untrustworthy by some and unable to participate with others or cooperate in a bi-directional manner. SOCRATES-GEO only provides the data and services to those commercial providers who are partners, and is limited to just geosynchronous orbit.

Looking forward, we can outline what the desired solution could be. It would necessarily be an international solution, where any governmental or private entity with a demonstrated need could access the data. This would be contingent on these same entities providing data to the system, either owner-operator data on their satellites or data collected from one or more sensors that they operate. Each entity would be free to provide only the data that met their individual security and privacy concerns. The need for geographically distributed sensors would create incentive for those States in key locations to provide sensor data while simultaneously eliminating the need for any one State to spend incredible amounts of money on their own sensor network.

Each participating entity would be able to access all the pooled data and make their own independent analysis. Those entities without indigenous capability to analyze the data would have access to conjunction assessment, collision avoidance, and anomaly resolution services. The entire system could be managed by an international non-profit, possibly modeled after the Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN), which has a mix of governments, non-governmental organizations, and private businesses on its Board of Directors. This would ensure that the interests of all entities are represented equally and that no one government had exclusive control over the system.

In addition to addressing the immediate need for data in support of conjunction assessment and collision avoidance, such a system would also have many other benefits. It would increase the available data on space debris and the space environment, enabling additional research into the problem and potential solutions as well as educating all space actors on the severity of the problem. Such a system would also enhance the transparency and cooperation among States which could provide stability and reduce the likelihood of conflict resulting from fear, paranoia, or mistakes. And it could also serve as verification for a potential Code of Conduct in space, setting the stage for future space governance models.

Such an international civil space situational awareness system is not a dream. All of the essential technical elements exist and there is a demonstrated need. What is lacking is the political will on behalf of both private industry and States to come together and create what is truly needed for the benefit of all humankind.

Figure 1: Total Satellite Catalog by Object Type [4]
Figure 4: All Active Sun-synchronous satellite orbits crossing at the North Pole [11]
Figure 5: The Three Main Thrusts of Space Sustainability [14]
Figure 7: Sample SOCRATES-GEO Screenshot [18]


Footnotes:
1) http://celestrak.com/satcat/boxscore.asp
2) http://www.spacesecurity.org/SSI2008.pdf
3) http://celestrak.com/satcat/boxscore.asp
4) http://orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv13i1.pdf
5) http://www.centerforspace.com/downloads/files/pubs/AMOS-2007.pdf
6) http://www.space.com/news/070706_sn_china_terra.html
7) http://www.centerforspace.com/downloads/files/pubs/AMOS-2007.pdf
Крутой http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMAST08_1856/PV2008_7375.pdf
9) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMAST08_1856/PV2008_7375.pdf
10) http://lfvn.astronomer.ru/report/0000028/index.htm
11) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMSPOPS08_1436/PV2008_3547.pdf
12) http://orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv12i4.pdf
13) http://orbitaldebris.jsc.nasa.gov/newsletter/pdfs/ODQNv12i4.pdf
14) http://pdf.aiaa.org/preview/CDReadyMSPOPS08_1436/PV2008_3547.pdf
15) http://celestrak.com/NORAD/elements/notice.asp
16) http://celestrak.com/NORAD/elements/notices/CFE_Fact_Sheet_v4.pdf
17) http://www.centerforspace.com/downloads/files/pubs/AAS-05-124.pdf
18) http://www.celestrak.com/SOCRATES/top10maxprob.asp
19) http://lfvn.astronomer.ru/report/0000029/index.htm
20) http://www.soe.ucsc.edu/~elkaim/Documents/spaceGNSS08.pdf


* Figure1.JPG (60.18 Кб, 600x383 - просмотрено 871 раз.)

* Figure4.JPG (68.77 Кб, 600x444 - просмотрено 861 раз.)

* Figure5.JPG (6.19 Кб, 200x181 - просмотрено 875 раз.)

* Figure7.JPG (51.54 Кб, 600x606 - просмотрено 851 раз.)
« Последнее редактирование: 13 Март 2009, 03:34:29 от Игорь » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #56 : 14 Март 2009, 09:26:07 »

The Case For International CivilSpace Situational Awareness

Brian Weeden
Secure World

http://www.isunet.edu/index2.php?option=com_docman&task=doc_view&gid=779&Itemid=26

Основное содержание доклада:

Iridium-Cosmos Collision

• The US military maintains two separate satellite catalogs, one lowquality and one high quality, both derived from its sensor network

• The low quality catalog is publicly available at the Space Trackwebsite, but is too imprecise for reliable conjunction assessment
– Error in low Earth orbit is on the order of a couple kilometers
– Iridium-Cosmos conjunction wasn’t in Top 10 for that day calculated using low quality catalog (TLEs)

• The US military does screen satellites each day for possible collisions
– Limited list due to resource constraints (military/intelligence, NASA)
– Iridium constellation is not part of that

Options

In my personal opinion, the US government has three choices:

1. Publish the high accuracy catalog–Would allow everyone to do their own conjunction assessment /collision avoidance screening

2. Perform conjunction assessment warning for all payloads

–It is possible, main limitation is trained personnel

–Change in mission / policy

3. Allow (support) creation of an international civil SSA


Difference Between Civil and Military SSA

• Civil SSA is interested in the following:

– Location of an object in Earth orbit

– Point of contact for that object

– Space Weather

• Military SSA is interested in these additional data points:

– What the function of an object is

– What the intention of an object is

– Capabilities and limitations of an object

• Tracking and publication of positions of military/intelligence satellitesis not absolutely necessary for civil SSA

– Hiding them implies responsibility for keeping them out of trouble


The Goal of International Civil SSA

• To provide all space actors access to the tools needed for safe andsustainable activity in Earth orbit

– Sensor Data
         • Orbits and locations of objects
         • Solar activity
         • Atmospheric density

– Analytical capacity
         • Conjunction Assessment (predicted close approach between two objects)
         • Collision Avoidance (maneuvering to mitigate high risk conjunctions)
         • Space weather predictions
         • Anomaly resolution


 Why International?

• SSA requires a geographically distributed network for sensors to track satellites

• Building a geographically distributed network is expensive

• Owner-operator positional data is a critical supplement to third-party sensing

      Many States working together can provide sensor coverage over the entire Earth for little cost to each


The US Space Surveillance Network (SSN)

- No Southern Hemisphere coverage

- No coverage over South America, Africa, Asia

- Limited deep space capacity



Potential benefits to the international community

• Provide the basic data necessary for all space actors to makeeducated, safe, and efficient decisions

• Increase the international awareness and understanding of spacesustainability

• Increase cooperation and transparency between States on spaceactivities

• Potential verification mechanism for “code of conduct” / “rules of theroad” and future space governance mechanisms


Commercial and Foreign Entities (CFE)

• US Congress authorized Air Force to disseminate space surveillanceinfo beyond gov’t agencies in 2003

• Phase 1 and 2 created Space Track website and transferred servicefrom old NASA OIG website

• Phase 3 looks to create a “storefront”
– Act as go-between for US military and outside users
– Provide additional data and advanced services (conjunction assessment,collision avoidance, anomaly resolution)
– Is funded in FY09 but not under specific program item (planned to have funding in FY10)


SOCRATES-GEO

• Partnership between CSSI (research arm of AGI) and commercial satellite owner-operators in GEO
–Currently 9 O/O representing over 120 satellites (over 30% of all activeGEO satellites)

• O/O provide their positional data on their satellites and maneuverschedules

• CSSI combines O/O data with USAF public data on Space Track andprovides conjunction assessment for commercial partners

• CSSI also partners with an international network of optical telescopes(ISON) for high precision data and anomaly resolution

International Scientific Optical Network (ISON)

• 25 telescopes at 18 institutions in 9 States

• Coordinated through Russian Academy of Sciences



SOCRATES-GEO Success Story

• Defunct INSAT-1B satellite was predicted to pass within 100 meters ofASTRA 1F on 4 February using publicly available data on INSAT-1B

An international network of scientific telescopes was able to providemore accurate data to CSSI who confirmed a close approach within 3 kilometers but still with significant risk

• SES-ASTRA was able to use the data and analysis to performappropriate collision avoidance maneuver to increase miss distance tojust over 14 kilometers

Just one of several success stories from 2008


Limitation of Current Efforts

• CFE

– Uses data from US military network and sensors, creates concern over national security if data is disseminated

– Some outside users hesitant to work with US government/military

• SOCRATES-GEO

– Only provides data/services to commercial partners

– Limited to no independent data in LEO


Potential data sharing model

• Each participant in the system chooses which data they provide

• All participants have access to all the shared data

• Each participant is able to use the data in their own analysis

• All participants have access to analytical support from data clearinghouse

Balance of data security and dissemination


Summary

• Many satellites are operated in a vacuum of information about the objects around them and thus possible collisions

• Those States that have the information to prevent collisions do not have the immediate resources to screen all objects for possible collisions

• Many States, working together in a voluntary partnership with commercial partners, could provide the necessary data to all actors

• This information could not only mitigate future collisions but enhance cooperation, transparency and for future space governance issues
« Последнее редактирование: 14 Март 2009, 09:29:35 от Игорь » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #57 : 14 Март 2009, 09:54:08 »

http://flygdynamikern.blogspot.com/

2009-02-21
Iridium 33, Космос (Cosmos) 2251, and Data
 
So, finally: data (previous posts here and here).

I may not have said it outright, but I certainly implied that the primary form of orbital data available to operators for collision prediction purposes is Two Line Elements (TLEs). Specifically the TLEs published by the US Air Force. There are of course other types of data, although they are either not publicly available or not comprehensive.

Here’s a rundown…

Operator data
By “operator data” I mean whatever orbital data a satellite owner/operator uses for orbit control and/or prediction for its own spacecraft. This data is typically based on radiometric or GPS measurements and is much more accurate than TLE. The obvious shortcoming of operator data is that no such data exists for inactive spacecraft and debris orbiting Earth. Furthermore, satellite operators normally only have access to this information for their own spacecraft. Accurate knowledge of your own spacecraft’s orbit doesn’t really help much when you don’t have accurate information about all the other objects it might collide with.

In the geostationary realm, where the ratio of active spacecraft to debris is still relatively favorable, operators have recently started an effort to share data between themselves for purposes of collision avoidance. This is a unique cooperation among the otherwise very competitive telecommunication satellite owners (of which my employer, Intelsat, is one) and an important first step to safer satellite operations in the geostationary belt.

In lower orbits, such as those of Iridium 33 and Cosmos 2251, the ratio of operated spacecraft to debris is so small that sharing operator data would only marginally improve safety.

Two Line Elements
The US Air Force publishes a catalog of orbital data in the form of TLEs for the majority of Earth-orbiting objects through its space-track.org web site.

TLEs are based on measurements made by the US Space Surveillance Network (SSN). The measurements are fitted to a relatively simple analytical model (SGP4) by an undisclosed process. The accuracy of any given TLE is generally unknown, perhaps even to the Air Force. Factors affecting the orbit quality are:

The amount and age of measurements used to generate the TLE,
The applicability of the SGP4 model to the particular orbit and object properties,
The presence of artificial disturbances (i.e. maneuvers) during or after the time when measurements were collected.
In general the accuracy of TLEs is thought to be on the order of kilometers. However, the TLE catalog also has other problems, notably that classified US spacecraft (and related debris) are purposefully omitted from the catalog and that certain classes of non-classified objects are omitted for technical reasons (e.g. inability to track them).

Special Perturbations (SP) data
SP data is the moniker for orbital data from a classified catalog maintained by the US Air Force. It is essentially equivalent to the TLE catalog but with higher accuracy data based on a more accurate orbital model. It also includes the classified US spacecraft. The accuracy of SP data isn’t publicly known but it is thought to be significantly better than that of the TLEs.

The SP data catalog is used routinely for collision prediction for the Air Force’s (and other DoD organizations’) satellites as well as NASA missions (notably human spaceflight). However, by virtue of being classified the SP data isn’t generally available to other satellite operators. There is a process through which satellite operators can request support from the Air Force to confirm isolated close approaches. This process currently requires the operator to first identify the risk of a close approach by another means (e.g. using TLEs) and then go through a few layers of bureaucracy before the Air Force will investigate the close approach. It works somewhat in the not-too-densely-populated geostationary realm but I cannot see that it would scale to the level of support e.g. Iridium would need.

One can only hope that the collision between Iridium 33 and Cosmos 2251 prompts the Air Force to increase the level of support it provides to satellite operators and streamline the processes involved.

DISCOS
The European Space Agency maintains the DISCOS database (Database and Information System Characterising Objects in Space) which is based primarily on data from the US Space Surveillance Network. I don’t know any details about that data, perhaps it is simply the TLEs that the US Air Force publishes?

Late last year ESA initiated a program to develop its own space tracking capabilities.

MIT Lincoln Laboratory
MIT’s Lincoln Laboratory offers a close approach prediction service to geostationary satellite operators. To my knowledge the data used in the predictions is collected by the laboratory’s own sensors and is comparable to SP data. It’s a good service but the cost for operators is pretty steep (though certainly nowhere near the cost of losing a satellite in a collision) which prevents its use from being ubiquitous.

International Scientific Optical Network
A relatively new player in this field is the International Scientific Optical Network (ISON) coordinated by the Keldysh Institute of Applied Mathematics in Moscow. ISON is a collaboration between 18 scientific institutions in 9 states with the objective of establishing and maintaining a comprehensive database of objects in high altitude orbits (including the geostationary belt). ISON has so far identified several hundred objects not included in the US Air Force’s TLE catalog (roughly half of which are classified US objects).

The quality of ISON’s orbital data seems to be significantly better than TLEs, but at present the networks focus is on tracking object not in the TLE catalog rather than providing comprehensive orbital data for collision prediction purposes. However, this is a player worth keeping an eye on if you are operating geostationary spacecraft.

There’s more to it…
As is obvious to anyone working with the problem of satellite close approach prediction and avoidance I done a lot of hand waving and sweeping generalizations in these posts. My intent was never to go into pain-staking detail or to expose every facet of the problems satellite operators face. I am certainly not aware of them all myself despite the problem being part of my everyday work (just today we decided to reschedule a maneuver on one of our satellites in order to maintain safe separation distance during an upcoming close approach with a spent rocket body).

Posted by Björn Buckwalter at 20:11 0 comments 
Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #58 : 18 Март 2009, 20:24:07 »

Олега Чекалина показали по телевизору:  Смеющийся

http://sibnovosti.ru/articles/70106

http://www.prima-tv.ru/news/?id=20626

Похвастались в СибГАУ сегодня и еще одной новинкой - в вуз привезли новейший телескоп!

С его помощью ученые и студенты смогут отслеживать звезды, кометы, астероиды и главное - космический мусор. На сегодняшний день это одна из глобальных проблем!

На телескоп ушло два миллиона университетских денег, поэтому сборкой занимаются только профи - из Москвы и Владивостока. Говорят этот телескоп, с тем, что в СФУ и сравнивать нечего. Тот нацелен на дальность наблюдения, этот - на широту и скорость. В Центре управления полетами такой прибор ждали давно. В СНГ их уже 29-ть, а в Сибири - первый. И теперь именно наши студенты смогут следить за космическим мусором, а, значит, и предотвращать мелкие космические ЧП. Кстати, подпускать к дорогому устройству обещают всех студентов, у кого позволяет специализация. Говорят, главное, чтобы у молодежи появилась возможность проявить талант. Если вдруг кто-то откроет действительно новую комету, получит награду от Тихоокеанского астрономического общества.

Ксения Шилова

18.03.2009
« Последнее редактирование: 10 Апрель 2009, 19:57:35 от Игорь » Записан
Игорь
Администратор
Старожил
*
Online Online

Сообщений: 50199



« Ответ #59 : 19 Март 2009, 09:32:38 »

http://www.konkurent.ru/list.php?rub=10&indiv=7005

Астрономические задачи Корниенко

2009-й объявлен ЮНЕСКО Международным годом астрономии. В Приморье более полувека существует Уссурийская астрофизическая обсерватория, расположенная на вершине сопки у села Горнотаежное. Геннадий Корниенко работает там без малого 40 лет, а возглавил обсерваторию два года назад.

— Геннадий Иванович, в 1990-е годы многие талантливые ученые уехали работать за границу, где условия для занятий наукой лучше и труд оплачивается достойно. Вы их не осуждаете?

— Я не корю ученых, которые покинули Россию. Стыдно только за страну, что создала такие условия для своих «мозгов». Видимо, власть руководствовалась высказыванием одного из лидеров перестройки: «В Африке нет Эта стратегия актуальна и сейчас.

— Почему, например, администрация края вкладывает сотни миллионов бюджетных рублей в футбольную команду, а не в развитие науки?

— Все определяется приоритетами общества. Раньше наши люди были созидателями, а сейчас их перевели в разряд потребителей. Большинству обывателей достаточно иметь несколько элементарных потребностей, а наличие мозгов не предполагается и даже вредно. Поэтому их надо развлекать, и деньги вкладываются в шоу-бизнес, частью которого, к сожалению, стал и наш профессиональный спорт.

На голом энтузиазме

— Как кандидат физико-математических наук стал директором обсерватории?

— Случайно. Астрономией я увлекался еще в школе, но в студенческие годы планов в отношении этой науки не строил, учился на физфаке. После университета встал вопрос трудоустройства. Приехал на станцию Горнотаежную в гости к приятелю и узнал, что здесь есть обсерватория. Решил остаться. Свободной ставки не было, и меня приняли сторожем. Потом оформили старшим лаборантом, затем стажером-исследователем, младшим научным сотрудником и далее по всем ступенькам.

Теперь административная работа отнимает основное время, да и период тяжелый. С 2006 года мы пережили три этапа реформирования Академии наук, которые сопровождались сокращениями штатов. В декабре прошлого года время перемен закончилось и была надежда, что работать станет легче. Но разразился кризис, поэтому трудно сказать, что будет дальше.

— Удается находить время для научной деятельности?

— Сейчас стараюсь посвящать как можно больше времени новой теме — наблюдению за ближним космосом, в частности, за спутниками и космическим мусором. Изучение этого направления осуществляется не по заказу РАН, заняться этой тематикой нам предложила Пулковская кооперация оптических наблюдателей (проект, связанный с исследованиями околоземного и ближнего космоса. — Прим. «К») в 2004 году.

— Насколько техническое оснащение обсерватории позволяет заниматься этими исследованиями?

— В отличие от остальных проводимых нами работ эта программа финансируется лучше. За полтора года нам поставили четыре новых современных телескопа с высокочувствительными приемниками излучения. Тема очень важна, так как помимо действующих аппаратов, на орбите находится большое количество космического мусора размерами от миллиметров до нескольких метров. Уже документально зарегистрировано три случая столкновения космических аппаратов с такими предметами, которые привели к разрушениям.

Стараюсь, конечно, заниматься и Солнцем, для исследования которого и создавалась наша станция. Инструменты для изучения Солнца, а в обсерватории сейчас четыре солнечных телескопа, нужно еще довести до ума, ведь внимания их развитию уделялось мало. Тем более у нас нет инженеров, а телескопы нуждаются в модернизации и в оснащении их современными приемниками излучения.

— Сколько сотрудников сейчас в обсерватории?

— В штате 30 человек. Из них научных сотрудников — только десять. Численность, конечно, очень мала.

— Ощущается кадровый голод, характерный для науки?

Основная проблема в том, что у нас совершенно нет молодежи. Мне уже за шестьдесят, но я здесь еще не самый пожилой. Самой молодой сотруднице обсерватории уже за сорок. В предыдущие годы эпизодически появлялись один-два аспиранта, но стипендии мизерные, а перспективы сомнительные. Через несколько месяцев они переводятся в заочную аспирантуру и находят работу во Владивостоке. На этом их обучение заканчивается.

— Штатные сотрудники работают на голом энтузиазме?

— По сути, да. Хотя в последнее время зарплаты немного выросли. Младший научный сотрудник, например, сейчас получает оклад 11,5 тысячи рублей. Раньше он составлял 2—3 тысячи. Мы стараемся участвовать в различных программах, получать гранты, что предполагает дополнительное финансирование.

Редкие кадры

— Говорят, что ученых-астрономов во всем мире мало.

— В Советском Союзе их было всего около 500 человек. Сейчас и того меньше, так как наша наука сильно пострадала после распада СССР. Дело в том, что астрономы всегда стремились в высокие горы, где хорошие условия для наблюдений. Поэтому большая часть лучших обсерваторий оказалась за пределами России. Например, Крымская обсерватория была самой большой и современной в Советском Союзе, а потом она оказалась на территории Украины.

— А в Приморье сколько ученых, посвятивших себя этой науке?

— Практически все астрономы края — это десять сотрудников нашей обсерватории. В последние годы начаты работы по астрономической тематике на станциях в Благовещенске и на Камчатке, но профессионалов там пока нет.

— Астрономы-любители есть?

— Существует небольшой любительский кружок, и у нас с ним налажены контакты. Иногда его члены приезжают к нам: поодиночке или группой человек по десять. Особенно часто наведываются в теплое время, привозят свои телескопы, наблюдают, используют и наши инструменты. В прошлом году даже проводили своеобразный фестиваль Астрофест.

— В обсерваторию привозят экскурсии. Это хоть как-то способствует популяризации науки?

— На экскурсии приезжают в основном школьники, их направляют в добровольно-принудительном порядке. Видно, что школьникам неинтересно.Взрослых приезжает очень мало, в основном это иностранцы.

Грандиозные открытия — впереди

— Вы уже ответили для себя на вопрос, одиноки ли мы во вселенной?

— Уверен, что нет. Не думаю, что жизнь могла появиться только на Земле. Просто, чтобы найти и понять другую цивилизацию, надо быть с ней примерно на одном уровне развития. Не факт, что мы будем интересны цивилизации, которая на миллиарды лет старше, а мы просто не видим следов ее деятельности. Кстати, задача по поиску внеземных цивилизаций есть даже в Академии наук.

— Есть мнение, что все самые поразительные открытия в астрономии уже сделаны. Ваша наука еще может чем-то удивить обывателя?

— Вселенная бесконечна, а потому и крайне разнообразна. Биология, например, ограничена изучением Земли. Когда-нибудь она все изучит и исчерпает себя. А у астрономов предмет исследований безграничен. Поэтому открытия, в том числе грандиозные, еще впереди.

— Как вы относитесь к ажиотажу вокруг Большого адронного коллайдера и его запуска?

— Людей пугают, что запуск этого аппарата уничтожит Землю. Но планета постоянно находится под действием космических частиц, энергия которых на много порядков больше тех, что образуются в коллайдере. И с Землей ничего не случается. Просто люди больше обращают внимания на события, имеющие негативную окраску.

БЛИЦ

— Самое важное открытие в астрономии?

— Открытие Коперника, который доказал, что Земля и другие планеты вращаются вокруг Солнца, а не наоборот.

— Верите в гороскопы?

— Нет. На мой взгляд, подобная вера исходит из уверенности, что человек — это пуп Вселенной.

Евгения ДУБОВИК
« Последнее редактирование: 20 Март 2009, 02:20:12 от Игорь » Записан
addmin
Гость
« Ответ #60 : 19 Март 2009, 14:26:38 »

Похвастались в СибГАУ сегодня и еще одной новинкой - в вуз привезли новейший телескоп!

Если верить корреспонденту - "...трубу с огромной линзой..." Улыбка
Записан
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 52   Вверх
  Добавить закладку  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!